Не жилец! История медицины в увлекательных заметках

Андрей Сазонов
Не жилец! История медицины в увлекательных заметках

© Сазонов А., текст

© ООО «Издательство АСТ»

* * *

Автор выражает благодарность и признательность профессору Бернарду Эйвери за бесценные консультации, без которых не было этой книги



«Вся история медицины есть история нарушения законов природы».

Гарри Гаррисон,
создатель Стальной Крысы и Мира смерти

Предисловие

История медицины – это та отрасль исторической науки, которая находится в тени и не привлекает внимания общественности. В самом деле – история войн и революций, создания империй и их краха, географических открытий и победоносных завоеваний на первый взгляд выглядит гораздо интереснее и привлекательнее, чем история развития медицины.

О Клеопатре, Александре Македонском, адмирале Нельсоне или Генрихе Восьмом написано много книг и снято немало фильмов. «Но что завлекательного можно выжать из жизни Гиппократа или Авиценны?» – думали авторы романов и сценариев.

Если лет тридцать назад кому-нибудь из голливудских воротил сказали бы, что сериал про обычную больницу может с успехом выдержать шестнадцать сезонов, а сериал про гениального врача-социопата обойдет в рейтингах триллеры, детективы и исторические драмы, то ответ был бы таким: «Не надо рассказывать мне сказки!» Но пришло время – и эти сказки стали явью. В обществе пробудился интерес к медицине и всему, что с ней связано, в том числе и к ее истории.

Мне хотелось написать книгу, которая отвечала бы трем главным условиям. Во-первых, моя история должна была быть полной, охватывающей весь период истории человечества. Во-вторых, моя история должна была быть правдивой, объективной, очищенной от вымысла. Это же исторический труд, а не беллетристика. В-третьих, моя история должна была быть не очень длинной и легко читаться. Трехтомная история медицины лучше однотомной, но мало у кого хватит терпения для того, чтобы пройти этот путь от начала до конца. В эпоху Твиттера и Фейсбука краткость в цене.

Кажется, все получилось.

Ну а насколько хорошо оно получилось, судить вам, дорогие читатели.

Искренне ваш,
автор

Глава 1
Первобытная медицина

Сложно поверить в то, что наши далекие предки, жившие на планете около сорока тысяч лет назад, могли чем-то болеть.


О каких болезнях может идти речь? Древние люди жили в первозданные, ничем не загрязненные времена. Они дышали чистейшим воздухом, в котором не было ни единого канцерогена… Они питались свежими натуральными продуктами… Они много двигались… Они не курили, не употребляли наркотики и алкоголь, не знали, что такое игровая зависимость и шопоголизм… У них не было психоаналитиков, которые могли бы рассказать им об их проблемах… и не читали Фрейда с Юнгом. Вот он – Золотой век во всей его первозданной красе!

Но известно, что если существует какой-либо процесс, то существуют и проблемы, с этим процессом связанные. Жизнедеятельность организма немыслима без сбоев, потому что ничего идеального и беспроблемного в природе не существует. Тот, кто живет, тот болеет, это аксиома.

Можно допустить, что наши древние предки болели меньше нас, поскольку среди них вряд ли были широко распространены заболевания, которые принято именовать «болезнями цивилизации», например – артериальная гипертония или сахарный диабет.

Но можно допустить и обратное. Да – обратное!

По сравнению с нами первобытные люди жили в гораздо более плохих условиях.

У них не было теплых жилищ и удобной одежды на каждый случай.

У них не было удобных дорог и средств передвижения по ним, за исключением собственных ног.

Они часто голодали. Не надо думать, будто охота и собирательство надежно и стабильно обеспечивают пищей, это же своего рода пищевая лотерея.

Отсутствие понятий о санитарии и гигиене способствовало распространению инфекционных и паразитарных заболеваний.

Про стрессы вообще говорить нечего. Стрессов в жизни первобытных людей было гораздо больше, чем у нас с вами, и были эти стрессы посильнее наших. Вам мешает заснуть просроченная выплата процентов по кредиту или вас сильно уязвил выговор, который сделал вам ваш босс? А теперь представьте, как вы, голодный и невероятно уставший, лежите в пещере на холодных камнях и трясетесь от страха, слушая завывания ветра. Вам кажется, что это воют злые духи или какие-то еще темные силы. Время от времени к этим завываниям добавляется рычание хищных зверей, которое пугает вас еще сильнее, чем все злые духи вместе взятые. В памяти вашей свежо воспоминание о том, как во время преследования антилопы на вас и двоих ваших соплеменников напала огромная саблезубая кошка. Хорошо, что в качестве жертвы она выбрала не вас, а вашего товарища…

Впечатляет?

Или нужно добавить еще немного перца?

Хорошо – пусть будет по-вашему. В ночи раздался громкий крик какой-то птицы, и сердце ваше замерло от ужаса, потому что этот крик очень похож на боевой клич соседнего племени, с которым вы не можете поделить территорию. Двуногие враги – самые опасные. Злые духи больше пугают, чем вредят, да и есть способы обезопасить себя от причиняемого ими зла. Хищник убьет одного или двоих, остальные успеют убежать. А вот соседи-конкуренты перебьют всех мужчин до единого, да и женщин оставят в живых только молодых…

Можно взять и другой пример. Утром вы вышли из дома, сели в машину и поехали на работу, привычно раздражаясь по поводу пробок… Или же вы едете на работу в набитом битком поезде, привычно раздражаясь по поводу многолюдья… Стресс? Да еще какой! А теперь представьте, как вы с деревянным копьем, то есть с заостренной палкой в руке, крадетесь по дремучему первозданному лесу, высматривая какую-либо дичь. Все ваши чувства напряжены до предела. Вам страшно, вы вздрагиваете от каждого шороха, потому что для кого-то вы сами тоже являетесь дичью. От страха у вас темнеет в глазах. Вы не замечаете яму под вашими ногами, падаете в нее и ломаете руку…

Пожалуй, на этом можно закончить с примерами. Первобытные люди болели и получали различные травмы, к которым первобытная жизнь со всеми ее опасностями и неудобствами невероятно располагает. А если были болезни, то должно было быть и врачевание, первобытная медицина. Тем более что в эпоху верхнего палеолита[1], начавшуюся сорок тысяч лет назад, человек уже достиг в своем развитии уровня, позволяющего получать, накапливать и передавать потомству довольно сложные знания.



К огромному нашему сожалению, первобытные люди не сообразили придумать такую удобную штуку, как письменность, а то бы нам могли достаться сборники рецептов или же медицинские трактаты. Тогда мы бы с полной уверенностью в своей правоте рассуждали о первобытной медицине, а в университетах появились бы соответствующие курсы. Увы, до нас не дошло даже наскальных рисунков, посвященных врачеванию, если, конечно, таковые вообще когда-либо существовали. При нашем-то умении делать выводы и строить предположения для создания университетского курса «Первобытное общество и первобытная медицина: аспекты взаимосвязи» было бы достаточно одного-единственного рисунка, на котором древний знахарь накладывал бы шину человеку с переломом ноги или руки… Но и этого у нас с вами нет.

В верхнем палеолите люди достигли невероятного совершенства в изготовлении каменных орудий труда, но никто из них не удосужился оставить нам для изучения набор древних хирургических инструментов, даже в этом нам не повезло.

Чем же можно подтвердить предположение о существовании медицины в первобытном обществе? Разумеется, речь идет не о медицине в нашем современном представлении, а всего лишь о примитивных навыках лечения болезней. Дописьменная эпоха ужасна тем, что проходит бесследно, оставляя потомкам лишь отдельные разрозненные свидетельства-артефакты.

Давайте сразу оговорим, что мы ведем дружескую беседу о канувших в Лету временах, а не собираем доказательства для представления в Суд Короны[2]. Так что не будем слишком уж придирчивыми, договорились? Но и фантазию в свободный полет отпускать не станем, крайности только вредят делу. Так, например, самые смелые исследователи древней старины считают, что первобытные люди умели производить кровопускание, поскольку это умеют делать современные нам племена, находящиеся на первобытном уровне развития. Но подобные параллели следует проводить с большой осторожностью. Далеко не все, что умеют современные «первобытные» люди, было доступно нашим далеким предкам. Кровопусканию «первобытные» люди могли научиться у посещавших их миссионеров или путешественников, ведь этот метод лечения пользовался огромной популярностью на протяжении двух с лишним тысяч лет, вплоть до начала двадцатого века.

 

Впрочем, легенда о том, как некий первобытный охотник поранил руку до крови и вдруг заметил, что у него перестала болеть голова, тоже выглядит довольно убедительно… Но нам с вами нельзя увлекаться легендами, потому что по этой дорожке можно зайти очень далеко. Мы ведем серьезный разговор о серьезных вещах и не можем позволить себе заштриховывать выдумками пустые места на картине.

Итак, что мы имеем?

В нашем распоряжении есть некоторое количество ископаемых артефактов – кости со следами сросшихся переломов и прижизненных ампутаций и черепа или фрагменты черепов с прижизненными трепанационными отверстиями. Ничто, кроме твердых костей и еще более твердых зубов, не способно пролежать в земле или в пещере десятки тысяч лет и при этом хотя бы частично сохраниться.

Мало?

Очень мало! Ничтожно мало! Но на примере Шерлока Холмса, миссис Марпл и Эркюля Пуаро мы могли убедиться в том, что внимательному и сведущему человеку улики могут рассказать очень многое.

Кости и зубы – это уникальные рассказчики. Кости обладают чудесным, иначе и не скажешь, свойством образовывать наросты в тех местах, где они срастаются после переломов. Нарост на кости свидетельствует о том, что ее обладатель благополучно пережил травму и жил после нее еще некоторое время.

Такие же наросты, в виде утолщений, образуются на свободных краях костей после их частичной ампутации и на краях трепанационных отверстий, проделанных в черепе. По характеру наростов на костях можно делать выводы не только о благополучном лечении травмы, но и о том, сколько времени, хотя бы приблизительно, прожил человек после этого. Ну а если же рядом с травмированной костью будет найден зуб, принадлежащий владельцу кости (родство находок устанавливается по ДНК), то продолжительность жизни можно будет определить довольно точно по степени стертости этого зуба.

В тех случаях, когда травмы приводят к смерти, в местах повреждения края костей остаются ровными, без каких-либо утолщений. Кость попросту не успевает ими обрасти.

Указание на то, что первобытные люди использовали лекарственные травы, было найдено в пещере Шанидар, находящейся в северном Ираке. Эту пещеру по количеству ценных находок можно сравнить с пещерой Аладдина. В процессе раскопок, начатых в середине прошлого века и продолжающихся по сей день, здесь были обнаружены останки девяти неандертальцев[3], живших около шестидесяти тысяч лет назад. Эти люди то ли погибли при обвале, завалившем выход из пещеры, то ли были там похоронены соплеменниками, но что именно произошло с «шанидарцами» не так уж и важно. Важно то, в той же пещере была обнаружена в большом количестве пыльца таких растений, как тысячелистник, алтей, василек, крестовник, то есть растений, обладающих лечебными свойствами. Причем пыльца этих растений находилась в пещере не только россыпью, но и в пыльниках, природных мешочках, расположенных на концах тычинок. Наличие пыльников недвусмысленно указывает на то, что когда-то давным-давно в пещере хранились растения. С потоком воздуха сюда могла попасть только пыльца, но не пыльники.



Особого внимания заслуживает то обстоятельство, что один из обнаруженных неандертальцев, глубокий сорокапятилетний старик, возраст которого вдвое превышал среднюю продолжительность жизни его современников, благополучно пережил ампутацию правой руки, ряд переломов костей и тяжелую травму черепа. Вдобавок этот несчастный страдал артритом, воспалительным поражением суставов. Сложите вместе лекарственные травы с останками престарелого инвалида – и в вашем воображении нарисуется картина первобытного госпиталя или же захоронения, где рядом с покойниками клали укрепляющие здоровье травы, которые могли бы потребоваться им в загробном мире.

Вывод, конечно же, смелый. В суде его бы разгромили в пух и прах, мистер Холмс ядовито бы его высмеял, а месье Пуаро просто бы усмехнулся, услышав нечто подобное – подумайте, какие выдумки! Но вот миссис Марпл наверняка бы призадумалась и сказала, что в этом есть нечто, заслуживающее внимания. Согласитесь, что при систематическом занятии собирательством, которое зачастую давало нашим предкам больше пищи, нежели охота, постепенно накапливаются знания о действии тех или иных растений или плодов на организм. Накапливаются, потому что просто не могут не накапливаться. А раз знания накапливаются, то рано или поздно они будут использованы, не так ли?

У нас есть на что опереться – на пыльники из пещеры Шанидар. Мы не строим предположений на основании того, что ныне существующие племена, остановившиеся на первобытном уровне развития, широко используют свойства растений в лечебных целях. Данные наблюдений за этими племенами не позволяют составить реальное представление об уровне и характере первобытного врачевания. При таком подходе велик риск получить коктейль из унции правды и пинты вымысла[4]. Цивилизация подобна воде. Она просачивается повсюду. Нельзя исключить того, что о лечебных свойствах трав оторванным от цивилизации людям поведал какой-то добрый миссионер.

Скептики могут усомниться в том, что пресловутые травы собирались именно в лечебных целях. Может, обитатели пещеры просто устраивали себе ложе из душистых трав или же хоронили соплеменников с таким вот комфортом. В ложе из травы поверить несложно, потому что на нем спать удобнее, чем на голых камнях. Но почему все травы оказались лечебными? Случайно? Ох, что-то плохо верится в такую случайность.

Что же касается предположений, то весьма вероятно, что в аптечках первобытных врачевателей помимо плодов и трав был жир. Смягчающее действие жира на кожу просто невозможно было не заметить. Съел первобытный человек кусок жирного мяса и вдруг заметил, что у него перестали болеть обветренные губы. В пятый, в десятый или пусть даже в сотый раз появится мысль о том, что жир хорошо действует на кожу.


Итак, о первобытной медицине мы можем судить по найденным костям и по пыльникам лекарственных растений из пещеры Шанидар. Что ж, это уже неплохо. Можно с уверенностью сказать, что даже в те времена существовали терапевтическое и хирургическое направления медицины.



Давайте копнем глубже и подумаем о том, что привело наших древних предков к врачеванию и благодаря чему они смогли этим благородным делом заниматься.

Условная формула первобытного врачевания выглядит следующим образом:

ВРАЧЕВАНИЕ = ИНСТИНКТ × (АЛЬТРУИЗМ + + КООПЕРАЦИЯ) САМОСОХРАНЕНИЯ

Именно инстинкт самосохранения, один из важнейших наших инстинктов, побудил людей заняться врачеванием. Альтруизм же побудил врачевать других и делиться с ними накопленными знаниями. А способность к объединению в большие группы, то есть к кооперации, позволяла обобщать накопленный индивидуальный опыт, превращая множество мелких фактов в большое целостное знание. Согласитесь, что группа, состоящая из двухсот человек, будет обладать гораздо большим совокупным знанием, нежели группа, насчитывающая всего десяток членов. Да и хранить знания для передачи потомкам в большой группе надежнее, чем в маленькой.

Развитие терапии и хирургии шло рука об руку. Хирургические методы применялись там, где без них просто нельзя было обойтись, например для ампутации конечностей, а также в тех случаях, когда терапия оказывалась бессильной.

Если неоднократное поедание плодов, стимулирующих перистальтику кишечника, не избавляло от болей в животе или же если обезболивающие листья не могли купировать головные боли, то врачеватели могли прибегать к трепанации черепа, этой «универсальной» операции, которую в первобытном мире делали практически повсюду. Где только не находили древние черепа со следами этой операции – от Южной Америки до Китая! Операция эта, по сути дела, несложная: надо разрезать кожу на голове, а затем проделать отверстие в черепной кости. Все это можно выполнить при помощи каменных инструментов. В некоторых племенах Океании и Африки трепанацию черепа в лечебных и ритуальных целях делают и в наши дни.

Реальное лечебное значение трепанации черепа в первобытном мире заключалось в удалении осколков костей, образовавшихся в результате травмы. Но наши предки, прекрасно понимавшие, что голова является самой важной частью тела, считали, что именно в голове поселяются вызывающие болезни злые силы (при желании можете назвать их «духами» или «темной энергией», название значения не имеет). Вскрытие полости черепа позволяло этим злым силам уйти, улетучиться, оставив больного человека в покое.


Ископаемый череп с прижизненными трепанационными отверстиями


Кстати говоря, в некоторых племенах трепанацию делают и в «профилактических» целях, для того чтобы увеличить продолжительность жизни. Логика тут простая. При наличии дырки в черепе ни одна злая сила не сможет в нем усидеть, следовательно, человек с дырявым черепом будет меньше болеть и проживет дольше тех, чей череп представляет собой идеальное, то есть закрытое, пристанище для болезней.

Если вы ужаснулись по поводу того, как люди могут жить с дырой в голове, прикрытой всего лишь слоем кожи, то знайте, что головной мозг не обладает болевой чувствительностью. Этот орган, состоящий из множества нервных клеток и их отростков, не имеет собственной иннервации. Так что жить с дырами в голове можно спокойно.

О том, что трепанации черепа часто проводились не в лечебных, а в ритуальных целях, можно судить по двум обстоятельствам. Первое – подобная практика наблюдается у многих современных «первобытных» племен. Второе – это характер трепанационных отверстий. Они могут быть симметричными, могут проделываться в разное время, а есть черепа, на которых эти отверстия только намечены, не доведены до конца, причем если в одном захоронении находятся несколько таких черепов, то эти самые намеки на отверстия у всех них будут располагаться примерно в одних и тех же местах. Можно предположить, что таким образом отмечался переход первобытного человека из одного состояния в другое – достижение взрослого возраста, обретение определенного статуса и т. п. Для подобной цели могли использоваться не только «насечки» на черепе. В некоторых современных «первобытных» племенах достижение взрослого возраста может сопровождаться ритуальной ампутацией отдельных пальцев или же фаланг.

Скорее всего, ампутации в первобытном обществе были освоены гораздо раньше трепанаций. К этому располагала жизнь, полная травматизма. Руки или ноги могли быть сломаны так, что срастить обломки не представлялось возможным, они могли пострадать от зубов хищного зверя, могли быть придавлены упавшим камнем или деревом… Ампутация сама по себе – операция несложная, особенно если не нужно тщательно формировать культю, а делать все по принципу: «Отрезать так, чтобы пациент остался жив».

При переломах костей образуются отломки с острыми краями, которые ранят окружающие их мягкие ткани при любом движении, вызывая сильные боли. Не требуется большого ума для того, чтобы обездвижить сломанную конечность, привязав ее к палке или чему-то еще в этом роде. Люди, сумевшие сделать деревянное копье, сообразят, как из копья можно сделать примитивную шину для сломанной ноги. А сломанную руку на худой конец можно обездвижить, крепко привязав к телу. То, что первобытные люди умели сращивать переломанные кости, доказывают археологические находки – кости с наростами. А раз уж умели сращивать, следовательно, и навыками шинирования обладали.

 

Хотелось бы добавить еще что-нибудь о первобытной медицине, но пока что добавить нечего. Можно только помечтать о том, как где-нибудь в Танзании или в Иордании археологи найдут пещеру, более богатую артефактами, чем пещера Шанидар, и там, где-нибудь в сторонке будет лежать набор хирургических инструментов, а на ближайшей стене под слоем грязи и копоти окажутся рисунки, иллюстрирующие ампутацию руки или трепанацию черепа… Ах, скорей бы, скорей бы!

Ну а пока что нам пора прощаться с темными первобытными временами и переходить к временам более светлым, которые оставили после себя гораздо больше материала для изучения.

РЕЗЮМЕ.

УЖЕ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ МЕДИЦИНА ДЕЛИЛАСЬ НА ТЕРАПИЮ И ХИРУРГИЮ.

1Палеолит (в переводе с греческого – «древнекаменный») – первый исторический период каменного века, отсчитываемый с начала использования людьми каменных орудий (примерно два с половиной миллиона лет назад) до появления земледелия (примерно двенадцать тысяч лет назад). Палеолит делится на нижний (ранний), средний и верхний (поздний). Период верхнего палеолита начался около сорока тысяч лет назад, а закончился десять-двенадцать тысяч лет назад с переходом к земледелию.
2Суд Короны (Crown Court) – это так называемый «высший суд» или суд второго порядка в судебной системе Англии и Уэльса, который занимается уголовными делами, передаваемыми из низших, магистратских, судов.
3Неандертальцы, которых многие считают прямыми предками современных людей, на самом деле таковыми не являются. Это отдельная ветвь в развитии человечества, вымерший подвид рода Люди. Поскольку между неандертальцами и нашими прямыми предками – кроманьонцами иногда имели место контакты, в ДНК многих современных людей можно найти неандертальский след, то есть характерные для неандертальцев комбинации генов.
4В английской системе мер 1 имперская (английская) пинта включает в себя 20 унций, имеющих объем 28,4 мл.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru