Беглец

Андрей Ливадный
Беглец

Глава 4

Место крушения "Беглеца"…

Хлоя никогда в жизни не испытывала такого ужаса.

Разорванные человеческие тела, искрящие обломки роботов, всплески пламени, дым, грохот, свист осколков, клекот подыхающих ксеноморфов, крики раненых, – все это выплескивалось с обзорных экранов, попросту сминая рассудок. Девушка оцепенела, не зная, что делать, но автоматика прекрасно справлялась и без ее участия: вездеход, расталкивая горящие обломки искореженной аппаратуры, свернул к недавно проложенной дороге, преодолел два витка "серпантина" и вдруг остановился на небольшой площадке, ведя ураганный огонь из курсовых орудий.

Стаю раптов, стелющихся вдоль склона кратера, разметало взрывами, но несколько крупных ящеров все же уцелели, в ярости обрушились на вездеход, едва не столкнув его в пропасть.

Скрежет гусениц, захлебывающийся лай автоматического орудия, звон отлетающих наружу пустых обойм, густая кровь, забрызгавшая видеодатчики, – губы Хлои дрожали, побелевшие пальцы впились в подлокотники кресла, в горле застыл крик…

Корпус АПМ не выдержал яростного натиска рептилий, – раздался скрежет сминаемой обшивки, пассажирский отсек вдруг наполнился едким дымом, голографические экраны подернулись искажениями. Сработали углекислотные огнетушители, приборные панели зардели россыпями тревожных сигналов.

Автоматика вездехода выпустила колесный привод. Планетарная машина резко развернулась и рванула вверх по дороге. Один из андроидов, схватив "АРГ-8", по пояс высунулся из технического люка. Короткие очереди заглушили дребезжащий звук работы двигателя.

Хлоя, пристегнутая к креслу, могла лишь наблюдать за происходящим, не в силах как-то повлиять на события. Большинство датчиков ослепли. Морось дождя врывалась в пассажирский отсек через многочисленные пробоины.

Из пелены низких, клубящихся облаков внезапно появились еще одна группа раптов. Два ящера отделились от нее и тут же спикировали на поврежденную АПМ, едва дотянувшую до гребня кратера.

Удар… Скрежет когтей по металлу… Тяжелые взмахи крыльев, снова удар, на этот раз в борт машины.

Вездеход перевернулся, сполз вниз по внешнему склону кратера, сорвался с небольшого обрыва, покачнулся и вновь встал на колеса.

В момент удара сознание Хлои померкло от резкой вспышки боли…

Вездеход заглох. Кибернетическая система ушла в аварийную перезагрузку. На уцелевших экранах высветились коды ошибок.

Через некоторое время с вибрацией поврежденного привода приоткрылся аварийный люк, и в пассажирский отсек боком пролез андроид, – тот самый, что отстреливался от ящеров. Его одежда превратилась в лохмотья, пеноплоть тоже пострадала, – в глубине бескровных ран тускло поблескивали детали эндоостова.

Взгляду андроида открылась ужасающая картина. Оттенками серого обозначились деформированные конструкции, среди них ярко и тревожно проступил контур человеческого тела. Вмятые внутрь куски обшивки заблокировали пассажирское кресло, а погнутая стойка пробила экипировку и распорола Хлое руку.

Кровь тягучими каплями срывалась с пальцев девушки, собиралась на полу изуродованного отсека в подсыхающую вязкую лужицу.

Андроид замер. Он функционировал на третьем уровне программной свободы, и искусственные нейросети, в которых только зарождалось мировосприятие, пагубно влияли на поведение, приводя к моментам, эквивалентным чувству растерянности.

Впрочем, замешательство "Хьюго" длилось лишь несколько секунд. Отложив оружие в сторону, он с нечеловеческой силой и упорством принялся разжимать рваные фрагменты металла.

Хлоя застонала, на миг пришла в сознание, но тут же снова провалилась в беспамятство.

Кровотечение усилилось, однако на помощь андроиду уже пришел его собрат. Вместе им удалось быстро освободить девушку, – они не стали отстегивать ее от кресла, а перенесли и закрепили его в неповрежденной части отсека. Автоматика планетарной машины по-прежнему находилась в состоянии сбоя, встроенный модуль экстренной медицинской помощи оказался обесточен.

Андроиды обменялись данными. Им не нужно было разговаривать для принятия совместных решений. Тот, кто первым обнаружил Хлою, решительно скинул порванную куртку, снял с креплений грудной кожух, обнажив блок своей силовой установки, крепко ухватился двумя руками за погнутые стойки и кивком подтвердил: "Действуй".

Второй "Хьюго" подключил к нему временные кабели, тем самым подав питание к модулю медицинской аппаратуры, дождался загрузки, взглянул на данные биосканеров, затем запустил одну из программ.

Гибкие манипуляторы принялись сноровисто обрабатывать рану Хлои.

Жизнь человека теперь находилась под надежной опекой, и андроид перешел к следующей задаче, требующей немедленного решения.

* * *

В кабине управления дымились приборные панели. Внутренняя облицовка лопнула. Корпус вездехода обладал высокой защитой от радиации, токсичных атмосфер или условий вакуума, но сокрушительные динамические нагрузки держал лишь до определенной степени.

Андроид оценил ущерб, причиненный атакой рептилий, затем подключился к бортовой сети в обход поврежденных цепей, взяв на себя функции ядра системы. Вскоре ему удалось вновь завести двигатель.

Вокруг простиралось безжизненное пространство. При посадке "Беглеца" экстренное включение плазменной тяги испарило окрестные болота. Лишь у горизонта просматривались редкие островки растительности.

Опасность еще не минула. Рапты поодиночке и группами кружили в небесах. В любой момент они могли атаковать вновь. От Хлои не поступало никаких указаний, и андроиду пришлось самому принимать решение. Ближайшим естественным укрытием могла бы послужить скалистая гряда, но именно там располагались гнездовья ксеноморфов. Поэтому искусственный интеллект направил АПМ в обход, рассчитывая найти убежище подальше от ареала обитания опасных хищников. К колониальному транспорту можно будет вернуться позже, – рассудил он.

На месте выкипевших болот обнажился сложный рельеф дна. То и дело попадались глубокие коварные впадины, заполненные мутной жижей, состоящей из дождевой воды, пепла и остатков органики. Несколько раз андроид получал слабые сигналы от зондов, – исследовательских аппаратов, которые первыми вошли в атмосферу, предваряя посадку "Беглеца", но не счел разумным отклоняться от проложенного маршрута.

Рапты постепенно превратились в точки, а затем вовсе исчезли из вида. Планетарная машина обогнула отроги скальной гряды и взяла курс на следующую возвышенность, в недрах которой сканировались естественные пустоты.

Вскоре появилась первая зелень, а спустя несколько километров вездеходу уже пришлось проламывать путь через джунгли, подминая стебли огромных травянистых растений. Скрежеща сломанной подвеской, АПМ с трудом дотянула до подножия холма, продавила густую сеть лиан, вползла под низкий свод карстовой пещеры, и окончательно заглохла, окутанная клубами пара.

* * *

Хлоя очнулась среди красноватого сумрака.

Левая рука онемела. Попытки пошевелиться отзывались ноющей болью. Блики тусклого аварийного освещения змеились по деформированным переборкам. Ее кресло непонятным образом оказалось в другой части отсека, подальше от вдавленных внутрь секций обшивки.

Мнемонический интерфейс работал, накладывая на реальность полупрозрачные строки сообщений:

Нарушение герметичности экипировки.

Оказана неотложная медицинская помощь.

Активирован форсированный режим метаболического имплантата…

Зрение постепенно свыклось с сумраком. В паре шагов от кресла, вцепившись руками в погнутые стойки, замер андроид. Его изодранная куртка валялась на полу, в груди зияла дыра, из нее выходили кабели.

– Все хорошо. Опасность позади, – синтезированный голос окатил дрожью.

– Где мы? Что случилось?

– В пятидесяти километрах от места крушения. Я установил маркер на вашей карте.

– Почему так далеко?! – машинально спросила она, пытаясь расстегнуть страховочные ремни, удерживающие ее в кресле.

– Мы искали укрытие, – лаконично ответил андроид.

Хлоя не стала ничего переспрашивать. Замок наконец-то подался, и она смогла встать. Левая рука по-прежнему не слушалась, ее стягивала тугая повязка.

– Вы были ранены и потеряли много крови.

Дрожь моментально вернулась. Только теперь она заметила бурую, подсохшую лужу на полу.

Стирая панические ощущения раздался скрежет. Входной люк медленно сдвинулся, – это второй из андроидов разблокировал пассажирский отсек, используя ручной привод. Звякнула установленная им лесенка.

Снаружи царила тьма. "Неужели уже наступила ночь?!"

Хлоя выбралась из вездехода, осмотрелась.

Какая-то небольшая пещера… Свод сырой, низкий. По стенам сочится вода. Во тьму уводит узкая расселина.

Вид АПМ не внушал оптимизма. Планетарная машина каким-то чудом дотянула сюда, но вряд ли она теперь сдвинется с места. Обшивка во многих местах смята, а кое-где проломлена. Водородный двигатель заглушен, под ним натекла лужа масла.

Сердце билось глухо и неровно. По щекам катились невольные слезы. Даже ударная доза метаболитов не смогла сгладить ее шокового состояния. Ужасающие картины крушения, сотни увиденных смертей, бесноватая атака ксеноморфов, – все это не отпускало рассудок, а еще стылое чувство непоправимой беды комкало душу…

Хлоя вышла из мрачной пещеры и невольно замерла, когда мимо с оглушительным стрекотом пролетел жук, – наверняка безобидный, но такой огромный, что порывом воздуха, ударившего из-под крыльев, ее едва не сбило с ног.

Взгляд девушки скользнул по кронам травянистых растений, в гуще которых обитал еще один вид крупных насекомоподобных существ. Отвратительного вида белесые твари ловко пробирались среди широких фиолетовых листьев, изредка останавливаясь, приподнимая и изгибая передние сегменты туловищ.

Рефлекторная тошнота подкатила к горлу. Мерзость какая…

 

Назойливый гул насекомых не смолкал ни на минуту. Под покровом первобытных болотистых джунглей царила исконная жизнь планеты, – неведомая, неизученная, пугающая.

Частоты связи потрескивали помехами, их автоматическое сканирование поймало лишь сигнал бедствия, транслируемый мощными передатчиками "Беглеца". Неизвестно, выжил ли еще хоть кто-то?

Невдалеке всколыхнулись кроны, из чащи донеслись хлюпающие звуки, а почва передала тяжелую поступь какой-то крупной жизненной формы. Некоторое время загадочное существо топталось поблизости, затем направилось прочь.

Хлоя облегченно выдохнула, обернулась, рассматривая вход в пещеру и приютивший ее холм.

Уже вечерело.

Стена лиан, продавленная вездеходом, темнела брешью. Выше виднелся выступ известняковых пород, над которым в сгущающихся сумерках угадывался поросший кустарником склон.

Андроиды тоже вышли наружу, пристально сканируя окрестности и изредка поглядывая на девушку в явном ожидании команд.

Нервная дрожь никак не отпускала, ползла мурашками.

– Сможете починить вездеход? – спросила Хлоя. Мысль о судьбе остальных колонистов не давала покоя. Надо вернуться к "Беглецу"…

– Нет, – категорично ответил андроид в изорванной куртке. Оба человекоподобных робота оказались из одной партии и выглядели одинаково, различаясь лишь серийными номерами[5]. – Трансмиссия[6] АПМ восстановлению не подлежит. Мы попытаемся вновь запустить двигатель, но он послужит лишь источником энергии.

Его ответ прозвучал, как приговор. Пятьдесят километров болот пешком не одолеть.

Хлоя присела на выступающий из склона валун, едва сдерживаясь, чтобы не разрыдаться вновь. Ее состояние можно понять. В эти минуты не имело значения полученное образование, опыт работы в Слое, прошлые стремления и решимость отправиться к звездам. Лишь тонкая, сотканная из эмоций, рвущаяся вместе с участившимся дыханием нить надежды была способна вывести рассудок из темного лабиринта страха и отчаянья…

– Все будет хорошо.

Она вздрогнула.

Андроид присел на корточки, заглянул ей в глаза. Его взгляд был холодным, казался неживым, шел вразрез со словами.

– Мы загерметизируем пещеру. Внутри развернем убежище. Среди оборудования есть модули биологической лаборатории. Ты справишься.

Она с трудом выдержала его немигающий взгляд и артикуляцию рассеченных во время аварии губ.

Понятие "искусственный интеллект" пока не находило отклика в душе и рассудке.

Робот, механизм, машина, – разве он может утешать, стать другом, заполнить гложущую пустоту?

– Дайте нам имена, – попросил второй андроид. Он сделал это намеренно, видя состояние человека. Хлое требовалось общение, иначе наледь страха и отчужденности будет лишь расти. Она замкнется в себе, подавленная чувством глобального одиночества, – так подсказывал опыт, пока еще не личный, а предустановленный в систему.

Девушка удивленно взглянула на них, но не стала спорить.

– Хорошо, – она вытерла слезы. – Ты теперь Дейвид, – андроид в разорванной куртке первым получил имя собственное. – А ты – Николай, так звали моего деда.

– Мы развернем убежище. Тебе надо прийти в себя, отдохнуть, – Ник и Дейв[7] помогли ей встать. – Вернемся в пещеру, там безопаснее, чем снаружи.

* * *

Космос – это стихия, в большинстве своих проявлений смертельная для человека. Вселенную можно сравнить с безбрежным океаном, где планеты играют роль островов, но даже они не гарантируют безопасного пристанища для первопроходцев.

Многие наивно полагают, что мир с кислородосодержащей атмосферой и подходящими климатическими условиями без особых проблем станет новым домом для будущих поколений, но таких людей ждет жестокое разочарование. Космос не терпит иллюзий, не прощает ошибок, и редко дает право на их исправление.

Покидая Землю, мы должны понимать: биосферы иных планет, по своей сути, – биологическое оружие, направленное против нас.

Справедливо и обратное утверждение. Вместе с человеком другой мир начинают колонизировать микроскопические формы жизни, прибывшие с нами.

…Утолившие голод и ярость рапты вернулись к своим гнездовьям, но их участь была предрешена. Безобидные (а в большинстве случае полезные и необходимые) для людей бактерии вскоре уничтожат их популяцию, став возбудителями болезней, против которых у ксеноморфов нет иммунитета. Выживут лишь немногие особи.

В момент посадки колониального транспорта началось неизбежное противостояние двух эволюций, в котором, так или иначе, пострадают все – и колонисты, и исконные формы жизни.

* * *

Вслед за андроидами Хлоя вернулась в пещеру, окинула взглядом напитанные влагой стены, подумала: "неужели это и станет моим пристанищем?"

Снаружи быстро темнело. Надо устраиваться на ночь.

– Ник, Дэйв, оставьте вездеход в покое. Ремонт подождет до утра. Сначала разверните убежище.

– Сейчас сделаем.

Хлоя не находила себе места. Никогда раньше она не испытывала чувства собственной никчемности, – оно было острым, неприятным, больно задевающим за живое. По сути, девушка оказалась вне цивилизации, вне взрастившей ее техносферы и сейчас могла лишь наблюдать, как дройды при помощи аварийных приводов пытаются вскрыть грузовой отсек, расположенный в корме планетарной машины.

Вскоре раздался протяжный гул, затем звонкий металлический лязг. Деформированная рампа сорвалась с фиксаторов и открылась, выбив искры из каменного пола пещеры.

– Ну что там?

Андроиды забрались внутрь, но почему-то остановились, не пройдя и метра.

– Да в чем дело-то? – Хлоя подошла ближе, посветила фонариком.

Боже…

Купол индивидуального герметичного убежища уже ни на что не годился. Вмятые внутрь фрагменты корпуса распороли оранжевую ткань, пробили емкости с реагентами, которые смешались, наполнив грузовой отсек АПМ однородной вспененной массой[8].

Даже андроиды растерялись. Цепь роковых обстоятельств лишила человека всех разработанных на такой случай средств защиты, и Хлою ждала лишь мучительная безнадежная борьба. Несколько дней она сможет продержаться за счет запаса метаболитов, которые оградят ее от смертельного воздействия чуждой биосферы, но что делать дальше?!

Контейнеры с оборудованием биолаборатории тоже оказались залиты герметизирующей пеной, – извлечь их будет нелегко.

Дейв обернулся, хотел что-то сказать. В свете фонарика было отчетливо видно, как дрогнули его рассеченные губы, шевельнулся мимический привод, но подходящих слов не нашлось. Ему было нечего предложить в сложившейся ситуации.

Воцарилась тяжелая тишина. Лишь в глубинах сырой пещеры монотонно капала вода, да снаружи доносились отдаленные звуки ночной жизни.

Трепетная нить надежды оборвалась, и это внезапно обернулось благом. Пока Хлоя смотрела внутрь изуродованного отсека, в ее душе перегорал страх, притуплялось отчаяние, оставляя лишь гложущую пустоту. Отчетливо представилось, как те из колонистов, кому повезло больше, спустя годы найдут ее останки подле разбитого вездехода.

– Нужно как-то защитить вход в пещеру, – сказала она, не выдержав гнетущего молчания. – Хотя бы брешь в лианах замаскируйте, внимание привлекает…

Андроиды переглянулись. На самом деле сейчас между ними шел интенсивный обмен данными, – они искали решение, перебирая всевозможные варианты.

Ник первым выбрался из покалеченного вездехода, приподнял увесистый камень, перенес его ко входу, затем взял из набора инструментов плазменную горелку и разогрел ком герметизирующей массы, проверяя можно ли использовать ее повторно?

Дейв подхватил идею, принялся помогать. Часть поврежденных бронеплит андроиды сняли с креплений и установили на входе в пещеру. Керамлит и камень они соединяли между собой, разогревая вспенившийся при аварии полимер, – на его основе им удалось быстро возвести кладку из крупных обломков известняка. Получилась стена, снаружи укрепленная фрагментами обшивки. Таким же образом они оборудовали защищенный вход, – установили снятый с вездехода механизм грузового люка, обложили его камнями и загерметизировали пеной, которая, застывая, вновь становилась очень прочной.

* * *

Первую ночь после высадки Хлоя запомнила навсегда.

Пока андроиды ворочали глыбы известняка, занимаясь непосильным для девушки трудом, она вернулась в разгерметизированный пассажирский отсек, чувствуя себя совершенно измученной, опустошенной.

Экипировку снимать нельзя. Рука болит. Глаза слипаются от усталости, но уснуть сейчас – совершенное безумие.

Надо хотя бы просмотреть информацию, собранную датчиками АПМ. Система планетарной машины по-прежнему находилась в сбое, но Хлоя в отличие от большинства колонистов всерьез готовилась к межзвездному перелету и потому знала, где хранится резервная копия данных. Добраться до кабины управления, вскрыть одну из панелей облицовки, вынуть микрочипы, – все это заняло не больше пяти минут и немного отвлекло от тяжелых мыслей.

Вернувшись в пассажирский отсек, она устроилась в кресле, стараясь не обращать внимания на исковерканный металл и подсохшую лужицу крови на полу.

Включился кибстек[9]. Тусклое сияние голографического планшета прорезало сумрак, придав чертам девушки неживой оттенок.

Первые минуты записи она пропустила, не хотелось вновь смотреть на жуткие сцены массовой гибели людей. Хлою интересовала информация определенного рода, но, как оказалось, система АПМ не отработала заданные программы. Пробы воды, воздуха и грунта не были собраны. Видео тоже не представляло интереса, ведь маршрут, избранный андроидом, в большей части пролегал по территории, значительно пострадавшей при посадке колониального транспорта.

Она смотрела на унылый, однообразный ландшафт выкипевших болот, не находя ничего полезного, пока усталость окончательно не взяла свое: Хлоя даже не заметила, как уснула.

…Разбудила ее мощная вибрация. Не понимая, что происходит, она вздрогнула, открыла глаза. Голографический планшет погас, кибстек перешел в энергосберегающий режим. Сердце билось неровно, дыхание участилось, – наверное приснился кошмар?

Новая серия толчков ощутимо покачнула вездеход.

Обнаружены неопознанные формы жизни.

Рекомендация системы безопасности: не покидать укрытие!

Попытка нарушения периметра!

Активные средства обороны – отсутствуют. Противодействие невозможно!..

Невзирая на тревожные предупреждения, Хлоя выбралась наружу, не считая, что покалеченный вездеход способен послужить надежным убежищем. Осматриваясь, она не заметила непосредственной опасности, лишь удивилась, как много успели сделать работавшие без устали андроиды. Они уже завершили возведение кладки и теперь их сигнатуры читались в дальней части подземелья, где Ник и Дейв устанавливали сканеры.

 

Она подключилась к сформированной ими локальной сети, и тотчас же перед мысленным взором, на фоне скал появился термальный всплеск. Какая-то крупная тварь пробиралась по расселинам, двигаясь в направлении пещеры!

Вновь прокатилась серия мощных толчков, будто началось землетрясение. Свод подземелья мелко подрагивал, вниз срывались мелкие камушки, замкнутое пространство постепенно наполнялось белесой пылью. Оба андроида бегом отступали к вездеходу, а со стороны входа в пещеру вдруг послышался дробный перестук, словно кто-то пытался пробить листы обшивки, которыми была укреплена кладка!

Опасность приближалась сразу с двух направлений!

Хлоя откровенно растерялась, не зная, что делать, а дробный звук множился, усиливался, и это было отнюдь не эхо. Какие-то существа скопились по другую сторону преграды, пытаясь разбить препятствие множеством ритмичных ударов.

С бронеплитами у них ничего не вышло, а вот примыкающий к своду каменный участок кладки вдруг начал крошиться, будто снаружи его взламывали скоординированными усилиями десятков отбойных молотков!

С грохотом лопнула глыба известняка, и в образовавшуюся брешь пролезло крупное насекомое. Оно расправило полупрозрачные крылья, тонкими длинными лапами уцепилось за каменную поверхность, осязая ее хоботком, и вдруг, вонзив его в трещину, принялось откалывать мелкие камушки, расширяя пролом!

Через несколько секунд внутрь пещеры ворвался целый рой живых "перфораторов". Шелест хитиновых крыльев заглушил все другие звуки. Хлоя едва не закричала от страха, но насекомые пронеслись мимо, – некоторые из них облепили вездеход, пробуя на прочность его обшивку, другие заинтересовались контейнерами, которые андроидам удалось вытащить из грузового отсека, но большинство устремились во тьму, туда, где сканировался сигнал крупной жизненной формы…

Система экипировки автоматически переключилась на инфракрасное видение, и мрак отпрянул.

Очередная серия толчков прокатилась судорогой. Дальняя стена пещеры брызнула каменными обломками и обитатель внутрискальных лабиринтов, отдаленно похожий на исполинского кольчатого червя, выполз из образовавшейся расселины. Метров пятнадцати в длину и не менее метра в диаметре, он свивался кольцами, раскрывал огромную беззубую пасть, обрамленную шевелящимися отростками, – ими червь осязал поверхности, одновременно обдавая каменные выступы моросью какой-то органической кислоты!

Раздалось отчетливое шипение, взвихрился токсичный туман.

Датчики химического загрязнения и бактериологической опасности мгновенно выбросило в красный сектор.

Внимание червя привлекли андроиды. Изгибаясь, он следил за их поспешным отступлением, явно готовясь атаковать. В мире дикой первобытной природы, где нет ничего искусственно созданного, тепло, излучаемое человекоподобными машинами, означало для него лишь одно – еду…

Впрочем, сегодня добычей стал сам охотник. Рой "перфораторов" давно обнаружил приближение червя. Насекомые прорвались в пещеру с вполне определенной целью и мгновенно атаковали обитателя внутрискальных лабиринтов, впились в него, словно исполинские комары, но, как оказалось, не ради пищи. Они откладывали личинки!

Червь забился в судорогах, отрыгивая облака кислотного тумана.

Хлою мутило от отвращения и страха. Да, она много лет посвятила изучению различных (в том числе и чуждых) жизненных форм, но работа в цифровой среде не смогла подготовить ее к встрече с грубой реальностью.

Пульсирующие хоботки глубоко вонзались в незащищенную плоть. Насекомые десятками гибли в токсичном облаке, но на их место тут же приходили другие. Червь, извиваясь, бился о стены пещеры, стремясь стряхнуть облепивших его насекомых, но тщетно, – тех было слишком много.

Наконец ему кое-как удалось заползти назад в расселину. Червь конвульсивными толчками проталкивал себя в теснину, давя и размазывая "перфораторов" по поверхности скал, но бегство уже не могло его спасти. Хлоя прекрасно понимала, – вскоре он издохнет и станет пищей для внедренных в него личинок…

Тем временем рой попытался раздолбить несколько контейнеров, но прочный пластик (в отличие от трещиноватого камня) не подался их хоботкам, и тогда насекомые потянулись к бреши, вылетая наружу.

Время приближалось к полуночи.

* * *

До рассвета она не сомкнула глаз.

За ночь Хлоя успела многое. Например, выплакаться, затем разозлиться на себя за беспомощность.

Слезами горю явно не поможешь, но и твердить: "я экзобиолог" тоже сомнительное подспорье. Что реально она могла предпринять? Для полноценных исследований требовалось множество проб и образцов, вот только как их добыть, если защитная экипировка уже несколько раз залатана герметизирующим составом? Это, не говоря о бесчисленных насекомых и рептилиях, которые безусловно захотят ее сожрать, стоит лишь покинуть пещеру.

Кроме того, изучение чуждой биосферы потребует времени, а в ее распоряжении остались считанные дни, учитывая, что каждый вдох расходует невосполнимый запас метаболитов.

Существовал лишь один радикальный выход из ситуации, связанный со смертельным риском…

От тяжелых мыслей ее отвлек звук заработавшего двигателя АПМ. В отсеке зажегся свет, а кибернетическая система планетарной машины просигнализировала о переходе в режим самодиагностики.

На связь вышел Дейв:

– Ходовая часть АПМ восстановлению не подлежит, – коротко доложил он. – Хлоя, признаю, мы с Ником совершили ошибку, уведя вездеход так далеко от места крушения. Нужно вернуться, пока у тебя не закончился запас метаболитов.

– Пешком?

– Не вижу вариантов. Пещера оказалась ненадежным убежищем. Мы не сможем создать в ней контролируемую среду обитания.

– Я не пройду пятьдесят километров.

– На метаболитах, при постоянной стимуляции, – пройдешь.

– Если только нас не сожрут по дороге.

– Нас с Ником не сожрут, – похоже у андроида напрочь отсутствовало чувство юмора.

– Значит вы и пойдете. Вернее, один из вас, – ответила Хлоя. – Но для начала придется потрудиться. Нужно развернуть комплекс полевой биолаборатории, там есть надувные герметичные секции. Я начну исследования, и буду находиться в относительной безопасности.

– Надувные боксы ненадежны, – вступив в разговор, возразил Ник. – Они в отличие от убежищ даже не имеют вспененного полимера между слоями ткани.

– Значит их придется укрепить и замаскировать.

– Хорошо, – андроиды не стали спорить, ведь последнее слово в принятии решений оставалось за человеком. – Тогда мы продолжим разгрузку вездехода и подумаем, как обезопасить лабораторию.

* * *

Пока андроиды освобождали контейнеры с оборудованием, Хлоя лишь утвердилась в принятом решении.

Первые сутки после аварийного пробуждения подходили к концу, и она не хотела повторения пережитого кошмара. Хватит выживать по воле случая, в силу стечения обстоятельств, – не к этому она готовилась. Хлоя получила прекрасное образование, она была умной и решительной, но комфортные условия земного киберпространства сыграли с ней злую шутку, ведь даже самая продвинутая, достоверная "VR" не способна подготовить человека к встрече с действительностью.

Почему она решила остаться?

Ответ прост. Перезагрузившаяся система АПМ сохранила данные о плачевном состоянии колониального транспорта. Возвращение к "Беглецу", поиск припасов, попытка найти неразрушенный отсек и обосноваться в нем, – это бег по кругу, отсрочка неизбежного. Как экзобиолог Хлоя отчетливо понимала, – только исследование окружающей среды даст возможность выжить. Она думала сейчас не только о себе, но и о людях, чьи криогенные камеры уцелели и продолжают функционировать. Если пробудить их прямо сейчас, к чему это приведет? К новому витку паники, конфронтации, смертям?

Ей по-прежнему было страшно, тоска сжимала сердце, но нотки здравого смысла подсказывали: так или иначе ситуация потребует вылазок в опасные топи, развертывания полевых биологических лабораторий, использования модулей генетического конструктора. Так почему не сделать это прямо сейчас, если все необходимое под рукой?

Увеличив дозу метаболитов, она выбралась наружу.

Андроиды уже аккуратно вырезали всю пену, заполнившую грузовой отсек, и теперь вытаскивали контейнеры с оборудованием. Ник заметно прихрамывал.

– Повреждены тяги сервомоторов, – сказал он, перехватив взгляд девушки.

– Разве на борту вездехода нет нужных деталей для ремонта? – спросила она.

– По спецификации должны быть. Но ведь нам пришлось вытащить некоторые кофры, освобождая место для генетического конструктора. Боюсь, необходимые запчасти остались на месте крушения.

– И как же быть?

– Разберем вездеход. Оставим только шасси и двигатель. Остальное пойдет в дело.

Андроиды не унывали, не уставали, не жаловались на судьбу. В глубине души Хлоя понимала, что проявление эмоций им вообще несвойственно.

– Установите хотя бы одну герметичную секцию лаборатории, чтобы я не расходовала метаболиты, и займитесь ремонтом, – ответила она.

* * *

Наступило утро.

Розово-фиолетовые краски рассвета пробились в пещеру острыми лучиками. Солнце уже поднялось над горизонтом, и его свет проникал через бреши в каменной кладке, пробитые живыми "перфораторами".

Хлоя едва держалась на ногах от усталости.

Обещая скорый отдых заработал компрессор планетарной машины. Разложенный на полу пещеры модуль биологической лаборатории начал надуваться, принимая очертания сегментированного купола. Он не был так же прочен и комфортен, как индивидуальное убежище, но выбирать не приходилось. В сложившейся ситуации подойдет любое герметичное помещение.

Хлоя терпеливо ждала пока андроиды тянули кабели, подключая сегменты к питанию. Заработал шлюз, оснащенный встроенными сканерами и камерой стерилизации.

Вот теперь можно войти внутрь, наконец-то снять экипировку нормально поесть и выспаться.

– Ник? – Хлоя окликнула андроида.

– Да?

– Оборудование распакуете и установите позже. Мне надо отдохнуть.

– Хорошо. Тогда мы займемся укреплением входа в пещеру. На это уйдет вся обшивка вездехода, зато насекомые уж точно не смогут снова прорвать периметр.

Хлоя лишь кивнула в ответ. На большее не осталось сил. Если честно, сейчас ей было безразлично, чем займутся андроиды. Непомерная усталость стерла все тревоги и заботы.

Шлюз полевой биолаборатории представлял собой сегментированный рукав. В первом помещении она сняла экипировку и одежду. С шелестом открылась мембрана, пропуская ее в следующее помещение, где девушку окутала мельчайшая, похожая на туман взвесь частиц.

5К началу эпохи Великого Исхода андроиды серии "Хьюго-БД12" уже оснащались мимическими приводами, но разнообразие их внешности ограничивалось десятью матрицами внешности, поэтому машины из одной партии выглядели одинаково.
6Трансмиссия, – совокупность механизмов для передачи движения (вращения) от двигателя к рабочим частям машин.
7Это тот самый андроид (Дейвид) который в далеком будущем сыграет роковую роль в "Истории Галактики" (трилогия "Наемник").
8Убежище разворачивается автоматически. Между двумя слоями ткани вспенивается полимер, придающий конструкции жесткость и герметичность. После смешения реагентов переустановить купол уже невозможно. Подробнее технология индивидуальных убежищ показана в романе "Слепой рывок".
9Кибстек – личный нанокомпьютер, исполненный в виде браслета. В ранних моделях ин5формация выводилась на голографический дисплей.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru