Даже Дьявол заслуживает на любовь

Анна Котляревская
Даже Дьявол заслуживает на любовь

Глава 7. Кто чего хочет, тот в то и верит

Слепая вера, в сущности – единственно возможная вера.

– Мейсон Кули

Люциан плелся за мной с огромным «ведром» попкорна. Эми и Адам с предвкушением обсуждали празднование дня «Обретения святого Креста», который ежегодно выпадает на третье мая и был установлен в память нахождения «подлинного креста». Меня этот разговор мало заботил, потому что я находилась в диком напряжении.

Мы зашли в темный зал кинотеатра. Пока мы шли на самый верхний ряд… я постоянно ощущала взгляд Люциана на себе. Успокаивала себя тем, что он просто идет за мной и смотреть ему больше некуда…

Когда мы заняли свои места, я оказалась сидящей между Адамом и Люцианом. Заставка появилась на экране и Эми с Адамом прекратили разговоры.

– Хочешь поп-корн, Ева? – этот простой вопрос звучал настолько лукаво из уст Люциана, что в горле пересохло от напряжения.

– Нет! – очень и очень тихо прошипела я.

– Ууу… а мне кажется, что твой соблазнительный ротик хочет… – его язык был так близок к моей шеи, что почти соприкасался с ней, выговаривая каждое слово.

Меня бросило в жар от воспоминаний, которые хотелось бы стереть из памяти…

– Да, хочет… Хочет обматерить тебя! – постаралась отодвинуться от него.

– Как мне нравится, когда ты злишься… это очень заводит, сладкая, – его дыхание блуждат по моей и без того разгоряченной коже.

– Люциан, без фокусов! – ох, Святой Мефистофель, как же мне пережить этот вечер?!

На удивление мужчина отстранился и закинул поп-коринку себе в рот. А тем временем на экране уже начала закручиваться любовная линия между главными героями. Я закатила глаза. Да все мы знаем, чем это все закончится.

Постаралась облокотиться на спинку кресла и расслабиться, но это было очень сложно. С одной стороны сидел Люциан, который еще утром рассказывал о миссии ведьмы в жизни Дьявола, а с другой… Адам и Эми, которые и понятия не имеют об этом всем. Вместе мы смотрим сопливую мелодраму и улыбаемся друг другу как идиоты. И как жизнь меня довела до такого??

Но больше всего я страшусь того, что Люциан может что-то вычудить. Что он задумал? Зачем пришел? Он хочет сжечь кинотеатр до тла? Или что? В голове крутятся самые ужасные варианты развития событий…

Но время шло, а Люциан вел себя спокойно. Смотрел фильм. Он. Просто. Смотрел. Фильм.

Ну дела.

Кажется, прошел уже целый час и я немного расслабилась.

И видимо так сильно, что заснула. Почувствовала на себе пристальный взгляд черных глаз… чернее, чем отсутствие света в кинотеатре. Я открыла глаза.

Слегка неловко, что я заснула, а он смотрел на меня… Но, кажется, Люциан так не считает. Он мягко улыбнулся, когда я уселась ровнее и слегка привела лицо в порядок, массирующими движениями.

– Заскучала? – прошептал он, а внутри снова цунами смешалось с торнадо.

Проигнорировав его вопрос, я просто уставилась в экран и кажется ничего важного не пропустила.

Моя коленка зачесалась, как будто бы кто-то перышком провел по ней. Непроизвольно коснулась рукой этого места, но уже через пару секунд ощущение вернулось. Мой взгляд упал на коленку… Это небольшая поп-коринка… И она медленно движется вверх по моей ноге, еле соприкасаясь с кожей…

Что???

Моя голова тут же повернулась к Люциану. И что вы думаете, конечно же, он нагло улыбается!

– Я же сказала без фокусов! – прорычала я.

– Этот фокус тебе понравится… – и это прозвучало так многообещающе, что я потеряла дар речи…

Неужели решил удивить меня двигающимся попкорном?

Но уже через пару секунд я осознала, как ошибалась…

Она двигалась неспешно, лаская чувствительную кожу и вызывая мелкие мурашки… Чем выше она поднималась, тем сильнее разгорался жар у меня между ног…

Поп-коринка проникла под юбку… и не остановилась… У нее есть цель… И она не планирует останавливаться… Непроизвольно свела ноги, прикусывая губу. Люциан гипнотизирует меня взглядом, от чего моя щека горит…

Атласная ткань трусиков натянулась, потому что поп-коринка уже в паре сантиметров. Мои лепестки увлажнились, как и мои ладошки, которые крепко сжимают кресло.

Ааах! Она достигла цели… Уперлась в набухший клитор, вызывая звездочки в моей голове. Это нужно прекратить… Но как можно прекратить это удовольствие?

Я так возбуждена, что хочется дотронуться до киски и довести себя до такого желанного оргазма… прямо здесь.

Я повернулась к Люциану, распахивая глаза.

– Люциан… прекрати… – взмолилась я, но мои слова никак не вязались с моими желаниями.

И он читал их в моем взгляде… Огонь рвался наружу и я не могла его удержать…

– Тебе же скучно, сладкая… Хочу это исправить… – соблазнительно промурчал мужчина.

И поп-коринка начала двигаться… Аааах… как же сложно было сдержать стон… Она ласкала клитор круговыми движениями сквозь тонкую ткань… Трусики намокли… Их шелковистость добавляла остроты… Сводя меня с ума… Я текла… Так безбожно текла… Ааааах…

– Расслабься, Ева… – нежный… да, именно нежный, голос Люциана доносился. – Ты ведь такая порочная, девочка… – я зажмурилась от переизбытка эмоций. – Не запрещай себе удовольствие, даренное Сатаной…

И я расслабилась… позволяя этой наглой поп-коринке впиваться в мои набухшие складочки снова и снова. Кажется я обезумела, желая ощутить ее в себе… И Люциан это знал…

Но моё истинное желание останется тайной для него.

– Как тебе фильм? – спонтанный вопрос Адама ошарашил меня. В какой-то момент я совсем позабыла о том, что мы с Люцианом не вдвоем здесь.

Я нервно сглотнула, потому что поп-коринка ускорилась, доводя меня до пика…

– Ответь ему… – хриплый голос Люциана подтолкнул меня… Издевается…

Я медленно повернула голову к Адаму, стараясь спрятать порок из своих глаз. Но…

– Ах… – поп-коринка начала двигаться по всей длине, буквально вталкивая мои трусики внутрь… я свела ноги сильнее. – …это хороший фильм!

Еле сдерживалась, острые коготки впились в обшивку… А Люциан коварно посмеивался… Засранец!

– Добро всегда побеждает зло, – улыбнулся Адам. – Как и любовь.

Что? О чем это он? Я не совсем понимала, что происходит на экране сейчас… Но это предложение выбило меня из колеи…

Я больше не могла держать себя в руках, хотелось взвыть от удовольствия и беспощадности Люциана… Ах, ах и ах! Снова и снова эта проклятая поп-коринка впивалась в меня и я была готова кончить… Но если это произойдет, я просто закричу!

То ли Люциан почувствовал моё напряжение, то ли получил то, что хотел… Но поп-коринка резко отползла от моей влажной плоти… и вернулась к своему обладателю. Я повернула голову к мужчине в тот момент, когда он с лукавой улыбкой впустил ее в рот и с блаженной улыбкой проглотил ее.

– Самая вкусная… – прошептал он с хрипотцой, подмигивая мне.

Голова шла кругом от всего происходящего, а тело сходило с ума… требуя разрядки. Я вскочила с места, оставляя двоих мужчин без ответов. Побежала в сторону к дамской комнате. Нужно было срочно охладить свой пыл…

Подошла к зеркалу и плеснула прохладной воды на щеки. Однажды я просто умру от фокусов Люциана… Но какие же приятные эти фокусы…

Дверь хлопнула и в комнате появился мой персональный Дьявол

– Уходи, Люциан… – взмолилась я, не глядя на него. Мои руки дрожали…

– Может лучше я доведу начатое до конца? – это предложение пахло грехом, совсем не давая моему огню успокоиться.

Руки Люциана потянулись к моей талии, прижимая к себе… Вновь ощутила его огромный стояк…

В глазах темнело от желаний, которые я не могла контролировать.

– Нет, уходи, – ответила я, не в силах сказать большее…

– Ох, Ева, мне кажется, даже Эми была бы более сговорчивая, – рассердившись ответил мужчина.

Я оттолкнула его руки, отрезвленная этими словами.

– Не смей трогать Эми! – взорвалась я.

– Не переживай, – рассмеялся Люциан. – Она не в моем вкусе.

Злость, как кипяток бурлила во мне.

– Get de! – крикнула я, обращаясь к ветру. Двери туалета распахнулись, а сильный порыв вытолкнул Люциана наружу. Двери хлопнули, и я выдохнула.

Уже было наплевать на последствия. Достал!

Но не прошло и минуты, как в комнату забежала Эми.

– Евочка, что произошло? – подруга подбежала ко мне.

На раз вдыхаем, на два выдыхаем.

Эми была прекрасной подругой. С этой светло-волосой девченкой невысокого роста мы начали дружить в глубоком детстве, когда я еще даже не знала, что я ведьма… Когда мои способности еще спали крепким сном.

Вместе с ней мы строили песочные замки, представляя, что это Рай… Вместе с ней болели ветрянкой и делили все переживания на двоих.

Эми была моим самым близким человеком, пока у меня не появились тайны… Я не желала отталкивать ее. Чувствовала, что она – мой ангел, без которого я пропаду. Замечательный человек и хороший друг… Но порой было так сложно. Слишком сложно лгать и держать все в себе.

– Голова закружилась, может давление упало… Думаю, поехать домой… – ответила я.

– Может в больницу? – обеспокоено уточнила Эми.

– Нет-нет. Ничего серьезного, наверное, это усталость, – я мягко улыбнулась.

– Хорошо, подождешь меня в коридоре? – кажется, подруга поверила и расслабилась.

– Да, – и я вышла в коридор.

Когда я вышла, сидящий Адам, тут же спохватился.

– Ева, все хорошо? – парень дотронулся до моих плеч, что показалось мне весьма… неожиданным. Любые проявления сближения… между мальчиками и девочками в рамках религии были ох каким долгим процессом. Даже простое прикосновение могло случиться лишь через год.

– Да-да, не переживай, – улыбнулась я и заметила, что Люциан идет к нам. Ох…

– Знаешь, я хотел спросить… может мы как-нибудь встретимся с тобой? – Адам нервничал, хоть и не показывал виду.

– Встретиться? – не знаю почему переспросила я, сталкиваясь взглядом с Люцианом, который словно коршун стоял за спиной Адама.

 

– Да… можем прогуляться… – Адам, что приглашает меня на свидание? Святой Мефистофель, что за испытание ты мне уготовил…

Кажется, оба мужчины ждали моего ответа…

– Я… Я… – растеряно бормотала. – Хорошо, – приняла решение я.

Лицо моего преподавателя исказилось в ухмылке, адресованной мне. Ему не понравилось. И я, сама не осознавая того, ликовала.

Дверь хлопнула, оглашая, что Эми стояла сзади меня и все слышала… Ох, черт! Эми… А если он ей и вправду нравится…

Развернулась к подруге, пытаясь понять ее реакцию, но Эми лишь улыбалась. Ситуация была неловкой.

– Эми, подвезти тебя? – голос Люциана прервал наше молчание.

Меня передернуло! Что он задумал…

– Нет, она не поедет с тобой! – рыкнула я, забывая о рамках.

Люциан скорчил невинное лицо, а Эми и Адам удивились моей реакции.

– Извините… просто я предполагаю, что Эми и Адам поедут на вечернюю молитву. А я хотела бы поехать домой… – Люциан приподнял одну бровь. – И… Люциан, ты подвезешь меня?

Его лицо было каменным, но в глубине его души… я видела, он добился того, чего хотел.

– Конечно, – добродушно ответил Люциан, и я приняла поражение.

– Вот и разобрались. Тогда до встречи в воскресенье, Ева, – улыбнулся Адам.

– Мы помолимся за твоё самочувствие, – заверила меня Эми.

– Спасибо, – улыбнулась, обнимая подругу.

Ребята ушли и я демонстративно зашагала прочь от Люциана. Но уже через секунду он догнал меня.

– Даже не думай сбежать. Я подвезу тебя, – рыкнул он.

Я ничего не ответила. Мы вышли на улицу, где стоял черный старый кабриолет с открытым верхом. Вау! Он блестел в свете фонарей, излучая чистый секс и уверенность… как и его обладатель.

– Только потому, что я всегда мечтала прокатиться на кабриолете! – вздернула нос и зашагала к машине.

Люциан открыл передо мной дверь, и я уселась внутрь. Несмотря на возраст машины здесь было очень комфортно.

Мужчина сел на место водителя и кабриолет завелся с ревом, выпуская дым. Все в салоне говорило о том, что это собственность Люциана.

Я назвала адрес, и он двинулся с места. Ехали молча. Всю дорогу я пыталась разобраться в себе, осознать, что я совершенно не знаю этого мужчину. Возможно, он убийца… А я позволяю подвозить себя домой… и доводить до оргазма… поп-корном… Я зажмурила глаза. Слабачка!

– О чем думаешь, Ева? – как-то слишком спокойно спросил Люциан, когда мы уже почти подъехали к моему дому.

– О том, что ты убийца, – резко ответила я, не глядя на него.

Люциан затормозил у моего дома и резко развернулся ко мне. Двери были закрыты с его стороны и выскочить я не могла. Разве что перепрыгивать через дверь…

– Это то, во что ты веришь? – зло спросил он.

– А во что еще я должна верить? – повернулась к нему, посылая молнию.

– Все никак не могу понять тебя Ева… таскаешься с божьими пастухами, отталкиваешь все свои желания… но так легко веришь в то, что сама себе придумала, – мужчина пристально изучал меня.

– Я не придумала, я задала тебе вопрос.

– И я ответил тебе.

– Но я не верю в это.

– Кто чего хочет, тот в то и верит, – отрезал Люциан. – Ты хочешь верить в то, что добро – это добро. А зло – это зло. Разделяешь эти миры, думая, что все так просто. Ева, это просто… верить в то, что я убил отца.

В глазах даже слегка защипало от его слов.

– Ты думаешь я хочу в это верить??? – взвыла я. – Больше всего на свете я хотела бы, чтобы это не было правдой. Чтобы ты все объяснил… почему твой отец пастырь, что ты делал в Салеме и как стал колдуном. Если ты такой, как и я… скажи мне, – умоляла я. – И я пойму…

Люциан дотронулся до моей щеки, успокаивая мой пыл.

– Я уже говорил тебе, что я такой же, как и ты.

– Да, потому что якобы мы отвергнутые родителями… – нахмурилась я. – И это еще больше наталкивает меня на мысль, что ты мог убить отца, который отверг тебя…

Я обессилено выдохнула.

– Почему ты хочешь, чтобы я убедил тебя? – мужчина приблизился ко мне, вызывая мурашки.

Я отвела взгляд, но он выжидающе ждал.

Что ж, родители всегда напоминали мне… Проявляя честность, ты можешь рассчитывать на честность… Такая глупость в ситуации с Люцианом, но все же я ответила честно:

– Потому что зная правду, я бы не отталкивала свои желания, – подняла взгляд на него. Он улыбался.

– Я хочу знать о твоих желаниях… – прошептал он в мои губы.

Я молчала, сохраняя самообладание. Но он как вампир высасывал из меня остатки здравого смысла…

А после набросился на мои губы, впуская свой змеиный язык в меня. Снова и снова… сжимая моё лицо и не позволяя дышать. Стон вырвался из меня, а непослушный язык сам откликнулся на его горячие прикосновения…

Запустила одну руку в жесткие волосы мужчины, а другой расстегнула проклятую пуговицу рубашки на его шее. Татуировки вырвались наружу, выпуская демонов Люциана. Он кусал и всасывал мои губы, размазывая светлую помаду… И так соблазнительно улыбался…

В этот момент я пожелала обладать им полностью! И с этим желанием смириться было сложнее всего…

Я оттолкнула мужчину, а он зарычал, не желая отрываться.

– Мы не можем… – я оглянулась по сторонам. – Нас могут увидеть…

– Ева… – Люциан ухмыльнулся, но понял о чем я говорю. – Что ж, это даже интересно… – он посмотрел мне в глаза. – Не прячь своих желаний от меня, – мужчина убрал выбившуюся прядку из моих волос.

– Мне приходится, потому что ты можешь оказаться убийцей…

Да, это была манипуляция… ну а что!

– Это правда, к которой ты не готова, сладкая, – он провел пальцами по моей щеке. – Но тебе пора учиться быть той, кем ты являешься. Поэтому я расскажу тебе…

Я заглядывала в глаза Люциана, понимая, что от правды меня разделяет одно мгновение…

– Адам убил пастыря Фреда.

Глава 8. Никогда не говори никогда

Лук шепчет стреле, отпуская ее: «В твоей свободе – моя».

– Рабиндранат Тагор

Прошла неделя с того дня, как Люциан ошарашил меня «правдой». Мне так слепо хотелось думать, что я себе все напридумывала. Так надеялась, что его тайны – это мои тайны. Одна тайна на двоих… Но как же я заблуждалась. Хоть предчувствие и твердило снова и снова… с этим мужчиной не все так просто.

В очередной раз я не получила ни одного ответа, лишь обвинение. Вы представляете? Он обвиняет собственного брата в убийстве собственного отца! Нет, это уже слишком… Мне было бы проще поверить в то, что пастырь Фред умер своей смертью, чем в то… что его убил Адам.

Какой вывод я сделала? Люциан играет с моим сознанием. Не знаю зачем и почему. Но то ли он больной на всю голову, то ли это игра, которую мне не дано понять. Но одно ясно точно – загадок и странностей в этом человеке слишком много.

Но моя ли это проблема? Сейчас я хочу просто передохнуть от присутствия Люциана в своей жизни. Слишком много эмоций вызвал этот мужчина за короткий промежуток времени. Так много, что даже страшно… Поэтому я игнорировала его всю неделю. Но знаете, он и не искал встречи со мной. И моя ему за это благодарность!

В воскресенье после службы Адам решил назначить день нашей встречи. Честно признаться я даже хотела с ним встретиться… потому что испытывала легкое чувство вины. Мне было стыдно за то, что я даже позволила себе услышать подобное… из уст Люциана. Сволочь!

Мы встретились с Адамом на набережной, которая тянулась вдоль реки Гранд-Ривер – ее можно было смело назвать достопримечательностью города хотя бы потому, что она была самой крупной в штате Мичиган. В целом же, наш городок Лансинг был настолько простым и непримечательным, что будь я обычным человеком точно бы заскучала. Но… я была ведьмой и моя жизнь по умолчанию была наполнена фантастическими вещами. Не говоря уже о том, что большую часть времени я проводила в заброшенном городе Детройте, который вызывал ужас и восхищение во мне одновременно.

Солнце уже начало заходить за горизонт, а легкий апрельский ветерок обдувал мои голые плечи. Сегодня я надела простую серую кофточку с открытыми плечами и синие джинсы. Закрутила хвост на голове, добавила легкий макияж… ну почти примерная девочка. Радовало лишь то, что в Лансинге я похоже была единственной ведьмой… и столкнуться с другой, тем более, знакомой, было практически невозможно.

– Привет, – услышала добрый голос Адама за спиной, пока смотрела в даль реки.

Медленно развернулась, натягивая приятную улыбку. Адам просто цвел в прямом смысле слова. Белая рубашка, светло-серый пиджак, светло-синие джинсы… Аккуратно уложенные волосы… А в руках букет ромашек… Черт, как мило!

– Привет… – в растерянности ответила. Он так принарядился и цветы… Конечно, я подозревала, что это свидание, но зная, какие «свидания» у католиков и переживать было нечего… Что ж в этом моем мире Адам совершил просто самый смелый поступок, вот так сразу заявив о своих желаниях.

– Это тебе… – его руки осторожно протянули мне букет. – Не знаю почему, но ты ассоциируешься у меня именно с ромашками… Такая же красивая, искренняя и чистая.

Ох, Адам… Было слишком неловко все это слышать. Черт, этот хороший парень точно не должен стать еще одним человеком в моей жизни, которому я буду лгать.

– Спасибо большое… – смущенно ответила я.

– Прогуляемся? – улыбнулся парень.

– Конечно! – и мы двинулись вдоль набережной.

– Как твои дела, Ева? – простой вопрос Адама слегка озадачил… А как у меня были дела?

– Знаешь… все хорошо. Конечно, все хорошо, – и я правда так себя ощущала, находясь рядом с замечательным человеком. – А твои? Как ты справляешься?

Вопрос был неудобным, но не спросить было бы тоже неправильно.

– Церковь помогает мне. Думаю, взвалив на себя определенные обязанности, я почувствовал ответственность за других людей… и стараюсь концентрироваться на этом. Так что, я справляюсь, да… Спасибо, что спросила, – видела, что эта тема непростая для него, но отвечал он спокойно.

– Ты молодец! – просияла я. – Уверенна, что твой папа очень гордится тобой!

– Надеюсь. Думаю, там на небесах он больше беспокоится о Люциане… Но мне хотелось бы, чтобы он больше ни о чем не беспокоился.

– Думаю, Люциан тоже справляется, – ответ получился слегка жестким. Но после всего… мне не хотелось, чтобы Адам даже думал о своем брате… потому что он не достоин ни капли его переживаний.

– Хотелось бы верить. Но что-то мне подсказывает, что он страдает по-своему… – грустно улыбнулся Адам. – Просто знаешь… сложно понять брата, которого по сути никогда и не знал.

– Понимаю… Но теперь кажется вы налаживаете отношения? – спросила я, так и не поняв почему Люциан заявился в кино вместе с Адамом.

– Мне казалось, что да… После того как он проявил желание пообщаться. Но после похода в кино… пропал. Опять же, думаю, он так справляется… Рад, что он хотя бы попробовал, – вновь с улыбкой ответил парень. – И знаешь, Ева, ты ведь была права, что еще не все потеряно. Спасибо тебе за это!

Ох, Адам, если бы ты знал насколько сильно все потеряно…

– А как тебе в роли пастыря? – спросила я, переводя тему.

– Это то, чего я всегда хотел. Просто не думал, что стану пастырем так рано… Чувствую, что я на своем месте, – уверенно ответил Адам. – Ну, а ты? Мне казалось, что твои родители хотели, чтобы ты поступила в наш колледж при церкви? Ты хотела бы этого?

Я чуть не начала нервно икать от этого вопроса!

– Оу… ну я задумывалась об этом, но тогда пастырь Фред не принял меня…

– Не знаю почему отец отказал, но я бы принял тебя с удовольствием! – с энтузиазмом откликнулся Адам.

Если об он знал истинные причины отказа…

– Знаешь, я бы не хотела торопиться с этим решением… Это серьезный шаг, – постаралась уйти от темы.

Чем больше времени я находилась в компании Адама, тем больше я понимала, что должна отгородить его от себя… Такой хороший человек достоин лучшего!

– Конечно, все правильно! Но чего бы ты хотела, Ева, от жизни? Какие планы? – с любопытством спросил парень, накидывая мне на плечи пиджак. – Прости за наглость, но я заметил, что ты замерзла… – смущенно сказал Адам.

– Спасибо… – благодарность вырвалась из меня, унося в поток мыслей, которые так редко всплывали в моей голове.

Я всегда хотела реализовать себя как ведьма. Понять свое истинное предназначение. Мне всегда хотелось, чтобы я была способной на большее. Не знаю на что именно… Но думаю, я смогла бы достичь кое-чего.

Но как бы я хотела себя реализовать, как обычный человек? Я не знала… Я правда этого не знала.

Но не успела я дать хоть какой-то ответ…

– Эми, какая встреча! – воскликнул Адам, и я подняла глаза.

Перед нами стояла моя подруга. Хотелось провалиться сквозь землю. Оставалось только верить, что мне показалось… и на самом деле Эми не испытывает никаких чувств к Адаму.

 

– Привет… – тихо поздоровалась я.

Девушка не сводила с нас взгляд, блуждая зрачками по цветам и пиджаку, который Адам так заботливо накинул на мои плечи.

– Привет, ребята, – расплылась в улыбке Эми.

Я никогда не видела подругу злой, обиженной, ревнивой или даже в плохом настроении… Но сейчас, кажется, она слегка дрожала и теперь уже прятала глаза.

– У меня тут французский недалеко… – как оправдание прошептала Эми. Нет, моя хорошая, не делай этого!

– Может прогуляешься с нами? – громче, чем нужно, спросила я. Хотелось скинуть этот дурацкий пиджак, вернуть цветы Адаму… потому что я не заслуживаю этого всего. И это все точно не для меня. Эми гораздо больше ему подходит!

– Спасибо, но не буду мешать, – улыбнулась Эми, поднимая взгляд. – Вы прям как Адам и Ева…

На секунду мы все подвисли в молчании…

– А и вправду! – оживился Адам.

– …созданные друг для друга, – пробурчала подруга себе под нос. – Простите, но мне уже пора.

Эми зашагала прочь. Я посмотрела ей в след, она шла очень быстро, позволяя ветру развивать ее спутавшиеся локоны. Блин… подруга с меня чертовски плохая! Чуть не обидела Бонни, а теперь обидела Эми… я ведь не хочу этого. Мне не нужен ни Адам, ни Люциан! Мне нужны мои девочки!

– Кстати, Эми в следующем году хочет поступить к нам, она говорила тебе? – спросил Адам.

– Нет… – но это не было удивительным для меня.

– Знаешь, Ева… у нас в колледже мы учим многое… это не только скучное изучение религии и церковных уставов, – голос парня был загадочным, но меня сейчас все это мало волновало.

Все не могла выкинуть из головы поспешный уход Эми. И почему я все порчу?

– Адам, я думаю, что пока я не готова к этому. И возможно я никогда не буду готова к этому, – спокойно, но уверенно ответила я. Не хочу давать никаких надежд.

– Никогда не говори никогда… – подмигнул парень.

Остаток прогулки я постаралась сократить до минимума.

Последние несколько дней Адам мне писал. Это были незамысловатые сообщения, скорее вежливые, чем романтичные. Не знаю почему, но каждый раз, когда я их получала, непроизвольно улыбалась.

Понимала как сильно мы с ним непохожи. Понимала, что лучше прямо сейчас сбить его планы насчет меня. Но эгоистка во мне питалась его светлыми эмоциями, вниманием и искренним интересом.

Жаль, что в моем мире ведьмы лишь соблазняли и использовали в своих целях… таких как Адам. Поэтому в какой-то степени мне хотелось бы отгородить этого парня от всего плохого.

А еще у меня назрел план, раз уж Адам так хорошо со мной общается… нужно использовать это общение для того, чтобы свести его с Эми.

Но об это я подумаю завтра, а сейчас я еду в ковен. Целую неделю я игнорировала Люциана. Но, к несчастью, сегодня встречи не избежать. На сегодняшнем уроке он познакомит нас с демонами, поэтому предупредил всех быть обязательно во избежание наказания. Да и чего таить… кто же не захочет познакомиться с демонами! Некоторые в нашем ковене боялись их, но мне казалось это странным… мы с ними на одной стороне.

Как всегда, влетела в зал в последнюю минуту. Нужно срочно записываться на дополнительные занятия по перемещениям в пространстве! Сегодня зал был переполнен, видимо прогуливать опасались все.

Люциан стоял в черной рубашке и черных джинсах. Его глаза сверкнули темнотой при виде меня и тут же начали блуждать по моему телу. Черное облегающее платье с портупеями и длинными сапожками на шнуровке стройнило меня… и моя внутрення демоница ликовала… я ему нравлюсь! Единственное в чем я была уверенна касательно Люциана.

По всей ширине зала была нарисована перевернутая пентаграмма, на углах которой располагались горящие факелы. Призывающие руны сплетались с древними языками… образуя картинку из фильма ужасов. Вдруг мне пришло в голову странное желание… научиться вызывать демонов самостоятельно. Хотя это и позволено только верховной ведьме… и Люциану… Хм!

– Ведьмы и колдуны, пришло время забыть о теории, которую годами вливали в ваши уши, и встретиться с миром, в котором вы живете. Демоны – ваши ближайшие союзники. Ваша задача защищать их, а их задача выполнять беспрекословные приказы Сатаны, – Люциан напряженно расхаживал по кругу пентаграммы.

Я стояла рядом с Бонни и Филом впереди толпы.

– Неужто демоны сами не могут о себе позаботиться? – кто-то с сарказмом спросил из толпы.

– На Земле демон слаб, а в заключении божьем уязвим… до тех пор, пока не найдет свое тело. И задача ведьмы помочь обрести ему это тело. Вы способны впустить демонов в этот мир, вы же можете их и изгнать, – объяснил Люциан, как всегда, теряя терпение к нам.

– Мы что должны убивать? – с вызовом спросила я, и преподаватель застыл на месте.

– На ваше усмотрение, мисс Дэвис! – прорычал Люциан. – Но поверьте, в мире достаточно людей, желающих впустить в себя демона… впустить страсть, порок, темную энергию… силу в конце концов, – с каждым словом мужчина приближался ко мне все ближе и ближе.

Он держал наш зрительный контакт, не позволяя даже моргнуть.

– Очень сомневаюсь, – ответила я, не представляя, чтобы кто-то и правду желал стать одержимым демоном.

– Это ваша фишка, мисс Дэвис, сомневаться, – ухмыльнулся Люциан.

– Кто главнее в иерархии для Дьявола – ведьма или демон? – вопрос студента прервал наш контакт.

– Демоны.

– Но почему?? – возмутились студенты. – Разве мы не достойны этого??

В чем-то я разделяла негодование остальных. Все же странно получалось… нами управляет и Дьявол, и Стихии… а теперь еще и Демоны на вершине цепочки. Авот вся грязная работа достается ведьмам. Не очень честно. С другой стороны, меня это вообще мало парило. Я была слишком эгоистичной, чтобы выполнять чьи-то приказы. И думаю, именно эта моя черта помогала мне сохранять баланс между Дьяволом и Богом. Не думаю, что я бы вообще хотела исполнять чьи-то приказы…

– Мистер Харви, успокойтесь. И для начала примете как факт, что Дьявола в принципе мало волнует любой представитель сумеречного мира. Он не испытывает любви и не привязывается. Но в конце концов ведьма содержит в себе лишь малую часть демонической крови, а демоны являются упрощенным подобием Сатаны… я бы назвал это так. Поэтому это лишь цепь, заложенная Вселенной и не более того, – да уж Люциан явно считал нас всех тупыми. – Но нет сотрудничества более продуктивного, чем колдун и демон.

– Получается, что ведьма может забеременеть от демона? – спросила Бонни.

– Не в этом смысле продуктивное сотрудничество, – ухмыльнулся мужчина. – Но да. И не только ведьма, но и обычная девушка, – ответил Люциан. – И в любых из этих вариантов ребенок будет наделен демонической кровью.

– А если ребенок родится у обычной девушки… он станет ведьмой? – уточнила Бонни.

– Это как два гена в одном зародыше. Один из них окажется сильнее, другой слабее, – задумчиво ответил Люциан.

– А если у ведьмы оба родителя обычные люди… – очень громко спросила стерва Стейси, глядя в мою сторону.

– Значит… – Люциан лукаво улыбнулся. – Кто-то из ее рода все же согрешил.

Мужчина сверлил меня хитрым взглядом.

Словно бы ледяной водой меня окатили! Значит, теперь он еще и намекает на то, что моя мама или кто-то из моего рода согрешил?! С демоном??? Хотелось накинуться на него прямо сейчас и разорвать в клочья!

– Слышала, Ева, ты как сорняк, который пророс из гена! Скажи спасибо мамочке или другой шлюхе из вашего рода! – эта рыжая змея делала все для того, чтобы свести меня с ума.

– Cum ebrietatem! – взвыла я, обращаясь к воде.

Сучка Стейси начала захлебываться водой, которая выплескивалась через нос и горло. Но мне этого было мало…

– BRACA! – крикнула я и девушка начала синеть, хватаясь за горло. Воздух исчезал из ее легких, а моё учащенное сердцебиение начинало приходить в норму.

– Prohibere! – зло крикнул Люциан и все прекратилось. Стейси смогла дышать, сплевывая остатки воды. – Мисс Дэвис, останетесь после урока для профилактической беседы! – рыкнул преподаватель, а я закатила глаза.

Слегка успокоившись, Люциан вновь обратился к студентам:

– Что ж начнем! Rift apertum est! Mones te faciam de dominatione Amaymonis covina Michigan! – эти слова звучали в каждой голове… тело непроизвольно начало покрываться испариной, а температура в холодном зале накаляться.

Звуки грома начали доноситься из ни откуда, хотя мы были так глубоко под землей, что просто не могли его слышать… Но уже через пару секунд стало понятно, что это не гром. Земля трескалась, разделяя пентаграмму на пять равных частей… Офигеть!

Рев был невыносимый… лава в прямом смысле слова бурлила из-под земли, а древние руны начинали гореть. Еще несколько сильных толчков, заставляющих хвататься за ближайшую опору, и звук сменился на оглушающих крик… не человеческий…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru