Сны пустыни

Антон Алексеевич Воробьев
Сны пустыни

Я – Агаметон, царь Хемиталы. Моё царство простирается от моря до моря и от гор до пустыни. Корабли моих подданных уплывают на запад и возвращаются с востока. Тучные стада пасутся на склонах зеленых холмов. Золотистая пшеница колосится на равнинах и в долинах рек. Теплые ветра овевают мою страну, не позволяя мёрзнуть моим подданным. Города, соединённые мощеными дорогами, вмещают в себя десятки тысяч жителей. По всей Хемитале возносятся благодарения богам и славословия моему правлению.

Был семьдесят первый год моего пребывания на троне, месяц Длинных Дней, когда появились первые слухи о варваре, пришедшем с севера. Селик, один из моих советников, поведал следующее: в горной области Ольшана видели человека с белой кожей и необычными глазами, он был выше самого высокого воина на три головы, носил смешные одежды и отличался большой силой.

В дальнейшем я понял, что этот варвар отличался ещё и красноречием. Ибо в области, где он появился, вспыхнуло восстание. Всего за пару месяцев ему удалось собрать трёхтысячное войско – исключительно силой убеждения. Свергнув наместника, правившего Ольшаном, он двинулся на юг, захватывая один город за другим. Местные гарнизоны не могли оказать ему серьёзного сопротивления, хотя временами превосходили повстанцев по численности. Чтобы обсудить ситуацию, я созвал мудрейших людей Хемиталы.

Зервед, военный советник, сказал:

– О строитель божественных храмов! В стране, которой ты правишь, вот уже более ста лет не было войн. Традиции говорят нам о необходимости содержания армии, но никто из твоих подданных ни разу не участвовал в настоящей битве. Варвар же, судя по всему, часто выходил на поле брани и знает, как одерживать победы. Нам необходимо изучить древние свитки, рассказывающие об искусствах стратегии и тактики – тогда мы сможем выступить против него.

– Вовремя ты вспомнил об этом, Зервед, – саркастически сказал я. – Сколько городов падет, пока ты будешь просиживать тунику в библиотеке?

– О хранитель Хемиталы! – воскликнул военный советник. – Я готов испить чашу твоего гнева. В оправдание же скажу, что мирные годы твоего правления успокоили воинственность в сердцах твоих подданных. Я не думал, что знание о способах и методах войны мне когда-либо пригодится.

– Особенно на твоей должности, – буркнул я. – Кажется, ты племянник моего шурина? Надо пересмотреть принципы назначения моих советников. Возможно, способные люди найдутся и вне круга моих родственников, – Зервед покорно склонил голову. – Что скажут другие? – вопросил я совет.

– О владыка городских ключей! – взял слово Данарад, отвечающий за строительство. – Согласно тому, что я слышал, варвар призывает народ свергнуть тебя с трона. Мол, это освободит Хемиталу от тирании и даст власть простым людям. Я думаю, необходимо разъяснить твоим подданным, кто является их истинным защитником и руководителем. Тогда варвар лишится поддержки в области Ольшана, и те, кто примкнул к нему, отвернутся от его жестоких речей.

Жардат, советник по торговле, сказал:

– О владелец дорог и морских путей! Многие твои подданные умрут, защищая свои дома, пока уважаемый Зервед овладеет искусством войны или пока кто-нибудь убедит восставших сложить оружие. Не лучше ли будет избавиться от варвара, подослав убийцу ему в лагерь? Оставшись без предводителя, я уверен, повстанцы рассеются.

– Но кто возьмётся за такое дело? – спросил я. – Уже давно в моей стране не было ни одного убийства.

– О кружащий небесные сферы! – вступил в разговор Турлат, сведущий в науке о звёздах. – Я могу просмотреть гороскопы всех твоих подданных и найти подходящего человека.

– Но сколько времени это займет? – покачал я головой. – Нет, нам надо действовать уже сейчас.

– О повелевающий жизнью и смертью! – сказал Урдат, советник по законам. – В области Земелех, что на западе, ещё жив человек, которого когда-то осудили за убийство, а, спустя много лет, помиловали. Возможно, он сгодится нам в этом деле.

– Что ж, – склонил я голову. – Быть посему. Найди этого человека, и вели ему убить варвара. В награду пусть получит столько драгоценностей, сколько сможет унести. А вы, – обратился я к остальным, – не сидите сложа руки, а действуйте, каждый на своём поприще. Особенно это касается тебя, Зервед. Подозреваю, после смерти варвара нам придется силой усмирять поверивших ему.

Советники удалились исполнять порученное.

Был месяц Длинных Ночей, когда пришли вести от человека, посланного убить варвара. Он проник в лагерь восставших, но при его приближении хваленый силач бежал. Следов белокожего смутьяна не нашли. К тому времени Зервед разобрался в принципах обороны и атаки, собрал десять тысяч солдат и на границе области Ольшана разгромил повстанцев. В ознаменование победы во всех городах был объявлен праздничный день. Ярых сторонников варвара, не раскаявшихся в содеянном, осудили на многолетнее изгнание, остальным же я объявил амнистию. Как любит выражаться мой придворный летописец, жизнь вернулась в свою колею.

* * *

– Сегодня углубились ещё на три метра. На пятом участке нашли вход в подземную комнату, Семён считает, что это может быть гробница, – Петр откинулся в кресле и с удовольствием вытянул натруженные ноги.

Марина протянула ему банку холодного пива, и он благодарно кивнул.

– С чего он взял? – спросила она, имея ввиду предположение Семёна.

– Петроглифы на двери, – Петр сделал долгий глоток и закрыл глаза, с наслаждением чувствуя, как холодок бежит по пересохшему горлу. – Вся дверь в надписях. Снимки в камере, потом скину. У тебя-то как дела?

– У нас дела нормально, – погладила Марина себя по животу. – Мы всё ножками пинаемся. Вырастем – будем как Пеле.

– Кофе рекламировать?

– Шутник. Не слушай дядю, – обратилась она к животу. – Мы с тобой будем рекламировать пиво. Алексашка скоро придет? – спросила Марина, украдкой бросив взгляд на часы.

– Наверно, – пожал плечами Петр. – Со сканерами возится. Скорее бы уж транспорт пришел, Давыдыч обещал новое оборудование прислать.

– Надо было попросить и новые компы, – укоризненно сказала Марина. – Наши не вытягивают. Такими темпами, какими они работают, мы расшифруем эти петроглифы лет через двести. И я системы не вижу, – со вздохом добавила она.

От входа донеслись проклятия: Семён пытался пропихнуть в дверной проём «Шлимана» – археологического робота, увешанного щетками, скребками, щупами, камерами и датчиками. Минут через пять он бросил эту бесполезную затею и широким шагом проследовал к холодильнику.

– Чертов песок, – объявил он, сделав изрядный глоток профессионального прохладительного напитка.

– Пойду я ужин греть, – поднялась Марина. – Заказывайте, кому чего.

– Мне борщ, – поднял руку Петр. – И котлеты.

– Как обычно, – отозвался Семён. – Только с майонезом, – он упал на диван и включил экран двухметрового монитора, висевшего на стене. – Что у нас сегодня в кинозале?

– Женя хотел что-то принести, – сказал Петр. – Давай пока новости глянем, вдруг про нас покажут.

– Про нас уже показывали, – отмахнулся Семён, но новостной канал всё же включил.

«…не приведёт к большим колебаниям рынка, – закончила ведущая фразу. – В Сансити, столице марсианской колонии, состоялось торжественное открытие Музея астронавтов, – на экране пошла картинка помпезного здания, расположившегося в центре города. Возле ступеней входа толпился народ. – На открытии присутствовал мэр города, а также экипажи кораблей «Наутилус» и «Архимед», вернувшиеся вчера из экспедиции к Регулу, – в углу замигала сноска на тему экспедиции. – Экспонаты музея отражают историю покорения…»

– Давай лучше на спорт, – сказал Петр.

– Погоди. Ты видел основание колонн? – Семён остановил репортаж, отмотал назад, изменил угол обзора камеры и увеличил изображение. – Ничего не напоминает?

Петр всмотрелся в картинку, где рядом с ногой мэра Сансити красовалась шестигранная призма, переходящая в витой ствол колонны, и хмыкнул:

– Уже успели содрать. Я говорил Жене, что снимки в сеть не надо выкладывать.

– Какие снимки? – донеслось от двери.

Внутрь вошли седобородый мужчина лет пятидесяти – Женя – и молодой человек, Александр. Седобородый вытер пот со лба платком и торжествующе поднял кристаллик записи:

– Вот! Стащил у немцев. Полная картография недр на километр в глубину, – он бросил вещицу Семёну, и тот воткнул её в проигрыватель.

Молодой человек прошел сразу на кухню, оттуда уже потянулись аппетитные запахи.

На экране высветилась объёмная картинка планеты. Семён поклацал пультом, выбирая участок местности, на котором работала археологическая экспедиция РГО.

– Вот, вот, – оживленно указывал пальцем Женя. – Видите, где центр-то оказывается! Не там мы копаем. Надо смещать восьмой участок на восемьсот метров к югу, всё равно там нет ничего интересного, жилые дома мы уже изучили. А эта глобула, – ткнул он в большой красный объект на экране, – потянет на целый дворец! Семён, завтра с утра этим надо заняться. Перегонишь экскаватор вот сюда. Глубина позволяет работать ковшом метров десять. Потом запустим «Шлиманов». Кстати, что там робот делает, возле входа?

– Ожидает ремонта, – ответил Семён. – Сегодня вечером хотел поковыряться.

– Дверь отсняли?

– Да, – Петр потянулся за камерой. – Всё в лучшем виде. Когда будем вскрывать?

Седобородый на миг задумался, обхватив подбородок рукой, потом решил:

– Послезавтра приступим, завтра всё внимание – восьмому участку. Чую, добыча нас там ждёт крупная. Надо торопиться, пока немцы не застолбили.

– Ужин готов! – послышалось из кухни.

Широкая площадь была вымощена гранитными плитами. С трёх сторон её окружали храмы богов, украшенные праздничными полотнищами и разноцветными лентами. С четвертой – высился дворец, с колоннадой при входе, статуями царей в нишах, барельефом и золотыми плитами, на которых была записана история страны.

 

Она стояла в центре площади, рядом с журчащим фонтаном, изображавшим четыре рыбы, выпрыгнувших из воды. Была ночь, однако вместо темноты окрестности окутывали серые сумерки. Время вообще вело себя странно: на ясном небе яркие звёзды неслись снежной метелью, тени зданий метались в неразличимом беге, но вода стекала в чашу фонтана медленно, словно бы нехотя, и теплый ветер, несший опавшие лепестки цветов, лишь легонько шевелил их, не мешая неспешному парению.

И – ни души вокруг.

Кажется, это сон, поняла она. Яркий и странный. Вспомнить бы его по пробуждении…

* * *

Я – Агаметон, царь Хемиталы. Моё царство изобилует мехами и золотом, корицей и лесом, драгоценными каменьями и киноварью. В школах преподают письменность и риторику, математику и философию, музыку и естествознание. На благо моих подданных трудятся сотни ученых мужей, стараясь облегчить им жизнь. В городах и поселках работают больницы, где врачуют почти все недуги, исключая старость. Каждый восьмой день работники моего царства отдыхают от трудов, посещая храмы и навещая родственников. По всей земле возносятся молитвы о даровании мне долгих лет жизни.

Был семьдесят третий год моего пребывания на троне, месяц Первых Всходов, когда слухи о белокожем варваре появились вновь. Селик, один из моих советников, рассказал, что в западной области Земелех зреет новое восстание, во главе которого стоит пресловутый варвар. Войско, которое он там собрал, превышало по численности предыдущее, и составляло пять тысяч человек. Мятежники приблизились к границе области и собирались идти на восток, к столице моего царства, Махадару.

Я позвал Зерведа, советника по военным делам, и велел ему незамедлительно отправляться туда вместе с нашими войсками и подавить мятеж. Варвара я приказал доставить ко мне живым, ибо хотел посмотреть на человека, осмелившегося дважды бросить мне вызов.

Рейтинг@Mail.ru