Архипелаг. Шестеро в пиратских широтах

Андрей Васильев
Архипелаг. Шестеро в пиратских широтах

© Васильев А., 2016

* * *

Данную книгу автор хотел бы посвятить всем тем, кто в детстве читал Р. Л. Стивенсона и Р. Сабатини, Г. Р. Хаггарда и Жюля Верна и искренне верил в то, что правда – она одна, а счастливый финал непременно воспоследует.

Жаль только, что во взрослой жизни все не так, как нам казалось в детстве…


Глава 1. Макс

Макс не слишком-то надеялся на то, что все это окажется правдой. Скорее всего, ему скажут что-то вроде: «Извините, молодой человек, произошла ошибка, так бывает, вы не расстраивайтесь».

Действительно, у него всегда так в жизни и бывало. Например, так вышло с поступлением в МАИ, куда он всем сердцем стремился, – вроде как и на подготовительные курсы ходил, и очкастые преподаватели заверяли, что студенческий билет, считай, уже в его кармане ему же ляжку греет, и даже про посвящение в студенты он все разузнал. Чем все кончилось? Недобором баллов. Просто-напросто. И расставшись с заветной мечтой под названием «авиастроение», в сентябре он пошел в педагогический университет на факультет дошкольного воспитания, да и это еще за счастье можно было считать. Если бы не тетя Лена, мамина сестра, то и туда бы ему не попасть, поскольку сроки подачи документов он, естественно, проворонил.

Или вот как тогда с Танькой Ледневой вышло, в выпускном классе? Вроде бы все уже сладилось, повелась она на его слова, но бац! Откуда-то вылез этот спортсмен с его невероятно развитой дельтовидной, и в результате вместо разных приятностей заполучил Макс жесткий облом высшей категории. Реванш он потом в универе взял, и неоднократно, – в педагогическом совсем надо дятлом быть, чтобы без девчонки остаться, но осадочек не исчез.

И вот так случалось постоянно – коли раскатает Макс губу на что-то, то, считай, шансы получить желаемое стремятся к абсолютному нулю.

Но ради правды следует заметить, что сам Макс ко всему этому относился философски, присутствия духа сроду не терял и неудачником себя совершенно не считал. Руки-ноги есть, голова на плечах, в армию идти не надо – какой же он неудачник?

Тем не менее, когда он в своей почте увидел письмо, в теме которого стояло «Информация для победителя третьего тура мегаконкурса, проводимого еженедельником «Вестник «Файролла», а в графе «Отправитель» красовалось одно короткое слово «Радеон», то первой мыслью было: «Ошиблись». Второй – «Да ладно!»

Макс прочел письмо раз пять, пока наконец не поверил в то, что случилось небывалое – он выиграл третий тур конкурса, который проводил журнал «Вестник «Файролла», являющийся самым главным… Да что там – по факту единственным печатным изданием, освещавшим вопросы, связанные с компьютерной игрой «Файролл».

В нее Макса занесло четыре года назад. На восемнадцатилетие отец ни с того ни с сего подарил ему отличную новую нейрованну, которая открывала путь в высокотехнологичный компьютерный мир игры «Файролл», где в суровом мире виртуальных мечей и магии каждый мог найти занятие себе по душе и реализовать все имеющиеся желания и замыслы. Кто-то становился магом и разил врагов огнем и льдом, кто-то подавался в разбойники и караулил купцов на темной дороге, а кто-то обзаводился большим мечом, темной гривой волос и рвался в короли. Каждому свое, по потребностям и склонностям.

«Файролл» был игрой последнего поколения во всех отношениях, а в первую очередь – по техническому оснащению. Игра совершенствовалась постоянно, что обеспечивало ей стабильное место на самой вершине игрового Олимпа и миллиарды прибыли, достойных конкурентов же у нее не было, по крайней мере в настоящий момент. Уникальные наработки, связанные с искусственным обучаемым интеллектом, стопроцентный эффект присутствия, два огромных и независимых друг от друга игровых континента, Раттермарк и Равенхольм, причем каждый со своими квестами и особенностями – неудивительно, что все остальные разработчики игр остались далеко позади.

Макс успел поиграть и за эльфа-лучника, и за полуорка-мечника, хотя и не слишком долго – прискучило. В конце концов его сердце успокоилось на классе «Друид». Пусть это был не самый распространенный и не самый сильный класс, но зато после прокачки персонажа до серьезного уровня можно было получить очень приличные умения по призыву петов-помощников и нанесению урона силой живой природы. Опять же друиды могли лечить членов группы и самих себя, пусть не так эффективно, как лекари, но все-таки…

В общем, хоть и пришлось угробить уже созданных персонажей (в «Файролле» все было по-взрослому: если захотел обзавестись новым персонажем, то будь любезен навсегда удалить перед этим старого), но Макс об этом не жалел.

Нельзя сказать, чтобы судьба Макса в «Файролле» складывалась неудачно, – у него там было все, что полагается игроку. И в рейды он походил, и в клане был одно время, причем очень даже неплохом, и вроде как деяний за полсотню набрал, из них даже девять закрыл, и почетный восемьдесят пятый уровень в результате взял, и все это при том, что он не относился к игре фанатично, заходя в нее исключительно под настроение, особенно после того, как его вышибли из клана. Но спустя четыре года Макс осознал – по этой же причине он ничего серьезного и не достиг, и винить в этом некого, кроме себя самого. Никто его не знал, ничем особо героическим он не отметился, сильно серьезных скрытых квестов не получал, не говоря уж об эпических. Даже большая клановая война, которая накрыла основной игровой континент Раттермарк пару месяцев назад и сейчас разрывала его на части, Макса не задела даже крылом. Кому может помешать игрок-одиночка? Да никому.

Большая игровая жизнь проходила мимо Макса, хотя была она и разнообразна, и кипуча. Помимо клановых войн в последнее время в Раттермарке то и дело что-то приключалось, и это были не классические незамысловатые ивенты класса «И пусть никто не уйдет расстроенным». Это были серьезные события, о каждом из которых потом долго судачили на форумах, то восхищаясь фантазией разработчиков, то ругая ее, в зависимости от степени ущерба или прибыли, полученных в их связи.

И событий было много. То орда скелетов с благословения Темного Властелина и под предводительством одного из Темных Лордов на стволах деревьев форсирует реку Крисна, что в Западной Марке, и устроит партизанский рейд, вырезая по дороге все живое, то опять повздорят какие-нибудь неигровые фракции, подкрепленные игроками из числа тех, что посвящены Возвращающимся богам, и, воюя, сожгут пару локаций до углей, то еще что-нибудь произойдет, такое же жутко интересное, но для Макса недостижимое, поскольку одиночке там делать нечего. Не выживет он в таких делах. А снова к какому-то клану прибиваться неохота, да и репутация у него маленько подмочена.

Хотя и в жизни одиночки есть свои плюсы, и их немало. Самый большой – ты никому и ничего не должен. Ты приходишь в игру когда хочешь и покидаешь ее так же. Никаких отчислений в клановую казну, никаких поборов на лут, никаких ограничений в передвижении – ты сам себе хозяин. А как развивается чутье, стратегическая хватка и познания в человековедении!

А куда деваться? Если ходишь в группах, собранных по принципу «пикапа», проще говоря, набранных случайным образом, то надо сразу понимать, кто тут тормоз, кто хапуга, а кто и крыса. Причем просчитывать это нужно обязательно сразу, ну хотя бы для того, чтобы не «слиться» от удара в спину при дележке игровой добычи.

Тут и интонации понимать начнешь, и блеск в глазах читать, и все сомнительные телодвижения согруппников получат свои объяснения. С учетом же того, что «пикапы» у него частенько случались как раз с маргиналами от игры, ухо следовало держать востро всегда.

А то, бывает, и без прикрытия, в одиночку, в какое-нибудь такое место забредешь, что для него даже название «нехорошее» слабовато. Вот недавно Макса за каким-то дьяволом занесло в плоскогорье Иешшу, за которым плотно закрепилась слава очень скверной и непредсказуемой локации, причем она была такой еще до момента Снисхождения, а уж после того, что там случилось в момент Возвращения богов… Теперь ни один гайд не мог предсказать, что там с игроком случится, а особенно с тем, кто туда в одиночку полез.

Макс не ответил бы внятно, что он там забыл, официальной же версией для себя самого он, уже после, выбрал вариант: «Да тупо путь срезать». Надо же как-то собственную безмозглость оправдывать, в конце-то концов? Но, к его чести, следовало отметить, что он зашел очень далеко, не всякий игрок дотянул бы до самой Горелой Развилки, да еще и в одиночку.

Все это было здорово, но потихоньку-помаленьку Макс начал ощущать, что он чужой на этом празднике жизни, и зашевелились у него в голове мыслишки вроде следующей: «А не пошло бы оно все?»

Вот как раз тут-то и настигла его победа в супер-пупер-конкурсе.

Сам по себе конкурс объявили еще в декабре прошлого года, награду не оглашали, но «суперконкурс» предполагает и «супернаграду», не так ли? По крайней мере, на форумах среди перечисления разнообразных предполагаемых «плюшек» игровой народ был уверен в двух вещах. Первое – «Радеон» никогда не жмется. Второе – что бы это ни было – вещь будет козырная и нужная.

Макс был согласен с обоими постулатами, но в то, что он что-то выиграет, не слишком верил. Да и ответ на очередной тур отправил тогда от нечего делать, без особой надежды на победу. Вопрос, на который он ответил, был посвящен сложной методике уничтожения одного из рейдовых монстров, поскольку относительно недавно Макс как раз размышлял над тактикой его уничтожения, когда созерцал с холмика, поросшего зеленой травкой, битву двух игровых кланов. Подобные вещи давно стали обычным делом: игроки, которые оказывались неподалеку от столкновения членов двух противоборствующих фракций, всегда охотно глазели на живописные баталии. И зрелище любопытное, и риск попасть под раздачу невелик.

 

Вот во время одной из таких битв Макс, наблюдая, как машет секирой невероятно волосатый и громкоголосый гигант по имени Горотул, и задумался о том, как все-таки можно было бы с небольшим количеством людей прикончить знаменитого босса Тру – Волосатая ляжка, проживавшего в джунглях юга. Почему именно его? Этот Горотул оказался на него крайне похож, а у Макса к безумному южному волосану имелись личные счеты – ведь так и не удалось завалить знаменитого дикаря. Ни когда Макс был в клане, ни потом, и это обидно.

Когда же он увидел вопрос третьего тура конкурса, который и предписывал соискателям описать свою тактику убийства одного из пяти боссов (на выбор) исходя из принципа минимализма, то понял, что можно наработанное попробовать использовать.

Не слишком веря в удачный исход, Макс отправил письмо в редакцию, и вот результат – он стоит у здания «Радеона», здоровенной башни из стекла и металла, монументально выглядящей на фоне серо-синего весеннего неба.

Внутри здания все было обычно. Нет, нельзя сказать, что Макс ждал чего-то экзотического, вроде появления эльфов-привратников или гномов-лифтеров, но все-таки игровая компания, можно было как-то задекорировать все это. А так что? Огромный, даже гигантский холл, лифты с двух сторон, ресепшен с красивыми девчонками, одетыми в униформу, – все как везде, обычно и стереотипно.

Макс расстегнул куртку и, стесняясь мокро-грязных пятен, которые его ботинки оставляли на чистом мраморе пола, подошел к стойке.

– Добрый день, – прощебетала рыжеволосая красотка с пикантными веснушками на точеном носике. – Чем могу помочь?

– Так это. – Макс совершенно не собирался тушеваться перед девушкой. В изрядном списке его слабостей и недостатков стеснения в общении со слабым полом не значилось. Поучитесь пару-тройку лет в педагогическом, и у вас его тоже не будет. – Меня зовут Максим Калашников, конкурс я выиграл в «Вестнике Файролла», и письмо об этом получил. Там было сказано…

Макс говорил, подсознательно ожидая жалости в глазах девушки и фразы «Вы знаете, вышла ошибка…».

– Понятно, – не стала его дослушивать девушка, отчего сердце Макса тревожно екнуло. – Еще один. Идите во-о-он туда, там уже несколько ваших коллег ожидают, тоже победители. Как все соберетесь, так за вами придут.

– Спасибо. – Макс радостно и искренне улыбнулся девушке и не удержался: – Дай вам бог жениха хорошего.

Реакция девушки его крайне обескуражила. Вместо улыбки, всегда следующей за этим пожеланием (ну, во-первых, фраза старинно-забавная, во-вторых, все девушки хотят выйти замуж. Все. Даже те, кто говорит, что этого совсем не хотят. Даже те, кто и мужчин-то не любит. Ну, хотя бы ради того, чтобы купить себе белое платье, проехаться на черной машине, а потом выложить фотки в социальные сети, поэтому даже шутливое пожелание бракосочетания для них приятно), лицо рыжей перекосилось в мгновенной судороге, а глаза потемнели, нехорошо глянув на Макса.

Взгляд этот парню был хорошо знаком, за ним следовали всяческие неприятности, варьировавшиеся от четырех царапин на щеке до обвинения во всех смертных грехах, по этой причине Макс решил не выяснять, что он конкретно сказал не так, и шустро посеменил в указанном направлении, к диванчикам у стеклянной стены, на которых действительно уже сидели несколько человек.

Подходя к диванам, он оглянулся и увидел, что рыжая смотрит ему вслед, а губы ее шевелятся, явно произнося какие-то слова.

«Материт меня, – решил Макс. – Странная она какая-то».

– О, похоже, что еще один из наших подошел, – поприветствовал Макса один из диванных сидельцев, улыбчивый худощавый парень с огромным, похожим на клюв носом и торчащими в разные стороны волосами. – Какой тур конкурса выиграл?

– Третий. – Макс решил не церемониться и плюхнулся на свободное место. – Прохождение рейд-босса с минимумом народа.

– А я победитель пятого, – парень протянул ему руку, – Рэй. Ну, это и ник, и производное от имени. Универсальное обращение, в общем.

Макс пожал руку, отметив, что субтильный с виду парень обладает хорошим крепким хватом, и посмотрел на остальных собратьев по удаче.

Он, видимо, пришел предпоследним, поскольку на диванчиках кроме него и Рэя сидели еще трое.

К его немалому удивлению, победу одержали две девушки. Одна из них – томная красивая брюнетка с сильно оттененными глазами, что делало ее немного похожей на панду, и длинными волосами, очень дорого одетая (волей-неволей Макс в этом разбирался, с его-то кругом общения), с такой же дорогой брендовой сумкой. Вторая победительница – ее полная противоположность, невысокая девчушка со скуластым большеротым лицом и очень живыми глазами, на ее голове красовалась забавно смотрящаяся мужская шляпа, в ногах стоял кожаный объемный рюкзак.

Третьим был парень с мрачноватым лицом, судя по всему, ровесник Макса. Парень, глянув на Максима и кивнув, снова прильнул к экрану планшета.

– Это Джули. – Рэй указал на девушку в шляпе, та помахала Максу рукой. – Последний, шестой тур.

– Я Кристи. – Голос у брюнетки был под стать ее виду – глубокий, грудной, надо думать, безотказно действующий на мужчин. – Второй тур.

– Ну, а это Лекс. – Рэй вздохнул, посмотрев на занятого планшетом парня. – А какой тур был им выигран, нам неизвестно, он не говорит. Замкнутый такой, некоммуникабельный, кроме имени ничего не сказал.

Это была явная провокация, но своей цели Рэй не достиг, вышеупомянутый Лекс проигнорировал его выпад.

– Круто. – Макс поерзал на удобном диване. – Стало быть, еще один победитель не пришел?

– Опаздывают, – сообщила Кристи, глянув на часики «Картье». – И этот шестой, и местная администрация. Надо же, вроде бы серьезная корпорация, и такая непунктуальность.

– Ну, тут такие деньги вертятся, что они могут себе это позволить, – неожиданно вступил в разговор Лекс. – Скажите спасибо, что мы вообще тут оказались, я о таком и не мечтал. Это «Радеон», сюда попасть почти невозможно даже на экскурсию.

– А мне вот интересно, – проигнорировала Кристи слова Лекса, – нас для «Вестника «Файролла» фоткать будут? Ну, чтобы на обложку поместить и все такое?

– Вот не знаю, – хмыкнул Макс. С этой красоткой ему все было ясно, кроме одного момента: как она конкурс-то выиграла? – Но вряд ли, если бы дело было в этом, то нас бы в редакцию пригласили.

– Ну, мало ли. – Кристи выверенным жестом поправила волосы. – Может, тут будет что-то вроде фотосессии, вызовут профессионального фотографа. Скажем так, фото победителей конкурса по лучшей из существующих игр вместе с ее создателями.

Джули довольно громко засмеялась.

– Не вижу ничего смешного, – надула пухлые губки Кристи. – И если я права, то ты рядом со мной не вставай. Хотя нет, я не права. Тебе непременно надо встать рядом со мной, я на твоем фоне буду выглядеть неотразимо.

– Ты и так неотразима. – Джули сняла шляпу, под ней оказались короткие волосы, окрашенные в рыжий цвет. – Куда мне до тебя.

Кристи не сдержала горделивой улыбки, и теперь Макс не сомневался: с выигрышем этой красотки явно что-то не так. Типаж Кристи ему был хорошо знаком: таким девушкам не свойственно размышлять, и уж тем более у таких нет даже зачаточных знаний о стратегии и тактике. Кинув взгляды на Рэя и Джули, он понял, что они думают о том же.

– О, шестой идет. – Рэй ткнул пальцем в сторону ресепшен. Посмотрев туда же, Макс увидел там широкоплечего парня, из породы тех, от которых млеют девушки, – правильные черты лица, ямочка на подбородке, голубые глаза и светлые волосы. В общем, юный нибелунг во плоти.

– Какая няша! – блеснула глазами Кристи.

– Фу, – скривилась Джули, отчего ее лицо приняло какое-то немного обезьянье выражение. – Кен.

– Тебе-то что? – Кристи усмехнулась. – Не по Сеньке шапка.

– Зато для тебя он, надо думать, будет в самый раз. – Джули явно в карман за словом не лезла. – Брат по разуму.

Макс и Рэй переглянулись, понимающе покивав друг другу. Здесь, по ходу, началась позиционная война.

– Всем привет! – Красавчик подошел к победителям. – Я Глен, победитель четвертого тура.

– Ага. – Рэй торжествующе захохотал и ткнул в бок Лекса. – Значит, ты, чувак, самый первый выиграл. Ну чего, круто. Уважуха!

– Выиграл и выиграл, – Лекс не отрывался от экрана. – Какая разница?

– Вот ты душный. – Рэй осуждающе покачал головой. – Ну и тьфу на тебя.

Процедура знакомства повторилась, с той, правда, разницей, что Кристи добавила в голос море эротизма, просто-таки пожирая Глена глазами, а Джули, напротив, только назвала свое имя и повернула голову в другую сторону, показав народу подбритый затылок с искусно выстриженной «мхатовской» чайкой.

– Красиво, – оценил Макс. Он много чего видывал, но в его серпентарии таких штук еще не выкидывали. Бывало, что налысо брились, стрижки, конечно, тоже всякие делали. Но вот чтобы чайку на затылке… Но и уникальной эту красоту назвать было сложно. Вот он как-то розу видел, правда, не на голове, а ниже, так это было да! Хотя на кой ляд Маринка туда тогда стразы прилепила, для него осталось загадкой, а она ему этого не сказала, поскольку здорово обиделась на его смех и вопли: «Я с клумбой этим заниматься не могу!»

– За нами еще не приходили? – проигнорировал позывы Кристи Глен. – Вообще кто-нибудь в курсе, что за приз будет?

– Извини, братан, но мы не больше твоего знаем, – развел руками Рэй. – Сказано было – идите туда, сидите там. Вот пришли, сидим.

– Ну да, ну да. – Глен тоже присел. – А круто здесь, а?

– Офисное здание как офисное здание, – немного обиделась на него Кристи за невнимание к своей персоне. – И получше видали.

– Оно и понятно, – сказала в сторону Джули. – Хотя… Странно. Ты, по идее, лучше должна в саунах разбираться.

– Сучка, – бросила ей Кристи, но не было похоже на то, что она обиделась на ее слова. То ли привыкла к такому, то ли Джули угадала.

– Хорош собачиться, – вылетело у Макса. Подобные разговоры были ему более чем привычны, а потому и рефлексы сработали на автомате.

– Чего? – вытаращила глаза Кристи, а Лекс одобрительно крякнул, не отрываясь от экрана.

– Того, – махнул рукой на последствия Макс. – Знакомы пять минут, а уже начали грызться. Что за дела?

– Ну ты и хам. – Кристи отвернулась от Макса, давая ему понять, что он навсегда потерял золотое место в ее сердце.

– Мужик, – одобрительно сообщил ему Рэй, пихнув кулаком в плечо, Джули же задумчиво на него посмотрела.

– Киф, ты сейчас вообще ни разу не прав! – Внимание сидящих привлек возглас, раздавшийся у лифтов. – Вот вообще ни разу!

– Никит, иди ты… Ну, ты знаешь адрес!

Впечатывая каблуки остроносых «казаков» в мраморный пол холла, мимо ребят прошел мужчина лет тридцати с гаком, русоволосый, с лицом из числа тех, что увидел и тут же забыл. За ним быстро шел второй мужчина, с растрепанными волосами и весь какой-то помятый.

– Старик, это жизнь. – Помятый поймал русоволосого за рукав пальто. – Всякое бывает.

– Верю. – Тот, кого назвали Кифом, вырвал у него рукав. – Верю. Но это ничего не меняет.

– Ты понимаешь, что иные решения лучше не принимать вообще никогда? – осведомился негромко у Кифа растрепанный. Говорил он тихо, но и стояли они совсем недалеко от притихших победителей.

– Я его принял, я за него и отвечу, – сжал губы Киф. – И все убытки на себя приму.

– Да прямо все? – с издевкой спросил у него собеседник.

– А у меня ничего нет, – с неменьшим сарказмом ответил ему Киф. – И ты это прекрасно знаешь. Что с нищего возьмешь?

– Ой, ладно. – Растрепанный замахал руками. – Кто бы говорил!

– Разговор окончен. – Киф развернулся и пошел к выходу.

– Ну и пропадай пропадом, дурак! – проорал растрепанный ему в спину. – Я умываю руки!

Киф, не поворачиваясь, отмахнулся от его слов и вышел из здания.

– Дуррак! – еще раз эмоционально сказал мужчина и потер руками лицо.

– Никита Небранович, – окликнула его одна из девушек с ресепшен. – Тут вот вас ожидают.

– Кто? – отозвался Никита Небранович и звонко ударил себя ладонью в лоб. – А, ну да, конкурс.

Он пригладил волосы и подошел к победителям.

– Чмоки всем в этом чате, – бодро произнес он и обвел глазами присутствующих, задержавшись взглядом на Кристи, отчего та порозовела. – Извините, что заставил вас немного подождать, решал кое-какие вопросы со старым приятелем. Не смогли сойтись во мнениях, немного повздорили. Ну, не суть. Стало быть, вы и есть наши чемпионы, лучшие из лучших, элита игры?

– Наличествует, – бойко ответила Джули. – Мы такие.

– Моя ты красота, – умилился Никита Небранович. – Вот это мне по душе. Ну что, пошли?

– Куда? – уточнил Лекс, наконец-то оторвавшийся от планшета.

– Туда, – показал радеоновец в сторону лифтов. – Сядем в волшебную кабину и вознесемся на двенадцатый этаж, там у нас переговорные и конференц-залы. Ну не тут же разговаривать? – Он обвел рукой холл, подтверждая свои слова.

 

– Регина, найди Костика, и пусть он подходит в шестую переговорную, на двенадцатом, – деловито приказал девушке с ресепшен Никита Небранович и немедленно стал командовать победителями: – Ну, что сидим, кого ждем? Встаем и идем за мной, давайте-давайте.

Шестеро ребят послушно направились за энергичным радеоновцем, ошеломленные его напором.

Переговорная Макса не удивила – обычная комната, большая, как и везде. Вытянутый стол, кресла, доска, на которой можно писать и тут же с нее написанное стирать, бутылочки воды, стаканы – все как везде. Бывал он уже в таких, когда работу искал.

– Итак, представлюсь. – Радеоновец дождался, когда все рассядутся, и занял место во главе стола. – Нет, не надо сюда садиться, это место Костика, – сказал он Кристи, которая уже собралась сесть поближе к нему.

– Я сам был бы рад, если бы со мной рядом сидела такая красавица, но тут расположится пусть и не слишком симпатичный, но зато очень умный молодой человек, – витиевато сообщил Кристи радеоновец. – Так вот, любезные мои господа и дамы, зовут меня Никита Небранович Валяев, я тут самый главный по игровому процессу, то есть именно я отвечаю за то, чтобы вам было играть интересно, удобно и беспроблемно.

– Ого, – неожиданно для всех сказал Лекс. – Однако!

– Не понял? – нахмурился Валяев.

– Ну, это в том смысле, что с нами говорит один из самых больших людей в корпорации, – не смущаясь, пояснил Лекс. – В смысле положения на должностной лестнице.

– Это да, – разгладились складки на лбу Валяева. – Это есть.

Кристи облизала губы, она явно была довольна происходящим.

– Вы все победители в конкурсе, который был инициирован «Радеоном» посредством нашего же издания «Вестник «Файролла». – Валяев взял со стола бутылку воды, открыл и набулькал ее содержимого в стакан, который тут же немедленно и выпил. – Уффф… Так вот. Запустив этот конкурс, мы ставили себе основной задачей найти шестерых активных, неглупых, неплохо ориентирующихся в игровых реалиях людей, обладающих тактическим мышлением, внимательностью и хорошей реакцией. Вы, конечно, зададите мне вопрос – зачем?

– Конечно, зададим, – откликнулся Рэй. – Я им бог весть сколько времени мучаюсь уже.

– Справедливый и правильный вопрос, – указал пальцем на Рэя Валяев. – Абсолютно верный.

Дверь переговорной открылась, вошел худой и высокий юноша в очках, одетый в мешковатый свитер и мятые джинсы.

– Ага, вот и Костик, – обрадовался Валяев. – Народ, это Костик, он гейм-мастеров руководитель и гейм-дизайнеров командир. Костик для вас, если мы договоримся, надолго станет родным человеком, он вам будет и мама, и папа, и царь, и воинский начальник.

– Н-да? – с сомнением окинула потрепанную фигуру Костика Кристи.

– Договоримся о чем? – уточнил Лекс.

– Вот. – Валяев снова наполнил стакан и с явным удовольствием его опустошил. – Да, любезные мои, может, чайку, кофейку? Вот так, по-простому, без церемоний, у нас тут все демократично.

Кристи было дернулась, но Глен неожиданно властно прижал ее руку к столу.

– Да нет, нам не надо. Нам бы детали узнать, что же мы за награду такую выиграли. Так интересно, что мы все уже и спать, и кушать не можем, маемся от любопытства.

– Есть такое, – поддержал его Рэй, видимо, невольно подстроившись под интонации.

– Резонно. – Валяев обвел победителей внимательным взглядом. – Итак, о награде. Что вы знаете о Тигалийском архипелаге?

У Глена дернулся глаз, Кристи осталась безмятежна, Лекс сжал губы, Рэй глупо хихикнул, Джули потерла бритый затылок.

Макс вздохнул. Ну, надо быть совсем дураком, чтобы не понять, что у него за награда. Нет, было понятно, что денег не дадут, но он бы предпочел что-то материальное, что можно было бы использовать в прикладном смысле. Или продать. А так сейчас вручат какой-нибудь сертификат, который позволит ему пару месяцев поиграть бесплатно при запуске новой локации, ну и получить некий бонус-пак с незамысловатой одеждой и таким же оружием. И стоило огород городить?

– Все присутствующие здесь не новички в игре, особенно если учесть, какие их сюда привели обстоятельства, – тоном человека, привыкшего говорить за всех, ответил Валяеву Глен. – Стало быть, все здесь присутствующие знают, что такое Тигалийский архипелаг, ну, в общих чертах, конечно.

Глен был прав, все знали, что такое этот Архипелаг. Между двумя континентами, Раттермарком и Равенхольмом, на которых и происходили все игровые события, лежали водные глади Великого океана, по которым предположительно игроки могли курсировать от одного материка к другому. Почему предположительно? Потому что никому пока этого сделать не удалось, сколько ни пытались. Отплыв, корабли шли себе, шли по морям, по волнам, и денек-другой было вроде все ничего, но вот потом начиналось веселье. В дневное время с небес на корабли пикировали гарпии, гаруды и стимфалиды, из глубин корабли атаковал и разбивал кракен, эпических размеров и сил чудовище, в ночные же часы отважных мореплавателей подстерегали корабли-призраки и разнообразные исчадия глубин.

Ну и изюминкой всего выступали пираты, царящие на просторах Тигалийского архипелага, стоящего аккурат посередине пути между Раттермарком и Равенхольмом. Архипелаг был велик, состоял из массы островов и тысяч корсаров. Они делали то, что и положено пиратам, пусть даже и НПС, – топили корабли, грабили и убивали, ели и пили, пели и плясали и заставляли ходить по доске попавших к ним в плен игроков. В свободное же время… А вот что они делали в свободное время, никто не знал, поскольку все общение с коренным населением Архипелага для игроков заканчивалось на стадии знакомства с ними. Никакого «потом» не было.

Макс, правда, данным вопросом совершенно не интересовался, поскольку даже для большинства кланов постройка корабля была делом невозможным, по причине дороговизны процесса. Создание кораблей – привилегия больших и богатых сообществ, игроку же одиночке здесь вообще ничего не светило. Ну а если нет возможности в этом поучаствовать, то какой смысл этим интересоваться?

– Ну и хорошо. – Валяев заулыбался. – Хотя я и не сомневался.

– Вы хотите нас отправить на Архипелаг? – напрямую спросил у него Лекс.

– Бинго! – гаркнул Валяев. – Именно туда и лежит ваша дорога! Ну, каково?

Макс икнул. Ох, наверняка именно сейчас и выяснится, что он сюда попал по ошибке. И если это на самом деле случится, то он сегодня же вечером подожжет здание «Радеона», потому что нельзя так поступать с людьми.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru