Любовь Зла

Анжело Мэй
Любовь Зла

Джек проснулся в холодном поту. Этот кошмар преследовал его уже несколько дней. С тех самых пор, как он расстался с Клариссой. Один и тот же сон.

Начиналось всё отлично. Они вместе сбежали с последнего урока в школе. Выпускной класс, на носу экзамены. Но о чём можно думать, когда тебе восемнадцать, а в крови играют гормоны? Они брели по тенистым улочкам городка, вдыхая полной грудью запах молодой зелени и безудержного счастья.

– И что ты собираешься делать после школы? – неожиданно спросила Кларисса.

– Хочу поступить в колледж, – пожал он плечами.

– В нашей деревне колледжа нет, ты хочешь меня бросить?

– Э-э-э-э… – промычал он и неубедительно промямлил – поехали вместе. Что ты забыла в этой дыре?

– Тебяяяяя, – певуче протянула она, и Джек заметил, как в её глазах заиграли черти.

Кларисса резко схватила его за руку и силой втолкнула в мрачный подъезд полуразрушенного каменного дома, мимо которого они проходили в тот момент. Внутри царил полумрак. Пахло сыростью, пылью и плесенью. Она прижала его к холодной влажной стене и страстно поцеловала в губы. Её язык проник ему в рот, и ему показалось, что он сейчас задохнётся. Она оторвалась от него, и пока он судорожно вдыхал затхлый воздух, тихо прошептала:

– Никуда я тебя не отпущу…

В следующее мгновенье Кларисса тащила его по полусгнившей лестнице на второй этаж и дальше на чердак. К его удивлению, весь пол был завален свежей, только скошенной, травой. От пряного запаха у Джека закружилась голова. Кларисса толкнула его и упала следом. Она была уже без блузки. Он не успел даже ойкнуть, как она одним движением разорвала его рубашку и прижалась к нему своей горячей грудью.

Потом был долгий безумный секс, какой бывает только у молодых и сильных, не знающих усталости и условностей юнцов. Но наступил момент, когда силы их покинули. Джек лежал на спине, тяжело дышал и смотрел на неё влюблёнными глазами.

– Ты такой сладкий, – прошептала Кларисса, – так бы прямо тебя сейчас и съела…

– … и съешь, – также тихо ответил он.

– Смотри, ты сам это захотел.

Она плотоядно улыбнулась. Её лицо изменилось. Рот расширился до невероятных размеров, в котором оказалось три ряда длинных узких зубов, как у акулы. Всё тело покрылось длинными жёсткими волосками. Руки и ноги удлинились, и она превратилась в огромного мохнатого паука. Ужасная тварь открыла свою пасть и резко наклонилась к нему.

В этот момент Джек обычно просыпался, вставал, шёл на кухню и жадно выпивал три-четыре стакана воды. После возвращался и спокойно досыпал до утра вообще безо всяких снов. Но в этот раз всё пошло по-другому. Он почувствовал на себе чей-то взгляд, который не давал ему пошевелиться.

В окно светила полная луна. Джек медленно обвёл взглядом свою комнату. Пусто. Он облегчённо вздохнул, откинулся на подушку и увидел, как с потолка на него смотрят четыре пары глаз большого мохнатого паука. Он был дюймов десяти в размахе, сидел на потолке и наблюдал за ним. Джек готов был поклясться, что он шевелил отвратительными зубами и что-то шептал. Ему страшно захотелось закричать, но изо рта вышел лишь слабый хрип.

Паук прыгнул с потолка на пол и неторопливо побежал к выходу. Юноша с облегчением вздохнул. Ему срочно требовалось смочить пересохшее горло. Он встал, но не успел выйти из комнаты, как раздался душераздирающий вопль. Джек, не раздумывая, бросился в спальню Сары. Он едва не снёс дверь, но успел заметить, что она была слегка приоткрыта, чего за сестрой никогда не водилось, особенно после смерти мамы. В её комнате окна были задёрнуты плотными шторами, и царила кромешная тьма. Только из открытого дверного проёма косой прямоугольник тусклого света освещал пустую кровать.

На Джека на пару секунд напал столбняк. Он не мог пошевелиться и только смотрел на скомканные простыни. Наконец пришёл в себя и нащупал на стене выключатель. Яркий электрический свет ослепил его. Он зажмурился, а когда открыл глаза, увидел свою сестру…

Сара сидела в углу, сжавшись в миниатюрный комочек, как будто ей было лет пять-шесть, а не двенадцать. Она вся дрожала, и было видно, что не может сказать ни слова побелевшими губами. Только показывала пальцем в противоположный угол комнаты.

Там сидел паук. Тот самый, что до смерти напугал Джека минутой раньше. Он мог поклясться чем угодно, что это был тот самый. Паук сидел спокойно и только смотрел немигающими глазами на испуганную девочку.

– Кыш! – закричал Джек и замахал на него руками.

Паук, как и в прошлый раз неторопливо вышел из комнаты.

Джек захлопнул дверь, подошёл к сестре, легко поднял её с пола и перенёс на кровать. Затем закутал в одеяло и крепко обнял её хрупкие плечи. Девочку всё ещё колотила дрожь.

– Ну-ну, успокойся. Это просто паук, обычный птицеед. Они питаются тараканами и для людей не опасны. Вспомни «Один дома». Там такой же бегал.

– Н-н-н-не… – заикаясь, произнесла Сара, – он с-с-с-смотрел н-н-на меня.

– Тебе показалось, – Джек погладил её по голове. – Наверное, он от твоего крика испугался сильнее, чем ты. Спрятался в углу и боялся пошевелиться от страха.

Брат пытался её успокоить, но не получалось.

– Н-н-не уходи… – сестра посмотрела на него несчастными, полными слёз глазами.

– Ну куда же я уйду, милая моя. Я тебя люблю, ты единственное, что у меня осталось.

Они несколько минут посидели молча.

Рейтинг@Mail.ru