Толкование сказки «Царевна-лягушка»

Андрей Михайлович Паскевич
Толкование сказки «Царевна-лягушка»

Предисловие

Иван – царевич, который ищет свою невесту – это реальный человек. Но это странный человек. Это человек который ищет свою Душу. Поиску человеком свей Души посвящены все сказки. Непредсказуемость жизни и есть тому подтверждение.

Непредвиденные перемены в жизни человека можно объяснить тем что есть нечто большее чем личность, а именно Душа.

Душой – неведомым личности целым, управляется жизнь личности. И только для того, кто готов осознать это, является интересной и полезной сказочная мистерия. Соединением личности и Души завершается сказка. Сказочная свадьба символ высшей реализации человека. Не так легко принимается мысль что личность – это не полный человек.

Сюжет порчи урожая, с которого начинается сказка указывает на непредсказуемость жизни. На потерю достижений, выраженных урожаем. На неожиданные перемены судьбы, к которым человек не готов. Тогда человек понимает, что за пределами того я, которое он считает собой есть нечто еще. И тогда он решается выйти за пределы себя чтобы с этим неведомым, которое вмешивается в его планы встретиться. И смерти при этом не происходит. Человек перестает быть собой прежним, но он становится собой другим.

Нестабильность растёт. Но это нестабильность иного прядка. В этой нестабильности есть правило, алгоритм. Только тогда мы начинаем ценить и понимать сказку, когда осознанием что она и есть этот алгоритм и путеводитель в вариантах непредсказуемости и нестабильности.

Кто толкает человека к поиску души? Дух времени, выраженный в сказке царем или отцом царевича. Пришло время подумать вам о невестах говорит царь сыновьям в сказке «Царевна лягушка».

Изловить вредителя урожая призывает сыновей царь в сказке «Иван-царевич и серый волк». Царь призывает народ для того чтобы найти мужа своей дочери в сказке «Сивко-Бурко». Кто допрыгнет до балкона царевны тому она и в жены достанется. Человеку кажется, что он готов. Много людей в настоящее время занимается духовными прыжками в высоту. Наше время и есть время призыва многих царем времени. Человек должен прыгнуть выше себя, чтобы достичь высоты своей Души.

Царевна-лягушка №269

В некотором царстве, в некотором государстве жил да был царь с царицею; у него было три сына – все молодые, холостые, удальцы такие, что ни в сказке сказать, ни пером написать; младшего звали Иван-царевич. Говорит им царь таково слово:

– Дети мои милые, возьмите себе по стрелке, натяните тугие луки и пустите в разные стороны; на чей двор стрела упадёт, там и сватайтесь.

Пустил стрелу старший брат – упала она на боярский двор, прямо против девичья терема; пустил средний брат – полетела стрела к купцу на двор и остановилась у красного крыльца, а на том крыльце стояла душа-девица, дочь купеческая; пустил младший брат – попала стрела в грязное болото, и подхватила её лягуша-квакуша. Говорит Иван-царевич:

– Как мне за себя квакушу взять? Квакуша не ровня мне!

– Бери! – отвечает ему царь. – Знать, судьба твоя такова.

Вот поженились царевичи: старший на боярышне, средний на купеческой дочери, а Иван-царевич на лягуше-квакуше. Призывает их царь и приказывает:

– Чтобы жёны ваши испекли мне к завтрему по мягкому белому хлебу.

Воротился Иван-царевич в свои палаты невесел, ниже плеч буйну голову повесил.

– Ква-ква, Иван-царевич! Почто так кручинен стал? – спрашивает его лягуша. – Аль услышал от отца своего слово неприятное?

– Как мне не кручиниться? Государь мой батюшка приказал тебе к завтрему изготовить мягкий белый хлеб.

– Не тужи, царевич! Ложись-ка спать-почивать; утро вечера мудренее!

Уложила царевича спать да сбросила с себя лягушечью кожу – и обернулась душой-девицей, Василисой Премудрою; вышла на красное крыльцо и закричала громким голосом:

– Мамки-няньки! Собирайтесь, снаряжайтесь, приготовьте мягкий белый хлеб, каков ела я, кушала у родного моего батюшки.

Наутро проснулся Иван-царевич, у квакуши хлеб давно готов – и такой славный, что ни вздумать, ни взгадать, только в сказке сказать! Изукрашен хлеб разными хитростями, по бокам видны города царские и с заставами. Благодарствовал царь на том хлебе Ивану-царевичу и тут же отдал приказ трём своим сыновьям:

– Чтобы жёны ваши соткали мне за единую ночь по ковру.

Воротился Иван-царевич невесел, ниже плеч буйну голову повесил.

– Ква-ква, Иван-царевич! Почто так кручинен стал? Аль услышал от отца своего слово жёсткое, неприятное?

– Как мне не кручиниться? Государь мой батюшка приказал за единую ночь соткать ему шёлковый ковёр.

– Не тужи, царевич! Ложись-ка спать-почивать; утро вечера мудренее!

Уложила его спать, а сама сбросила лягушечью кожу – и обернулась душой-девицей, Василисою Премудрою; вышла на красное крыльцо и закричала громким голосом:

– Мамки-няньки! Собирайтесь, снаряжайтесь шёлковый ковёр ткать – чтоб таков был, на каком я сиживала у родного моего батюшки!

Как сказано, так и сделано. Наутро проснулся Иван-царевич, у квакушки ковёр давно готов – и такой чудный, что ни вздумать, ни взгадать, разве в сказке сказать. Изукрашен ковёр златом-се́ребром, хитрыми узорами. Благодарствовал царь на том ковре Ивану-царевичу и тут же отдал новый приказ, чтобы все три царевича явились к нему на смотр вместе с жёнами. Опять воротился Иван-царевич невесел, ниже плеч буйну голову повесил.

– Ква-ква, Иван-царевич! Почто кручинишься? Али от отца услыхал слово неприветливое?

– Как мне не кручиниться? Государь мой батюшка велел, чтобы я с тобой на смотр приходил; как я тебя в люди покажу!

– Не тужи, царевич! Ступай один к царю в гости, а я вслед за тобой буду, как услышишь стук да гром – скажи: это моя лягушонка в коробчонке едет.

Вот старшие братья явились на смотр с своими жёнами, разодетыми, разубранными; стоят да с Ивана-царевича смеются:

– Что ж ты, брат, без жены пришёл? Хоть бы в платочке принёс! И где ты этакую красавицу выискал? Чай, все болота исходил?

Вдруг поднялся великий стук да гром – весь дворец затрясся; гости крепко напугались, повскакивали с своих мест и не знают, что им делать; а Иван-царевич говорит:

– Не бойтесь, господа! Это моя лягушонка в коробчонке приехала.

Подлетела к царскому крыльцу золоченая коляска, в шесть лошадей запряжена, и вышла оттуда Василиса Премудрая – такая красавица, что ни вздумать, ни взгадать, только в сказке сказать! Взяла Ивана-царевича за́ руку и повела за столы дубовые, за скатерти браные.

Стали гости есть-пить, веселиться; Василиса Премудрая испила из стакана да последки себе за левый рукав вылила; закусила лебедем да косточки за правый рукав спрятала. Жёны старших царевичей увидали её хитрости, давай и себе то ж делать. После, как пошла Василиса Премудрая танцевать с Иваном-царевичем, махнула левой рукой – сделалось озеро, махнула правой – и поплыли по воде белые лебеди; царь и гости диву дались. А старшие невестки пошли танцевать, махнули левыми руками – забрызгали, махнули правыми – кость царю прямо в глаз попала! Царь рассердился и прогнал их нечестно.

Тем временем Иван-царевич улучил минуточку, побежал домой, нашёл лягушечью кожу и спалил её на большом огне. Приезжает Василиса Премудрая, хватилась – нет лягушечьей кожи, приуныла, запечалилась и говорит царевичу:

– Ох, Иван-царевич! Что же ты наделал? Если б немножко ты подождал, я бы вечно была твоею; а теперь прощай! Ищи меня за тридевять земель, в тридесятом царстве – у Кощея Бессмертного.

Обернулась белой лебедью и улетела в окно.

Иван-царевич горько заплакал, помолился богу на все на четыре стороны и пошёл куда глаза глядят. Шёл он близко ли, далеко ли, долго ли, коротко ли – попадается ему навстречу старый старичок:

– Здравствуй, – говорит, – добрый мо́лодец! Чего ищешь, куда путь держишь?

Царевич рассказал ему своё несчастье.

– Эх, Иван-царевич! Зачем ты лягушью кожу спалил? Не ты её надел, не тебе и снимать было! Василиса Премудрая хитрей, мудрёней своего отца уродилась; он за то осерчал на неё и велел ей три года квакушею быть. Вот тебе клубок; куда он покатится – ступай за ним смело.

Иван-царевич поблагодарствовал старику и пошёл за клубочком. Идёт чистым полем, попадается ему медведь.

– Дай, – говорит, – убью зверя!

А медведь провещал ему:

– Не бей меня, Иван-царевич! Когда-нибудь пригожусь тебе.

Идёт он дальше, глядь, – а над ним летит селезень; царевич прицелился из ружья, хотел было застрелить птицу, как вдруг провещала она человечьим голосом:

– Не бей меня, Иван-царевич! Я тебе сама пригожусь.

Он пожалел и пошёл дальше. Бежит косой заяц; царевич опять за ружьё, стал целиться, а заяц провещал ему человечьим голосом:

– Не бей меня, Иван-царевич! Я тебе сам пригожусь.

Иван-царевич пожалел и пошёл дальше – к синему морю, видит – на песке лежит, издыхает щука-рыба.

– Ах, Иван-царевич, – провещала щука, – сжалься надо мною, пусти меня в море.

Он бросил её в море и пошёл берегом.

Долго ли, коротко ли – прикатился клубочек к избушке; стоит избушка на куриных лапках, кругом повёртывается. Говорит Иван-царевич:

– Избушка, избушка! Стань по-старому, как мать поставила, – ко мне передом, а к морю задом.

Избушка повернулась к морю задом, к нему передом. Царевич взошёл в неё и видит: на печи, на девятом кирпичи, лежит баба-яга костяная нога, нос в потолок врос, сопли через порог висят, титьки на крюку замотаны, сама зубы точит.

– Гой еси, добрый мо́лодец! Зачем ко мне пожаловал? – спрашивает баба-яга Ивана-царевича.

– Ах ты, старая хрычовка! Ты бы прежде меня, доброго мо́лодца, накормила-напоила, в бане выпарила, да тогда б и спрашивала.

Баба-яга накормила его, напоила, в бане выпарила; а царевич рассказал ей, что ищет свою жену Василису Премудрую.

– А, знаю! – сказала баба-яга. – Она теперь у Кощея Бессмертного; трудно её достать, нелегко с Кощеем сладить: смерть его на конце иглы, та игла в яйце, то яйцо в утке, та утка в зайце, тот заяц в сундуке, а сундук стоит на высоком дубу, и то дерево Кощей как свой глаз бережёт. Указала яга, в каком месте растёт этот дуб; Иван-царевич пришёл туда и не знает, что ему делать, как сундук достать? Вдруг откуда не взялся – прибежал медведь и выворотил дерево с корнем; сундук упал и разбился вдребезги, выбежал из сундука заяц и во всю прыть наутёк пустился; глядь – а за ним уж другой заяц гонится, нагнал, ухватил и в клочки разорвал. Вылетела из зайца утка и поднялась высоко-высоко; летит, а за ней селезень бросился, как ударит её – утка тотчас яйцо выронила, и упало то яйцо в море. Иван-царевич, видя беду неминучую, залился слезами; вдруг подплывает к берегу щука и держит в зубах яйцо; он взял то яйцо, разбил, достал иглу и отломил кончик: сколько ни бился Кощей, сколько ни метался во все стороны, а пришлось ему помереть! Иван-царевич пошёл в дом Кощея, взял Василису Премудрую и воротился домой. После того они жили вместе и долго и счастливо.

 

Толкование сказки «Царевна-Лягушка»

В названии сказки мы видим двойственность, противоречие. В одном персонаже присутствуют понятия, казалось бы несовместимые. Как может быть царевна одновременно лягушкой или лягушка царевной? Абсурд? Конфликт присутствует в каждом сюжете сказки. Как человек Иван Царевич – может жениться на лягушке?

Говорит Иван-царевич:

– Как мне за себя квакушу взять? Квакуша не ровня мне!

– Бери! – отвечает ему царь. – Знать, судьба твоя такова.

И как только смирился Иван Царевич со своей горькой участью, она неожиданно превращается в счастье – оказывается ему досталась лучшая невеста – лучшие хлеба печет, лучшие ковры ткет, а танцует как. И вот теперь, когда все так хорошо сложилось пора сказке и завершиться, стоит только сжечь лягушачью шкурку. Но с этого момента сказка только начинается.

Снова конфликт, что-то не учел герой сказки, как мы знаем, из-за своей неосведомленности. Жены нет, стабильности нет, впереди неизвестность. Но неизвестность неожиданно сменяется получением от старичка клубочка, указывающего направление пути. Направление пути известно, чего бы еще желать, но противоречия не исчезают, а только растут. Животных, встреченных на пути Ивану хочется съесть, но что-то неизвестное герою мешает это сделать, и он вынужден испытывать голод. Как выяснится позже следующие сюжеты сказки оказывают влияние на поведение героя в предыдущих сюжетах. И состояние авторства в принятии решения героем сменяется пониманием того, что он действовал по написанному сценарию.

Нить клубочка приводит Ивана-царевича к Бабе Яге, указывающей координаты смерти Кощея, в плену которого Василиса Премудрая. Иван Царевич приходит в указанное место, но что делать не знает, все происходит не по его воле, неведомым ему способом. Ему остается только наблюдать разрешение противоречий для обычного разумения неразрешимых, но и они разрешаются. И снова противоречие, в такой ситуации сложно присвоить победу себе.

С разрешением противоречий мышление завершается, ведь разум существует только в восприятии двойственностей. Таким образом в имени Царевна-Лягушка потенциально заложен сюжет сказки, мистерия которой разворачивается в жизни как отдельного человека, так и всего человечества. Наша задача ответить на вопрос символом чего в природе человека является Царевна- Лягушка.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

Призыв царем сыновей к женитьбе символизирует определенное состояние зрелости человека. Сыновья выросли, и соответственно, выросли их будущие невесты. Пришло время соединить половинки, принадлежащие друг другу. И при этом не мешало бы ответить на вопрос «почему их соединение происходит именно в это время?»

Но для этого нужно понимать, что в природе человека символизируют женихи и невесты. Обычно свадьба происходит в конце сказки, как завершение пути героя и героини, жениха и невесты, как осознание ими своей индивидуальности друг в друге. Но настоящая сказка исключение. Свадьба в ней происходит в начале. И если для среднего и старшего брата сказка завершается свадьбой, то для младшего она со свадьбы только начинается. Почему? Отвечают на этот вопрос сюжеты сказки, следующие за свадьбой.

Братья Ивана царевича не участвуют в сюжетах сказки после встречи невест потому что они соответствуют своим невестам. Иван-царевич наоборот должен реализовать свое соответствие невесте.

Три брата, как и три их невесты символизируют три уровня реальности человека. Братья соответствуют мужской, активной природе человека, а их жены женской, пассивной природе. Для нас не секрет, что эти аспекты реальности в человеке не объединены и не согласованы. Понимание не происходит одновременно с обучением, обнаружение не происходит одновременно с поиском, результат не происходит одновременно с усилием.

Для понимания смысла сказки мне необходимо было провести исследование. Читателю для понимания смысла сказки необходимо изучить мое исследование. Понимание, обнаружение, результат – это женские, пассивные аспекты умственной деятельности. Исследование, поиск, усилие – это мужские, активные аспекты умственной деятельности. Сказка завершается свадьбой потому что мужской аспект умственной деятельности человека соединяется с женским, то есть усилие и поиск человека ответа на вопрос «кто я» приводит к результату – самоосознанию человека.

Условно жизнь человека происходит на трех уровнях бытовом, интеллектуальном и духовном.

Женихи – это аспекты ума – бытового, интеллектуального и духовного, а невесты – это аспекты сознания, соответственно – бытового, интеллектуального и духовного.

Что значит соединение ума с сознанием? Для того чтобы ответить на этот вопрос необходимо обозначить что есть ум, и что есть сознание. Ведь ответы на эти вопросы для различных уровней зрелости человека будут разными.

До определенного времени, человек вообще не задает себе эти вопросы. Значит ответы на эти вопросы соответствуют конкретному этапу эволюции человека, символически выраженному в сказке.

Ум – активное проявление Духа. Ум связывает между собой фрагменты опыта, реализованные Духом в феноменальном мире. Дух – это луч божества пронизывающий материю, божественный потенциал проявляющийся и реализующийся в человеке. Умом можно назвать способность Духа систематизировать реализованный им опыт. Сознание – это осознаваемое человеком пространство реализованного опыта. Сознанием можно назвать способность Духа осознавать себя в реализованном им опыте.

Процесс самоидентификации человека происходит в результате соединения ума с сознанием. Вопрос человека «кто Я» указывает на состояние его зрелости. Ответ на этот вопрос раскрывает степень его зрелости.

У зрелой личности есть глубинное чувство собственной индивидуальности, которая раскрашивает весь мир ценностей и позиций человека так, что «свое» светится, а «чужое» – тусклое. И эта подсветка – один из существенных признаков того, что человек попал на уровень зрелой личности.

Он идентифицирует себя с тем началом, которое их организует и направляет. Это некоторый присущий данному человеку и только ему особый взгляд на мир, который он постепенно вырабатывает, это некоторый особый способ воздействия на мир, особые инструменты этого воздействия, особый талант, который выражается в стиле, в почерке, тонкостях его индивидуальности, и проявляется во всех сферах его жизни.

Он ощущает почерк своей индивидуальности, который в жизни интересует его, может быть, больше всего, независимо от того, выражается ли этот почерк на материале его внешней или внутренней жизни.

Она глубоко загружается в любой достаточно длительный процесс, в котором принимает участие, и ищет в нем себя, и видит в этом глубочайший смысл.

А. Подводный Эволюция личности

Призыв сыновей царем к женитьбе символизирует потребность человека или цивилизации в самосознании, самоидентификации. Это потребность в подведении итогов эволюционного цикла, будь то цикл отдельного человека или целой цивилизации. Приведу фрагменты из других сказок в которых символически выражена потребность цивилизации в самоидентификации.

Повадилась к царю Выславу в сад летать жар-птица; на ней перья золотые, а глаза восточному хрусталю подобны. Летала она в тот сад каждую ночь и садилась на любимую Выслава-царя яблоню, срывала с неё золотые яблочки и опять улетала. Царь Выслав Андронович весьма крушился о той яблоне, что жар-птица много яблок с неё сорвала; почему призвал к себе трёх своих сыновей и сказал им:

– Дети мои любезные! Кто из вас может поймать в моём саду жар-птицу? Кто изловит её живую, тому ещё при жизни моей отдам половину царства, а по смерти и всё.

Сказка об Иване-царевиче, жар-птице и о сером волке №168

Царь очень устарел и глазами обнищал, а слыхал он, что за тридевять земель, в тридесятом царстве есть сад с молодильными яблоками и колодец с живой водой. Если съесть старику это яблоко – помолодеет, а водой этой умыть глаза слепцу – будет видеть. Царь собирает пир на весь мир, зовет на пир князей и бояр и говорит им:

– Кто бы, ребятушки, выбрался из избранников, выбрался из охотников, съездил за тридевять земель, в тридесятое царство, привез бы молодильных яблок и живой воды кувшинец о двенадцати рылец? Я бы этому седоку полцарства отписал.

О молодильных яблоках и живой воде

Царь – символ Духа, реализующего свою потенциальность в определенном временном цикле – цикле жизни отдельного человека или исторической эпохе человечества. Божественный Дух человека в течении его жизни реализует определенную порцию своей потенциальности. Подобный процесс происходит и в истории человечества. Подведение итога цикла, синтез опыта, реализованного в цикле в сказке выражен в выполнении невестами заданий царя. Три задания символизируют три уровня синтеза.

Ответ человека на вопрос «кто я» осуществляется, когда его ум в состоянии охватить опыт, выраженный в его сознании, для того чтобы этот опыт осознать.

Может ли человек ответить на вопрос кто он не опираясь на пройденный им путь, на накопленный им опыт. Для ответа на этот вопрос человеку необходимо сравнить свой опыт с опытом других людей. Иван-царевич прекрасно понимает, что он младший среди братьев, но чем он отличается от них он может понять только в конце сказки, когда его роль в сказке осуществилась, когда осуществилась роль всех персонажей сказки, то есть когда осуществилась сама сказка.

Без понимания сюжета сказки и понимания качественных особенностей ролей других ее персонажей Иван-царевич не сможет понять кто он. Значит утверждение Ивана-царевича, что он есть сказка может быть ответом на вопрос «кто Я». Но так же на этот вопрос могут ответить и его старшие братья. В чем тогда заключается индивидуальность каждого из них?

В понимании сказки с позиции качеств ее персонажа, которым является каждый из них. Но это понимание возможно только после завершения сказки. Но если сказка уже заверена, для чего каждому из ее персонажей это понимание? Его бы иметь в напряженных сюжетах сказки, когда необходимо принимать сложные решения. Это понимание на начальных этапах сказки может нарушить сюжет сказки. Представим себе, что Ивану царевичу и его братьям в детстве за долго до женитьбы читали сказки. Представим, что в сборнике их детских сказок была сказка подобная по сюжетам сказке, которая для них является настоящей реальностью, а для нас с вами сказкой «Царевна-лягушка». Более того представим себе, что эту сказку им читал отец – царь батюшка. А теперь ответим на вопрос изменило бы это сюжет их реальности – сказки «Царевна-лягушка»? Как мы знаем нет. Ведь сказки которые нам читали в детстве со своей реальной жизнью не отождествляли ни мы ни наши родители, которые нам их читали. И утверждать о том, что сюжета чтения сказок царем своим сыновьям в сказке нет, мы не можем. Возможно он просто упущен, как и многие другие второстепенные сюжеты. Ведь подробно не описана в сказке как жизнь лягушки в болоте, так и детские годы жен старших братьев царевича.

На определенном этапе сказки понимание героями своей индивидуальности все же появляется, но только после осознания отличительных особенностей своего опыта.

Это понимание не появляется в момент стрельбы царевичей из лука. Луки у всех одинаковы, место стрельбы одно и тоже, мотивация стрельбы идентична. Но вот когда появляются невесты можно сравнить результат стрельбы. Дворянка и купеческая дочь по социальному статусу очень отличаются от лягушки. Еще больше понимание индивидуальности появляется после сравнения результатов работы жен. Но до полного понимания еще так же далеко как до окончания сказки. Ведь до определенного времени персонажи сказки не задумываются на тем что они части одного организма, что они одно целое. Но и это целое не задумывается до определённого времени о том, что без индивидуальности каждого из его частей, оно бы не состоялось и не смогло бы себя осознать.

 

Это целое есть человек. Сколько бы Иван-царевич не доказывал в конце сказки, что в самосознании человеком себя ему принадлежит главная роль, все мы дочитавшие сказку до конца знаем, что без участия других персонажей сказки он бы не состоялся как индивидуальность. И естественно не состоялось бы самоосознание целого, частью которого является он.

Взаимоотношения трех сыновей с их женами символизирует знакомство трех аспектов ума человека с тремя категориями его опыта. Задания, выполненные женами символизируют осознание человеком смысла трех категорий его опыта, что в свою очередь является ответом человека на вопрос «кто я».

На этот вопрос человек отвечает в категориях трех реальностей: бытовой, интеллектуальной и духовной. Кто я в социуме? Директор завода. Кто я по образованию, по специальности? Экономист, руководитель производства. А кто я в сущности своей, кто я в своей божественной природе?

Ведь человек существо и материальное, и духовное, потому часть ответа на вопрос «кто я» будет звучать на языке материальной действительности, а часть – на языке действительности духовной.

В этих трех категориях человек оценивается другими людьми. То есть на вопрос кто этот человек, другие люди отвечают так же в трех категориях. Кто человек, который пишет толкование сказки «Царевна лягушка»? Директор Буддистской общины, руководитель школы кунг-фу А кто он по образованию и по специальности? У него незаконченное высшее образование по специальности инженер промышленной электроники. А как должность директора общины и руководителя школы кунг-фу может быть связана с специальностью инженера промышленной электроники? То есть первые две категории не способны полноценно ответить на вопрос кто человек. Этот ответ содержится в третьей категории ответа, и в ней же примеряется несоответствие первых двух ответов.

Рейтинг@Mail.ru