Ментал: Начало поисков

Анна Филин
Ментал: Начало поисков

===1===

Вицинна закончила собирать в прическу длинные волнистые волосы и косо посмотрела в окно. Среди прохожих она пыталась разглядеть почтальона с ответным письмом об её устройстве на работу, но пока тщетно. В толпе выделялись лишь современные нарядные модницы.

«Эта огромная клетка под юбкой ужасней смешного турнюра на попе, – критиковала она популярный среди женских нарядов кринолин. – Соломенные шляпки, шёлковые ленточки – это ещё куда ни шло, но если они обяжут носить каждую волшебницу такую безвкусицу, то точно уеду жить в деревню. Променяю шёлковые платья на сарафаны, а туфли на лапти. А что делать? Зато удобно будет».

Вицинна тихонько зевнула в ладонь и ещё раз посмотрела на себя в зеркало. «Наряди меня хоть в мешок, худощавую фигуру не скроешь», – она поправила свою брошку, которая висела на её платье не совсем ровно.

Эта брошь досталась ей от матери. Сложно представить порядочного волшебника или ментала без такого важного атрибута их силы. Магия в этом мире имеет свои ограничения. И если первое из них – это время действия самого колдовства, то второе – это наличие инструмента, а именно драгоценного камня, который во время заклинания волшебник должен касаться. Магические артефакты из самоцветов могут быть самыми разнообразными: начиная от браслетов, заканчивая посохами. Боевые маги и вовсе предпочитают встраивать камни в кольца – так во время схватки у них освобождаются обе руки. Но самое распространённое среди обычных волшебников была все же брошь.

В спальню без стука зашёл старший брат. Хоть они и жили теперь по соседству, но виделись крайне редко. Комната, которую временно сняла Вицинна, находится в таверне «Волчий клык», в небольшом прибрежном городе на северо-западе Континента с холодным названием Сотвунд.

Вицинна всегда шутила над упитанной фигурой брата, но не скрывала гордости за респектабельный вид. Щетина сбрита, тёмные волосы подстрижены и зачёсаны. Видать, уже успел сходить к брадобрею.

– Доброе утро, – улыбнулся с хитрецой старший брат. – Танцуй, тебе письмо пришло, – и поддразнил красивым белоснежным конвертом.

Вицинна в полудрёме потянулась за ним.

– А, нет! Танцуй, – он спрятал письмо за спину.

– Вандук, ну перестань, не маленький, – Вицинна, ещё не отойдя от сна, попыталась отнять у него конверт, между ними завязалась шуточная борьба.

Они начали пихать друг друга и заодно всю мебель вокруг. Кто-то задел шкаф, толкнул стул, уронил другого. Письмо переходило из рук в руки, но в итоге Вицинна всё же вырвала у брата конверт и убежала за другой край стола.

– Ну вот, из-за тебя конверт помялся, – пожаловалась она и коснулась левой рукой лазуритовой броши, висевшей у неё на платье. Конверт удивительным образом начал сам собой разглаживаться и принимать официальный вид. Вицинна бережно вскрыла его и начала читать себе под нос.

– Что там пишут? – присел за стол Вандук, осмотрев приготовленные к чаепитию угощения.

– Меня приняли! – не верила собственному счастью Вицинна. – Моё заявление на работу в школу приняли!

– Ну всё, теперь зазнаешься, – иронично подразнил её брат и с хрустом разломал в кулаке баранку. – И когда ты туда поедешь?

– Не знаю, – она ещё раз взглянула на ажурную подпись в документе и отложила бумаги в сторону. – Дай мне для начала проснуться нормально, – она пододвинула к себе на столе два белых блюдца с чашками, чтобы насыпать в них сахар и разлить свежезаваренный чай.

Их спокойный завтрак нарушили громкие выкрики под окном.

– Проклятые маги! – за этим последовали командирские свистки полицмейстеров. Толпа озлобленных деревенских мужиков в очередной раз пришла драться с волшебниками и выбрала для этого отнюдь не самое лучшее место. Волшебники накинулись на них, пытаясь защитить свою честь. Стражи порядка в оранжевой форме то и дело мелькали среди них, пытаясь разнять и угомонить конфликтующих. Кто-то дрался врукопашную, кто-то применял магию, и, в конце концов, образовалась куча-мала из мелькающих в ней голов, кулаков и палок.

Амбициозность волшебников и жадность людей всегда порождали между этими двумя народами новые конфликты. Удивительно, как на протяжении полторы тысяч лет все мирно соседствовали друг с другом: люди, волшебники и менталы. Они честно делили между собой земли на города и деревни, где каждый занимался своим промыслом: кто пашней, кто наукой, а кто управлением. Менталы были мудрыми и сильными волшебниками. Разборки их никогда не касались, но справедливости ради они не оставались в стороне и разрешали эти ссоры, обеспечивая спокойствие и порядок на Континенте. Пятнадцать лет назад менталы исчезли, и люди с волшебниками вспомнили о своей вражде. Они без доказательств обвиняли друг друга в исчезновении мудрого и сильного народа. В городах начала зарождаться анархия, полыхать революции и восстания. Первые пять лет объединением народов занимался князь. Но бунты продолжалась до тех пор, пока не появилась загадочная девушка из рода менталов. Она назвала себя Тэ-лакен. Села и города, в которых она появлялась, ненадолго забывали о вражде, ведь ментал спасала их и учила жить в мире. Правда, даже она не могла следить за всем Континентом сразу, и такие стычки как в Сотвунде случались постоянно.

– Им как будто это нравится, – с презрением шепнула Вицинна, поставив перед братом чай. – Вот бы кто-нибудь раз и навсегда их усмирил.

– А как же Тэ-лакен? Забыла уже, как при её появлении все замирают в разгаре битвы? Наверное, это всё потому, что она штаны носит, – пошутил Вандук, получив от Вицинны взгляд, полный упрека. – А я ничего против не имею. Наоборот. Даже Фандару до такой репутации никогда не подняться. А ведь он князь. Тут даже отсутствие штанов не поможет.

– Ему положено быть выше всех, он прекрасный политик, а Тэ-лакен – воин. Разница в том, что у Фандара в каждом городе есть министр, а Тэ-лакен одна на весь Континент, – Вицинна присела за стол и задумчиво сделала глоток бодрящего чая. – Так что тут даже сравнивать нечего. Один ментал бесполезен.

– Если бы Тэ-лакен вовсе не было, всё оказалось бы намного хуже, – настойчиво добавил брат. – Вспомни, скольких она одна, – с акцентом выделили последнее слово, – разбойников пересажала, а скольких несчастных спасла? Тэ-лакен любят. Её слушают.

– Её боятся. Как и твоих волков, – угрюмо понизила голос Вицинна.

– Может и так, но за ней не страх, а правда, – Вандук с хрустом разломил в кулаке ещё одну баранку. – Не искала бы ты остальных, на Охотника нарваться можешь. А он в последнее время притих, видать, тоже про пятерку разнюхивает.

– Притих?! Да его лет пятнадцать никто не видел! Нашёл чем пугать. А вот менталы ещё могут оказаться реальностью, – она запнулась, с тревогой посмотрев на брата.

Менталы считались сильнейшими волшебниками и при этом самым смиренным народом из всех. И, несмотря на своё величие, они чаще работали советниками. Помогали министрам решать экономические проблемы, люди не стеснялись просить у их помощи с разными бытовыми просьбами, даже сам князь обращался к ним, когда дело касалось политической важности или вызывало у него сомнения. Но, несмотря на свою мудрость и доброту, они не были наивными простецами. Справедливо наказывали преступников, не давали в обиду слабых, рассудительно действовали в опасных ситуациях. Это единственный народ, у которого была своя отдельная столица на востоке Континента под названием Прэциоза. Менталы возвели вокруг неё высокую белокаменную стену и никому не разрешали проходить, кроме своего народа. Но в один из осенних дней все менталы разом исчезли. Пропали без следа, оставив Прэциозу зловеще опустошённой, а мир – в неведении и страхе. В народе поговаривали, что как раз в те времена появился некий Охотник на менталов – кровожадный головорез, на счету которого немало убийств и похищений менталов. Охотника давно не видели, но некоторые считали, что он продолжает тихо наблюдать за героизмом Тэ-лакен, ожидая подходящего момента, чтобы исполнить своё обещание и покончить с родом могучих менталов навсегда.

– Я не хочу тебя оставлять, Вандук. А вдруг эти стычки и тебя коснутся, – Вицинна обняла двумя ладонями чашку.

– Будь спокойна. Я же Вандук! Со мной тоже не всякий захочет связываться, – брат подкинул в потолок кусочек баранки и поймал его ртом. – И знаешь, тебе лучше приехать в школу заранее. Пока там освоишься, познакомишься, туда-сюда, глядишь, и проще в работу вольёшься. Новое место, новые знакомые. А тут тебе делать нечего.

Неожиданно мимо их окна пролетел свирепого вида дядька с взъерошенными грязными волосами и подожжённой бородой. Он с диким криком упал обратно в толпу, после чего ругательства стали ещё громче, свистки надрывистыми, и к драке присоединились зрители:

– Бей этого бездаря! Побольше грязи, больше, – кричали люди. – Проучи этого мага! Руки, выверни руки! Тупой люд! Бездарные маги!

– Мне это всё надоело, – с отчаянием сжала кулаки Вицинна.

– Так выйди и разгони их, – лихо предложил Вандук, допивая чай.

– Да бесполезно разгонять, их примерять нужно. Мудрецы говорят, что смех не только сближать, но и мирить народы умеет, а ты у нас в этом деле мастер. Представляю, как ты сейчас к ним выйдешь и начнёшь со своим слоёным животиком диалог разыгрывать. От смеха повалятся все, особенно если глазки над пупком нарисуешь. Так ступай же! Пускай пузо объединит народ Анталарский! – и после героически серьёзного тона закатилась безудержным смехом от смешной физиономии обозлившегося брата.

Вандук тоже решил пошутить. Сжал в кулаке свой сапфировый кулон, а другой начал щекотать воздух. Вицинна от этого расхохоталась ещё громче, ощутив непрекращаемую щекотку на своём животе. И как бы она ни старалась отвернуться, брат все равно доставал до нее.

В дверь кто-то постучал.

– Вандук, тебя там посетитель спрашивает, – крикнул молодой помощник за дверью.

 

– Сейчас спущусь, – строго ответил Вандук и продолжил ехидно щекотать Вицинну.

– Всё, всё, перестань. А то умру от смеха, кто детей ботанике учить будет?

Вандук остановился, и под окном взорвали хлопушку. Забастовщики схлестнулись с новой силой. Встав из-за стола, Вандук гневно посмотрел на них сквозь ажурную занавеску и сказал:

– Собирай вещи. Уедешь в школу сегодня же, и это не обсуждается, – Вандук пошёл в сторону двери, пододвинув свой стул к столу.

– Мог бы любимой сестре больше времени уделить, – с наигранной обидой высказала ему вслед Вицинна. – За три дня мы общались с тобой меньше, чем ты с одним своим посетителем. Не стыдно?

– Нет, – гордо заявил Вандук и закрыл за собой дверь с той стороны.

Отдышавшись от щекотки, Вицинна продолжила смотреть в окно, где разгневанные волшебники колдовали чары против озлобленных, не менее свирепых, избитых и грязных людей.

«Неужели я еду к их детям? На что я вообще согласилась? – с ужасом подумала про себя Вицинна и услышала волчий вой. Забастовщики в ужасе замерли и тоже прислушались. Как только вой стих, все не раздумывая бросились врассыпную, позабыв о драке, словно её и вовсе не было. – Вот она – сила страха», – с пониманием кивнула Вицинна и пошла собираться.

Через час она спустилась на первый этаж, в таверну. В дальнем, единственном тёмном углу скромно разыгрывался молодой скрипач, а первые прибывшие посетители подшучивали с неуклюжести и робости нового официанта и настоятельно просили его подсесть к ним за стол и послушать увлекательные истории из жизни рыбаков про океанических монстров. Но официант добропорядочно отнекивался.

– Так! Не отвлекайте моих парней от работы, – навёл порядок одной строгой фразой Вандук, стоя за барной стойкой и протирая чистые пивные кружки. Наверное, отпустил настоящего бармена на перекур.

Вандук здесь начальник. Несмотря на его молодой возраст и строгость, его уважают здесь как посетители, так и работники. Еда вкусная, музыканты весёлые, беседы задушевные – прекрасное место для отдыха. Одно но – над таким шумом невозможно жить, поэтому он и не сдаёт комнаты, там селятся только работники таверны. Вицинна стала исключением – после увольнения ей некуда было идти, да и с братом хотелось провести побольше времени, прежде чем она отправится искать новое место. И сейчас им пора снова расставаться.

На улице беспорядки больше не затевались. Оно и к лучшему.

– Заказал экипаж? – подошла к брату Вицинна.

– Да, уже ждёт тебя у дверей. Кушать будешь?

– Нет, спасибо, воздержусь перед поездкой по избитым дорогам. Поможешь чемоданы спустить?

– Ну как откажешь таким глазкам? – улыбнулся брат и пошёл с ней на второй этаж.

Когда они остались наедине, Вандук шепнул:

– Ты уверена, что они там будут? Может, всё же останешься?

– Я должна. Как только узнаю, что их там нет, тут же вернусь, обещаю.

– А почему со школы-то? Есть же и другие варианты.

– Если говорят о детях, значит, и начинать нужно со школы. Раз менталы, значит, точно волшебники. И ко всему прочему, менталов давно никто не видел. Даже не уверена, что смогу их отличить от обычных магов. А там великие умы работают, может, от них чего узнать смогу или хотя бы книги какие найду.

– Ну хорошо, – брат рывком поднял два её небольших чемодана и посмотрел Вицинне в глаза. – Главное успей их найти раньше Охотника, а то спасать уже будет некого, – и они вышли из комнаты.

Он помог поставить чемоданы в карету, дал ямщику золотой червонец и попросил:

– Езжай осторожно. Ценный груз везёшь, – и затем Вандук обратился к Вицинне. – Будь осторожна. И не забывай писать письма, – он заботливо подал ей руку, чтобы помочь забраться в карету.

– Хорошо, и ты береги себя, – с улыбкой попрощалась она.

Вандук закрыл за ней дверь и пару раз стукнул ладонью по карете. Ямщик услышал его сигнал, хлестнул вожжами и тронулся в путь.

***

Заведение, в которое ехала Вицинна, имела самый почётный статус научной школы-интерната. В ней обучали только волшебников, а все учителя были заслуженными кандидатами наук. Вицинна тоже учёный, но ещё не такого высокого уровня, как её будущие коллеги. Раньше она занималась ботаникой, изучением свойств растений и, в частности, поиском их применения. Это непростая наука, к тому же она только сейчас начала развиваться. Крупицы знания в духе «если больно, приложи подорожник» приходилось собирать почти с нуля. Ученых-ботаников пока мало, неизведанных вопросов – много. Ко всему прибавлялись еще и знахари, которые не принимали науку о растениях всерьёз. Но у Вицинны всегда хватало смелости идти по непростому пути. За спиной её недолюбливали коллеги, так как она вопреки вражды советовалась с мудрыми знахарями, а потом превращала мысль о необъяснимой магии в толковый научный ответ и лекарство. Несмотря на свой юный возраст, Вицинна за четыре года успела сделать немало важных и полезных открытий: узнала о веществе, исцеляющем слабоумие у стариков, нашла пищевой загуститель, указала применение шипов Дратоксила в знахарстве, а также вывела антидот против мышиного яда, пять раз выступила перед знатными персонами научного общества, получила три награды за открытие и всемирную славу в мире науки.

Но такая популярность имеет и свои недостатки: у неё воровали идеи, лезли в личную жизнь и даже угрожали расправой. Но это уже в прошлом. Терпению Вицинны пришел конец, когда один молодой человек влился к ней в доверие, а потом предал самым отвратительным способом только из-за того, что она волшебница, а он – нет. Ни в работе не повезло, ни в любви, хотя бы с поисками всё должно получиться.

Уличные неурядицы и вражда между волшебниками и людьми тоже добавили масло в огонь. Эти стычки в последнее время происходили все чаще. Вицинна не могла спокойно на это смотреть, но бежать от вечных стычек некуда. Такое творилось везде, во всех городах, на всём Континенте. Мысли о том, что эти ссоры могут прекратить великие и могучие менталы, никогда не покидали Вицинну. К сожалению, их давно никто не видел. Только Тэ-лакен не боится общественных беспорядков, хоть и все равно скрывает своё лицо за белой маской из папье-маше. Образ Тэ-лакен внушал надежду тем, кто устал от разборок и драк. Она всеми способами помогала народам: останавливала разбои, сажала за решётки преступников, усмиряла гордыню и зависть отдельных людей. С ней становилось спокойней, но ненадолго. Континент большой, если ментал помогает в одном месте, то остальные все равно поглощены пороком. К тому же всем казалось, что Тэ-лакен одна, а слухи о менталах – не больше чем бабкины сплетни. Но Вицинна отказывалась в это верить и потому направилась в школу, мечтая найти ниточку к менталам.

«Школа имени академика Григория, звучит солидно, – подумала Вицинна. – Путь туда не близкий. Как мне говорили ямщики, она находится в северном заповедном крае, и чтобы туда добраться, нужно целый день гнать на всех порах скакунов до Вершинга, а потом спокойно полчаса объезжать лес и остановиться у кованого забора. Надеюсь, кто-нибудь меня там встретит. Сейчас только конец июля, школа может быть ещё пуста, и директор, возможно, находится в отъезде. Интересно, а как он вообще выглядит? Я столько хорошего слышала о нём. Велиус Дрогсвер – так он подписался в письме. Ну что ж, приеду, познакомлюсь. Интересно, а какой у меня там будет класс? Хотя бы пять цветочков выделят, надеюсь», – и пока она развлекала себя фантазиями о новой работе, лихой кучер уже гнал лошадей за границами Сотвунда.

***

Карета подъехала к школе имени академика Григория к полудню. Вицинна вышла осмотреться. Пока лакей с большим усердием вытаскивал её небольшие, но тяжелые чемоданы, за чугунными прутьями высокого забора Вицинна рассмотрела саму школу. На улице тишина, никого не было, ветрено. В окнах школы суетливо мелькали силуэты, кто-то мыл окна, вытряхивал половики и прочее. Им явно не до неё, гостей они так скоро не ждали.

Перед входом располагалась огромная деревянная статуя.

Лакей уронил второй чемодан на землю. «Всего хорошего, мисс», – попрощался он и запрыгнул обратно на своё место. Кучер хлестнул вожжами и погнал лошадей восвояси.

«Надеюсь не закрыто», – Вицинна легонько толкнула калитку. Оказалось, открыто. Тогда она с лёгкостью взяла два своих чемодана и пошла к школе. Деревянная статуя герцога в центре двора снисходительно смотрела на нового преподавателя, словно он ожидал ее приезда за мудрым советом. «Очень воодушевляющее», – подумала Вицинна.

Она подошла к школе, поставила чемоданы на широком крыльце и вежливо постучалась в парадные двери. Никто не открыл, но слышно множество шагов. Она тихонько вошла в эпицентр головокружительной суматохи, которая творилась внутри. Все сновали, что-то носили, мыли, чистили. В вестибюле шум и гам. Горничные, учителя – все что-то делали, обсуждали, искали, спорили. Вицинна решила подойти к ближайшей деловой даме и спросила:

– Извините, а где я могу найти кабинет директора?

Деловая женщина с очень большим безобразным носом не обратила на неё никакого внимания. К ним подлетела горничная, сказала что-то про койко-место, и та женщина начала ругаться. В итоге они обе убежали на лестницу, не заметив Вицинну.

«Ладно. Ещё попытка», – подумала Вицинна и вежливо обратилась к мужчине рядом, который назначал горничным обязанности.

– Простите, не подскажете, где мне найти директора?

Погружённый в свои записи и бесчисленный список дел мужчина отмахнулся:

– Да подожди ты, – заметил кого-то в дали и устремился в коридор.

– Девочка, отойди! – вежливо попросили Вицинну со спины.

– Мне бы Директора най… – попыталась она.

– Посторонись! – попросил её картавый профессор с очками на носу. Его лицо было наполовину скрыто горой скрученного в рулоны ватмана, которые он нёс из последних сил. За ним следом шла рыженькая девушка и тоже несла рулоны бумаги.

– Извините, – отошла от них в сторону Вицинна. – А не подскажете, где мне… – она не успела договорить, как тут же пришлось увернуться от пролетающих над головой пыльных ветошей, протирающих потолок по приказу горничных с лестницы. – Ой, простите, – Вицинна нечаянно наступила на ногу седого мужчины, задумчиво читающего свои документы.

«Никто меня не замечает, никому я не нужна. Да что же это такое, – плакалась про себя Вицинна. – Где бы я ни встала – везде мешаю. Ну хотя бы махнули рукой, куда идти», – она стояла по центру вестибюля и растерянно оглядывалась. Наконец увидела неспешного молодого человека в синем парчовом жилете и удивительным тёмно-русым оттенком волос. Он гордо нёс вверх по лестнице открытый деревянный ящик и не смотрел по сторонам. Вицинна догнала его, хотела спросить про директора, но до омерзения противный сладкий запах перебил всё желание подходить ближе. Из ящика пыталась выползти огромная улитка – альбинос, – и похоже, что пахло как раз от ахатины, что удивительно. Преподаватель переложил улитку со стенки на дно ящика и продолжил уверенно подниматься по лестнице. «Какой противный, – подумала о нём Вицинна, зажав нос. – И откуда такие манеры? Идет гордо, будто не улитку несет, а врагу смертный приговор выносит. Ой, да ну его. Пойду ещё к кому-нибудь обращусь».

Одна очень активная колоритная барышня, контролирующая весь этот хаос, металась по главному вестибюлю как заведённая от одного к другому. А увидев новенькую, не менее суетливую Вицинну, которая жалостливо лезла и приставала к каждому, женщина подошла к ней и спросила:

– Дорогая, ты чего здесь раньше времени делаешь? Тебя ждут в сентябре, а не в июле.

– Извините, – обрадовалась Вицинна, что её наконец-то заметили.

– Иди, ещё месяцочек погуляй и приезжай к учёбе ближе, – ответила женщина и повела Вицинну на выход.

– Хельга! – крикнула ей с восточного крыла лестницы горничная, на воротничке платья которой красовалась огромная изумрудная брошь. – Иди сюда! Без тебя никак.

– Сейчас, только ученицу провожу, – крикнула в ответ женщина, которая разговаривала с Вицинной.

– Да не ученица я, а учитель, – скромно поправила её Вицинна и достала из кармашка платья своё приглашение. – Я сюда на работу устраиваться приехала.

Хельга взяла у неё письмо и начала читать:

– И впрямь учительница! – удивилась Хельга. – Да чего ж ты сразу не сказала! Я уж подумала, что ты из тех, в ком поздно просыпается магия. Такие переростки иногда приезжают… Пошли к директору, – она повела Вицинну за собой на второй этаж. – Позже, Изольда! Сейчас к директору провожу и вернусь, – крикнула ожидавшей её горничной.

Хельга подвела Вицинну к кабинету, постучала в дверь и заглянула внутрь. Похоже, никого.

– Подожди меня здесь, – оставила её Хельга одну около кабинета и ушла искать директора.

Вокруг все продолжали суетиться и горничные, и преподаватели. Столько народу, такая суматоха.

 

«А здесь красиво», – огляделась Вицинна. Старик, на которого она ранее наступила, снова пронёсся мимо неё с документами, зачитавшись каким-то договором. Он занёс их в тот кабинет, куда заглядывала ранее Хельга, затем вышел и замер недалеко от Вицинны. На листке, в который тот пристально смотрел, чернила сами вырисовывали слова под диктовку:

«…считаю недостоверными. Прошу явиться на комиссию повторно, с копиями свидетельства об образовании, паспортной книжкой и…», – успела услышать от него Вицинна. Старик наконец очнулся и прошел мимо нее, устремившись вверх по лестнице.

Казалось, все ждут очень важного гостя с проверкой, но на самом деле это обычная подготовка к приезду детей. До учебы ещё целый месяц, но школу и документы приводили в порядок заранее. Вицинна продолжила осматриваться, и взглянула в окно: чистенький внутренний школьный двор с очень красивым зелёным газончиком, скамейками и деревом в центре казался любимым местом уединения какого-нибудь министра. С этажа выше неожиданно выпал ящик и разлетелся в щепки по всему газону. Кажется, именно этот ящик нёс мужчина в синем жилете. Но слизняка там не оказалось. Вниз по лестнице пробежал другой мужчина в белом костюме.

– Ну Флеган, ну поганец. Подожди у меня, – ругался бегун.

«А тут весело», – Вицинна удивлённо подняла брови. Наконец вернулась Хельга, с тем самым молодым стариком, на которого Вицинна ранее случайно наступила:

– Вот, это директор школы, – представила его Хельга. – А это новая учительница по приглашению.

«Я вообще не так его представляла. Какие восемьдесят, ему на вид лет шестьдесят. Скромный костюм, седая короткая борода, неприметный школьный преподаватель», – рассуждала Вицинна.

– Приятно познакомиться, я Вицинна Роотлес, – любезно протянула ему руку.

– И мне приятно. Честно, не признал в вас ту самую Вицинну, о которой мне говорили. Вы слишком молоды для учёного, сделавшего столько замечательных открытий. Я рад, что вы решили работать у нас, – вежливо пожал её руку директор, и из коридора послышалась брань. Тот самый мужчина в светлом костюме уже поднимался по лестнице с огромной тарой неизвестной синей жидкости, пыхтел и приговаривал:

– Ну, Флеган, ну берегись!

– Хельга, угомони их, пока мне тут всю школу не угробили, – попросил её директор. И когда Хельга убежала вслед за бунтарём, начальник предложил Вицинне пройти к нему в кабинет для разговора.

– Прошу, – он вежливо придержал перед Вицинной дверь. Внутри была огромная книжная библиотека во всю стену, портреты с противоположной стороны, а рядом со стеллажом – зеркало в ажурной оправе. У директорского стола расположен держатель с посохом, на верхушке которого красуется гранёный магический кристалл удивительного красно-малинового цвета. Директор не носил ни кулона, ни брошь. Наверняка у него единственного в школе был посох. А ведь это очень редкий артефакт, им не каждый волшебник даже способен пользоваться. Вицинна присела напротив стола.

Они не спеша обсудили условия работы, Вицинна подписала все необходимые бумаги, и в кабинет ворвался тот самый мужчина в светлом костюме и подбежал с перепуганным видом к директору. Вицинна мимолётом успела его рассмотреть: уложенные тёмные волосы, лицо – эталон красоты, и аромат знакомый. Конечно, ведь именно так пахла улитка – только в десять раз сильнее. На мизинце правой руки у него красуется рубиновый перстень-печатка, а идеальный светлый костюм сидит как под заказ шитый. Да, белый цвет – это стиль. А может, он под Тэ-лакен косит?

– Директор, там чьи-то чемоданы при входе стоят! К нам кто-то приехал, но я так и не нашёл этого гостя, – паниковал красавец.

– А ты ещё больше с Флеганом ругайся, так и войну пропустишь. Знакомься, наша новая учительница по флористике, – представил её директор. – Мадам Вицинна Роотлес. А это – Аморэн Сморд, мой зам.

Вицинна скромно поздоровалась.

– Очень приятно, – взял её руку Аморэн и учтиво поцеловал в знак приветствия. – А я-то думаю, зачем Хельга пошла ключ от жилой комнаты искать, – его испуг превратился в уверенность, и на лице начала появляться широкая доброжелательная улыбка. Он, не отрываясь, продолжал смотреть Вицинне прямо в глаза и говорить. – Я могу вам помочь донести чемоданы до комнаты, если вы не против.

Даже не верится, что этот человек еще недавно шёл войной на обидчика из-за какого-то вонючего слизняка.

– Спасибо, они не тяжёлые, – Вицинна скромно отвернулась и убрала руку.

– Что ж, всё самое главное мы обсудили, – заключил директор. – Если появятся вопросы, обращайтесь, Вицинн. А сейчас извините, меня ждут дела, да и вам пора отдыхать, – он взял со стопки бумаг верхний лист.

Вицинна кивнула ему и вышла вместе с Аморэном из кабинета. Школьная суета в коридорах исчезла. Похоже, наступил перерыв. Пока они шли за вещами, Аморэн решил заполнить время разговором:

– Откуда вы приехали?

– Из Сотвунда. Раньше в ботаническом саду при институте работала, решила немного сменить род деятельности.

– Вы большая молодец! А мне только вчера сон о молодой красавице снился, а сегодня уже вы приехали. Может, это намёки судьбы, что мы с вами подружимся?

– Наверное, – Вицинна невольно раскраснелась и разволновалась.

– У вас очень милые ямочки на щёчках, – продолжил проявлять к ней внимание Аморэн, чем вызвал ещё большее смущение. – Вам к лицу этот румянец. А ещё платье. Оно очень красивое. Вам идёт.

Ей уже хотелось уйти или спрятаться куда-нибудь подальше от этого бесстыдного обольстителя.

«Он, конечно, очень красив и галантен, но такое количество комплиментов уже начинает походить на домогательство», – волновалась Вицинна.

Когда вышли на улицу, она тут же потянулась к своим вещам, но Аморэн благородно попросил доверить эту задачу ему. Он схватился за ручки чемоданов, приготовился встать, но единственная попытка показаться мужественным увенчалась провалом. Его сил еле-еле хватило, чтобы оторвать тяжёлый груз от земли. Тогда он коснулся их по очереди рукой с рубиновым перстнем, и те словно ожили и сами собой побрели в школу, переваливаясь с грани на грань.

– После вас, – Аморэн вежливо придержал открытую дверь перед Вицинной и её самошагающими чемоданами.

Её будущая комната находилась рядом с учебным классом на первом этаже западного коридора. Аморэн указал на дверь учебной аудитории по ботанике, которая была украшена очаровательной резьбой с изображением самых разнообразных цветов, но открывать не стал. Для этого нужен ключ.

– Не каждая девушка решится работать в школе, особенно в интернате, – а вот и очередной комплимент. – Наверное, вы очень смелая.

– Ну что вы, не больше, чем кто-то либо, – вновь засмущалась Вицинна.

– А ещё скромная. Да вы принцесса, а не учитель.

Вицинна никогда прежде так сильно не смущалась от банальных комплиментов. За какие-то десять минут она услышала их больше, чем за всю жизнь. Но, несмотря на свою наивность, доверять соблазнителю ей с каждой минутой хотелось всё меньше и меньше. Она уже планировала притвориться растеряхой и пойти искать что-то, лишь бы отойти от него. Вицинну выручила суетливая Хельга – она неожиданно подбежала со связкой ключей:

– Извините, меня задержали, – быстро нашла подходящий ключ, отворила дверь и вошла в комнату. Хельга бдительно осмотрела помещение и единожды провела по столу рукой, проверив его на запылённость. Комната была в идеальном состоянии. Всё оказалось чистым и готовым к заселению. Хельга бросила взволнованный взгляд на громко тикающие часы, схватилась за свою магическую брошь и указала на маятник, который стал значительно тише щёлкать. – Комнатка маленькая, но уютная. Располагайся, золотце, отдыхай. Ты голодна? Хочешь кушать?

– Не отказалась бы, – робко прошла за ней в комнату Вицинна.

– Хорошо. Тогда вот тебе ключи. Запирай каждый раз, когда выходишь. Всё. Переодевайся, располагайся, скоро вернусь, – Хельга уже собралась закрыть дверь, как вдруг увидела в коридоре чемоданы, которые Аморэн не додумался занести в комнату. Подумать только, он до сих пор продолжает смотреть на Вицинну, не отрывая взгляда. Тогда Хельга сама заволокла в комнату сначала один чемодан, потом второй. Хоть она и выглядела упитанно, но справилась с чемоданами гораздо легче, чем Аморэн. – Отдыхай, дорогая, – и захлопнула дверь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru