Гробницы пяти магов

Андрей Васильев
Гробницы пяти магов

Глава 2

– Что-то не видно, чтобы ты спешил, – вместо приветствия сказал мне Агриппа.

Он сидел за столом, на котором живописной грудой высились косточки, оставшиеся от двух, а то и трех жареных цыплят, перемежаемые корками хлеба и огрызками овощей. Дополняли натюрморт три немаленькие пустые бутыли, в которых, несомненно, недавно было вино.

– Вот, хотел тебе праздник устроить, – показал он рукой на стол. – Как-никак первый год обучения закончил, не подвел, так сказать.

– А чего же не дождались? – немного опешил я от его доброты.

– Так ты вчера не пришел, хоть и должен был, – пояснил он. – Вот я и подумал: видно, не свезло тебе. Видно, не пожелали боги дать тебе возможность стать магом. Праздник отменился, и я сразу, чтобы добро не пропадало, тебя помянул. Заметь – от чистого сердца, как ни крути, не чужой ты мне человек. Все-таки худо-бедно, но учил я тебя жизни. Не убил, опять же, тогда, в сарае, что дело, по сути, небывалое. Для меня.

– Н-да… – Я сел за стол напротив него. – Даже не знаю, что сказать.

Агриппа икнул и погрозил мне пальцем.

– Ты интересный тип, Эраст. Интересный. Одновременно и исполнительный, и своевольный. Ты всегда выполняешь то, что тебе поручили, или пытаешься это делать, но постоянно делаешь это так, как того хочется тебе, а не нашему с тобой хозяину.

– Да при чем тут я? – Я заметил, что Агриппа изрядно пьян. – С таким наставником, как Ворон, вообще ничего предсказать нельзя. Не отпустил он нас вчера вино пить, задания на лето раздавал.

– Ворон! – хмыкнул мой собеседник. – Ворон твой – та еще заноза в заднице мастера Гая, да простит он меня за эти слова. Мастер Гай простит, а не этот твой отступник.

– Отступник? – заинтересовался я. – В смысле?

– В прямом. – Агриппа смерил меня взглядом, причем это был взгляд трезвого человека. – Странно, что из всей вашей компании никто этого не знает. Хотя, может, кто и знает, просто говорить про это не стал. И правильно, я бы так же поступил. Молчание не золото, как утверждает простонародье. Молчание – залог долгой и счастливой жизни.

– И все-таки? – попросил его я, чуть ли не подпрыгивая на стуле от любопытства.

– Увидишься с мастером Гаем – спроси у него сам, – посоветовал мне Агриппа. – Что ты там про задания на лето говорил? Вообще-то у меня на тебя планы есть. Точнее, даже не планы, а четкие инструкции. Мне надо тебя доставить в одну из резиденций мастера, он тебя за лето собирается кое в чем поднатаскать. Девку только убьешь, какую тебе велено, если только она третьего дня сама к богам не отправилась, – и поедем к нему. Тебе все равно вакации где-то проводить надо. Остальные по замкам своим разъедутся, а тебе на лето и отправиться некуда. Если станешь торчать здесь, это может вызвать ненужные подозрения. Так что там с девкой?

– Не отправилась она к богам, – расстроил его я. – Больше скажу – она прошла инициацию. Вот только убить ее я не смогу. И к мастеру Гаю, к своему же великому сожалению, я тоже вряд ли поеду, вот какая штука.

– Не понял. – Агриппа стукнул кулаком по столу. – Это ты бунтовать задумал или что?

– Или что, – поспешно сообщил ему я. – На кой мне бунтовать? Мастер Гай – мой благодетель… Хотя даже это не главное. Он меня за эти самые так держит, что я вообще в сторону не вильну, ты же знаешь!

– Тогда потрудись все объяснить, – потребовал Агриппа. – Медленно и обстоятельно.

– Медленно не могу, – затараторил я. – Время поджимает. Ждут меня.

И я в общих чертах изложил ему все, что происходило в последние дни.

– И вправду сумасброд, – почесал волосатую грудь под расхристанной рубахой Агриппа. – Сопляков – и в Анджан отправлять? Да еще не абы куда, а практически на границу с Халифатами? В этом некрополе я не был, врать не стану, хотя и слышал о нем кое-что, а вот на границе довелось помотаться, и скажу тебе так – если и есть в Рагеллоне совсем уж паршивые места, то это – одно из них. Мыслю я так, что вы до Гробниц и не доберетесь, вас раньше южане саблями посекут, а девок ваших на невольничьи рынки отправят. И занесет ваши кости песком.

– Спасибо, приободрил, – не удержался от колкости я. – А что нам остается делать?

– Отсидитесь где-нибудь в глуши, – помолчав, сказал Агриппа. – Тихонько, без шума, и подальше отсюда. Вина попьете, девок помнете – хоть своих, хоть продажных. А потом возвращайтесь к Ворону: мол, не сложилось, не добыли мы искомое. Он же за невыполнение задания выгонять вас не будет, я все правильно понял? Всего лишь устроит веселую жизнь. Но, как по мне, лучше такая жизнь, чем никакой.

– Да я бы так и поступил, – практически не кривя душой, ответил я Агриппе. – Вот только мои сотоварищи так не станут делать, в этом беда. Нет, некоторые из них, может, и согласятся, те, что не из благородных, но вот остальные, с их понятиями о чести и всем таком прочем…

– Плохо. – Агриппа цапнул со стола огрызок огурца и засунул его в рот. – Очень плохо. Все кувырком пошло, все планы рушатся. Так что с девкой?

– Она уже отбыла из замка, – честно ответил я. – Одна группа вперед нас ушла, она была в ней.

– Было дело, проезжали какие-то, – задумчиво произнес Агриппа. – Я еще подумал, что это твои соученики, и, как выяснилось, угадал. Значит, опять ты все, что тебе было поручено, не выполнил.

– Моя-то вина тут в чем? – скорчил жалобную рожицу я. – Все, что от меня зависит, я делаю. Изучаю науки, зарабатываю авторитет в глазах соучеников, втираюсь в доверие к Ворону. А в том, что он постоянно подкидывает новые и новые задачи, которые все ломают, я не виноват. Если бы Магдалена домой поехала или еще куда, я бы за ней рванул, а там… Или, если бы она была в нашей группе, подстроил бы несчастный случай. А теперь как? Она – в составе одной группы, я – в другой. И даже не представляю, куда она со своими спутниками едет, Ворон запретил обмениваться информацией.

– Этот ваш Ворон запросто мог вам дополнительную гадость подбросить, – заметил Агриппа. – Ты уверен, что вы все едете не в одно место? Вот будет потеха, если вы все у Гробниц встретитесь. Группы три, книга одна, и победитель может быть тоже только один.

– Не похоже, – поразмыслив, не согласился с ним я. – Он же не дурак, он же понимает, что у него учеников тогда человек пять всего останется. Вряд ли после такой резни больше народу уцелеет.

– Значит, то, что вы друг другу глотки будете резать в таком случае, ты не отрицаешь? – Агриппа засмеялся. – Нет, одно Ворон делает здорово – он вас жизни учит, настоящей, с кровью и грязью. Не то что эта шлюха Эвангелин.

– Это та, что с мастером Гаем и Вороном училась? – немедленно спросил я. Все, что было связано с прошлым моего хозяина и моего наставника, вызывало мой живейший интерес. – Да?

– Да, – подтвердил Агриппа. – Она же тоже наставница, у нее своя школа. Но там все совсем по-другому.

– А как? – Я понимал, что времени у меня нет совсем, но больно тема разговора была интересная.

– По-другому, – сказал, как отрезал, Агриппа, давая мне понять, что развития темы не будет. – Стало быть, Анджан. Так. Поедете вы, надо думать, через герцогства, другой дороги у вас нет, после – через королевство Талькстад, там примете на Форнасион, потом оттуда напрямик – через проход Рух и по горам, чтобы попасть в Макхарт. Так быстрее выйдет. Торговыми путями, конечно, поспокойнее, но уж очень долго. Ну а из Макхарта уже кораблем до Анджана. Не получится у вас по-другому. Ясное дело, лучше бы всю дорогу проделать океаном, так куда быстрее выйдет, вот только сейчас ни одного корабля здесь, в западных портах, вы не зафрахтуете.

– Почему? – Это была более чем полезная информация.

– Неспокойно в Западном океане, – пояснил Агриппа. – Нордлиги с Ледяных островов здорово повздорили с правителями прибрежных держав, там такая резня идет – что ты! Официально вроде бы ничего нет, в смысле – войны, но ни один капитан далеко от своего порта не отойдет. Максимум – макрели половить милях в десяти от берега. Так что топать вам и топать. Ну, оно и к лучшему.

– Не сказал бы, – озадаченно вздохнул я. – Это сколько же времени туда добираться?

– Месяца два, – со знанием дела ответил Агриппа. – Плюс-минус неделя, с учетом посещения кабаков в Форнасионе и публичных домов в Эйзенрихе, он у вас тоже по дороге будет. Никак вам его не миновать – это крупный город, по дороге в Макхарт вы его не пропустите, вам после путешествия по горам Транд так или иначе там продукты закупать. А еще там лучшие девки в Рагеллоне, так что загляните в тамошние заведения непременно. Все ваш Ворон верно рассчитал, знает свое дело. Как раз за четыре месяца туда-сюда обернетесь. Если живыми останетесь.

– Какие девки? – пробурчал я, теперь уже отчетливо понимая, в какое опасное приключение нас втянул наставник. – До них ли?

– До них, до них. – Агриппа встал со стула. – И непременно навести бордель под названием «Веселая вдовушка», понял? Запомни: «Веселая вдовушка», хозяйка там отзывается на имя тетушка Рози. Скажешь ей, что прибыл с Запада, из герцогств, и надеешься встретить здесь не только грудастых красоток, но и старых друзей.

– А потом? – не поверите, но мне даже как-то спокойнее стало, что по дороге я с Агриппой увижусь, серьезно.

Мало ли, как дела пойдут, а он всегда даст полезный совет. Вон, наши совещание по маршруту устраивать собрались, а он его за пару минут набросал.

– Потом будет потом. – Агриппа подошел к кровати, на которой валялись его седельные сумки. – Разберемся. На, студиозус, подарок тебе на окончание первого года учебы. Я ведь сразу был уверен, что ты там, на замковой площади, не сдохнешь, такие, как ты, живучи как кошки.

Он протянул мне что-то вроде серебряного амулета на кожаном шнурке.

– Ну, не оружие же тебе дарить? – заметил мое удивление Агриппа. – Шпагу я тебе выбрал, дагу свою отдал – чего еще? Тем более по таким поводам, как этот, оружие дарится только сыновьям их отцами, а мы с тобой вроде как даже не дальняя родня. Так что держи вот это. Да и в Гробницах этот амулет тебе не лишним будет. Это «ловчая звезда».

 

– Никогда про такую не слышал, – принял я у него тяжелое украшение.

Это точно было серебро. На немаленьком диске красовалась восьмиугольная звезда, причем у каждого ее луча были выгравированы какие-то символы. При этом символы с одной стороны диска не повторялись на другой.

– Если легенды не врут, то эта штука даже содержит в себе какую-то магию и способна обнаруживать нежить, – пояснил Агриппа, забирая у меня амулет и надевая его мне на шею. – Причем не абы какую, а ту, которая захочет тебя схарчить. Не знаю, так это или нет, поскольку сам не проверял, но мне рассказывали люди, которым можно верить.

– А чего сам такой не носишь? – Амулет был холодным как лед. Впрочем, скоро он нагрелся от моего тела и перестал доставлять дискомфорт.

– Мастер Гай не терпит рядом с собой чужой магии. – Агриппа ухмыльнулся. – Даже давно забытой, вроде этой, которая служила ловчим.

– А кто такие эти ловчие? – поинтересовался я.

– Было в старые времена, еще до Века смуты, братство, которое занималось тем, что гоняло нечисть, ловило ведьм, ну и так далее. – Агриппа снова сел за стол. – Не как нынешний орден Истины, а по-настоящему. Людям они служили, а не себе. Крепкие были ребята, дело свое туго знали, при них все дороги Центральных королевств были безопасны. Но потом, как это и бывает, погубили сами себя.

Мне было интересно узнать, что там с ними, с этими ловчими, случилось, но время уже совсем поджимало.

– Спасибо тебе, Агриппа, – протянул я руку воину. – Не поверишь – первый раз в жизни мне кто-то что-то подарил. Ну, не считая доги.

– Да ладно. – Он пожал мою руку и усмехнулся. – На здоровье… хм… сынок. Все, иди, не стоит давать лишнего повода для подозрений твоим приятелям. Увидимся еще этим летом, не сомневайся.

– А Магдалена? – осторожно спросил у него я, поднимаясь на ноги. – С ней как?

– Пока никак, – пожал плечами Агриппа. – Что ты можешь сделать, если даже не знаешь, куда она отправилась? Потом ее прикончишь. Да, де Фюрьи с тобой? Она вообще прошла инициацию?

– Прошла, – ответил я. – Но она не с нами, и, если честно, я этому рад. Очень уж она властная, скажу тебе. С ней одна ругань была бы, а это делу вредит.

– В данном контексте – согласен с тобой. – Агриппа кивнул. – Хуже нет дрязг в отряде, который едет на серьезное дело. Слушай, а Монброн, приятель твой? Вы вроде сдружились, если я ничего не путаю?

– Он у нас главный, – подтвердил я. – И это здорово.

– Горяч он, – вздохнул Агриппа. – Если по твоим рассказам судить. Ну да ладно, глядишь, и обойдется. Да и мы чем сможем – поможем, это в наших с мастером интересах. Точнее, в его.

– Так я пошел? – спросил у него я, показывая на дверь.

– Иди. – Он помахал мне рукой. – Не забудь: Эйзенрих, бордель «Веселая вдовушка». Да, вот еще что…

Агриппа щелкнул пальцами.

– Может выйти так, что по дороге с тобой захотят свести знакомство какие-то люди, – очень серьезно сказал он мне. – Скорее всего, это будут женщины. Или девушки. Ну, знаешь, ни с того ни с сего раздастся за спиной: «Какой милый молодой человек!» – или что-то в этом роде. Так вот, это может быть не случайно.

– Хорошо, что предупредил, – озадачился я. – Я бы мог и клюнуть на такое. Знаешь, меня женщины до последнего времени вниманием особо не баловали. А кому я понадобился-то?

– Кому-кому, – проворчал Агриппа. – Эвангелин к тебе интерес проявила. Так что помни – если вдруг тебе строят глазки ни с того ни с сего, будь бдителен. Нет, возможно, на твоем пути попадутся скучающие аристократки, которым захотелось развлечься с молоденьким мальчиком, или обычные шлюхи, но может случиться и так, что это будут ученицы той же Эвангелин. Она откуда-то про тебя знает. Не все знает, но многое. А самое главное – она в курсе, кому ты служишь. Так что будь внимателен, не болтай лишнего и не заводи ненужных знакомств. Ну а если до этого все-таки дойдет, то помни: когда мы слезаем с женщины, то у нас языки развязываются почище, чем после пары бутылок вина. Так это – с обычных женщин, а тут могут оказаться ученицы магессы, они больше, чем просто женщины, они в постели такое вытворяют! Я-то знаю.

И он потер шрам на лице.

– В болото всех случайных знакомых, – с чистым сердцем сказал я. – У меня и так все есть – большая компания и важное дело. Единственное, чего нет, так это времени на интрижки по дороге.

– Молодец. – Агриппа зевнул. – Все, иди к своим, а я вздремну маленько.

– Спасибо тебе, – искренне сказал я. – Знаешь, я к тебе как-то даже… Привязался, что ли?

– И зря, – криво улыбнулся Агриппа. – Прочь иллюзии, парень, прочь. Если мне придется перерезать тебе глотку, то я сделаю это не задумываясь. Прости уж за банальную фразу. Все, проваливай.

«Может, и перережет, – думал я по дороге к корчме. – А может, и наговаривает на себя».

Сильные люди всегда сентиментальны. А уж жестокие – вдвойне. Агриппа был одновременно и сильным, и жестоким, но при этом он был первым из людей, который меня чему-то научил, причем без выгоды для себя. Нет, до него был наставник Джок, который преподавал мне воровскую мудрость, но мы все, его ученики, оставались для него только расходным материалом. Мы это знали, да и он не слишком-то скрывал. А Агриппа… Наверное, я хотел бы иметь такого отца, как он. Пусть жестокого, пусть не жалеющего меня, но при этом готового в любой момент встать на мою защиту.

Может, это и сопливые мысли, может, они смешны, вот только тем, кто знает, как пахнет дым домашнего очага, никогда не понять тех, кто живет под пирсами в гавани и в ночлежках квартала Шестнадцати висельников, того, что в веселом городе Раймилле.

А может, мою душу просто разбередил подарок, который он мне сделал. Мне ведь и вправду никто ничего никогда не дарил. Ну, дога, как я уже говорил, не в счет.

Вот только не помню я, чтобы рассказывал ему о том, что дружу с Монброном. Упоминал его – это было, но о дружбе точно не говорил.

Хотя Агриппа умный, наверное, сам все понял.

С этими мыслями я и добрался до корчмы, где, повертев головой, не обнаружил присутствия Жакоба, рассудил, что он, наверное, уже внутри, и решил от него не отставать.

Здоровяка-простолюдина в корчме не обнаружилось, зато все остальные живо обсуждали наше положение, а если быть более точным, Гарольд критиковал Ворона.

– Ладно, это все лирика, – сказал я, благодарно кивнув корчмарю, который подал мне большой кусок хорошо прожаренной свинины. – У нас есть почти четыре месяца, чтобы сгонять туда и обратно, а это не так и много.

– Вообще-то это слова, которые по праву лидерства должен сказать Гарольд, – заметила Луиза, отставившая от себя печенку с луком и теперь ковыряющая ножом и вилкой половинку цыпленка, благоухающего специями. – Он у нас главный, ему и изрекать подобные вещи.

– Да? – Я почесал затылок. – Не подумал как-то.

– Да какая разница, кто это скажет? – отмахнулся Монброн. – По сути-то все верно. Четыре месяца – это вроде как много, но с учетом того, что наша цель сильно не близко… В общем, вы поняли.

– Надо идти океаном. – Фриша с грустью посмотрела на дно своей пивной кружки, которая была пуста, и цапнула соседнюю, которую Флик неосторожно выпустил из рук, поставив на стол. – Во-первых, так быстрее, во-вторых, удобнее. Мы плывем, нас везут, всем хорошо. Только денег у нас нет, имейте в виду.

– Моряки не говорят: «Плывем», – назидательно произнесла Аманда. – Они говорят: «Идем». Но это не важно. Как и то, что денег у вас нет, расходы за наш счет, не беспокойтесь.

– А мы и не беспокоимся. – Флик отнял у Фриши кружку и погрозил ей кулаком. – Выбора-то все одно у нас четверых нет. Либо мы едем за ваш счет, либо добираемся сами, сушей. От нашего хотения или нехотения ничего не зависит. Нет, мы могли бы подзаработать на дорогу, только пока мы будем это делать, уже зима наступит.

– Он прав, – подтвердил Ромул, отводя глаза, ему, похоже, стало неловко за прямоту Флика.

– Грейси все сказала верно, – поморщился Гарольд. – Нет у вас денег – и ладно. У нас они есть, по крайней мере пока, и их хватит на все, что нужно, – и на лошадей для вас, и на то, чтобы зафрахтовать судно. В принципе Фриша права – до гаваней Западного океана отсюда не так и далеко. Почему бы не решить вопрос именно таким образом? Наймем корабль с капитаном – и вперед, вдоль побережья. За месяц, если не меньше, доберемся до Анджана, а там и до Гробниц рукой подать.

– Не зафрахтуем мы корабль, – прожевав кусок мяса, сказал я. – Не получится.

– Поясни, – нахмурился Гарольд, да и остальные уставились на меня.

– Ох и ядреная здесь горчица! – вытер я слезы, выступившие на глазах. – Ну и горлодер!

– Фон Рут! – Монброн требовательно сдвинул брови.

– Сейчас, залью пожар. – Я отхлебнул пива. – Так вот, ничего у нас в гаванях Западного океана не получится. Нет у них сейчас навигации.

Слово «навигация» я слышал еще в квартале Шестнадцати висельников от побирушки Вилли-штурмана. Он в прошлом был настоящий моряк и охотно сыпал подобными словечками, причем иногда даже объясняя нам их смысл.

– Поясни, – потребовал Фальк, и остальная компания закивала.

– Не поверите, но ровно десять минут назад я беседовал с одним негоциантом, который тут был проездом, – врать я не люблю, тем более так незамысловато, но выбора не было. Если им сейчас не объяснить, то мы попремся к гаваням и потеряем кучу времени. В том же, что дело обстоит именно так, как Агриппа мне сказал, я не сомневался. Ему не было смысла мне врать, вот какая штука. Я ему нужен был живой и здоровый, потому если бы океаном можно было пройти до Анджана, то он первым бы мне это и предложил. – Я сам его остановил, надо же узнать, что в большом мире происходит. Мы ведь, по сути, год новостей никаких не слышали.

– И? – заинтересованно поторопил меня Гарольд.

– Все плохо, – изобразил вселенскую скорбь я. – Нордлиги с Ледяных островов сцепились с континентом, без объявления войны, зато с хорошим кровопусканием. Пристани не закрыты, но ни один капитан далеко от них не отходит.

– Вот же! – Гарольд стукнул кулаком по столу. – Опять они воюют. Как не ко времени. Когда уже эти Ледяные острова до основания сроют, а?

– Да, я тоже слышала, что там то и дело резня бывает, – неожиданно подтвердила Луиза. – Братья при мне это обсуждали.

– Хорошо, что узнали это своевременно. – Аманда ткнула меня локтем в бок. – Эраст, как всегда, оказался в нужном месте в нужное время.

– Да, а где Жакоб? – Ромул повертел головой. – Вы же вроде вместе пошли лошадей смотреть?

– Разошлись мы в разные стороны, – пояснил я. – Чтобы быстрее вышло. Правда, у меня результат нулевой – все, что есть, – только те новости, что я вам рассказал. Нет лошадей на продажу на дальнем конце Кранненхерста.

– Да вон он как раз. – Фальк привстал и замахал рукой. – Жакоб, сюда иди!

Здоровяк подошел к нашему столику и плюхнулся на свободное место.

– Эраст, я тебя там жду, – чуть обиженно пробасил он. – Стою, значит, как этот… А ты здесь пиво вон пьешь!

– Корчмарь, еще пару пива, – крикнул я и примирительно произнес: – Да я сам только-только пришел, думал, что ты уже тут. Ну, у тебя как? У меня ничего.

– Есть лошади на продажу. – Жакоб с благодарностью посмотрел на корчмаря Йоганна, шустро притащившего ему две объемные кружки с пивом. – Только дорого очень. И еще – я не знаю, хорошие это лошади или нет, не разбираюсь я в них. Поди пойми, стоят они тех денег, что за них просят, или нет?

И он припал к кружке.

– Деньги не проблема, – отмахнулся Гарольд. – А что лошади собой представляют – поглядим. Хотя выбора все равно нет, любых надо покупать, если даже это – почтенные одры. Доедем до ближайшего города – сменим на приличных скакунов.

– Я с барышником этим договорился о том, что скоро мы подойдем и их поглядим, – отдуваясь после жадного глотка, пробасил Жакоб. – Сказал ему, что, если он их кому другому продаст, я ему шею сверну.

– Молодец, – с уважением произнес Монброн. – С чего такие выводы?

– Он мне рассказал, что недавно у него четыре лучших коня купили. – Жакоб хитро прищурился. – Радовался еще, что торговля поперла. Мыслю я: это Мартин был, он покупатель-то. А де Фюрьи тоже собиралась в путь, когда мы из замка выезжали.

– Да ты стратег. – Фальк хлопнул Жакоба по плечу. – Вот не подумал бы!

– Я такой, – скромно подтвердил верзила и поинтересовался: – А это вы свинину кушаете или говядину?

– И курицу. – Луиза отодвинула от себя тарелку. – Которая умерла от старости! «Цыпленок, цыпленок»! Это бабушка цыпленка!

– Я доем? – без смущения спросил Жакоб и пододвинул ее тарелку к себе.

– Да ты что! – смутилась и покраснела Луиза. – Ты что? Я тебе сейчас что-нибудь закажу. Зачем?

 

– Закажи, – не стал спорить Жакоб, разрывая тушку птицы напополам и впиваясь зубами в ножку. – Буду очень благодарен. Я бы свининки покушал, навроде той, какую фон Рут употребляет. А вон та печенка – ее кто-то доедать будет?

Я опасливо прикрыл свое блюдо локтем – знаю я его желудок, у которого дна нет.

– Ладно. – Гарольд отодвинул кружку и достал из поясного кошеля пергаментный свиток. – Если дорога океаном отпадает, надо добираться сушей.

Он развернул свиток, оказавшийся картой.

– Так. – Гарольд один верхний угол карты прижал кружкой, второй – тарелкой. – Мы, стало быть, вот здесь.

Луиза встала на табурет и смотрела сверху, остальные, кроме Жакоба, столпились вокруг нашего лидера. Я тоже присоединился к ним. Мне было интересно – повторит Гарольд тот маршрут, который набросал за секунду Агриппа, или нет?

– Мы едем так. – Палец Гарольда скользил по карте, на которой контурно были отмечены герцогства, королевства, горы и реки. – Потом так. Потом нам надо двигаться в сторону Талькстада, а после держать путь в сторону Карда.

– Почему Карда? – удивилась Аманда. – Куда разумнее повернуть на Форнасион, это быстрее выйдет. Сам смотри.

Она ткнула пальчиком в карту.

– Тут такое дело… – Гарольд кинул быстрый взгляд на Луизу. – Мы все в Вороньем замке оказались по разным причинам…

– Господа, я уверена в том, что мои родители будут рады принять всех вас у себя в гостях, – с достоинством сообщила сверху Луиза, особо выделив слово «всех», хотя и смотрела она при этом в сторону Робера. – И я, если честно, с радостью сама их повидаю. Соскучилась я по ним очень.

– А, тогда нормально, – кивнул Гарольд. Надо же, не подозревал, что он может думать о таких деталях и брать в расчет чьи-то чувства, особенно если речь идет о деле. – Значит, на Форнасион. А вот потом – не знаю даже. Если по уму, нам надо отправляться в сторону прохода Рух, а там идти через перевал Арк-Мор, но я слышал кое-что про эти места, и то, что я слышал, мне не очень понравилось. Или нам придется отправляться кружным путем – через Рованнон, это две лишних недели пути, если не больше.

– Папенька наверняка даст нам отряд сопровождения, – снова подала голос Луиза. – И проводников. Да, проход Рух – место неприятное, но если у нас будут проводники, то ничего страшного точно не случится.

– Дело. – Монброн подмигнул зардевшейся Луизе. – Де ла Мале, вы наш небесный хранитель.

– Да ладно, – совсем засмущалась малышка. – Главное, чтобы ты в наших винных подвалах не пропал, а то я тебя знаю.

– Это да. – Гарольд снова посмотрел на карту. – Значит, перевал преодолеем, и, по сути, всего-ничего останется до Макхарта. Вот, собственно, и все. Там есть порт и нет никаких нордлигов, зафрахтуем корабль – и вперед, в Анджан. А потом – к родителям милейшей де Прюльи, отоспимся маленько, наедимся южных лакомств, после выпросим себе сопровождение, думаю, что ее папенька нам не откажет в такой мелочи, – и в Гробницы. Луиза, ты письмецо у нее взяла для ее мамы и папы?

– Конечно, – кивнула де ла Мале. – Оно у меня.

– Вот и славно. – Монброн потер руки. – Посмотрим на южное гостеприимство, я много про него слышал.

– Кабы все так и вышло, – вздохнул Ромул. – Вот было бы здорово.

– Так и будет. – Фальк допил остатки пива из кружки. – Ладно, кто не доел – доедайте, а мы пойдем лошадей купим, чего тянуть? Жакоб, это где?

– Там, – тому сейчас было не до лошадей, он лихо расправлялся с куском мяса размером с мою ляжку. – Прямо, прямо, а дальше увидите.

– Ладно. – Фальк встал на ноги. – Кто со мной? Монброн, фон Рут? Дам не приглашаю.

– Идем, – согласился Гарольд и бросил на стол два золотых. – Расплатитесь тогда.

– Да здесь и на золотой не будет, – возмутилась Фриша, после поглядела на Жакоба, который уже прикончил свой кусок мяса, а теперь доедал мой, и поправилась: – Ну, может, чуть больше золотого. Монброн, давай я на оставшиеся деньги припасов куплю? Не все же мы в городах и деревнях ночевать будем?

– Об этом я и не подумал. – Гарольд виновато вздохнул. – Как-то из головы вылетело.

Фриша явно хотела сказать какую-то колкость, но удержалась.

– Слушай, ты явно в этом понимаешь. – Гарольд достал из кармана еще один золотой. – Прикупи тогда у корчмаря вяленого мяса, круп, что там еще для похода надо? С запасом.

– Котелок надо, – добавил Жакоб. – Как без котелка? Да побольше! Э-э-э, сейчас доем и сам этим займусь!

– Да сиди уже. – Фриша уничижительно посмотрела на него. – Обжора! Ромул, иди за мной.

Было видно, что Гарольд испытывает облегчение от того, что ему этим всем заниматься не надо, и легкий стыд, поскольку это тоже было его делом – думать о пропитании отряда в походных условиях.

– Хочешь совет? – заговорщицки шепнул ему на ухо Фальк. – Назначь ее маркитанткой. Сразу и к делу ее приставишь, чтобы слишком не язвила, и вроде как доверие окажешь.

– Хорошая мысль, – поддержал его я. Кто такие «маркитантки», я не знал, но вряд ли Карл посоветует плохое.

– И то, – заулыбался Гарольд. – И вправду хорошая мысль, господа бароны.

– Мы такие, – гордо сказал Фальк. – Мы из Лесного края, там все башковитые.

Выйдя из корчмы, мы сразу же увидели живописную картину – в Кранненхерст въезжала группа наших соучеников, ведомая моей нареченной – Рози де Фюрьи.

Была она хороша, как этот майский день, – в светлом охотничьем костюме, волосы рассыпались по плечам, глаза блестят, на полных губах играет улыбка. У пояса – шпага, не слишком длинная, но зато с очень изящной витой гардой. Судя по всему, ее дорога к цели не слишком печалила, в отличие от нас. Или просто задание досталось попроще.

– Эраст! – заметила она меня. – Очень кстати.

– Задержи ее, – шепнул мне Карл. – Мы пойдем лошадей выкупим, пока ее люди за нами не отправились, а то знаю я этих барышников. Если он поймет, что есть другие покупатели, то непременно цену до небес задерет.

– Рад вас видеть, мистресс де Фюрьи, – склонил я голову.

– Зачем так чинно? – Рози легко спрыгнула с лошади на землю. – Мы же не чужие друг другу люди.

– Что есть, то есть. – Я демонстративно глянул на перстень, который не снимал с той поры, как она мне его вручила.

– Эль Гракх, найди лошадей и купи их нашим спутникам, – скомандовала она. – Или мы так и будем их все время ждать, что недопустимо.

Судя по всему, она решила не практиковать методы Гарольда, и простолюдины сейчас своим ходом плелись из замка в деревню.

Эль Гракх повертел головой и пошел, к моей печали, в нужном направлении. Надеюсь, что мои друзья успеют заключить сделку до его появления.

– Эраст, нам надо поговорить. – Рози взяла мою руку. – Это важно. Отойдем в сторонку?

– Конечно, – покладисто согласился я и последовал за ней.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru