Полигон

Андрей Ливадный
Полигон

Их было двадцать, – тех, кто первыми шагнул за грань реальности.

Сегодня я расскажу вам короткую историю одного из них.


Перед судом Дитрих не волновался. Он прожил долгую, но далеко не безоблачную, полную превратностей жизнь, знал все ее оборотные стороны и был твердо уверен, в своей безнаказанности. Денег хватает. Все остальное – решаемо. И не из таких передряг выходил.

– Ну? – Дитрих вскинул взгляд, недоумевая, почему насуплено молчит его адвокат.

– Они предлагают сделку.

– Сколько?

– На этот раз речь не о деньгах, господин Крау. Вас крепко прижали.

– Излагай, только коротко.

– Они готовы заменить крипозитарий неделей виртуального заключения.

– В чем подвох? – Дитрих откинулся на спинку жесткого стула, сцепил пальцы в замок, прищурился. – Меня не заморозят, а на неделю отправят в киберпространство?

– Вам установят некий «нейроимплантат».

– Это еще что такое?

– Искусственная нейросеть, насколько мне удалось узнать. Она соединяется с рассудком и транслирует в мозг пользователя весь спектр ощущений, так если бы человек находился в реальном мире.

– Никогда ни о чем подобном не слышал. Опасно?

Адвокат лишь пожал плечами.

– Неделя виртуального заключения, либо криогенная камера. Выбирать вам. Боюсь, что в сложившейся ситуации третьего не дано. По непонятной мне причине к делу проявили интерес военно-космические силы и крупнейшая игровая корпорация. Все ваши связи сейчас ничего не стоят. Счета арестованы.

Дитрих нахмурился.

К игровым виртуальным вселенным он не имел ровным счетом никакого отношения. Вся его жизнь прошла в реальном мире, – для разного рода забав просто не оставалось времени.

– Говори все как есть! И не юли! В чем подвох?!

– Думаю, они проводят испытания. Устройство новое. Технология из разряда «науки за гранью». Вы хорошо представляете степень опасности, исходящую от различных игровых монстров? Если моя информация верна, и нейроимплантат действительно транслирует в рассудок весь спектр ощущений, то вы запросто можете погибнуть. Например, от болевого шока при виртуальной смерти.

Дитрих глубоко задумался. Не на того напали. Он умел терпеть боль. Жизнь его не баловала. Он родился на дне мегаполиса и путь «наверх» проложил себе сам.

– Значит, неделя? А они дают гарантии в своей части обещаний?

– Сделка оформлена по всем правилам. Если не произойдет ничего фатального, то через семь дней с вас будут сняты все обвинения.

Дитрих кивнул. Похоже, Фемида крупно просчиталась. Они полагают, что я сдохну? Не выдержу? Ну, посмотрим… – его губы исказила усмешка.

– Я подпишу сделку. А ты проследишь, чтобы меня встретили через неделю, как полагается.

* * *

– Не понимаю, зачем нам понадобились преступники? Миллионы геймеров в очередь выстроятся, стоит лишь намекнуть о новом уровне реализма ощущений! – технолог корпорации «Инфосистемы» раздраженно скривился. – Мы создаем игру будущего! Чем поможет…

– Дитрих Крау нам идеально подходит, – спокойно возразил представитель военно-космических сил. – У технологии невероятное будущее и мы должны изучить все ее стороны. В том числе и темные, – без тени усмешки добавил он. – Юрген, ты ведь помнишь, что произошло при последнем подключении испытуемого?

– Эти странные глюки? – технолог пренебрежительно махнул рукой. – Мы уже нашли «дыру» и залатали ее.

– Генерация персонажей рассудком пользователя. Феноменальный побочный эффект. Его нужно изучить, и уже тогда решать – использовать или ограничить.

– Неприемлемо для игровых миров! – отрезал Юрген. – Если каждый пользователь начнет генерировать персонажей, объекты или явления, взятые из собственной памяти, воцарится хаос.

– Согласен. Но есть и другие области применения. В любом случае мы не можем игнорировать результаты последнего теста. Прецедент создан, и его необходимо изучить. Ты не задумывался, что воплощение мысленных образов в виртуальном мире, – это первый шаг к бессмертию личности?

– Так мы не будем прогонять его через строй мобов? – удивился Юрген.

– Нет. Но пойдем на экстремальный опыт, чтобы выяснить все возможности нейроимплантата.

– Тогда для полноты эксперимента нам потребуется еще несколько испытуемых, – просмотрев документацию, заметил технолог.

– За этим дело не станет.

* * *

Трое суток, прошедшие между подписанием сделки с Фемидой и началом «семидневного срока» (так Дитрих с долей иронии именовал предстоящее испытание) он провел с толком, – затребовал «путеводитель по игровым вселенным», и тщательно проштудировал его, желая знать, с чем придется столкнуться.

Накануне вечером его сморила неожиданная усталость – веки вдруг отяжелели, и сон, больше похожий на потерю сознания, укутал рассудок покрывалом тьмы.

Очнулся Дитрих в донельзя странном месте.

Вокруг от горизонта до горизонта раскинулся унылый, однообразный пейзаж, – ровная, потрескавшаяся, словно опаленная неистовым огнем равнина, без намека на растительность или жизнь.

Он резко вскочил, огляделся, но ничего нового не заметил. Совершенно не похоже на нубовскую локацию, куда он должен был попасть по законам игровых вселенных.

Накладываясь на фон ландшафта, перед взглядом Дитриха промелькнули непонятные цифровые коды, затем медленно проступило несколько иконок интерфейса, и, заставив невольно вздрогнуть, в голове прозвучал мягкий голос системы:

Вы получили новую способность: Абсолютная память.

Вы получили новую способность: Воплощение грез.

Подсказка: окружающая вас реальность адаптивна. Усилием воли вы можете создавать объекты или явления, но только те, с которыми сталкивались в реальной жизни.

Ага… Вот, значит, как? – озадаченно подумал Дитрих. Ни о чем подобном в справочнике начинающего геймера не упоминалось.

Мобов нигде не видно. Солнца нет. Ровный свет сочится отовсюду. Не ощущается ни тепла, ни холода, лишь растет недоумение.

Впрочем, он быстро преодолел замешательство. Не имея игрового опыта, Дитрих рассудил так: зачем куда-то идти, кого-то искать, а уж тем более – творить? Пошли они со своей «адаптивностью» куда подальше. Он уселся на потрескавшуюся землю, решив: разумнее всего ничего не делать.

Впрочем, надолго его не хватило. Вскоре начала донимать скука. Затем он почувствовал жажду и, наконец, – голод.

Ощущения вполне реальные, тут не поспоришь. Зная, что о бренном теле позаботится автоматика жизнеобеспечения, Дитрих продолжал упрямиться, пока не получил новое системное сообщение:

Вы страдаете от жажды, теряя один процент жизни каждый час.

Вы страдаете от голода. Ваш показатель Силы понижен на один пункт.

Губы потрескались. В горле запершило. Красная полоска действительно немного уменьшилась. Нехитрый подсчет показал, – если так пойдет дальше, то смерть от обезвоживания наступит примерно через трое суток, или раньше, если у дебафов (блеснул он недавно полученными знаниями) есть некая прогрессия.

Рейтинг@Mail.ru