Андрогины: Белые кроссы

Кира Тигрис
Андрогины: Белые кроссы

Мокрые кроссы,

Белые найки.

Кто виноват,

Что жизнь наизнанку?

Порой наша жизнь – это бег по лужам в мокрых кроссах. Главное – не поскользнуться!

Лужа 1. Павшие Ангелы

Когда-то в незапамятные времена, еще задолго до появления людей, Землю населяли могущественные прекрасные создания, сочетавшие в себе удивительную красоту, одновременно женственность и мужественность. Их называли Андрогинами. Вечно молодые и величественные, как Боги, они не разделяли обязанности и образ жизни в зависимости от пола. Их девушки могли носить короткие стрижки, отлично владеть мечом и могли стрелять не только глазками, но и из тугих луков. А юношей, что отпускали длинные волосы и волшебно играли на золотых арфах, часто путали с девушками. Стройные, высокие с длинными волосами и лицами ангелов. Помимо красоты и бессмертия, Андрогины обладали магией и были наделены различными талантами, причем у каждого был свой уникальный, никогда не встречавшийся среди других. Кто-то мог читать мысли, кто-то очаровывать песней, кто-то даже мог предвидеть будущее. Это зависело от того, какой энергией обладал Андрогин. Светлые были наделены положительными силами – могли исцелять, созидать, взаимодействовали с живой природой, а темные же все разрушали, владея стихиями. Как и подобает противоположностям, между Светлыми и Темным Королевствами шла вечная и жестокая война… Бессмертные и прекрасные, они тысячами гибли от острых мечей, а еще больше – от коварных интриг и заговоров. Но вот, однажды, после самой продолжительной и кровопролитной битвы, наконец, был подписан шаткий мирный договор, и оба Королевства в качестве залога обменялись юными младенцами – Светлая Принцесса попала в Город Темных, а Темный Принц – в Столицу Светлых. Каждый ребенок воспитывался во дворце противоположного Королевства, тем самым гарантируя, что на город не будет внезапного нападения. Таким образом война между Светом и Тьмой прекратилась на двести лет…

И перемирие могло бы длиться вечно, ведь молодые Темный Принц Антоний и Светлая Принцесса Леонида, ставшие лучшими друзьями в раннем детстве, крепко полюбили друг друга в юности. Но как это часто бывает, беда подкралась незаметно и неожиданно. Один из Чемных Властелинов, родной дядя Антония, заманил влюбленных в подлую ловушку… Но поскольку Андрогины бессмертны, то у Черного Властелина не было выбора – он отправил обоих наследников на Землю, превратив их в обычных людей. Так они не представляли угрозы для Темного Лорда, ведь они бы никогда не догадались о своем происхождении и о тех мощных силах, которыми могли управлять.

Но допустили роковую ошибку Черные Ворлоки со своей запретной черной магией, через портал сбросив несчастных, пронзенных одной черной стрелой на двоих, в мир смертных при полной кровавой луне. Поскольку души Андрогинов не имеют пола, то поменяли телами они юных Принца и Принцессу. Отважный Антоний родился на Земле обычной хрупкой девчонкой, а чувственная Леонида – сильным здоровенным парнем…

Ровно через семнадцать лет в одном довольно большом приморском городе…

Лужа 2. Общага

Ночь, чистое небо и яркие звезды, огромная полная луна, страшного кроваво-красного цвета. Я лечу вниз с самого высокого небоскреба в городе прямо на главное шоссе, внизу меня встретит мокрый асфальт с сотнями ничего не подозревающих машин. Кто я? Откуда? Как так получилось? Я ничего не знаю, помню лишь яркую вспышку света, чей-то громкий противный хохот и резкую острую боль в груди… Точнее она и сейчас там. Словно раскаленное железо насквозь пронзило мои ребра вместе с сердцем.

Мои руки судорожно нащупывают что-то твердое, тонкое и холодное. Это наконечник стрелы, весь испачканный в липкой крови… моей крови… Ветер безжалостно треплет волосы, хочется закричать, но в легких нет воздуха… Со мной рядом кто-то есть, он тоже ранен и в агонии падает вниз. Я не могу разглядеть его лица, но он такой до боли знакомый… Я, как могу, неловко оборачиваюсь в воздухе, но вижу над собой лишь звезды и огромную, больше солнца, полную кровавую луну… Громкие сигналы машин, удар об асфальт… Противная мелодия будильника… Просыпаюсь… Первое, на что натыкаются мои широко раскрытые от ужаса глаза – это огромная, но уже потускневшая от первых солнечных лучей луна за окном. Еще ни одно полнолуние не обходилось без него! Что ж, добро пожаловать в мой личный ад…

– Вставай! Соня! Ты проспишь первую пару! Свой любимый маркетинг!

– Мне сегодня ко второй, – вру я и сонно переворачиваюсь на другой бок.

– Что? Тебе и в пятницу ко второй? – переспрашивает, смеясь, мягкий девичий голос.

– Да… Мне всегда ко второй, когда ты делаешь свою зарядку… – вздыхаю я, с ужасом закрывая глаза, – блин, сегодня ж пятница… мне нужно встретить Фараона до девяти…

– Это называется релаксирующая йога, а не зарядка, – объясняет в сотый раз Лиза, моя соседка по комнате, – досматривай свой сон, сурок!

От последних слов меня едва не угораздило поперхнуться. Сон о том, как я с кем-то очень знакомым и в то же время неузнаваемым, падаю вниз с крыши высотки? Нет уж спасибо! Сколько бы мы с парнями не облазили крыш, на этой самой мне так и не удалось побывать, хотя я помнила место наизусть и могла узнать его даже ночью.

Впрочем, буквально через пару минут я забываю об утреннем кошмаре, о крыше, о сегодняшнем зачете на первой паре, о всем существующем мире и даже о том, как меня зовут…

Лиза включила какую-то заунылую восточную мелодию и открыла пошире цветные дешевые занавески, впустив в небольшую, но чистую и уютную комнату, несмелые утренние лучи. Я не слежу за ней. За пару месяцев, что мы делим в общаге одну комнату на двоих, мне удалось выучить все ее движения наизусть. Иногда мне кажется, что ради этих моментов стоило поступить в самый престижный университет в нашей стране… Постоянно врать и притворяться…

Я делаю вид, что сплю, хотя сквозь свои длинные темные ресницы, я не свожу с нее глаз. Обожаю релаксирующую йогу, а особенно того, кто придумал ее делать топ лесс!

Бесконечный водопад волнистых ярко-рыжих волос, как огненная река сбегает вниз между лопаток вдоль загорелой спины до стройной талии. Когда она поднимает обе руки вверх, то кажется, будто взмахивает крыльями, вытатуированными опытным мастером на ее плечах. Одно из них – легкое и светлое, как у ангела, второе – черное и острое, словно у демона. На мое счастье, Лиза стоит, повернувшись ко мне именно ангельским крылом. Как символично!

Хоть мы и безумно разные, она – дизайнер-модельер, я – будущий маркетолог-пиарщик, мы отлично поладили с ней и жили буквально не разлей вода в одной комнате вот уже второй месяц. Еще бы, когда нужно я умею быть такой лапой, что аж самому тошно… хорошо – самой!

– Ани, вставай! Смотри, что происходит во дворе!

– Тони! Зови меня Тони! – протестую я, видя, как Лиза спешно задергивает занавески. Хотя на втором этаже в глубине комнаты ее вряд ли бы кто заметил с улицы. – Именно Тони сокращенно от Антонина!

– Тони сокращенно от Антон! А Ани – от Антонина! – снова поправляет Лиза, подозрительно сощурив свои колдовские зеленые глаза цвета ушедшего лета. – Мисс Эванс не пытайтесь стать Мистером Эванс!

Да, меня зовут Антонина Эванс, но я предпочитаю Тони или Антон. Как так произошло? Почему? Отчего? Меня словно должны были отправить в ад, но затем кто-то передумал, и скинул к смертным на Землю. И это оказалось гораздо хуже! Я живу в своем теле, как в клетке, уже восемнадцатый год. Только вот оно совершенно не мое. Слишком слабое, слишком мягкое. И вся эта жизнь – не моя. Я не имею права на свои мысли, на свои чувства…

Вдруг, в комнате раздаются громкие душераздирающие визги. От неожиданности я едва не падаю с кровати.

– Ани! Я скинула 276 грамм! – кричит Лиза, стоя на напольных весах. Тех самых, что были вчера подкручены моими собственными руками ровно на эту цифру. – Релаксирующая йога действует! Я похудела!

– Вот и славненько, рыжая! – вздыхаю я, снова закрытая глаза. – Шоу должно продолжаться…

И сейчас мне нужно скрежетать зубами от зависти, глядя первую красотку нашего универа, с которой я живу, а не улыбаться, как влюбленный дурак, от уха до уха. Тем более, что Лиза не глупая и все уже давно знает. Это моя самая большая слабость.

Из сильных моих сторон – жизнь и мир отлично научили меня врать, как и другим, так и себе…

– Тони! Смотри какая классная серебряная машинка без верха! – буквально пищит от восторга Лиза, выглядывая из-за шторы во двор. Затем она замирает, прищуривается и добавляет на выдохе шепотом. – Смотри, какие парни… Вон тот длинноволосый, просто нереальный, как из кино, высокий и накаченный! О, какой красавчик темненький, такой худенький душка, в джинсах пошел… прямо в наш корпус! Ани, ты только посмотри! Это и есть, наверное, тот самый богатенький Фараон, что живет с дружками в самом дольнем корпусе у озера и закатывает нереальные вечеринки. Ани! Ани?!

При слове «Фараон» я резко сажусь в постели и тут же ударяюсь лбом о второй ярус кровати. Черт! Он уже здесь! Мне нужно было сегодня после первой пары отдать ему флешку с файлами и получить деньги! Но я совсем забыла! Блин! Это все из-за проклятой зарядки!

– Ани? Что с тобой? Ах, ладно, не ревнуй! Я не планирую ни в кого влюбляться как минимум еще три года. У меня служебный роман с учебой – мне нужно закончить бакалавра! – утешает меня Лиза, параллельно собирая вещи в ванную. – Так что ты будешь видеть мою «зарядку» пока я не получу диплом! Не скучай, я буквально на пять минут!

Тут Лиза зачем-то быстро целует меня в макушку и убегает в ванную. Я начинаю соображать – лихорадочно вскакиваю с кровати, быстро натягиваю свою мятую темно-голубую футболку с выцветшей надписью про спорт. Наизнанку! Блин! Переодеваться некогда. Рваные синие джинсы, стоптанные кеды-вансы. Мельком смотрюсь в большое зеркало, что висит на двери шкафа. Сойдет! Бывало и хуже.

Поправляю свою неимоверно длинную челку из темных, выгоревших на солнце волос, прищуриваю ярко-голубые глаза. Пытаюсь придать холодно-деловое выражение своему мальчишечьему загорелому лицу. Смотрю на битый экран старенького Самсунга и вижу «9:34» сквозь паутину трещин. Я опаздываю и очень сильно!

 

Летя вниз по центральной парадной лестнице, я прикидываю на ходу, что будет звучать правдоподобнее «Мне пришлось сидеть над твоими цифрами всю ночь, Фараон!» или «В нашем корпусе вырубали свет» или даже просто «У меня полетел ноут…».

Я выбегаю на улицу и тут же сталкиваюсь с чем-то огромным, твердым и теплым. Точнее, кем-то.

– Да чтоб тебя! Блин!

Я отскочила назад и быстро подняла свои глаза. Высокий широкоплечий парень был выше меня на две головы и шире раза в два. Наглаженная белоснежная рубашка, как из рекламы, грозилась порваться прямо на его стальном торсе и фигурных бицепсах.

– Это женская общага, чувак! – грубо бросила я, – чё надо?

– Ничо, пацан! Как ты туда пролез? – здоровяк быстро схватил меня за плечи, словно сжав железными тисками. Но тут его янтарно-карие глаза под длинными и густыми ресницами, каким бы позавидовала сама Лиза, расширились от удивления. – Да ты… ты же девчонка!

– Да ты же идиот! – едко передразнила я, пытаясь лихорадочно вырваться из его сильных рук. На мое счастье, чем больше удивлялся здоровяк, тем быстрее слабела его мертвая хватка. – Отпусти меня, придурок!

Но он продолжал пялиться на меня, широко улыбаясь, словно увидел кенгуру в балетной пачке. Тут-то я и заметила его идеальную модельную внешность. Да он же настоящий Бред Пит в молодости. Большие выразительные глаза с длинными черными, словно искусно подкрашенными, ресницами. Ровные ухоженные черные брови, пухлые, как у капризного ребенка губы и идеальная кожа, покрытая ровным южным загаром. На его широких скулах не было ни одной волосинки. Обалдеть! Он что, побрился эпилятором? И это еще не все! Кульминацией всего были его длинные светлые волосы, уложенные идеальными локонами, как в вечерней прическе, и, кажется, зацепленные сзади крабиком. Я была готова поспорить на сотню баксов, что он был крашеный и с тонной лака на голове!

– Хватит на меня пялиться, блонда! – произнесла я, едва успев прийти в себя. – Где твой дружок? Где Фараон?

– Константин? Он внутри! Зашел с черного входа. – Просто ответил блондин своим чересчур мягким басом и наконец-то отпустил мои плечи. Улыбка постепенно сползла с его детских губ. – Что-то долго он. Наверное, опять встретил девушку… А у тебя футболка наизнанку! Эй, стой!

Но я уже нырнула обратно в дверной проем, думая лишь о том, что Лиза сейчас в ванной, а дверь в наш номер не заперта. Мое сердце отчаянно колотилось и буквально екнуло, когда я увидела, что дверь теперь была раскрыта нараспашку. Значит, он уже внутри. Ну, конечно же, ему, как первому парню Академии ничего не стоило узнать номер моей комнаты! Блин! Блин!

Дальше все пошло, как в убыстренном кино. Я забегаю в узкий коридорчик номера, дверь в ванную комнату слегка приоткрыта. Оттуда слышится приглушенный юношеский смех и что-то очень похожее на девичьи всхлипывания. Блин блинский!

– Ну же, детка, тебе понравится, – раздался высокомерный самодовольный голос. – Еще никто не жаловался! Попробуй хотя бы…

Но высокий худощавый шатен в темной кожаной куртке и брендовых черных джинсах не успел закончить свое «уникальное предложение». Я резко развернула его за плечи лицом к себе и заехала со всей силы кулаком по его хорошенькому носику.

– Ай, страшная дура! – заорал он на всю ванную, прикрывая ладонью ушибленный бутылочно-зеленый глаз. В его другой руке свернуло лезвие карманного ножа. Он принялся размахивать им перед собой и тут же испортил шторку для душа. – Сейчас я порежу тебя на тряпки…

Прозвучал глухой удар, парень закатил свои зеленые глаза и рухнул на кафельный мокрый пол ванной месте со звоном битого стекла. Его нож со стуком отлетел в сторону. Тут я наконец-то увидела Лизу, она стояла вся мокрая, тяжело дыша, завернутая лишь в огромное белое полотенце. В своей правой руке она держала за горлышко разбитую стеклянную бутылку со своим любимым дорогущим гелем для душа, который, естественно, медленно стекал розоватой жижей прямо ей под ноги. В ванной сильно запахло розами и, кажется, еще сильнее – проблемами.

– Нам надо серьезно поговорить, Антонина! – строго произнесла Лиза, бросая испорченную бутылку в мусорное ведро. – Как давно ты связалась с Фараоном? Ты хоть знаешь, кто он?!

Естественно, мне совершенно не хотелось разговаривать на эту тему, поэтому пришлось спешно ее менять.

– Что успел сделать этот гад? – быстро спросила я, наклоняясь над самым богатым, наглым, жестоким и красивым парнем в нашем универе, а возможно и в городе. Однако сейчас он выглядел не страшнее и не старше пятнадцатилетнего подростка, который набегался с друзьями в футбол и уснул прямо перед компьютером.

– Ничего он не хотел, – успокоила меня Лиза, плотнее заматываясь в полотенце, – он приглашал меня сегодня на вечеринку в свой корпус!

– Какую такую вечеринку?

– Не знаю! В этом месте ты дала ему по лицу, – пожала плечами Лиза, она до сих пор не сводила с меня своих ярких, как свежескошенная трава, глаз. – Он искал тебя! Требовал какую-то флешку! Что на ней? Отвечай и не смей переводить тему!

– А, это-то! Там его курсовая по менеджменту, – вру я, и чтобы не смотреть Лизе в глаза, сажусь на корточки, наклоняясь над парнем. Пульс есть, значит, будет жить. – Он учится на Факультете Управления. Его батя хочет передать сынку свой бизнес.

– Посмотри мне в глаза! – требует Лиза.

Но в это время за дверью слышаться широкие шаги и раздается знакомый мягкий голос.

– Коста? Коста, ты где? Ответь на телефон!

Тут же на всю ванную начинает звучать популярная попсовая мелодия, я достаю новенький айфон из кармана стильной кожаной куртки. Вместе с ним на мокрый кафель выпадает пара банковских карт и толстая связка новеньких купюр. Неужели Фараон действительно собирался так много заплатить мне за работу?

В наш номер громко постучали, как раз через пару секунд после того, как я успела поставить айфон на беззвучный режим. И да, кстати, хорошо, что в этот раз я догадалась захлопнуть за собой дверь.

– Так, я пошла встречать гостя, – тяжело дыша сказала Лиза, на ходу надевая белый халат с Микки-Маусами и бросая контрольный взгляд на себя в зеркало. – А ты смотри, чтобы этот не издал ни звука… Потом у нас с тобой будет серьезный разговор! И, кстати, переодень футболку!

С этими словами она вышла с высокого поднятой мокрой головой и прикрыла за собой дверь в ванную комнату. Я быстро засунула в карман его куртки дорогой айфон вместе с парой банковских карточек, затем немного подумала и положила туда же флешку. А вот нехилая пачка денег отправилась в задний карман моих джинсов. Компенсация за моральный ущерб!

Передо мной на полу по-прежнему беззащитно лежал самый главный ушлепок нашего города – он не прощал обид, официально спал с двумя девчонками, ездил без прав, дрался без устали, стрелял без глушителя… И что же я теперь буду делать?

Такс! Самое время переодеть футболку – сейчас нельзя злить Лизу! Именно благодаря ее очарованию нам может все сойти с рук. Едва я успела снять с себя футболку и остаться топлесс, как Константин застонал и заворочался на полу. Затем его бутылочно-зеленые глаза широко распахнулись и уставились… прямо на меня.

Лужа 3. Дряная девчонка

Его глаза тут же потемнели и стали почти черными. Я быстро прикрылась своей мятой футболкой, но тут же поняла, что в этом нет особой необходимости. Константин смотрел вовсе не на меня, а куда-то в стену за моей спиной, он словно видел и разговаривал с кем-то невидимым. В комнате стало холодно, по моей спине забегали мурашки, захотелось выскочить из ванной. Но прежде нужно было надеть футболку…

Коста был чем-то очень сильно напуган, его все тело билось на мокром полу в конвульсиях. Хорошенькое, но побледневшее, как мел, лицо искривилось от боли, губы дрожали, как у плачущего ребенка.

– Только не Влад! Умоляю! Только не он! – произнес шепотом парень, а затем, не сводя со стены рядом со мной своих стеклянных от ужаса глаз, принялся умолять снова и снова, – не говори ничего отцу! Я прошу на коленях! Не говори!

– Ну раз не надо, так я и не буду, – пожала я плечами, одевая футболку. На этот раз она была не наизнанку, а просто задом наперед.

– Ауч… ай… моя голова, – простонал Коста, наконец-то, приходя в себя по-настоящему. Он кое-как смог сесть на полу среди осколков бутылки прямо в розовой луже Лизиного любимого геля для душа. Его уложенные темно-каштановые волосы теперь торчали в разные стороны, перемазанные розовым гелем и чем-то темно-красным, очень похожим на кровь. – Какого черта я пахну, как цветочная клумба?! Что это за розовое дерьмо на моей башке… фу! Блин! Эй, твоих рук дело, тварь?

Он резко вскочил на свои худые стройные ноги, дорогие черные джинсы были все уляпаны гелем, как будто он задницей вытер кисель.

– Ты можешь хранить молчание и имеешь право на адвоката, – бросила я, как можно холоднее и спокойнее, одновременно изо всех сил прислушиваясь к разговору Лизы и накаченного блондина. С той стороны двери было слышно ее кокетливое щебетание и мягкий растерянный голос здоровяка. Уловить слова было невозможно. Главное, чтобы Фараон сейчас не узнал своего кореша. Но все в порядке! Кажется, Лиза его нехило треснула бутылкой!

– Ай, мое лицо, – Коста дотронулся пальцами своего опухающего глаза, прямо до того места, где уже начал образовываться и скоро будет отличный выразительный фингал. – Можешь копать себе могилу, уродина!

Он засунул руку во внутренний карман своей мокро-черно-розовой куртки и тут же вопросительно уставился на меня, удивленно моргая:

– Где мой…?

– Ты ворвался к моей соседке в ванную без стука, но с этим, – я повертела перед его носом коллекционным складным ножом. – Она закричала, и кто-то из соседей вызвал полицию. Слышишь разговор прямо за этой дверью? Тебе повезло, что моя соседка еще не успела позвонить своему отцу. Тебе, наверное, будет интересно знать, что он главный прокурор в городе?

– Черт! Заткнись! – процедил он сквозь зубы, сильнее бледнея и пытаясь спрятаться за порезанную душевую шторку. – Черт! Я же просто хотел… пригласить ее на вечеринку!

– О, теперь эта так называется, да? – многозначительно подняла я брови. – Нож – это приглашение?

– Заткнись! Я пришел сюда за своей флешкой и…черт! Я ничего не помню дальше!

– О, зато я все хорошо помню! Домогательство, угрозы с оружием! – подсказала я.

– Блин! – прошептал себе под нос Коста, который, однако, уже не раз уходил от обвинений за быструю езду и прочие хулиганства. Только вот с каждым разом его побеги от полиции становились все тяжелее, рискованней и дороже. – Мы можем все уладить по-тихому? Как фамилия ее бати?

– Думаю… можем, – притворно задумалась я, с облегчением слыша, как хлопнула входная дверь в наш номер. Лиза благополучно выпроводила блондинчика. – Но сейчас все будет зависеть от моей соседки!

И словно по приглашению, дверь в ванную комнату распахнулась, впустив на порог знакомую рыжую девчонку в банном халате с дурацкими Микки-Маусами. Ее огненные волосы уже успели подсохнуть и потому стали постепенно превращаться в красивые волнистые пряди. Зеленые глаза, ставшие еще больше, от стресса и удивления, уставились прямо на парня. Пару секунд они обменивались взглядами. Лиза – настороженно-сосредоточенным, а Коста – удивленно-восхищенным.

– Он извиняется! – начала я, быстро переводя все в шутку. – Просто захотел в туалет и вошел, потому что было не заперто…

– Это еще что за …?! – обалдело возмутился Коста.

Однако, судя по слабой улыбке, что скользнула по лицу Лизы и густо покрасневшему лицу парня, я была на верном пути.

– Затем он увидел… э-эм… что увидел и… – продолжала я.

– Два крыла! – выпалил парень, делая шаг вперед. Лиза машинально отступила назад, да так быстро, что ее наспех подпоясанный халат едва не расстегнулся, обнажив все прелести перед побитым гостем. – Я… ты… в смысле, ты стояла спиной и…

Если Константин видел ее крылья – то он попал и очень сильно!

– Ему так понравилась картинка, что он поскользнулся на мокром кафеле и шлепнулся, – заполнила я неловкую паузу. Как же мне сейчас хотелось треснуть этого Косту за то, что он вот так безнаказанно и пристально пялился на Лизу. Но в итоге пришлось просто сократить мою речь. – Короче, он извиняется и даже собирается полностью компенсировать стоимость геля для душа и рваной шторки…

– Замолчи! – рявкнул на меня парень, он неловко пригладил свои растрепанные темно-каштановые волосы, снова вляпавшись в розовый гель, и серьезно посмотрел на Лизу. – Сегодня у меня будет вечеринка. Если хочешь – скажи. Я сам заеду за тобой в восемь. Со мной тебя никто не тронет. Только… только не говори ничего своему бате…

 

Лиза нахмурилась и сжала свои губы в тонкую линию. Она вопросительно посмотрела на меня, сердито сверкнув глазами, словно спрашивая: «Что за ерунду ты ему наврала?!»

Я быстро пару раз пожала плечами – наш условный знак о том, что я расскажу ей все позже. Блин! Только бы она не согласилась на вечеринку с этим ушлепком!

– Так, молодой человек, – вздохнула Лиза, гордо откидывая назад рыжие пряди волос со лба. – Я с вами не согласна… Я знаю, кто ты такой, Фараон! Я вижу тебя насквозь!

– Блин! Я честно только хотел пригласить тебя на вечеринку! – черные брови парня мучительно изогнулись, в одно мгновение он превратился из мачо в обычного напуганного дворового мальчишку. – Все, что хочешь, только не звони своему бате!

– Зовешь меня на одну из своих ночных оргий? – нахмурилась Лиза. Надо сказать, что она, как круглая отличница и примерная девчонка, никогда не ходила ни в клубы, ни на сомнительные вечеринки. И сейчас она совершенно не собиралась делать исключение и принимать приглашение от самого опасного, богатого и избалованного парня в городе. Хоть даже он сейчас и смотрел на нее, слегка наклонив голову, как ребенок на новую конфету. – Хочешь, чтобы я стала одной из твоих куколок-игрушек, да? Да ни за что!

– Я не имел ввиду ничего такого! Я даже не буду с тобой флиртовать! Рыжие ботанички – не в моем вкусе! – соврал он, отводя блестящие темные глаза в сторону. – Я не буду околачиваться рядом. У меня есть дела. Единственное, все будут знать, что ты под моей защитой! Тебя никто и пальцем не тронет!

Лиза удивленно подняла вверх одну бровь и прикусила нижнюю губу, затем посмотрела на меня, глубоко вздохнула и серьезно произнесла:

– Я не смогу пойти на твою вечеринку без своей соседки. Ты приедешь за нами в шесть, хорошо?

– Не хорошо! – буркнул Коста и вскинул от возмущения брови. – Во-первых, в шесть слишком рано! А во-вторых…, – он резко обернулся в мою сторону и посмотрел так, словно ему под нос подсунули вонючую дохлую крысу. –… мы не пускаем на вечеринку таких страшных!

– А я и не собиралась! – вполне искренне улыбнулась я, собираясь уходить, но Лиза быстро положила руку на мое плечо.

– Ани идет со мной! Это не обсуждается! – серьезно заявила она, прожигая Косту насквозь своим взглядом. – Или с ней, или я сегодня вечером, пожалуй, встречусь с другом!

Парень сжал губы и, судя по напряженным скулам, стиснул свои зубы, но промолчал. А Лиза вскинула голову, довольная тем, какой волшебный эффект производят на великого и ужасного Фараона ее мокрые и от того чрезвычайно яркие волосы, огромные бездонные глаза и длинные обалденные ноги, во всей красе торчащие из-под коротенького халата. И это все при том, что сейчас она даже не было накрашена!

– Хорошо… Пусть лучше эта едет, – нехотя кивнул в мою сторону Коста, сжимая кулаки. – Чем твой парень…

– Вот и славненько! – прощебетала Лиза, ее настроение поднималось с каждой минутой. – Сегодня вечером ты не узнаешь мою подругу! Она будет в платье и макияже! И ты пожалеешь о каждом слове, что сейчас здесь ей сказал!

– Чего?! – закричали одновременно закричали мы с Костой.

– Нет! И никогда не будет! – продолжила я со своим самым оскорбленным видом. – Я не одену платье ради этого… болвана! Я ненавижу вечеринки и… хватит ржать!

Но Косту было уже не остановить, он расхохотался так, что даже подавился и закашлялся.

– Сегодня вечером в шесть! Я сам заеду! Хочу посмотреть на это шоу!

Он открыл дверь и выбежал в коридор со словами:

– И найди для нее каблуки! Будет весело!

– Да пошел ты! – попрощалась я, поднимая ему в след кулак с отогнутым средним пальцем.

Лиза быстро закрыла за ним дверь и, тяжело вздохнув, прислонилась к ней спиной.

– Что ты ему соврала про моего отца? – тихо спросила она, улыбка и задор мигом сползли с ее хорошенького лица.

– Что он – генеральный прокурор в городе! – ответила я.

– Что-о-о?! – Лиза замерла на месте, ее нижняя челюсть буквально упала на пол. – И ты считаешь, что это нормально? У меня же ведь даже нет отца…

– А что мне нужно было сказать Фараону? Что ему так понравилась твоя голая задница, что если бы не мои кулаки…

– Твои кулаки только все испортили! – закричала Лиза, окончательно выходя из себя. – Ты всегда все портишь! Почему ты всегда врешь?!

– Потому что, – тихо ответила я, направляясь к двери, – сегодня в шесть у меня есть дела, кстати…

– Ани, стой! – произнесла Лиза гораздо мягче, ее ладони опустились на мои плечи и развернули меня к ней лицом. – Уж мне-то хватит врать! Сегодня в шесть я еду с тобой на эту тупую вечеринку. Ты оденешь мое лучшее платье… То самое, синее в обтяжку. Оно как-раз под цвет твоих глаз. И сделаю тебе крутой макияж. Ты почувствуешь, что красота – это женское оружие. Оно гораздо эффективнее и сильнее, чем вранье. Я научу тебя всему. И этот хам Коста сегодня же обо всем пожалеет, он сам приползет на коленях прямо к твоим каблукам…

– Кроссовкам, – поправила я. С одной стороны, я была безумно благодарна Лизе за то, что она такая классная подруга. Всего за пару месяцев она стала мне дороже и ближе, чем родная сестра. С другой стороны, я понимала, что даже у нее никогда ничего не получится. – Прости, мне пора идти…

– Ани! Если ты откажешься, что я не буду разговаривать с тобой неделю! – резко манипулирует мной Лиза.

– Да хоть месяц! – блефую я, открывая дверь.

– Уверена? – кричит мне вслед Лиза. Я молча иду по коридору и не оборачиваюсь. – Ты забыла переодеть футболку!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru