Даже Дьявол заслуживает на любовь

Анна Котляревская
Даже Дьявол заслуживает на любовь

Глава 5. Из ребра твоего

И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих.

– Библия. Быт.3:20

До самого утра я так и не смогла уснуть. Меня разрывало на части от переполняющих эмоций. Впервые мой внутренний огонь вырвался наружу. Я буквально ощущала его в себе, он заполнял меня до самых кончиков пальцев… «Свой внутренний огонь нужно подпитывать»… еще вчера советовала бабушка Бонни… И, кажется, именно Люциан подпитал его.

Даже сейчас, когда его уже нет рядом, я не могу успокоиться. Жар все еще пылает во мне, а воспоминания заставляют снова и снова возвращаться к его обезумевшим прикосновениям, порочным укусам и опьяняющему вкусу. С ним я была на вершине мира. Никогда не ощущала ничего подобного… Никогда.

Но, к сожалению, мужчина подаривший все это, оставался «призраком» для меня… Никаких ответов. А теперь еще и его отец умирает. Мама сказала, что от сердечного приступа. И пускай я не знаю тайн Люциана, мне жаль его… по-человечески жаль. Все же его отец умер.

Наверное, он уже все узнал. После нашей близости есть желание узнать как он, поддержать… Ведь в такой ситуации неважно колдун ты или человек… тебе нужна поддержка. Но связи с ним у меня нет. Что ж, поговорю с ним на сегодняшних похоронах.

В этот день мне пришлось остаться дома, потому что похороны запланированы на обед. Впервые на своей памяти я надела черное, чтобы отправиться в церковь… и на кладбище.

Мама сегодня бледная как смерть… с опухшими глазами, она горюет очень сильно. Для многих в церкви пастырь стал очень близким человеком. И он поддержал мою семью, узнав всю правду обо мне, поэтому родители испытывают огромное чувство благодарности к нему.

На кладбище людей было много, все пришли попрощаться с пастырем Фредом. Глазами я искала Люциана. Все мои мысли были заняты тем, что вчера он ничего не знал и был со мной… В то время как его отец… Я зажмурила глаза от боли… Я должна… должна хотя бы выразить свои соболезнования.

Но людей в черном было так много, что я дважды потеряла из поля зрения родителей, не то что Люциана. Когда погребение началось, я стала рядом с семьей в толпе возле могилы… и решила, что точно увижу его, когда он будет произносить прощальные слова.

Но время шло, прощальные слова доносились снова и снова… да только Люциан так и не появился в поле моего зрения. Как же так? Сын, который не пришел на похороны отца? Лжец! Никакой он не сын пастыря! Других предположений у меня нет…

– Ева, скажи несколько прощальных слов, – прошептала мама мне на ухо, вырывая из моих мыслей.

– Что? Зачем? – к этому я не была готова. И что я должна говорить?

– Мы многим обязаны пастырю Фреду! Так что давай… – мама подтолкнула меня вперед, и все взгляды обратились ко мне.

Ох, черт…

Было неловко до ужаса. Я ведь и не знала пастыря Фреда как человека. И если родители и считают нашу семью в чем-то обязанной ему, я этих взглядов не разделяю. Мама всегда выставляла все таким образом, будто он спас наши жизни, принял испорченную игрушку… Но я не испорченная игрушка. Я лишь просто ведьма…

И все же сказать что-то нужно. В конце концов пастырь Фред был хорошим и отзывчивым человеком.

– Эм… – сбивчиво начала я. – Сегодня непростой день для всех нас… – я даже не могла смотреть на всех присутствующих, поэтому тупила взгляд в пол. – Моя семья очень любила и уважала пастыря Фреда… И его уход – это огромная утрата, как для церкви, так и для каждого из нас… И мы всегда будем помнить его добрым словом, – не знала, что еще добавить.

– Аминь! – громко сказали все, а я лишь зашевелила губами.

Я вернулась на свое место, и родители улыбнулись мне. В центр вышел молодой парень, на которого все смотрели с большой скорбью и надеждой. Высокий, со светло-русыми волосами и мягкими чертами лица. Он показался мне таким знакомым… Но я никак не могу вспомнить откуда…

– Кто это? – задала вопрос маме.

– Младший сын пастыря – Адам, – прошептала она и укоризненно на меня посмотрела.

Сын пастыря? Что? Адам??? Вы издеваетесь надо мной что ли?!

– Мама, как так получается, что я даже не знала, что у пастыря Фреда двое сыновей?? – не сдержалась я.

Но мама ничего не ответила, потому что Адам уже начал свою прощальную речь:

– Мой отец был великим человеком. Для меня великим. Он был пастырем. Он собирал воедино нашу церковь и служил Господу Богу долгие годы… Мой отец был и остается огромным примером для меня. И как бы тяжело не было с ним прощаться… Я и все мы отпускаем его. Отпускаем, потому что его ждет лучшая жизнь. Мы будем молиться за его душу. Сегодня мы имеем полное право горевать… Но уже завтра, я обещаю, что лично позабочусь о том, чтобы наша церковь продолжала оставаться святым местом, где каждый может обратиться к Богу. И я надеюсь, что смогу стать хоть на каплю таким же достойным пастырем, как и мой отец, – парень говорил спокойно, внушая доверие и надежду людям, которые рассчитывали на него. Что ж, видимо без пастыря церковь надолго не останется.

Церемония погребения закончилась и все отправились в церковь молиться за душу пастыря Фреда. Не думаю, что его душа нуждалась в молитвах, ведь куда еще кроме Рая мог отправиться человек такого церковного сана. Но видимо католицизм считал по-другому.

Мама с папой решили остаться в церкви на целый день, а я искала любую возможность сбежать… Не думаю, что молитвы ведьмы сильно помогут пастырю. Скорее я войду в список его грехов.

Вышла на улицу, чтобы немного подышать, в церкви абсолютно не было свежего воздуха, а закрытое черное платье только усугубляло ситуацию. Уселась на лавочку в маленьком парке, который возвели прямо возле церкви.

– Воды? – услышала незнакомый бархатистый голос и подняла глаза. Кажется, я знаю кто это…

– Спасибо… – ответила я, принимая бутылку воды из рук Адама.

На мгновение наши пальцы соприкоснулись и легкая волна благодати пробежалась по мне… Парень засмущался и отвел взгляд.

– Я Адам. А тебя как зовут? – спросил парень, слегка робея.

Мой ответ прозвучал как шутка. Жаль, сын пастыря вряд ли ее оценит…

– Из ребра твоего…

– Что? – на лице Адама появилось замешательство.

Черт, нашла когда шутить! У него же отец умер… Хотелось стукнуть себя по голове.

– Ева. Меня зовут Ева… – улыбнулась я. И Адам наконец-то улыбнулся мне в ответ.

– Ты дочь Лиама и Оливии Дэвис? – он присел рядом.

– Да… Прими мои соболезнования, пожалуйста… – искренне произнесла я.

– Спасибо за твои слова… сегодня на кладбище, – парень смотрел куда-то вдаль.

– Это меньшее, что мог сделать каждый из нас…

– Для меня это важно, – просто ответил он.

Я разглядываю Адама с любопытством. Он кажется добродушным и светлым человеком. Внешне очень похож на отца.

– Почему ты так рассматриваешь меня? – парень мило развернул голову в бок.

– Прости… просто буквально за несколько дней я узнала о том, что у пастыря Фреда есть сыновья… в голове не укладывается, – единственный человек, который мог пролить свет на жизнь Люциана… это Адам.

– А я тебя помню, – улыбнулся парень.

– Помнишь? – удивилась я.

– Да. Мы с тобой не общались, но я видел тебя в церкви. Ты тогда была еще совсем ребенком, – пожал плечами Адам. – Меня не было в стране последние пять лет. Отец отправил меня в монастырь Кёнигсхофен-ан-дер-Хайде. Это в Германии, – он улыбнулся, но улыбка получилась не веселая.

– Ого… так надолго? – сейчас ему на вид не больше двадцати пяти лет. Это значит, что он отправился в монастырь совсем молодым…

– Так было лучше для меня, – отрезал Адам, не глядя мне в глаза.

Думаю, в эту тему лучше мне не лезть.

– Значит, ты совсем недавно вернулся? Мне жаль, что ты побыл с отцом так мало…

– Увы, – Адам вновь посмотрел на меня. – Ты себя неважно чувствуешь? – обеспокоенно спросил он, разглядывая моё лицо и руки.

– Оу нет, я всегда такая бледная, – заверила я. – Так значит твой брат Люциан? – осторожно спросила я.

– Да.

– А… можно задать вопрос? – я нервно заломила пальцы.

– Конечно.

– Почему он не пришел на похороны отца? – затаила дыхание, ожидая ответа.

– Если честно, Ева, ответить на этот вопрос очень сложно… – на лбу парня появилась маленькая морщинка. – У Люциана и отца всегда были непростые отношения.

– Настолько непростые, что он не пришел на похороны? – удивилась я.

– Настолько. Хоть это и не оправдание… – парень опустил голову, разглядывая свои туфли.

– А вы с ним тоже в сложных отношениях? – спросила я, пытаясь понять хоть что-то.

Парень послал мне легкую улыбку, подготавливая к ответу:

– Мы с ним не общаемся.

– Не общаетесь? – моя челюсть отвисла.

– Да. Отношения всегда были напряженными. А после того, как он уехал… А потом уехал я…

– Люциан уехал?

– Да, последние десять лет он прожил в Салеме, – поморщился брат Люциана. – Изучая местную культуру и религию…

– Оу… – наконец-то что-то начало складываться. Значит, он никому не врал.

– Отец не разделял его… э-э-э… желаний. Отец готовил для него один путь. И это путь Божий, – объяснил Адам.

– Думаешь, он не с Богом? – осторожно спросила я.

– Не знаю, мы ведь не общаемся. Но недавно он вел службу по просьбе отца… Значит, его салемские скитания закончились.

– Прости, что говорю это… Но вы ведь братья…

– Мы… ну, не совсем родные… Люциан – сын от первого брака отца. Тогда папа еще не был верующим человеком. И женился на маме Люциана будучи очень молодым. Но, к сожалению, жена погибла при родах, – о святой Мефистофель! Я чуть не закричала от ужаса… значит, Люциан лишился обоих родителей.

– Это ужасно…

– Папа тоже так считал. С моей мамой они сошлись лишь через десять лет, когда отец уже был священнослужителем. Но моя мама умерла от рака… – я пискнула, сдерживая очередной порыв крика. Сколько смертей… Это просто невозможно… Проклятие какое-то…

 

– Мне так жаль… – я коснулась его руки.

– Спасибо. Это было давно. Теперь они в лучшем мире, – улыбнулся Адам.

– Ты прав…

– Мы с Люцианом всегда были разными. Он рос проблемным ребенком, если можно так сказать… Но у отца всегда были большие надежды на него. Да и он переживал, чтобы Люциан не винил себя в смерти матери, поэтому… к Люциану в нашей семье было особенное отношение, – за маской безразличия было сложно разгадать как Адам в действительности относится к брату. Но теперь было понятно, что отношения и вправду не сложились.

– Но теперь вы оба вернулись и возможно еще не все потеряно, – попыталась я его подбодрить.

– Очень сомневаюсь. Вместе мы не живем. Да и в церковь нашу, думаю, ходить он не будет.

– А как же прощение Божье? – не могла не спросить у него, как у католика.

– Ты права… И поверь зла я на него не держу.

Наш разговор прервала Эми. Подруга подлетела словно мотылек, одаряя нас светлой улыбкой.

– Извините… Адам, хотела принести свои глубочайшие соболезнования! Нам всем очень жаль! – девушка обеспокоено смотрела на нашего будущего нового пастыря.

– Благодарю, Эми, – улыбнулся он ей в ответ. – Давно не виделись…

Подруга старше меня на два года и видимо успела подружиться с Адамом еще в подростковом возрасте.

– Да… Я тут подумала, может мы все вместе сходим в кино на днях? Прости, может это предложение неуместное… Но мы могли бы немного отвлечь тебя от тяжелых мыслей. Да и пока ты не стал пастырем… Потом совсем занятой будешь, – Эми с нежностью смотрела на своего, по-видимому, друга из прошлого.

– Конечно, с удовольствием.

Подруга просияла и обратилась ко мне:

– Ева, ты же с нами?

Этот вопрос слегка обескуражил меня.

– Я… Я… Да, конечно! – заулыбалась я.

– Отлично! – ответила Эми, снова переводя взгляд на Адама.

– Тогда договорились. А сейчас извините, но мне нужно вернуться в церковь… – сказал парень. – Эми, был рад увидеться. Ева, был рад познакомиться!

– Взаимно, – мы столкнулись смущенными взглядами на секунду. И Адам покинул нас.

– Так жаль Адама и Люциана… – тихо произнесла Эми, присаживаясь рядом со мной.

– Да… Как думаешь почему Люциан не пришел?

– Думаю, это все просто слишком для него… Бог простит… Мы будем молиться за него, – убедительно ответила Эми.

Да только мне так совершенно не кажется.

Остаток дня я провела в очень странных мыслях. И чем больше я об этом думала, тем больше я в этом убеждалась…

Сложные отношения с отцом. Сложные отношения с братом. Смерть матери. Салем. Все это складывается в очень странную и запутанную картинку… Но что… что если он вернулся неспроста именно сейчас? Вдруг Люциан причастен к смерти отца? Что если эти отношения были настолько непростыми? Что если он убил собственного отца?

Глава 6. Правда или Ложь – одно и то же

Сначала человек убивает что-то в себе, потом он начинает убивать других.

– Вильгельм Райх

Сегодня я ехала в ковен, будучи в диком напряжении. Первый урок сегодняшнего дня – сатанизм с Люцианом. После всего, что произошло за последние два дня я даже боюсь заглянуть ему в глаза. Я боюсь в них увидеть правду, которую в глубине души знаю. Но еще больше я хочу заглянуть в его глаза, чтобы больше не обманываться ложью.

Перед тем как войти в зал, в котором должен был состояться урок, я забежала в дамскую комнату. Оперлась пальцами об рукомойник и заглянула в зеркало. Меня пробирает легкая дрожь… Искупала руки в холодной воде и расчесала слегка подкрученные локоны. Короткий комбинезон черного цвета с рукавами клеш, ботиночки на высоком каблуке, выразительный макияж… Я выгляжу уверенной, как и всегда… Но внутри… Внутри я расщепляюсь на молекулы каждую секунды и собираюсь вновь. Я хочу знать… Хочу знать эту проклятую правду!

Зашла в зал за минуту до начала урока. Бонни уже ждала меня. Люциан облокотился об массивный стол из черного дерева. Сегодня на нем простая черная футболка и черные джинсы с грубыми ботинками, благодаря чему он выглядит слегка помолодевшим… Но ничего, абсолютно ничего не говорит о том, что этот человек скорбит.

Когда звонкий стук каблука огласил моё присутствие, он оторвался от книги, которую читал. Люциан посмотрел на меня, а я посмотрела сквозь него. Уверенной походкой прошла мимо, ощущая обжигающие прикосновения его взгляда на своем теле… Фитиль моего внутреннего огня поджегся, когда я оказалась в нескольких сантиметрах от него…

Боковым зрением я пялилась на его татуировки на руках, которые по-видимому тянулись до самой шеи. В какой-то момент мне показалось, что изображения зашевелилось, но я несколько раз моргнула и галлюцинация прошла. Лишь оказавшись в нескольких шагах от него и усевшись рядом с Бонни, я смогла выдохнуть.

А он… все еще прожигал меня взглядом.

– Привет! – изумленно обратилась ко мне Бонни. – Ты куда вчера пропала?

– Привет, – улыбнулась я. – Прости, мама неважно себя чувствовала и я осталась с ней…

Черт, лгать Бонни – это как лгать самой себе. Но ложь стала частью моей жизни. Ложь – мой баланс.

– Заговор на Травах не помог? – обеспокоено спросила Бонни.

– Ты же знаешь родители предпочитают лечиться традиционными методами, – я пожала плечами. – Мама знает, что делать, она ведь врач.

– Да, прости, вылетело из головы…

– Ничего. Бонни, я хотела с тобой поговорить… – не могла оставить ситуацию с Люцианом в тайне.

– Время! – огласил преподаватель начало урока и я обреченно вздохнула.

Хотелось мне или нет, но пришлось поднять взгляд на Люцина. Сегодня он вновь не в настроении. Движения резкие, а лоб хмурится. Что ж, чем больше тайн, тем сложнее. Да, Люциан?

– Как показали предыдущие практические занятия – вы все слабы. Поэтому сегодня у нас будет теория, – он сверкнул глазами.

– Слабы? – прошипела Бонни неудовлетворенно.

– Кто готов рассказать о том, кто такая ведьма и почему она служит Дьяволу? – вопрос в лоб.

Руку вздернула стерва Стейси.

– Да, мисс Бейли, говорите, – мужчина сложил руки на груди.

– Ведьма – высшее существо, одаренное Сатаной и приближенное к нему. Мы служим ради удовольствия! – Стейси расплылась в самодовольной улыбке.

– Замечательно, мисс Бейли, что вы служите ради удовольствия, но ведьма не существо и не приближенное к Люциферу в той мере, в которой вы желаете быть приближенной, – глаза преподавателя ожесточенно блеснули и стерва Стейси поежилась заткнувшись. – Кто-нибудь еще хочет попытать удачу?

– Мы делаем то, что велит Дьявол и за это он нас поощряет… – не поднимая руки, выпалил рыжий маг Эван. Мы мало общались, но он всегда казался мне мягко говоря недалеким.

– Вы что тупые овцы??! – рыкнул Люциан, стукнув книгой по столу.

Я подпрыгнула на месте от неожиданности.

– Мы соединяем миры, – сказал Фил, спасая наши задницы. – Мир людской и мир демонический. Мы мост между Богом и Сатаной.

– Мефистофель бы сжег этот ковен до тла, если бы слышал эти ответы, – разочарованно прорычал Люциан. – Но да, мистер Фостер, в ваших словах есть правда.

Мужчина начал расхаживать перед нами, как греческий бог, а я не сводила с него сосредоточенного взгляда. Люциан закурил сигарету и выпустив пар, вновь облокотился на стол.

– Не удивительно, что ваши стихии слабы, ведь вы даже не знаете зачем нужны Сатане. Уж поверьте одаривать вас не за что!

Да уж, он взбесился не на шутку…

– Итак, придется лично повторить для вас программу, которую вы должны были усвоить с пеленок! – Люциан затушил сигарету прямо перед носом у бедного перепуганного студента. – Первое, что вы должны уяснить, если бы Дьявол хотел завести зверьков, которые его развлекали, он бы завел обезьян или попугаев!

Он такой нервный, что хочется его успокоить. То ли огреть кочергой по голове, то ли обнять. Черт, Ева, ну что за дебилизм у тебя в голове!

– Толку бы и то было больше… – пробурчал Люциан себе под нос. Выдохнул и продолжил, вновь обращаясь к студентам: – Второе. Ведьмы и колдуны – люди в первую очередь. Люди, наделенные магическим способностями самим Дьяволом. За этот дар вы должны быть благодарными, – мужчина закурил очередную сигару. – Третье. Вы, ведьмы, защищаете демонический мир от Божьей кары. Вы, единственные обладатели магической силы в мире, которые могут вступить в контакт не только с людьми, но и с самим Богом. И он будет вечно жить иллюзией… однажды переманить вас на свою сторону, – Люциан ушел куда-то в себя, выпуская кольца дыма в виде пентаграмм. – Он думает, что вы – армия Сатаны… – преподаватель ухмыльнулся. – Но у Сатаны лишь одна армия – его демоны. В то время как Бог сделал армию из собственных детей.

– Но если мы не его армия, то зачем нам сражаться? – спросила Бонни, изгибая бровь.

– Потому что однажды Бог перестанет быть лояльным, – рыкнул Люциан. – И однажды он захочет обернуть вашу силу против Сатаны. Любым путем.

– Это лишь догадки… – слова сами полезли из меня.

– Что вы сказали, мисс Дэвис? – скривился Люциан.

Деваться было некуда.

– Это догадки. Никто не знает Бога и никто не знает Дьявола, чтобы судить, – спокойна ответила я.

Мужчина сжигал меня в пепел и перемешивал с дерьмом целую минуту. Так я себя ощущала, когда он смотрел на меня.

– Видимо, мисс Дэвис, вы пропустили слишком много занятий, – грубо намекнул преподаватель на моё вчерашнее отсутствие.

– У меня были неотложные дела, – я послала в него молнию. Огонь уже бурлил во мне. И в этот раз от злости. Кретин.

– Так, значит, вы жаждете встречи с Дьяволом? – с ехидством уточнил он.

– Его Темнейшество слишком тщеславное, чтобы позволить нам простым ведьмам желать подобного. Все в его руках, – фыркнула я.

Книга, которую читал Люциан, полетела в меня и раскрылась в начале. Это Библия Дьявола. Меня передернуло от неожиданности.

– Читайте! В голос!

Я смерила его взглядом, но уже через секунду уставилась на строки, которые Люциан магическим образом подсвечивал:

– «Сатанаил сын Бога, а ты Его слуга»… – прочитала я.

– Мисс Дэвис, вы понимаете, что это означает? – Люциан требовал ответа незамедлительно.

Студенты не сводили с нас своих ошарашенных взглядов.

– Дьявол сделал нас своими слугами, наделив дарами. И пускай мы не его армия, мы все же не свободны… – ответила я так, как поняла эти строки.

– НЕТ, мисс Дэвис!

Я вздрогнула в очередной раз. Люциан уже так орал, что казалось у него кровь из ушей пойдет.

– Это игра слов! «Его слуга» – нет уточнения, кому вы служите. Потому что вы сами выбираете кому служить! – мужчина стоит красный как рак в шаге от меня.

Конечно, я боюсь, что он взорвется, но все же сказала…

– Но мы ведьмы! – не смогла сдержать сарказма. – Кому еще мы можем служить?? Даря эти силы, он обрекает нас…

Люциан готов меня убить, и я знаю почему. Уж кто-кто, а он имеет представление о том, какой жизнью… а точнее какими жизнями я живу. Но я исключение, потому что мои родители простые люди, да еще и верующие католики. У других же такого выбора нет…

Кровь наконец-то отхлынула от лица преподавателя и он сказал безразличным голосом:

– Вас никто не обрекает, мисс Дэвис. Выбор есть у всех. И если вы выбираете призрачную божью свободу… вы можете покинуть стены ковена сейчас же!

– Простите, что прерываю, но наша Святая Ева только об этом и мечтает! И я считаю, что ее давно пора изгнать! – злорадствует Стейси. Да я ее сожгу, стерву!

– Усмирите свой пыл, мисс Бейли! Ева не сделала ничего нарушающего правила ковена, – ничего? Значит, будет прикрывать мою задницу в надежде, что я прикрою его? Не дождется! – Поэтому выбор за ней!

Все уставились на меня, как будто бы это решение я должна принять прямо сейчас… А я вообще не собиралась принимать никакого решения!

– Урок окончен, – досрочно объявил Люциан. – К следующему занятию перечитать Библию Дьявола полностью! Будете пересказывать! И пока не выучите все, мы не приступим к практическим занятиям!

Все обреченно вздохнули и начали подниматься со своих мест.

– И еще! – Люциан прервал сборы. – Готовьтесь. На следующей неделе я познакомлю вас с демонами.

Кажется, челюсть отвисла у всех.

– Верховный маг вам дала разрешение?? – в ужасе прошипела Стейси. Видимо не поверила, что это решение ее матери.

– Даст! – безразлично, но уверенно ответил Люциан и вновь пробубнил себе под нос: – Сказка закончилась…

Кажется, сегодняшним занятием были обескуражены многие. Бонни быстро собрала свои вещи, а я намерено замешкалась. И пускай Люциан сейчас не в настроении, я больше не намерена ждать!

 

– Ева, ты идешь? – спросила Бонни.

– Я вас догоню…

Фил с Бонни покинули зал вместе с остальными колдунами. Я оглянулась по сторонам. Люциана не было в зале. Похоже он поднялся в кабинет, вход в который вел прямиком из зала.

Набравшись храбрости я уверенным шагом двинулась в его логово…

Толкнула дверь ногой и зашла внутрь. Черный кабинет меня не удивил. Мужчина сидел в темно-красном кожаном кресле. На плечи он накинул черную мантию. Люциан был в своих мыслях, но как только я вошла, вышел из оцепенения…

– Мисс Дэвис, у вас еще остались какие-то идиотские предположения? – оскалился он.

– Люциан, хватит со мной играть! – заявила, игнорируя его сарказм.

Глаза мужчины расширились.

– Ты убил пастыря Фреда! – я сорвалась на крик. Не было смысла ходить вокруг да около.

Кажется, на мгновение мужчина искренне удивился, а после… начал так громко смеяться, что голова кругом пошла.

Его приступ хохота ввел меня в ступор…

Люциан поднялся и направился ко мне. Подошел вплотную, посмотрев с высока.

– Думаешь я убил своего отца?

– Да! – ответила жестокостью на его лукавую ухмылку. Как всегда, Люциана забавляет все происходящее. – И не нужно прикрывать мою задницу в надежде, что я буду прикрывать твою!

– Не собираюсь прикрывать твою задницу. Предпочитаю ее хорошенько выпороть… – его лицо придвинулось к моему, и внутренний огонь сменил злость на милость. Так не пойдет!

Я сделала шаг назад и кинула предупреждающий взгляд.

– Ты убийца. Я не знаю зачем тебе это и что ты задумал, но у тебя ничего не получится. Только попробуй навредить еще кому-нибудь в церкви… И я испепелю тебя!

Люциан сделал шаг вперед, снова сближаясь со мной чуть ли не вплотную.

– А я в тебе не ошибся, Ева… – прошептал он и в его глазах загорелась похоть… Она завораживает меня и соблазняет… протяни мне Люциан яблоко сейчас и я бы незамедлительно его приняла… – Но боюсь ты выбираешь не ту сторону.

– Моя сторона – безвинные люди не должны гибнуть.

– Ты сегодня меня совершенно не слушала, Ева, – рассерженно прошептал Люциан. – Они его армия…

– И поэтому ты хочешь их всех убить?! – ошарашено спросила я.

– Блять, Ева! – он схватил меня за подбородок, приближаясь губами к моим. И выпустил слова прямо в мой рот: – Я не собираюсь никого убивать! И я не убивал пастыря!

– Я не верю тебе… – пропищала я сдавленным голосом. – Я все знаю о ваших непростых отношениях…

Люциан отпустил моё лицо.

– Значит, познакомилась с моим братцем?

– Да…

– Замечательно. А он не рассказал тебе почему у нас непростые отношения с ним? – оскалился мужчина.

– Нет… – растерянно ответила я.

– Ну еще бы, – сплюнул Люциан, растаптывая плевок в лужу. Надеюсь, в этот момент он не Адама представлял. – Я не убивал пастыря Фреда – это все, что ты должна знать. И если ты не в курсе, то он умер от сердечного приступа.

– Сердечный приступ можно получить разными путями, Люциан. И если так, то почему ты не пришел на похороны отца?

– Потому что это не имело для меня значения, – просто ответил он и отправился обратно в кресло.

– Что? – казалось, что земля раскололась надвое и меня отправляли в Ад… в каком это мире смерть отца не имеет значения??

– Все люди умирают, – он закинул ноги на стол. – Фред не стал исключением.

Это ужасно… Конечно, Люциан жестокий… Но кто знал, что настолько…

– Я чувствую твою ложь, Люциан. У тебя слишком много тайн… – тихо сказала я. – Но правду не удастся скрывать вечно…

– А разве ложь и правда не одно и то же, Ева? Скоро ты поймешь, что это два значения одного целого, – Люциан странно улыбался.

Опять загадки… разгадывать, которые кажется все более бессмысленным занятием. Играть в его игру порядком надоело.

Что ж, ответ я получила. А верить ли ему… выбор за мной.

Я развернулась на каблуках и зашагала прочь.

В коридоре я столкнулась с Бонни, которая как раз собиралась идти на Религияведения. Да-да, и такой предмет у нас есть. Как любили говорить у нас в ковене: «Врага нужно изучать»….

– Бонни, можно с тобой поговорить? – позвала подругу.

– Да, конечно. Хочешь пропустить занятие? Понимаю! Скучнее Религияведения только Хиромантия! – закатила глаза Бонни.

– Да, но поговорить хотела о другом, – слегка нервничаю.. – На шабаше кое-что произошло… Мы с Люцианом… Мы…

– Я знаю, – улыбнулась Бонни.

– Знаешь? – удивилась я.

– Да, я видела вас вместе. Уфф! – подруга демонстративно замахала в воздухе руками. – Ну вы и горячая парочка!

– Ты не злишься? – так неловко.

– Конечно, нет! – улыбнулась девушка. – Люциан, конечно, красавчик… и у меня были планы на него… Но сходит с ума он явно по тебе, – подмигнула Бонни.

– Спасибо за понимание! И все же, знаешь, это было один раз и больше не повториться… Это все Дурман…

– Ну, подружка, не знаю какие у тебя планы… Но сегодня Люциан чуть не съел тебя в прямом и переносном смысле этого слова! Ты его заводишь не на шутку! – Бонни лукаво улыбалась, вводя меня в краску.

И все же, это ничего не меняет… У него слишком много тайн…

Облегченно вздохнув после разговора с Бонни, я поехала домой. На сегодняшний вечер еще была запланирована встреча с Эми и Адамом. Честно признаться, идти в кино настроения не было… Но было бы приятно провести время с людьми, которые ничего не скрывают. Ох, в отличие от меня…

Потратила несколько часов на любимый сериал, который смог меня отвлечь от негативных мыслей. А после начала собираться, надев джинсовую юбку чуть выше колена и белую футболку, которая завязывалась на талии. Волосы забрала вверх, убрала часть макияжа и взяла плетеную сумочку. Что ж, и стильно и безгреховно в глазах божьих. Улыбнулась и вышла на улицу.

Эми уже ждала меня, чтобы вместе поехать в кинотеатр. Девушка слегка нервничала, что наталкивало на мысль… может Адам ей нравится? Но подруга всегда любила отнекиваться в делах любовных… Опять же религия не позволяла говорить об этом открыто.

Мы приехали в кинотеатр раньше Адама. Выбрали с Эми романтический фильм. Ну, точнее Эми выбрала, а я бы не прочь и на ужасы сходить. До сеанса оставалось минут пятнадцать.

– А вот и Адам! – просияла Эми, глядя мне за спину. – Ух ты, и Люциан!

Что? Мне послышалось? Я резко развернулась.

Эми не ошиблась… это Люциан!

Но мне потребовалось несколько секунд, чтобы узнать его… Белая рубашка плотно застегнутая под горло полностью скрывает его татуировки. Хотя уверенна, что он мог скрыть их и с помощью магии. Черные джинсы и самая ангельская в мире улыбка.

– Привет, девочки! – пропел Адам, явно воодушевленный.

– Привет, мальчики! – заулыбалась Эми, а я лишь шокировано кивнула.

– Надеюсь, вы не против того, что Люциан пришел…

Теперь вот так выглядят непростые отношения между братьями? Теперь я точно запуталась…

– Конечно, нет! Веселее будет! – Эми, как всегда, была на позитиве. А вот мне становилось скорее дурно…

Наши взгляды с Люцианом столкнулись и мой язык свернулся в тугой узел. Не бойтесь, это лишь сравнение! Хотя при желании Люциан легко бы это проделал.

Он улыбнулся мне, но в глубине его глаз я увидела все. Я увидела того самого Люциана!

– Девочки, будете поп-корн? – просто спросил он и моя психика начала сходить с ума.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru