Даже Дьявол заслуживает на любовь

Анна Котляревская
Даже Дьявол заслуживает на любовь

Книга 1
Предисловие от автора

Данное произведение не пытается оскорбить чувства верующих и их религию, мировоззрение общества в целом или отдельных индивидуумов. События, описанные в книге, в некоторой степени основываются на тех или иных библейских писаниях и языческих традициях, но интерпретированы в выдуманном фантастическом мире. Информация, содержащаяся в книге, не призывает к возгоранию религиозной вражды. Любые возможные негативные высказывания в сторону религии обусловлены лишь событиями выдуманного сюжета. Книга никого не призывает поступать так или иначе, и не несет ответственность за сделанные выводы каждого отдельного читателя.

Но автору будет приятно знать, если эта выдуманная история даст возможность читателям пофилософствовать и поднимет вопросы, о которых в повседневной жизни мы не задумываемся. Приятного чтения!

Книга не рекомендуется к прочтению впечатлительным и верующим людям, чьи чувства могут быть задеты случайным образом. Также в книге присутствуют откровенные эротические сцены. 18+

Эта история не о добре, которое побеждает…

И не о зле, которое испепеляет все…

Эта история о том, что не существует безусловного добра,

как и не существует безусловного зла…

***

А что если Дьявол хороший?

Пролог

Я чувствую такую невыносимую силу внутри… Она рвется наружу… Она жаждет охватить этот мир… Желает получить то, для чего и была создана…

Всю свою жизнь я стояла перед выбором. Всю свою жизнь я лелеяла баланс, в который так свято верила. Я была плохим человеком. И я была хорошим человеком.

Но сейчас я должна сделать выбор. Тот, на который не решалась все 18 лет. Языки пламени окутывают меня, а голоса ангелов поют в моей голове. Словно бы тысячи Вселенных замерли в ожидании моего ответа… И главное, ждет Он.

Я еще раз оглядела заполненный зал в полумраке. Кто я? Хороший или плохой человек? Кто я?

Бешеная сила осознания и могущества мешает мыслить трезво. Но именно она делает меня той, кем я и являлась… Я больше не чувствую себя человеком… не чувствую себя ведьмой… Я значительно большее, чем все это.

И пускай Ему не понравится мой ответ. Ему придется принять его. Теперь всем придется принять его.

Вдохновляющая музыка к этой истории – альбом In This Moment “Ritual”.

Глава 1. Свет твоей души

Грех не в темноте, а в нежелании света.

Марина Цветаева

Месяцами ранее

Белая юбка до самых пят. Белая блузка с рукавами и маленьким черным бантиком на шее. Белые балетки. Светлые распущенные волосы, уложенные в тонкую косу. Гигиеническая помада на губах и самая добрая в мире улыбка.

Меня зовут Ева. Сегодня воскресенье. Любимый день моих родителей. День, когда мы всей семьей идем в церковь.

Мои родители коренные католики. Коренные, потому что кажется весь наш род вплоть до динозавров являлся свято верующим. Обреченный вздох вырвался из меня, возвращая в реальность.

Не то чтобы я не верила в Бога. Верила. Не то чтобы я не хотела быть католиком. Просто эта религия не принимала меня.

Я ведьма.

Первая ведьма в нашем роду. Позор всей семьи. И тот самый грех, который мои родители пытаются искупить уже 18 лет. Как будто бы хоть кто-то в этом виноват…

Я такой родилась. С первых лет своей жизни я видела яркие «мультики» с непонятными существами. Ангелов, демонов, духов, нечисть… В детстве родители думали, что у меня богатая фантазия… И пытались объяснить, что фантазировать демонов – это большой грех.

Но картинки от этого не исчезали. И лет в десять меня впервые повели к психологу. Я пила успокоительные таблетки, которые слегка помогали. Но… на смену им пришло другое… сначала я вошла в астральную проекцию, пока спала… и родители не могли меня разбудить несколько дней…

Позже маленькие желания начали сбываться, стоило мне только о них подумать… Например, в 13 лет на Рождество я загадала, чтобы в церковь больше не надо было носить эту ужасную одежду белого цвета… На следующий день абсолютно все собравшиеся оделись в черное и весьма неприличное одеяние… От чего случился невероятный переполох. Потому что никто из присутствующий не понимал, почему так поступил… помнится тогда почти месяц каждый день пастырь устраивал службу, на которой мы все молились в надежде, что Дьявол больше никогда не сможет завладеть нашими мыслями.

Я рисовала странные символы, а в голове звучали голоса… Мои сны частенько сбывались… Я знала, что я другая. Что со мной что-то не так.

Мои родители устали от моих странностей. Меня поили святой водой на завтрак, обед и ужин. Заставляли исповедаться каждую неделю и часами читать утренние молитвы, обращенные ко всем возможным Святым. Но ничего не помогало.

Наш пастырь однажды сказал моей маме, что Дьявол прикоснулся к моей душе и эта отметка останется со мной на всю жизнь. Мама плакала, а отцу было стыдно. Никому не рассказали во избежание очередного переполоха. Пастырь Фред настоял на том, чтобы я продолжала посещать церковь каждое воскресенье, и родители поддержали его.

В подростковом возрасте я уже умела управлять своими желаниями, возможностями и голосами в своей голове. Все это было легко отключить по щелчку. И я отключала каждое воскресенье. Мои родители смирились, взяв с меня обещание оставаться искренне верующей.

Я пообещала. Но все эти годы я не ощущала себя на своем месте. Да что там, я совсем не понимала кто я. Силы, которые у меня были не делали меня никем. И все же они мне нравились. Мне нравилось быть особенной, пусть это и доставляло проблем.

Жаль, я не могла никому о них рассказать.

Но все изменилось год назад. Перед сном я размышляла о том, сколько в мире таких людей как я. Избегают ли они своих возможностей… Или наоборот используют их… И если да, то как? С каждым годом увлеченность моей другой стороной возрастала. Мне хотелось познать себя. А Интернет пестрил правдами и неправдами, изучая которые получалось, что я то ли медиум, то ли ведьма, то ли и вовсе падший ангел. Но я же не могу быть всем?

В ту ночь я вновь вышла в астрал. Неосознанно. И моя проекция отправилась на несколько десятков миль от Лансинга, штата Мичиган – моего родного города. Так я и оказалась в Детройте. Посреди заброшенной церкви на Вудворт-авеню. Но я была здесь не одна. «Ты одна из нас, Ева» – в один голос произнес добрый десяток людей в черных мантиях. Моя астральная проекция за секунду вернулась в тело и я распахнула глаза. У меня был жар. В какой-то момент мне показалось, что я видела странный жутковатый сон. Но это был не сон… Все происходило на самом деле…

И на следующий день я отправилась в место, которое должно было стать моим. Детройт пугал меня до чертиков, но въехав в этот практически заброшенный город… я вдруг ощутила себя такой спокойной. Добравшись до церкви… я не знала, что мне делать. Обтёртые стены и побитые светильники с позолотой, а посреди разбитого зала статуя Мефистофеля, сидящего на троне (прим. Мефистофель – дьявол, образ злого духа в мифологии). Это место было пропитано энергетикой доколе мне неведомой. Но затея все равно начинала казаться глупой… ведь здесь никого не было. И все же ковен открылся мне. Ковен с десятками таких же, как я. Целое сообщество, о существовании которого в штате Мичиган… как и в любом другом уголке планеты даже не догадываются. И они сказали мне, что я ведьма.

Да, именно тогда все изменилось.

Теперь почти каждый день я езжу в Детройт, чтобы познавать себя, свою силу, учиться применять ее и служить Тому, кто наделил меня ею. Я должна была поступить в MSU (прим. Университет штата Мичиган), а поступила в «Хогвартс». Ха! Нашей общине можно дать множество названий… но мы не даем себе никакого. Мы просто ковен. Ковен мичиганских ведьм.

Я нашла свое место. Хоть и место это было непростым.

Не судите строго, но родителям я рассказала правду. В смягченной форме. Все же годы католицизма приучили меня говорить правду, потому что ложь – это грех. Первой реакцией мамы было желание отправить меня учиться в колледж при церкви, но пастырь сказал, что не сможет взять меня в священнослужители. И я догадываюсь почему. Ликующая улыбка даже сейчас рвется наружу. Поэтому родители приняли мою новую жизнь. Не знаю как им это удалось. Но они смирились, взяв с меня новое обещание… никогда не переступать черту.

Мои родители прилежные католики. А их дочь ведьма.

Я буду повторять это до конца жизни, не веря, что такое вообще могло произойти со мной. Но это произошло. И теперь все, что мне остается… это сохранять баланс между двумя мирами.

– Ева, милая, ты уже готова? – звонкий голос мамы доносится с первого этажа.

– Уже спускаюсь! – отвечаю я, возвращаясь из своих воспоминаний.

Поправила бежевые чулки с кружевом и опустила длинную юбку. Ну а что? Никто же не знает, что у меня под одеждой. Мое отражение в зеркале хитро улыбнулось, но тут же исправилось, принимая обаятельную улыбку.

Завтра я вернусь в ковен, где снова превращусь в настоящую стерву. Зачем? Да просто жить в мире ведьм с именем Ева оказалось сложнее, чем можно себе представить… «Святая Ева» – так меня прозвали с первого же дня местные сучки. Да, мир другой, а жизненные устои все те же. Если бы они узнали о моих посещениях в католическую церковь, то и вовсе бы сгрызли с потрохами. Хотя пожалуй они бы не успели этого сделать, потому что основатели ковена меня бы просто изгнали.

Но завтра будет завтра. А сегодня я действительно Святая Ева…

Схватила сумочку с Библией и спустилась к родителям.

– Доченька, какая же ты у нас красавица! – воскликнула мама, приглаживая мои волосы.

 

Я слегка поморщилась, потому что, честно признаться, мои представления о красоте сейчас очень сильно расходились с тем, как я выгляжу.

– Спасибо, мама. Ладно, пошлите, – хотелось поскорее посетить службу и вернуться домой.

– Главное помни, милая, что свет твоей души всегда внутри тебя, – мама с теплом повторяла эту фразу каждый раз, когда я выходила из дома.

Наверное, родители думали, что выйдя из дома я тут же могла наслать чуму на всю Америку… Они были далеки от того, что происходило на самом деле.

– Мам, ты же знаешь, я никогда не переступлю черту. Доверяйте мне, – в надежде ответила я.

– Мы знаем, дорогая. Просто хотим, чтобы ты помнила. Только поступки определяют то, кем является человек на самом деле, – добавил папа и мы все вышли на улицу.

Я уселась на заднее сиденье нашего семейного автомобиля.

Я очень сильно люблю своих родителей. И больше всего на свете я благодарна им за то, что они воспитали меня именно так. Добрым и порядочным человеком. Я не хочу обижать их или расстраивать.

Но мир намного сложнее того привычного, что есть для них. Я видела на что способны оба мира. И уж поверьте мне, даже условно их нельзя разделить на «добро» и «зло». Вся моя жизнь теперь заключается в том, чтобы скрывать эти миры друг от друга. Это стало частью меня. И может впервые в жизни я действительно на своем месте…

Мы подъехали к небольшой церквушке, которую я посещаю с самого детства. Она уже сполна набита знакомыми лицами, которые приветливо улыбаются нам. Я уселась на деревянную лавку рядом со своей кудрявой подругой Эми. Кажется, мы начали дружить еще тогда, когда даже не умели разговаривать. И Эми была для меня тем самым светом, о котором так часто напоминала мама. Потому что настолько светлых и чистых людей я еще не встречала.

– Ева, привет! – просияла подруга, прижимая к груди раскрытую Библию.

– Привет, спасибо, что заняла для нас место, – улыбнулась я.

– Ой, да это мелочи. Здравствуйте, мистер и миссис Дэвис! – поздоровалась Эми с моими родителями.

Голоса в помещении начали затихать и я судорожно начала припоминать какую часть Библии мы будем разбирать сегодня.

Кинула взгляд на пока еще пустующую трибуну и заметила, что висящий над ней крест пропал… На моей памяти он висел здесь всегда… Только я хотела спросить об этом родителей, как на трибуну поднялся незнакомый парень.

Темные волосы слегка падали на его волевой лоб, а легкая небритость словно бы подчеркивала непростой характер своего обладателя. Я бы не дала ему больше тридцати лет. Светлые штаны и голубая рубашка прекрасно сидели на его накаченном теле. Настолько хорошо, что в какой-то момент я забыла о том, где нахожусь…

Да уж, это был точно не пастырь Фред.

Он крепко сжимал края трибуны, окидывая взглядом забитое помещение. Я засмотрелась на тыльную сторону ладони, где из-под рубашки у него выглядывало тату. Моя челюсть просто отвисла…

– Кто это? – шепотом спросила я у Эми.

– Пастырь заболел. Это его сын, сегодня он будет проповедовать. Его зовут Люциан.

Как его зовут?? Я чуть не подавилась. В какой-то момент мне послышалось «Люцифер»…

– Так странно, что у него татуировка… – пробормотала я. Никогда бы не подумала, что сын пастыря выглядит так… смело.

– Какая татуировка? – удивилась Эми.

– На руке. Только не могу разглядеть, какая она… – жаль, я лишь на третьем ряду.

– Не вижу никакой татуировки, – спокойно ответила подруга.

Я сижу ошарашенная. Как это не видит? Хотела уже убедить ее в обратном… Но почувствовала пронзительный, острый, тяжелый взгляд. Я подняла голову вверх…, и мы столкнулись взглядами.

Он как будто бы почувствовал, что мы говорим о нем. Легкая улыбка играет на его губах, а взгляд безотрывно гипнотизирует меня… Я поддаюсь сама не осознавая того, теряюсь в омутах его черноты…

Еще никогда я не видела таких глаз. Постаралась моргнуть несколько раз, но тут же пожалела… Клянусь в его глазах что-то зажглось… Или это все проклятое моргание тому виной… Черт… Тьфу, не в церкви же!

Наступила полная тишина. Люциан открыл Библию и произнес глубоким низким голосом:

– Ну что ж, начнем.

И я могу поклясться вновь, что заметила легкую ухмылку на его губах! И в этот раз я не моргала!!!

Люциан…

Глава 2. Тайна всегда привлекательна

Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным,

и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу.

Библия. Новый Завет

Мои руки связаны жесткой веревкой, волосы мокрые, а сердце колотится от нарастающего возбуждения… Его шершавые пальцы медленно изучают мою грудь… Набухшие соски мечтают о прикосновениях, а между ног сводит так, что я не могу больше ни о чем думать… Его глаза цвета красного золота с черными радужками. Такие особенные… изучают моё тело, оставляя властные отметины… Ему невозможно сопротивляться…

– Ты в моей власти, Ева… – хриплый голос обжог кожу возле уха, заставляя покрыться мурашками.

Грубые пальцы проникли в меня, заставляя кричать снова и снова…

Я распахнула глаза от собственного крика. О Господи! Закрыла рот руками, осознавая, что нахожусь в собственной постели… Лицо покрылось испариной, а сердце выпрыгивает из груди… Мне приснился Люциан…

Черт бы его побрал!

Постаралась сесть и отдышаться. Впервые в жизни мне приснился эротический сон, да еще и с участием незнакомого человека. Видимо вчерашнее любопытство мне вылезло боком.

К сожалению, или, к счастью, вчера я целый вечер наблюдала за сыном пастыря, пытаясь подловить его сама не понимая на чем… Но ничего примечательного больше не произошло. В конце концов кто я такая, чтобы осуждать. Сама я далеко не святая… И этот парень имеет полное право давать себе волю так, как посчитает нужным.

Он так больше и не взглянул на меня. Почувствовала легкое разочарование, но тут же прогнала его. Пора собираться в ковен.

– Remove somnium! – прошептала я, концентрируясь на своем сне.

Его было необходимо удалить. Сучка Стейси славиться в ковене тем, что умеет считывать сны. И мне совершенно не хочется, чтобы о моем сне узнал весь ковен!

Готово.

Открыв свой гардероб, который (как и все в моей жизни) разделяется на два мира – «черное» и «белое», я заострила свое внимание на черном. Короткая черная юбка на серебристом замочке спереди, черный топ с длинными расклешенными рукавами, который также отлично подчеркивает моё подтянутое тело, сапожки выше колена на высоком каблуке. Черная подводка, которая делает мои светло-изумрудные глаза темнее, идеально ровные волосы и темно-красные губы. Вот теперь я себе определенно нравлюсь!

В ковене практически все ведьмы обладательниці черных волос или же выкрашивают их во все возможные яркие оттенки. Но я, как «Святая Ева» естественно осталась блондинкой, которой меня создала природа. Плюс ко всему это здорово злит Стейси и ее подружек куриц. То, что надо!

– Mutare faciem! – секунда и я вновь в облике «Святой Евы».

Пускай родители уже и уехали на работу, но нашим соседям, которые также посещают нашу церковь, уж точно не нужно видеть меня в таком одеянии.

Вышла из дома, уселась в свой старенький Ford и поехала в Детройт. Дорога занимает менее полутора часа, но учитывая, что езжу я в ковен почти каждый день… это доставляет дикие неудобства. Мечтаю о том дне, когда научусь перемещаться в пространстве, как и моя подруга Бонни. Она тоже ведьма ковена и попала в него всего за несколько месяцев до моего приезда. Именно Бонни помогла мне справиться со всеми изменениями в моей жизни и никогда не судила меня за то, что мои родители люди… В отличие от многих других.

В ковене многие находили себе так называемую «пару» в не традиционном понимании этого слова. Некоторые даже делились на небольшие группки. Сама природа подталкивает ведьм объединяться и работать совместно… ведь обмен ведьминской энергией – это самый мощный источник силы. И самый приемлемый для меня… потому что жертвоприношения меня слабо устраивают.

– Species reditus! – произнесла я, отъехав на безопасное расстояние. Мой облик тут же вернулся.

Мерлин Менсон неплохо развлек меня во время поездки. Подъехала к заброшенной церкви за пять минут до начала первого урока. Затормозила и побежала, перепрыгивая развалины.

Остановилась перед статуей Мефистофеля с поднятыми двумя пальцами.

– Змей Асмодей, я пришла служить тебе! Aperire! – поднесла указательный и средний палец к пальцам Мефистофеля и соприкоснулась с ними. Тут же почувствовала легкое покалывание на запястье, где изображается «метка» ведьм. По сути это татуировка перевернутого креста, которую видят только ведьмы нашего ковена и других ковенов тоже… Хотя ведьм других ковенов я еще не встречала.

Статуя начала двигаться, поворачиваясь ко мне спиной. Тайные двери разъехались в стороны и я шагнула внутрь, спускаясь по винтовой лестнице глубоко под землю.

В общине ковена традиционно царит полумрак. Путь мне освещают небольшие светильники в виде горящих факелов. Стены ведьминского дома исписаны рунами и магическими символами, большинство из которых я не успела выучить даже за год. В общей гостиной висят портреты самых выдающихся магов, что-то вроде Святых у католиков… горит камин. Тут тихо, потому что большинство молодежи разбрелось по занятиям, а более зрелые маги ковена располагаются в другой части дома, куда пока что доступа я не имею…

Забежала в кабинет, созданный полностью из черного мрамора, в последнюю секунду. Уселась рядом с Бонни, визуализируя из воздуха тетрадь и ручку.

– Опаздываешь, подружка! – подмигнула моя темноволосая подруга Бонни, а я закатила глаза.

– Некоторые добираются до ковена дольше одной секунды! – прошипела я, засматриваясь на смуглую кожу подруги, словно бы она только что вышла из солярия… Но нет, эта красота дана Бонни природой.

Мы с подругой выглядим так, словно бы прилетели в этот мир с разных планет… Пожалуй, так оно и есть… Но я все равно люблю ее всем сердцем. Хоть и должна признать, что Бонни – сущий «демон», в то время, как Эми… мой личный ангел. И я надеюсь, что мне никогда не придется выбирать между ними…

– Тебе нужно больше практиковаться, – начала причитать Бонни, а я вновь закатила глаза.

Легкие заклинания давались мне легко… А вот такие, как трансформация и перемещения… В ковене говорят, что я потеряла много времени, пытаясь спрятать свою силу… В то время как другие дети и подростки учились использовать ее…

Мисс Кастилло уже начала урок латыни и мне пришлось отвлечься от своих мыслей. Почти каждый день в ковене начинается с латыни, ведь именно этот язык выбрали мичиганские ведьмы для использования в своих заклинаниях… Мы также можем учить древние языки… И по большому счету «язык своей силы» каждая ведьма может выбирать индивидуально. Но дальше латыни я пока не готова идти. Слишком многое нужно было успеть наверстать.

На сегодняшнем уроке мисс Кастилло нас изрядно помотала, заставив пополнить свой словарный запас в латыни минимум на пятьдесят новых слов. И поверьте она не отстала, пока каждый из присутствующих не вызубрил их… К сожалению, мисс Костилло не только безупречно знает латынь, но еще и умеет управлять временем… Поэтому на часах хоть и светится десять утра, на самом деле, мы потратили целых полдня на зубрежку новых слов.

Завидовала Бонни, потому что половину новых слов она уже знала, ведь росла в семье ведьм.

– Спустимся вниз, мне срочно нужно взбодриться! – умоляюще произнесла я и мы направились с подругой на нижний этаж, где все маги и ведьмы расслаблялись.

– Бутылку красного мерло? – спросила Бонни, когда мы одновременно уселись на диван.

Я кивнула и прикрыла глаза, пытаясь заглушить свой кипящий мозг.

– Кто-то сказал красное мерло? – рядом с нами появился бывший парень Бонни – Филипп. Он обладает способностью слышать все, даже чужие мысли. Из-за этого они и расстались с Бонни, но остались в приятельских отношениях, что не могло меня не радовать.

Филипп протянул мне бокал вина и я улыбнулась ему в ответ:

– Спасибо, красавчик! – я постоянно так называю друга, потому что он еще тот дамский угодник! Безупречные темные волосы, мужественные черты лица и белоснежная улыбка в комплексе с невероятным умом делают его лучшим магом его возраста.

Сделала глоток чудесного вина, растворяясь в легком дурмане.

– Фил, наколдуй мне пару часов отдыха, умоляю, я просто не готова к Практикуму по Сатанизму! – я захлопала ресницами, надеясь, на милость друга.

– Только если Бонни мне поможет! – подмигнул красавчик, а подруга закатила глаза.

– Не дождешься, дорогой! – сообщила Бонни, посылая в него предупреждающий, но дружеский взгляд.

Колдовать в паре – это слегка интимный момент… Который Бонни больше не хочет разделять с Филом. И я могу ее понять.

 

– Что ж, значит, лейте вино. Одна надежда на него! – отшутилась я, настраиваясь на недолгий получасовой перерыв.

Но спокойствие длилось не долго, так как на горизонте замаячила рыжая бестия Стейси со своими подружками.

– Поговаривают, Святая Ева сегодня полностью провалилась на латыни?! Бедняжка Ева, даже латынь тебе не по силам? – стерва говорит громко, скорчивши при этом жалостливое лицо, которому поверил бы только дурак.

– Не зли меня, Стейси, если не хочешь проверить мои познания в латыни! – прорычала я, мечтая превратить ее рыжую шевелюру в пламя.

– Split! – выкрикнула сучка, и бокал треснул в моей руки. Осколки впились в кожу… Чеееерт!

– Fugere et circumegit! – выкрикнула Бонни и осколки из разбитого бокала полетели прямо в Стейси, вонзаясь в ее оголенный участок живота до крови. Ну я же говорила, что Бонни просто настоящая демоница, которая превосходно знает латынь.

Стерва скорчилась, а Филипп сделал нам предупреждение:

– Девочки, не нарывайтесь, если не хотите, чтобы вас отстранили.

Конечно же, в ковене не поощряют нападки друг на друга, ведь мы должны были едины. Но и наказывать никто тебя не станет, ведь каждая ведьма в состоянии сама за себя постоять. И вправе каждой ведьмы быть сильнее своей соперницы или соперника.

Как бы жестоко это не выглядело, но ничего со Стейси не случится. Ее быстренько исцелят и она об этом знает… хоть и ломает комедию.

– Как же это жалко, Ева, даже постоять за себя не можешь! Слабачка! – выкрикнула стерва, в то время, как ее подружки уже хлопотали над ней.

Этот день не задался с самого утра… И я была совсем не в настроении, чтобы пропустить эту фразу мимо ушей… Да, возможно, я и отличалась от остальных… Но слабачкой я точно не была!

– Zagora! – выпалила я, исполняя свою давнюю мечту. Шевелюра Стейси загорелась и я расплылась в довольной улыбке.

– Мисс Дэвис, выйдите из этого зала! – голос верховной ведьмы ковена зазвучал в моей голове. И на минуточку… угадаете, кто был этой верховной ведьмой? Конечно же, мама Стейси.

Я схватила бутылку и поплелась к выходу, остановилась лишь, чтобы сказать рыжей бестии (а точнее уже лысой бестии) на прощание:

– И заметь, это слово я выучила сегодня! – расхохоталась я и удалилась из зала. И пускай волосы Стейси уже к вечеру отрастут, я все равно была довольна своей маленькой местью.

На Практикум по Сатанизму я шла в приподнятом настроении. Фил сказал, что нам поменяли преподавателя. Надеюсь, прошлый не передал ему наши домашки, которые я совершенно не успела сделать из-за вчерашней службы в церкви.

Зашла в полупустой каменный зал и уселась на свободное место. Засмотрелась на огонь в стеклянном светильнике, что стоит на столе. Мне нравится атмосфера, которая царит в ковене… Мне нравится огонь и он для всех нас большой источником силы.

Не заметила, как Бонни уселась рядом и начался Практикум. Языки пламени все еще плясали в моих зрачках и обогревали мою душу…

– О великий Мефистофель, за что нам такой подарок! – Бонни тихонько прихлопнула в ладоши и я повернулась к ней.

– Ммм… О чем ты? – спросила я и подруга кивнула в сторону нового преподавателя, который только что зашел в зал.

Я повернула голову как раз в тот момент, когда Он начал говорить:

– Меня зовут Люциан и я ваш новый преподаватель по Сатанизму. Становимся в колону подвое и готовимся сдавать домашнее задание!

Это Он! Тот самый Люциан, который еще вчера вел службу в католической церкви… ЭТО ОН!!! Я хотела закричать от испуга и непонимания, но я просто онемела… Какого Дьявола спрашивается?!

– Эй, Ева, пошли! – Бонни потянула меня в колону. – Ты готова?

Я пропустила вопрос подруги мимо ушей. Я приближаюсь к Нему и не свожу ошарашенного взгляда…

Когда очередь дошла до нас, Люциан наконец-то взглянул на меня. И… его взгляд не выражал ничего! Как будто бы мы виделись впервые…

– Земля, – ответила Бонни, когда наш новый преподаватель сказал ей выбирать стихию.

– Ева, какую стихию выберешь ты? – он вновь повернулся ко мне, теперь уже рассматривая моё лицо с любопытством.

Кто он? Кто он такой? И что он здесь делает? Эти вопросы крутились в моей голове…

– Выбирай стихию. Или ты не готова?! – обозлился Люциан, и маленькие огоньки зажглись в его глазах.

– Огонь. Я выбираю огонь! – охрипшим от волнения голосом ответила я и стала на свою сторону пятиугольной пентаграммы.

Мне нужно оторвать взгляд от него, но я не могу… Кажется, не только у меня одной тайны в стенах ковена.

– А теперь сражайтесь, – спокойно приказал Люциан.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru