Нелюбимый

Анна Владимировна Рожкова
Нелюбимый

Маша откровенно скучала. Фильм оказался таким же нудным, как и её спутник. "Зачем только пошла? Сидела бы лучше дома". Но Маша прекрасно знала почему приняла приглашение Вити и не осталась дома. В глубине души она надеялась, что Вовка узнает о её дерзкой выходке и больше не позволит себе надолго оставлять Машу одну.

Она украдкой глянула на Витю. Казалось, он был полностью поглощен фильмом.

"Вовка бы сейчас почувствовал её настроение и сказал бы: "Маш, пошли отсюда"". Но только не Витя. Маша тяжело вздохнула.

– Всё нормально? – шепнул Витя.

– Пойдём отсюда, – шёпотом предложила Маша.

– Так фильм же ещё не закончился, – возразил Витя.

– Ну и сиди здесь один, – злобно прошипела Маша и решительно поднялась со своего места.

Внутри все кипело. Она была зла на себя за то, что пошла с Витей в кино, на Вовку за то, что снова пропал, на Витю за то, что он Витя. Ряд заволновался, пропуская Машу. Было так темно, что Маша продвигалась почти на ощупь, она не увидела ступеньку и обязательно упала бы, если бы Витя не ухватил её вовремя за локоть. Но вместо того, чтобы поблагодарить спутника, Маша одернула руку. Выбравшись из душного зала на волю, она с наслаждением вдохнула свежий воздух.

Витя растерянно смотрел на Машу, как кролик на удава. Чтобы загладить вину, Маша неуверенно предложила:

– Может, по мороженому, – в надежде, что Виктор откажется, и она сможет вернуться домой и горевать по Вове. Но Виктор с радостью ухватился за предложение:

– Значит, по мороженому?

– Ага, – поддакнула Маша.

Каблучки невесело стучали: "Во-ва, где ты? Во-ва, где же ты?" Мороженое было растаявшее, разговор не клеился, Виктор совсем приуныл.

– Проводи меня домой, – попросила Маша.

– Да, конечно, – согласился Виктор.

"Вова бы так легко не согласился", – подумала Маша. В прошлую их встречу пошёл дождь, и они с Вовкой до одури целовались, а потом бежали по лужам, держась за руки. Как школьники. Витя бы сказал, что можно заболеть и надо укрыться, пока дождь не прекратится. Зануда! Словно услышав Машины мысли, Виктор снял пиджак и набросил Маше на плечи.

– Спасибо, я не замёрзла, – сказала Маша.

– Холодно, – возразил Виктор.

В общем-то Витя прав. После встречи с Вовой Маша заболела и неделю маялась дома. Зато как сладко было вспоминать их с Вовкой поцелуи. А от Витиной заботы становилось тошно и на душе скребли кошки.

– Ну, вот и пришли, – сообщила Маша, возвращая пиджак.

– Славно погуляли, спасибо, – галантно ответил Виктор и с надеждой добавил: – Может, встретимся на днях.

– Может быть, – сказала Маша и мысленно продолжила: "Если Вовка не появится". – Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – попрощался Витя.

– Как погуляли? – крикнула из кухни мама.

– Хорошо, – соврала Маша.

– Какой парень замечательный, – с чувством произнесла мама.

– Мам, не начинай, – обречённо ответила Маша и отправилась чистить зубы.

Уснула она с мыслями о Вове. "Интересно, когда он узнает про моё свидание с Витей?", – мстительно подумала Маша, засыпая. Не зря она накануне обмолвилась о предстоящем свидании Рите, Вовкиной сестре и по совместительству лучшей подруге.

Но Вовка все не объявлялся. Маша страдала, но гордость не позволяла спросить Риту, где её брат.

– Как вчера с Витей погуляла? – спросила Рита следующим утром по дороге в институт.

– Хорошо, – соврала погруженная в невеселые мысли Маша.

– Это ты Вовке, что ли, назло? – задала Рита вопрос "в лоб".

– С чего ты взяла? – фыркнула Маша, – Ещё чего!

– Да ты на него не злись, – примирительно сказала подруга, – мы сами не знаем, где он. Дела какие-то.

– Да не злюсь я, – не сдавалась Маша, – мне вообще все равно.

"Дела, – зло подумала Маша. – А обо мне он подумал? Мог бы позвонить".

Маша с Ритой выпорхнули на крыльцо института и обомлели. Прямо у ступенек стоял Вовка в новом фирменном спортивном костюме и дорогущих кроссовках, небрежно облокотившись о новую вишневую "девятку". Из открытых окон гремела Аллегрова "Угнала я тебя, угнала, ну и что же тут криминального".

– Вовка, – взвизгнула Ритка и бросилась по ступеням вниз.

Машино сердце пропустило удар. Как же хотелось побежать вслед за Риткой, но гордость не позволяла. Маше пришлось приложить все свои силы, чтобы степенно спуститься, делая вид, что ничего особенного не произошло. Ритка повисла на брате. Вовка насмешливо смотрел на спускающуюся Машу.

– Привет, – чопорно произнесла Маша.

– Ну, здравствуй, – ответил Вовка, усмехнувшись.

Маша вспыхнула.

– Ну, что, кататься? – запрыгала Ритка.

– Мне домой надо, – возразила Маша. – Так что, катайтесь без меня.

Рейтинг@Mail.ru