Вы к этому привыкнете

Антон Алексеевич Воробьев
Вы к этому привыкнете

В оформлении обложки использовано изображение с сайта https://pixabay.com/ по лицензии CC0.

Мой психотерапевт как-то раз заметил, что каждому из нас необходима тайна. Мол, это нужно для сохранения душевного здоровья. И не важно, что именно человек будет скрывать от окружающих – веру в покемонов или костюм с летучей мышью на груди. Главное – чтобы об этом знал только он сам. И тогда у него будет несокрушимое психологическое убежище, крепость в его внутреннем мире, место, где он сможет отдохнуть от назойливого внимания мира внешнего.

К сожалению, для моей работы личные секреты были противопоказаны.

– Вот, Дмитрий Олегович, – обратился мой шеф к молодому человеку в строгом костюме, – познакомься: наш лучший спец по мыслесканам, Сергей Андреевич Бурков.

– Да мы знакомы, – усмехнулся тот. – Учились вместе. Привет, Рыжий, – протянул он мне руку.

– Здорово, Димон, – моя ладонь утонула в его широкой лопате.

Я плюхнулся в кресло напротив бывшего однокурсника, вопросительно взглянул на свое начальство.

– Помощь нужна твоя, Сергей Андреевич, – скрестил длинные пальцы шеф. – Оперативный отдел нас просит подсобить.

– Чем? – посмотрел я на Дмитрия.

– Надо выяснить, что за оборудование используется для сокрытия некоторых мыслей, – ответил он.

– Только некоторых? – переспросил я.

– Да. Мыслей на определенную тему, – кивнул Дмитрий.

– Это что-то новое, – заметил я. – И на какую именно тему?

– Да в общем-то на любую, – пожал широкими плечами мой бывший однокурсник. – Может быть несколько тем, одновременно.

– А остальные мысли?

– Сканируются как обычно.

– Может, я отстал от жизни, но что-то с таким пока не сталкивался, – недоверчиво хмыкнул я. – Блокираторы гасят весь спектр, никакие мысли при этом не сканируются. Даже если гасить только определенные частоты, фильтровать идеи и образы по определенной теме не получится: любая повседневная мысль, о погоде или новом фильме, задействует спектр целиком. То есть на выходе получим дискретный белый шум. Возможно, происходит обработка уже после сканирования – тогда отсортировать образы по тематике довольно просто, это рутинная процедура.

– Нет, это мы проверили, – покачал головой Дмитрий.

– Хм. Ну не знаю…– побарабанил пальцами по столу я. – Если фантазировать, то это – какая-нибудь химера из блокиратора, сканера, обработчика и повторных излучателей. Что-нибудь размером с тумбочку, которую надо везде с собой таскать. Плюс какой-нибудь хитрый прибор, чтобы убедить внешние сканеры, что излучатели, торчащие из тумбочки, – это голова.

– Не подходит, – отверг мои фантазии оперативник. – Оборудование не носимое.

– То есть работает только в одном месте? Тогда как раз подходит.

– Нет, работает везде. Но носить с собой ничего не надо, – уточнил Дмитрий.

– Погоди, – усмехнулся я. – То есть, у нас в итоге – обычный человек, у которого не сканируются мысли на определенные темы? Может он на эти темы просто не думает?

– Думает, думает, – заверил богатырь в костюме.

– Что за темы-то хоть, если не секрет? – поинтересовался я.

Шеф кинул быстрый взгляд на гостя из оперативного отдела и направил указующий перст на стену за своей спиной. Там красовался выгравированный золотом по красному дереву девиз: «Меньше знаешь – крепче спишь».

– Ничего страшного, мой отдел дает допуск, – кивнул шефу Дмитрий. – Темы, Рыжий, обычные: работа, личная жизнь, хобби и тому подобное. Проблема в том, что люди, которые закрыли эти темы от сканирования, занимают очень высокие должности.

– И они вот прям совсем закрыты, эти темы? – не поверил я. – Может вы их как-то не так считывали? Или просто сканеры глючат?

– Сразу все? Нет, Рыжий, вряд ли. И мы сто раз всё перепроверили, мы же не идиоты. Но ты можешь сам убедиться.

– На ком? – осторожно спросил я, краем глаза поглядывая на палец шефа.

– Чтобы далеко не ходить – на мне, – подмигнул бывший однокурсник.

– А…– начал формироваться вопрос у меня на языке.

– Даю тебе полный доступ к моим сканам, – махнул богатырской рукой Дмитрий.

Я пожал плечами и вызвал мысленный интерфейс. Подцепился к ближайшему сканеру, выделил поток оперативника из общей массы, раскрыл для просмотра.

– Ну у тебя сейчас обычные темы, – я неосознанно двигал пальцами, перебирая картинки, слова и цветные пятна – чувства. – Потянул мышцу в спортзале, пора платить за квартиру, нести или нет кошку к ветеринару…

– Попробуй найти что-нибудь про рыбалку, – подсказал Дмитрий.

– Про рыбалку ничего нет, – констатировал я.

– А знаешь, какого сома я на прошлых выходных поймал? – хохотнул оперативник. – Сорок кило!

Я молча смотрел на поток мыслескана. Ни одного изображения, связанного с рыбной ловлей, не было.

– На Волгу ездил, – продолжил Дмитрий, явно наслаждаясь моей недоуменной физиономией. – Там место есть одно, заливчик такой небольшой, берег обрывистый, и коряга здоровенная в воду уходит. Глубина – метра три, не меньше. Я как с утра удочку закинул – только успевал вытаскивать! Клюет и клюет!

– Ладно, убедил, – прервал я его излияния. – Покажешь потом место свое чудесное.

– Хе-хе, а ты не увидел, где оно? Вот и польза от задания.

– Только я чего-то не понял, зачем меня позвали, – проворчал я. – Посмотреть, как отреагирует специалист на новый гаджет? Удивили, спору нет. Давай, показывай, хвастайся.

– Чего показывать? – не понял оперативник.

– Чем ты там мысли свои фильтруешь.

– Так не знаю я, Рыжий, чем оно фильтруется!

– То есть, ты пользуешься оборудованием, но при этом не знаешь каким? – окончательно запутался я.

– Рыжий, я это оборудование в глаза не видел, – заверил меня Дмитрий. – Да, я пользуюсь, могу задать тему, которая не будет сканироваться. Но как это работает, я не знаю.

Я нахмурился и уставился в столешницу из белого дуба, пытаясь понять, как такое может быть.

– В общем, я надеюсь, что ты сможешь разобраться, – доверительно сообщил богатырь в строгом костюме.

– А… гм…– откашлялся я. – А ты сам-то как это заполучил? Добрался до очень высокой должности? – чем черт не шутит, с института я его ни разу не видел, а ведь уже семь лет прошло.

Дмитрий бросил задумчивый взгляд за спину шефа, и тот поспешил заявить:

– Что-то я проголодался, коллеги, с самого утра маковой росинки во рту не было. Пойду перекушу. Вы тут располагайтесь, – вытащил он из ящика стола два блокиратора мыслей. – Будьте как дома, – с чем и удалился.

– Надевай, – кивнул на блокиратор Дмитрий. – Мне не надо.

Я послушно нацепил тонкий обруч на голову.

– В общем, Рыжий, дело такое, – начал оперативник. – Год назад мы собирали информацию по одному вопросу и случайно обнаружили группу людей, которые могли скрывать некоторые мысли. Мы решили, что на подпольный рынок попали какие-то навороченные блокираторы.

Я кивнул. Это была проблема, которой занимался наш отдел: время от времени нелегальные производители выдавали на-гора новую модель, защищающую от мыслесканеров. Нам приходилось дорабатывать последние, чтобы они могли пробивать защиту. Негласная война технологий продолжалась уже много лет и конца ей видно не было.

– Мы взяли этих людей в разработку, – продолжил Дмитрий. – Блокираторы не нашли, зато узнали, что таких людей – уже несколько сотен, и всех их объединяет то, что они – члены одной религиозной секты. Я уже собирался передать это дело в другой отдел: мы сектами и культами не занимаемся, это не наш профиль. Но тут обнаружилось, что среди прихожан есть несколько членов правительства и ряд очень богатых людей. И таким чудесным образом данное дело стало нашей основной головной болью.

Рейтинг@Mail.ru