Космическая история

Анна Ивановна Петрова
Космическая история

Часть I
Мимизери.

Группа борцов занималась своим привычным делом – зачисткой местности. Они прилетели, чтобы снести с лица Атана все враждебные нации: беглецов и прочих пришельцев, которые не приносят пользы планете. Некоторые из них и правда были гадкими, как считал Мимизери, вот эти большие зелёные, которые отравляли природу и заполняли кислотой озёра, они ему тоже не нравились. Но он был вовсе не так уж плох: сидел в своей прохладной луже тихо и никого не трогал. Он беглец из межгалактической тюрьмы, в которую попал случайно – за что? Его обвинили в гибели друга, которого на шахтах убило большим камнем. Тон кричал перед смертью: "Мими, за что?". А он с ужасом смотрел на всё это, не в силах осознать происходящее – большой валун сорвался и падал на Тона, какой ужас! Так Мими обвинили и направили жить в тюрьму.  Поначалу он расстраивался, чесал свою лысую голову, дрожал от страха, но, как выяснилось, в тюрьме стало жить легче, чем служить на шахтах. Работа была проще, кормили лучше, даже пищу подбирали специально для каждой расы. Мими был счастлив – он впридачу завёл себе  там друзей из своей расы и среди некоторых других неагрессивных пришельцев. Но когда большие гомоноиды решили сбежать и взорвали стену тюрьмы, Мимизери пришлось сбежать тоже, ведь всех, кто был причастен к побегу, должны были расстрелять стражи. Так он запрыгнул в один из кораблей беглецов и оказался на Атане – блаженной планете счастья, на которой было всего вдоволь, и Мими снова обрадовался внезапному повороту судьбы. Продолжалось это ровно до того момента, как борцы прилетели и начали зачистку. Мимизери мысленно соображал, мог ли он сойти за местного, наверняка, его раса издавна могла там жить: маленькие снулсы с липкой, змеиной кожей серовато-тёмного цвета, большими глазами, такими же тёмными и вечно влажными; конечности – руки и ноги, тонкие и длинные,  на пальцах жёсткие подушечки, чтобы снулсы могли передвигаться на четвереньках, если хотели, никаких волос и носа почти нет, только ноздри, рот – маленькая щёлочка. Вот бы борцы приняли его за местного жителя! И тут перед Мими предстал он – самый главный борец, их капитан. Мимизери замер в восхищении: весь в защитной амуниции, с сильным, мужественным телом и такими же чертами лица: точёными скулами и светло-голубыми, пронзительными глазами, Савияр смотрел на него сверху вниз.

– Кто ты? – хмуро спросил мужчина.

Мимизери отвёл глаза, пытаясь придумать ложь.

– Нечего думать, ты пойдёшь со мной.

Мими показались эти слова приветливыми, и он с радостью подал борцу свою хилую руку. Тот защёлкнул на его запястье тиски кандалов, и Мими вопросительно посмотрел на него:

– Мими безвреден, солдат! Отпусти меня.

– Как безвреден, так и бесполезен. В любом случае, мы вышлем тебя отсюда, в тюрьму или на родную планету.

Мими вжался в плечи от слова "тюрьма" – в тюрьме ему грозил расстрел.

– Мими готов служить тебе, солдат! Чистить ботинки, мыть форму, делать всё, что ты скажешь!

Савияр с усмешкой посмотрел на него:

– Вот и делай, что я тебе говорю: пойдём со мной, – и потянул снулса за его цепь.

Мими вскоре увидел, что он вёл его ко временной тюрьме, где к тому времени скопилось приличное множество пришельцев, и некоторые из них уже поубивали друг друга. Мими дёрнулся, на что Савияр показал ему меч, снулс понуро опустил глаза. И тут раздался громкий взрыв, засвистела сирена, Савияру по датчику передали, что один из их кораблей взорвали гомоноиды, и в глазах мужчины заплясали злобные огоньки. Он прицепил кандалы Мимизери к решётке тюремной клетки с наружной стороны и, нажав что-то на своём защитном жилете, быстро и со вспышкой переместился в неизвестном для Мими направлении. Несмотря на относительную безопасность нахождения снаружи клетки, Мими жутко боялся за свою жизнь. Вдалеке пылали всполохи пожара и пахло чем-то неприятным, послышались звуки бластеров, шла перестрелка. Мими быстро дёрнулся – он не знал, где укрыться, пришельцы в клетке поутихли и смотрели на всполохи. Все понимали масштаб разыгравшегося действия, что это не просто наручники и клетки – это настоящая война. Вдруг взрыв раздался поблизости и клетку вместе со всеми её обитателями отнесло и разбило волной, кому-то это принесло жизнь и долгожданную свободу, кого-то, кто был ближе всего к волне, разорвало на части. Мимизери же это не дало ничего кроме пятиминутного состояния шока – снулс остался прикованным к клетке, только теперь, когда она перевернулась в воздухе и упала на другую сторону, он оказался сверху. Снулс с тоской смотрел на разбегавшихся пленников и думал: удастся ли кому-то выжить и далеко ли они убегут? Неужели борцы такие глупые, что не смогут их зачистить? Мимизери также размышлял над тем, что борец вернётся и увидит, что Мими один остался преданно ждать его, заберёт с собой, и снулс будет с гордостью служить ему. Если сейчас они выживут на Атане, конечно.

Рейтинг@Mail.ru