Монологи с президентом

Андрей Ильин
Монологи с президентом

Предисловие

Степь. Степь без края, от горизонта до горизонта. И за горизонтом тоже степь. Всяк человек на ней, как гвоздь на зеркале, на многие километры виден. Негде ему спрятаться, только если в землю зарыться. Но земля здесь неподатлива, высохшая под лучами солнца, твердая как камень. Такую только киркой рубить. А кому это надо? Да и где рубить? Для того место знать надо, а о нем – только двое и то в последний момент…

Два человека, двое мужчин, сидят на холме, с которого во все стороны обзор.

Внизу, далеко под холмом, встали лошади, которые их сюда привезли. Рядом, подле чахлого костерка, присели проводники – загоревшие до черноты казахи, дети степей, которые в городах раз в год бывают по большим праздникам. Кипятят в чайнике чай, беседуют неспешно – про жен, про скотину, про детишек своих. И про тех двух русских, которые случайно встретились здесь и надумали меж собой поговорить. Да и пусть говорят, потому что оплата за час идет.

Любят богатые людишки из городов в степь приезжать – поохотиться, на конях поскакать, порыбачить вольно на озерах. И то сказать – как жить можно среди каменных стен, где ни солнца, ни воздуха, ни простора. Где как суслик в пасти у волка зажат.

Вот и эти Сейшелам скачку степную предпочли, чтобы в конце вольного пути в озера соленые, грязевые окунуться, кумыса испить, на закат посмотреть, ржание да топот коней послушать. Мода такая… Два дня воли похлебать, а после на самолет да в душный офис.

И встреча здесь, посреди просторов бескрайних, совсем иная, чем в городе, где сошлись и разошлись, глаз не подняв и друг другом не поинтересовавшись. Где всяк одинок, хоть и в толпе. А в степи человек к человеку словно магнитом тянется да прилипает. И разговор здесь совсем иной…

– Здравствуй, Куратор.

– Здравствуй, Резидент.

Это важно – увидеть своего Куратора в лицо, чтобы можно было опознать при личной встрече, даже в другом облике, даже под гримом. Для того они тут и встретились, чтобы познакомиться лично.

– Хорошо здесь – душа отдыхает от трудов неправедных.

– Это точно. Хоть на пару дней расслабиться…

Хотя не потому они здесь, что душа, а потому, что место хорошее, подходящее – в чужом, но близком государстве, в двух шагах от цивилизации, но в полном безлюдье, где нет случайных соглядатаев, нет чужих глаз и ушей, где только они двое да проводники, которым нет до них дела.

– На, держи. Здесь вся информация по Региону, по персоналиям и «сексотам», тайники, счета, начатые дела. Короче, всё для приемника. Он под тобой будет?

– Пока не знаю.

– Куда меня, в какой Регион?

– Никуда. У тебя особая работа, без привязки к географии.

– Ревизором?..

Дерьмовая эта должность, рыть под своих товарищей, хоть даже ты их не знаешь и никогда в глаза не видел. Под такой монастырь их можно подвести, что костей не собрать… Но без этого нельзя, на то и волки, чтобы зайцы шибче скакали.

– Нет. Работаешь по «Первому».

– В смысле?

– Без смыслов – опекаешь на предмет безопасности. Как говорится – стережешь пуще глаза своего…

– Есть какая-то тревожная информация?

– Нет. Всё спокойно. Слишком. Просто время, которое всегда против… Он очень давно сидит и, значит, у него могли появиться враги. Должны были появиться.

– На то есть силовики. Это по их ведомству.

– А если это они? Кто будет следить за теми, кто должен следить за другими?

Да, это верно. За приглядывающим всегда должен быть надсмотрщик, а за тем – контролер. Но и за контролером кто-то должен присматривать.

Похоже – они… Только недоговаривает Куратор, видно, что-то они узнали или заподозрили и теперь хотят проверить.

– С чего я должен начать?

– С общего анализа и подходов. С кругов на воде.

– Методы?

– Какие посчитаешь нужными. Но если что…

Это – понятно. Если дашь маху, то лучше сам головой в прорубь. Короче, твои проблемы – это исключительно твои проблемы, которые на других не переложишь. Таковы правила игры – можешь победить или проиграть, но не дай тебе бог засветиться или засветить Организацию. Получишь срок – никто тебя с нар вытаскивать не станет, отсидишь по полной. Будут тебя травить как волка – бегай, прыгай, огрызайся, рви врагов зубами, но помощи не проси. Если на каждое «помогите!» бегать, то только и придется что бегать… Так что прими как должное: сам ты – никто, звать тебя – никак, во чистом поле ты один как перст, но результат, но победу обеспечь! Хоть сдохни.

– На меня выходишь в самом крайнем случае.

И это – ясно. Не ясно только, что считать самым крайним? Когда к стенке прислонят, стволы в спину упрут и команду «Товсь!» выкрикнут?.. Так и этот не считается крайним, потому что дальше тебя всего лишь убьют. И тем обрубят все концы. Что – хорошо. Как минимум Куратору не придется заморачиваться с этим самому, подчищая за тобой «грязь».

Так что – действуй сам, на свой страх и риск, как умеешь, как можешь, как учили. В узел свяжись, но дело сделай!

– Каналы связи… Основной, запасной, аварийный… Места закладок и тайников с оборудованием, оружием, деньгами…

Но там лишь самое необходимое на первое время, дальше разживайся всем сам – находи деньги и закупай что душе угодно, хоть атомную бомбу… Сам, сам, не маленький.

– Ну что тебе еще сказать?.. Задание – простое, потому что не конкретное. И сложное, потому что не конкретное.

Это – так. Если бы поди туда, куда Макар телят не гонял, и принеси то, что сто псов стерегут и сто заборов – было бы проще. А когда поди хрен знает куда и узнай черт знает что, фиг знает у кого, тут не знаешь, с какого конца взяться и чем все это закончится. Вольные задания – это такая морока…

– Ну что, вопросы есть?

Вопросов – масса. Но задавать их бессмысленно – ответа всё равно не будет. Если бы был тот, кто знает на них ответы, это дело поручили бы ему.

– Вопросов нет. Одни пожелания. Личного свойства.

– Догадываюсь. Но это не мое решение и не моя инициатива, я только шестерня. Такая же, как и ты. И другие… Наше дело – крутиться. Вот и крутись…

– Тогда всё?

– Всё.

Два человека, двое среднего роста, средней комплекции, без особых примет, с незапоминающейся внешностью мужчин встали и разошлись в разные стороны. Видно, наговорились. Или, напротив, не нашли общих тем для долгих бесед. Встретились и раскатились, как кусты перекати-поля в степи.

Проводники подогнали лошадей, подвели под ногу стремя, подставили, плечо, подтолкнули всадников на седла. Эти горожане, они такие неловкие…

Махнули друг другу и поскакали одни на север, другие на юг…

Встреча состоялась…

* * *

Ну и с чего начать, когда не знаешь, с чего начать? Если нет никаких зацепок и даже намеков, вообще ничего нет, кроме вопросов…

А вот с них и начать – с вопросов! Потому что если правильно задать вопрос, то и ответ на него найти будет проще. Так нас учит великая наука математика – правильно сформулированное условие задачи облегчает ее решение!

Попробуем?.. Что там у нас в условиях?

В пункте «М» за стеной из красного кирпича с башенками и курантами живет человек. Обозначим его буквой «П» – «Первый», «Президент», «Правитель». Одним словом, «Хозяин». Хорошо живет, потому что правит территорией, которая одна шестая суши. Подле него трется много разных других букв – заглавных и прописных и которые – совсем мелким шрифтом, так что не разобрать кто. И еще знаки препинания, которых никто во внимание не берет и в грош не ставит. В общем, как в детской считалке: «П» и все прочие буквы алфавита сидели на трубе. Толпой. Пока еще никто не упал и не пропал. Но не исключено. Потому что тесно… Вопрос: кто тот «И», который желает остаться на той трубе? В гордом одиночестве. Кто в принципе может быть заинтересован столкнуть «П» с места?

Начнем с буквы «А». Армия.

Эти могут. Всегда могут. И могли! Со времен Римской империи до дня сегодняшнего. Потому что хорошо организованы, вооружены, не боятся кровь пускать и силу свою понимают! Две-три танковые дивизии, расставленные вкруг Кремля и ближних и дальних резиденций, выведенные на прямую наводку системы залпового огня и барражирующие над столицей штурмовики кого угодно могут вынудить «добровольно» сдать бразды. Против крупных калибров не попрешь. Тут никакие «гвардии» с ОМОНами не спасут.

Но и здесь возможны варианты. Армия – она большая и разная. Есть генералитет, а есть капитаны. В Латинской Америке перевороты совершали всё больше голодные капитаны с майорами, которые сразу маршалами становились. А у нас?.. Смогут капитаны власть скинуть?

А почему нет, если, к примеру, сговорившись, захватить десяток «бортов», сбросить на головы ФСО сводный десантно-штурмовой батальон и, покрошив в лапшу охрану, захватить или ликвидировать на месте «Первого», а заодно и «Второго». Или даже без «бортов», а просто скрытым маршем, снимая штык-ножами караулы… Капитаны это хорошо умеют. Дальше их, конечно, переиграют, Россия не Латинская Америка, к власти их не допустят. Но свое дело капитаны сделают.

Нет, тут надо вдумчиво, потому что под этой первой буквой алфавита столько всего скрывается!..

Далее заглавная «О». Олигархи. Которые имеют много и потому хотят еще больше. Хотят – всё. Эти – могут. Если сговорятся. У них есть ресурсы, есть деньги, на которые можно нанять исполнителей хоть целую армию. Которую вооружить и направить. Или перекупить силовиков. Эти могут попробовать повыталкивать с «трубы» весь алфавит, чтобы навязать стране свои правила. Так?

Да, но лишь теоретически. Потому что в реалиях каждый из них сидит на своем мешке и облизывает власть, боясь потерять что имеет. Но если среди них найдется три-четыре буйных… И даже если один!.. Надо приглядеться к ним повнимательней, понять, кто из них способен на поступок.

Еще одна «О» прописная, потому что существующая оппозиция. Эти, конечно, много чего хотят, но мало что могут. Как кастрированный Казанова, который поддерживая имидж, желает, наскакивает, задирает подолы, но на большее не способен. Их в расчет можно не брать, им до «Первого» не добраться. Эта буква начнет работать, только если кто-то за них и до них раскачает государство. Тут у них появляется шанс на волне народных возмущений и при поддержке внешних сил въехать в Кремль. Но так чтобы сами… Нет. Они даже и пытаться не будут, это вам не языком по «ящику» трепать. Не та нынче оппозиция, чтобы на броневик карабкаться и к революции народные массы призывать, рискуя на каторгу нарваться или пульку в грудь заполучить. Слишком они благополучны и прикормлены. Слишком далеки от народа и от власти тоже.

 

«С». Силовики. Вторые после Армии. Потому что тоже организованы и рисков не боятся. По специфике работы. Эти могут что-нибудь такое учудить, тем более что приближены, допущены и могут дотянуться. И, в отличие от Армии, сделать всё это по-тихому. Этих – на жесткий контроль!

Отдельно буква «Ф». Федеральная служба охраны, которая допущена к Телу на расстояние вытянутой руки и ей сам бог велел! Многих властителей мира подрезали или удавливали их же телохранители.

Буква «Н» – народ. Эти безмолвствуют. Пока. До поры до времени. Эти до «Первого» могут добраться, только если всю страну вверх дном перевернут, всех слуг государевых на фонарях развесят и всех военных разгонят или под свои знамена призовут. Но это совсем другая история. Это уже – История.

«З» – заграница, которая нам не поможет. Но постарается не упустить… Эти сами, без помощи изнутри ничего сделать не смогут. Потому что не будут. Времена, когда бравые агенты, вооруженные карманными ракетными комплексами, перли через границы лишать жизни неугодных вождей, прошли. Теперь они предпочитают вершить темные делишки чужими руками. Причем без лишней стрельбы, а так, чтобы чего-нибудь подсыпать, добавить, подложить, подмешать… Тут нужно держать ухо востро, потому что если они объединятся с кем-нибудь внутри страны, особенно в ближнем окружении…

«Т». Террористы и различные национальные, религиозные и прочие группировки… Нет, эти не дотянутся, эти будут взрывать, стрелять и резать беззащитное мирное население, пытаясь отгрызать от страны куски. Объедать единое и неделимое с краев, как мыши головку сыра. До «Первого» им через кордоны и засады охраны не добраться. Да и незачем. У них иные задачи и тактика.

Буква «Ч». Опасная буковка. Чиновники. Которые в курсе дел и при ресурсах. Эти могут в тени господина заговор учинить. И сковырнуть его, может быть, даже жизни не лишая. Как Брежнев и его команда – Никиту Сергеевича.

Кто еще?..

Да, пожалуй, всё. Остальные буквы не в счет. По крайней мере пока…

А теперь по персоналиям, потому что без них ничего не бывает. Без вождей, которые призовут, зажгут и сплотят. И возьмут на себя ответственность. Которые способны развернуть против толпы пушки и смести недовольных орудийными залпами. С них все и начинается. С буйных. Которых нужно вычислить, к которым присмотреться… И более всего к тем, что приближены и обласканы, от которых не ждешь удара, к которым с легким сердцем подставляешься спиной. А они в ту спину – кинжальчик по самую рукоять или гирькой по башке. От таких не защититься. Тут никакая охрана и армия не поможет…

Вот с этого, с ближнего окружения и надо начать. Как с самого опасного… Для чего понять «ху есть ху». В чем без помощников не разобраться. По крайней мере, быстро.

* * *

– Здравствуйте.

– Здравствуйте. А вы, простите?.. Вы из ЖЭКа?

– Нет. Я пишу монографию, в которой хочу дать некий собирательный психологический портрет чиновников высшего эшелона власти. Так сказать, вывести некоторые общие черты и закономерности…

– Неоднозначная тема. И чем я могу вам помочь?

– Вы многих знаете, вернее, знали лично и могли бы дать субъективную характеристику на основании ваших наблюдений… Я готов заплатить вам. Не очень много. Пятьсот долларов. Наличными.

– Что вы конкретно хотите узнать?

– Всё. Личные качества, особенности характера…

– Я так понимаю, вас интересует, кто из ближних приятелей способен столкнуть «Хозяина» с трона?

– Ну, я бы так не сказал.

– Вы, может быть, не скажете, а я – скажу. Не держите меня за идиота. Кого могут интересовать частности – фобии, состояния и отношение мамочки к сыну в детсадовском возрасте… Всех интересует только одно – кто будет, кто может быть следующим. И вас – интересует. А вовсе не личные психологические особенности… Или я ошибаюсь, или вам нужно знать про чужие хобби, сексуальные предпочтения и отношение к домашним питомцам? Так я расскажу.

– Нет, сексуальные предпочтения меня не интересуют.

– Тогда пять тысяч долларов.

– Но за что?

– За анализ ближнего окружения. Кто на что из них способен. Ведь вы это хотите услышать? А если это, то вы пришли по адресу. Я их всех по головам!.. Но за пятьсот долларов я рисковать не стану. А вот за пять тысяч…

Ну пять так пять. В таком деле деньги не в счет.

И дальше, как по портретам членов Политбюро в Красном уголке, по списку, по иерархии, сверху вниз.

– Этот на трон не полезет, потому что не захочет. Не по Сеньке шапка Мономаха, он той должности, как черт ладана боится. Типичный исполнитель, который должен ходить под кем-то, а если его оставить один на один со страной, то он с испугу штанишки испачкает. А в тени старшего брата – уютно и спокойно. Как у мамкиной титьки. Такого на место и подбирали, который на всё будет как китайский болванчик кивать, боясь шага лишнего ступить. Типичный придворный «попка», который умеет когда нужно грозно клювом щелкать, но со своей жердочки не слезет.

– А если его поддержат?

– Кто?

– Например, наши заокеанские друзья?

– Нет. Не пойдет. Для таких кандидатов нужна хоть какая-то харизма, чтобы народ к ним потянулся. А этот ни рыба ни мясо. Овощ. Для правительственного салата. На него никто ставить не будет.

– А вы не боитесь вот так…

– Как?

– Откровенно.

– А я что, имена называю?

Точно, не называет. Ни имен, ни должностей. Просто тычет пальцем в экран монитора. Тертый-перетертый чинуша. Хоть и в отставке.

– Давайте будем считать, что я провожу литературный анализ персонажей «Тысяча и одной ночи». Султанов да визирей.

– И что вы скажете про этого визиря?

– Этот – вечный. Дольше всех при власти состоит, еще от прежнего султана нынешнему достался. По наследству. Что говорит не столько о его уме и талантах, сколько о беспринципности и готовности служить кому угодно. Как организатор – сомнителен, но в придворных интригах искушен: где надо отметится, где возможно – подсуетится, охоту организует, в баньке попарит, спинку потрет. Умеет организовывать показуху, пыль в глаза пускать. Ворует…

Ну да, кто теперь не ворует. Все, кто при должностях, свои свечные заводики имеют под государевы заказы. Да сами себе платят по верхнему пределу. Ну, или просто руки в казну запускают по локоток.

– И что он?

– Темная лошадка. Страну не удержит, даже если в руки возьмет. Только она ему без надобности – ответственности много, а барыш тот же. Ему и при его должностях неплохо обламывается. Поэтому сам заговоры плести не станет, но если почует, что власть ослабла, легко переметнется к силе. И будет ходить под новым султаном, верой и правдой ему служа. Лишь бы заводики не отобрали.

– А этот?

– Себе на уме. Но в обойме очень полезен. Опасен тем, что вокруг него сбиваются люди. Но султан о том знает и держит его подальше от других. На отшибе. Думаю, что долго на своей должности он не просидит – слишком самостоятелен и амбициозен. Таких султан предпочитает от рычагов подальше убирать. Куда-нибудь в почетную ссылку отправит – в ООН или в Африку послом.

– Этот?

– Хитер и изворотлив. Должность обязывает. Но его султан на коротком поводке держит – водятся за ним грешки. Серьезные. И если что – всплывут. Там, – ткнул пальцем вверх, – на каждого свой компромат имеется, всех их, прежде чем к трону приблизить, рыльцем в пушок ткнули, а кого и в дерьмецо. Чистеньких там не держат. Не нужны там чистенькие.

– Эти?

– Никакие. Как говорится – ни кожи ни рожи. Недоумки, ни одного путного решения принять не могут, только щеки надувать. Но щеки надувают хорошо, убедительно. Что народу нравится.

– Этот?

– Этот мог бы, но он под следствием, и теперь ему не до того. Лет восемь. Слишком рьяно за дело взялся, за что и поплатился. Года через два объявят ему амнистию и, если попритихнет и правила игры поймет, обласкают и должностью ссудят.

– Другие?..

– А что вы вопросы задаете, вы по поручениям пройдитесь, которые им давали. И сами все увидите – найдется ли хоть кто-нибудь, кто дело не завалил и при этом в смету уложился? Не знаю…Если и сделал, так раз в пять дороже, себя, любимого, не обидев.

– Там что, все такие?

– Все не все, но большинство. Султан наш мудр и хитер как змий – сильные фигуры к себе не приближает, все больше середнячков, а то и полных бездарей. Хочет спать спокойно и проснуться живым. Что ни министр, губернатор или мэр крупного города, то тюфяк или вор отъявленный, который на крючке. Зачем ему конкуренция? Он сегодня визиря умного возвысит, а тот, во вкус войдя, его завтра с царства сковырнет. А эти… Эти безопасны, потому что беззубы. Как кобры с вырванными ядовитыми железами. Такая политика.

– Но как же государство?

– А что государство – стоит и стоять будет. Как будто раньше слуги государевы семи пядей во лбу были и не воровали и не распутничали. Вы почитайте, как при последнем нашем императоре чиновники резвились, включая особ царской фамилии. Что вы – у нас всегда при дворе дураков и казнокрадов хватало. А как умный, за страну болеющий министр появится, его враз в кутузку или на Сахалин губернатором – с глаз долой, из сердца – вон. Или террориста с бомбой подошлют. А держава, несмотря ни на что – стоит. Потому что – народ терпелив и смирен и всякое лихолетье переживет и всякого ворога оборет. Если что – пояски подтянет, ремешки на одну дырку перестегнет, соломку с крыши для скотинки надергает и так лихие годы переживет.

– Вы прямо философ.

– А вы послужите с мое, еще не таким станете… Страна наша вопреки живет – уж все у народа заберут, и недра, и накопления, и пенсии, и налогами обложат сверх всякой меры, а он терпит да везет. И теперь – вывезет. А султан наш нынешний не так уж плох, бывали и хуже. На кол людишек не сажает – и ладно! Других всё равно нет. Других он на корню изводит. Вот и теперь ближнее окружение прорядит, помяните мое слово. Потому что время пришло – засиделись друзья-приятели его на должностях, мхом взялись, нюх потеряли.

– А если они не захотят?

– Может, и не захотят, только кто их спросит… У нас ведь монархия. Абсолютная. Государство – это Он.

– А если представить?.. Если предположить, что кто-то способен? Тогда – кто?..

Еще пять тысяч.

– Лучше десять!

– Почему так дорого?

– Потому, что это уже не сплетни, это анализ и моделирование конкретной ситуации. Здесь хорошенько подумать надо: кто с кем и против кого задружиться может, в какие союзы и с кем вступить, на каких условиях. Под султана копать – это вам не бюджет пилить. В одиночку на такое никто не решится, тут если только скопом и если заранее «портфели» распределить. А если скопом, то, наверное, возможно… Потому что даже самые трусливые шакалы, если в стаю собьются, способны льва до смерти закусать. Но если исходить из этого, то подозревать можно даже тех, кто вне подозрений!.. Так что забудьте о том, о чем я говорил ранее. И давайте начнем с начала…

* * *

Расклад определился. Теперь более-менее понятно, откуда могут угрозы исходить. Кто с кем может объединиться и на каких условиях. Тут чинуша прав – сбившись в кучу, бессильные одиночки, подпирая и подбадривая друг друга, могут стать серьезной силой. И могут отважиться… Так творились заговоры против Сталина, Хрущева, Гитлера… На которых в одиночку никто идти не решался. А толпой…

Но это всё лишь теоретические предположения. А нужны факты, если таковые, конечно, есть. Только как узнать про то, про что возможные заговорщики никому, и даже женам в постели, ничего не говорят? Когда это тайна, покрытая мраком. Попробовать их спросить?

Вернее, допросить. С пристрастием.

Но кого? Ведь не известно, где может вызревать заговор. И даже не известно, есть ли он. Может, его и нет вовсе. Всех подряд спрашивать? «Извините, вы ничего не замышляете против вашего Патрона? А если не вы, то, может быть, знаете кто?»

Чушь… Тут уже после первого допроса такой шум пойдет, что к следующему фигуранту не подступишься…

Нет, тут в лоб нельзя. А как можно? Как узнать про то, про что узнать невозможно?

 

Есть «Первый», есть некая вероятность, что против него могут планироваться какие-то недружественные действия. Подозреваемых без счета – все окружение, министры, силовики, друзья-приятели, олигархи, армия и даже собственная семья. Все! Без исключения. Потому что почти все из них имеют какие-то свои мотивы, претензии или обиды. Все могут использоваться в канве заговора. Кто-то большие, кто-то меньшие.

Тех, кто «меньшие», пока можно отбросить. Но в остатке всё равно сотни имен!

Ну и как в такой мути что-то нащупать?.. Никак! Жизни не хватит каждого отследить или допросить! Да и не выйдет каждого, потому что уже после первых же «наездов» его жизни лишат. Не те, так свои, чтобы тайну организации сберечь.

Тупик. Полный. Нельзя словить в темной комнате негра, которого там никогда не было.

Но и провалить задание нельзя.

Что остается?.. Шарить наугад, в надежде за что-нибудь ухватиться? Как тралом по дну…

Тоже вариант. Ну не в безвоздушном же пространстве фигуранты живут – где-то ходят, что-то говорят, с кем-то общаются. И значит, оставляют после себя информацию. Массу. Которая как порода. Но не пустая. Потому что любое слово или даже взгляд могут навести, дать подсказку… И если высеивать из информационного поля крупицы фактов, то можно и на самородок нарваться…

Похоже – так. Потому что иначе – никак. Заводить лоток и грести всё подряд, потом просеивать, промывать, отбрасывать, чтобы на дно осела «тяжелая» информация. Потом собрать ее со всех лотков, разложить, осмотреть, взвесить и… И начать надо… С кадровых вопросов. С назначений, перемещений, повышений, увольнений. С того, что есть суть бюрократии. Потому что по этим движениям можно уловить тенденции – кого убирают с политической арены, кого приближают и продвигают, на кого опираются.

Где эту информацию раздобыть?

Для начала в открытых источниках – на правительственных и ведомственных сайтах, в СМИ, у приближенных к власти журналистов, которые всегда в теме и в сплетнях.

Итак – поехали. Кого и куда перемещали в последние, ну допустим, полгода? Самому с таким объемом информации быстро не справиться, но если поднанять исполнителей, переложив на них рутинную работу…

Отчего не поднанять… Народа у нас много…

* * *

– Хочу заказать вам социологическое исследование.

– На тему?

– Кадровые перестановки, с точки зрения открытия вакансий для менеджеров среднего и старшего звена в аппарате правительства, силовых структурах, армии и госкорпорациях. Нужно понять и оценить бюрократический ландшафт, проанализировать кадровые перестановки, понять, существуют ли в аппарате хоть какие-то вертикальные сдвижки или имеют место только горизонтальные. Проще говоря, работают ли в стране социальные лифты или все вакансии отданы на откуп верхним чиновникам. Это необходимо для профориентации студентов экономических и гуманитарных вузов и построения прогнозов относительно их трудовой занятости… Такой вот заказ. Можете набирать команду и работать. Очень быстро. Потому что ваш гонорар будет зависеть исключительно от скорости выполнения работ. Ну и, конечно, качества.

– А как же можно?..

– Очень просто – отсматривайте ведомственные сайты с приказами и прочей служебной информацией, в том числе с поздравлениями с днем рождения, читайте интервью и скандальные статьи, в которых упоминаются должности интервьюируемых, посещайте социальные странички чиновников, где они жалуются на жизнь или, напротив, хвастаются своими успехами, отслеживайте конференции, круглые столы и другие политические и экономические «тусовки», с указанием регалий и должностей участников, открывайте местные телефонные справочники… И так с миру по нитке… Когда вы сможете приступить?

– Прямо теперь.

Хороший ответ. Верный.

– Только просьба, вернее, условие – нанимайте дистанционных работников. А то знаю я эти офисы, все будут кофе литрами кушать, романы крутить, порнуху смотреть и на больничные бегать. А нам этого не надо. Нам результат нужен. Чем меньше работники общаются и даже знают друг о друге – тем выше обещает быть результат.

– Я понял. Офиса не будет. Я раскидаю работу по удаленным исполнителям, сведу ее воедино и представлю выводы.

– Вот это правильно. И дайте мне доступ в ваш компьютер, чтобы я мог контролировать процесс. Сами понимаете.

– Да, понимаю…

И вы, надеюсь, понимаете…

И вы тоже… Потому что на одну лошадку в таких скачках не ставят. Минимум на трех. Чтобы сравнить результаты. Чтобы не нарваться на откровенную халтуру или честные заблуждения. Только совпадение трех результатов может дать какие-то гарантии.

– Работайте…

Вы – в Ханты-Мансийске.

Вы – в Хабаровске.

Вы – в Калининграде…

Команды сформировались и взялись за дело. На адреса пошли скрины страниц с назначениями должностных лиц, сгруппированные по ведомствам и числам. Оставалось лишь вносить их в общую таблицу. Которая стремительно разрасталась. Это сколько же у нас начальников! Даже если мелких отбросить. Это же уму непостижимо!

А что по перемещениям?.. Интересно по перемещениям.

Этот – туда.

А тот – оттуда.

Скачут чиновники с шестка на шесток. Всё больше по вертикали, то вверх, то вниз, но случаются и горизонтальные прыжки. Отсюда – туда. А кто-то просто исчезает с поля зрения. Уходит и не возвращается в табличку. Или всплывает где-то на региональном уровне.

Бурно живет бюрократический аппарат.

А что, если выстроить некую графическую картинку. Без имен. Просто точки людей и стрелки перемещений.

Попробуем…

Занятно. Налицо некая поляризация. То есть картинка как из школьного учебника физики, как железная стружка на магните налипает на разные полюса. Бахромой. Только тут не два полюса, а шесть! Шесть магнитов, которые оттягивают к себе чиновников. Потому что, «соскакивая» с одного «стержня», они тут же прибиваются к другому, облепляя его вокруг.

То есть это и есть «противоборствующие» группировки? Одни потолще, другие поуже. Что может свидетельствовать о «весе» группы. Так?

Почему бы и нет. Потому что уж больно наглядно – свои тянут к себе своих, переманивая их от «чужих». То есть формируются большие команды. Для чего?.. Или просто так, на всякий случай, чтобы мышцы нарастить?

А если новое вводное дать, если пойти по родственным связям?..

Совсем интересно! Все родственники, одноклассники, одногруппники, однополчане, сослуживцы, соседи по даче, бывшие коллеги и партнеры по кортам и баскетбольным площадкам пристраиваются на хлебные должности. Возможно, чтобы ловчее было бюджеты разворовывать. А возможно, для будущих драк. Потому что чем больше у тебя преданных бойцов, тем выше твои шансы выстоять в политических баталиях.

Все это очень напоминает феодальное устройство, где сверху восседает Император, а снизу теснятся враждующие кланы, которые вербуют под себя региональные элиты и беспрерывно интригуют и грызут друг друга. И никто никого не может окончательно извести, потому что – не должен! Что обеспечивает равновесие политических сил и пусть шаткий, но мир.

Так мы что, в развитом феодализме живем?..

На то – похоже!

И как тут понять, кто несет наибольшую угрозу? По логике тот, к кому налипло больше «бойцов». Хотя не факт.

А если посмотреть верхние перемещения?..

Оп-па! На заслуженный отдых ушел один из руководителей ФСО. И как он тот отдых умудрился заслужить в сорок с небольшим лет?

Нет, с таких «хлебных» должностей по собственному желанию не уходят. Или по здоровью, или…

И кто ушел с ним? Потому что кто-то ушел! Если в охране меняют начальников, то меняют и исполнителей. Просто на всякий случай. Каждый командир предпочитает работать со своей проверенной командой, которую знает и которой доверяет. Иначе можно так подставиться…

Вот здесь надо порыть активней.

Надо пощупать, посмотреть…

* * *

Смотреть пришлось телевизор. Встречи, приемы, поездки, официальные делегации и неофициальные приемы.

Кто там мелькает подле «Первого»?

Вон те мордатые «шкафы», назначенные перекрывать своими телесами подходы к охраняемому лицу, загораживая его от «оптики».

Еще полдюжины такой же комплекции бойцов, которые оттесняют и трамбуют животами напирающие народные массы, восторженно приветствующие своего Царя. У этих работа «бульдозерная» – давить, сдерживать и отгребать в отвалы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru