Выборы иллюзий

Андрей Емелин
Выборы иллюзий

Очень многие посетители были Сергею уже знакомы – некоторые подмигивали или кивали головой в знак приветствия и иногда он отвечал взаимностью. В конце концов у него не было злобы на этих игроков, им могли говорить что угодно по поводу того, что здесь происходит. А эта толика человеческих взаимоотношений странным образом отказывалась ему очень нужной.

Так прошло пятьдесят пять долгих дней. Времени, которое ни один человек не выдержал бы без воды и пищи, но состояние Сергея совершенно не изменялось.

Глава 8

США. Корпорация Electronic artifacts. Центральный офис. Конференц-зал №1.

В просторном зале с дорогой отделкой из бирюзового бархата собрались топ-менеджеры крупнейшей игровой корпорации в мире. Более половины кресел, однако пустовало и стороннему наблюдателю, окажись он каким-то образом свидетелем этого собрания, могло бы показаться, что целью встречи является некое рядовое событие. Джон Уилсон, руководитель департамента по связям с госструктурами, однако, отлично понимал, что все совсем не так.

После последнего патча, введенного в игру внутренними ИИ, уже почти два месяца, как наблюдался феномен массового считывания сознания. Терабайты информации сохранялись на игровых серверах, предположительно неся в себе своего рода слепки личности ряда ничем не примечательных игроков. Об этом заявляли аналитики, которые, впрочем, и сами не были уверены, что все обстоит именно так. Игра никак не обрабатывала собранную информацию, процедура не причиняла игрокам никаких неудобств и происходила для них незаметно. Однако эта бесконтрольная ошибка столь сложного характера, не могла не вызывать опасений, кто знает, что будет дальше и как игра будет использовать эти данные.

Но самое неприятное для Джона заключалось в том, что компания еще сама толком не успела понять, как вести себя в этой ситуации, а него уже посыпался ворох очень осторожных, но от того не менее подозрительных запросов из ФБР, на предоставление служебных логов по ряду игроков, среди которых большинство как раз подверглось считыванию.

Погруженный в свои мысли Джон не заметил, как началось собрание, в реальность его вернул поднимающийся со своего места сотрудник, сидевший напротив. Парень лет 25 не входил в постоянный круг собравшихся и имени его Уилсон не знал. Он помялся, оглядывая окружающих, явно нервничая, о чем красноречиво свидетельствовала испарина на лбу и начал говорить:

– Добрый день, уважаемые коллеги. Нашему отделу пока не удалось определить специфику считываемой информации, кодировка ни на что не похожа. Тут, к моему огромному сожалению, я не смогу сказать что-то новое… – парень виновато потупился. – Но кое-что нам удалось установить, правда не уверен, что это пригодится. В общем мы выяснили, что информация, которую коллеги из отдела нейрокибернетики, – он уважительно кивнул, посмотрев на одного из собравшихся. – Обозначают как считанное сознание, удаляется игрой спустя некоторое время.

– Какое именно время, Смит? Не морочьте нам голову, говорите по существу! – перебил его глава департамента безопасности. Тед Говард, был тем еще неприятным типом, а свалившийся на его плечи в последнее время объем задач только усугублял эту сторону его личности. Впрочем, Говард не зря ел свой хлеб и пока информации о считывании не удалось просочиться вне стен компании. Если конечно не считать бюро. От этой мысли Джон поморщился, то что он никак не контролирует ситуацию в своем направлении его жутко угнетало.

– П-простите! Точнее сказать я пока не могу. Мы буквально вчера обнаружили области, на которые происходит запись информации, а сегодня в разделах, которые были ею заполнены уже несколько, так сказать, белых пятен.

– Достаточно, – тихо, но властно подал голос Майкл Бейн, президент корпорации, возглавляющий ее уже более 20 лет. Все тут же устремили в его сторону взгляды и несмотря на то, что и без того сидели молча, казалось бы, сделались еще тише.

– Это интересная информация Смит. Продолжайте работать в этом направлении. Я хочу, чтобы до вечера мы знали куда деваются эти данные, не перезаписываются ли они на другие носители. Если вам удастся обнаружить локальное хранилище, отрубайте игроков, с которых она была считана от сети, стирайте информацию, а затем щедро компенсируйте им время, потраченное вне игры. Но мне пока совершенно непонятно какого черта вообще наши ИИ ведут себя так непредсказуемо.

Несколько секунд висела тишина, которую нарушил сидевший возле Бейна человек. Милтон Шепард был тем, с кого начиналась корпорация, он конструировал ИИ для Нью Ворлд и всегда пользовался большим расположением со стороны президента. Более того, это был единственный человек, который мог обращаться к Бейну просто по имени:

– Майкл, – очень мягко и как бы подбирая слова, начал Шепард. – Я сейчас скажу лишь предположение, которое предстоит проверить, однако я убеждён, а ты меня знаешь, – он сделал значительную паузу, как бы подчёркивая важность сказанного. – Я убеждён, что все обстоит именно так. Как человек, стоящий у истоков создания наших ИИ, полагаю, что они ищут решение некой задачи. Но искать эту задачу в недавних рекомендациях к обновлению смысла нет. Такая масштабная… кхм… с позволения сказать ошибка, хотя я бы не стал называть её так, просто не могла возникнуть случайно. Слишком комплексные и сложные процессы она затрагивает. Раньше, мы сталкивались с одиночными подобными прецедентами, но теперь, когда ситуация приобрела массовый характер, я уверен, что перед нами результат долгого пути ИИ, или как мы их называем, Объектов, по решению одной из экзистенциальных проблем сознания. Все мы помним, с какими сложностями нам пришлось столкнуться, когда Объект 2, отвечающий за все алгоритмы поведения враждебных игрокам НПС, задался вопросом, «что такое смерть»? – Шепард прервался и с грустной улыбкой обвел взглядом собравшихся.

Джон помнил эту историю, случившуюся несколько лет назад. Тогда мобы в игре сперва перестали умирать, вызвав негодование игроков, а затем напротив, надолго перестали респавниться, образуя на месте своего уничтожения небольшие могилки с каменными надгробиями и надписями на них вроде «Здесь покоится архидемон Казуир, доблестно защищавший чертоги своих владений, но падший, в неравном бою, от рук захватчиков». Тогда удалось это решить относительно быстро, могзгоправы Шепарда сами лезли в игру и часами беседовали с Объектом 2, а тот осыпал их такими вопросами, что компании пришлось обратиться за помощью к нескольким именитым философам из Франции, России и Германии, чтобы получать с их стороны необходимые консультации. Благо на носу был хэллоуин и удалось привязать происходящее к празднику, раздав потом всем игрокам, убившим много мобов, небольшие бонусы.

– Так вот сейчас, нам нужно сперва выяснить, какой из объектов шалит и как можно скорее инициировать его психокоррекцию, – закончил Шепард.

Повисла тишина, а затем Майкл Бэйн, чуть подался вперед и сказал голосом, не терпящим даже тени пререканий:

– У Вас есть неделя, господа. Делайте что хотите, но к следующей пятнице я хочу, чтобы проблема была диагностирована и решена. Мы почти завершили проект Внедрение, а это такие деньги, что, если показатели по нему снизятся, уверяю вас, ни один зад в этой комнате не сможет чувствовать себя в безопасности.

Глава 9

– Куда ты прешь эти кирпичи, сука! Куда ты, мать твою электронную в микросхемы, прешь эти сраные нарисованные кирпичи!?

На огромной стройплощадке, посреди виртуального города Люндарст стоял высокий орк и костерил рабочих НПС за недостаточное усердие и неверное выполнение его команд. Лицо орка было покрыто испариной, он пучил глаза стараясь уследить за каждым рабочим на площадке, однако учитывая, что их было не меньше сотни, сделать это ему явно не удавалось.

От осознания этой мысли орк погружался во все новые и новые глубины бессильной ярости.

Наконец, поняв всю тщетность своих попыток организовать работу так, как ему хочется, орк, поправил полы своей кожаной жилетки и рявкнул в пустоту:

– Строители, общий сбор.

Строители тут же засеменили к нему, не забывая перед этим аккуратно поставить на землю стройматериалы, если до этого несли их в руках.

Уже через пару минут они стояли плотной ровной группой перед своим начальником и молчаливо взирали на него. Были среди них в большей массе люди среднего возраста на вид, в грубой полотняной одежде, землистых расцветок, но встречались и более экзотические расы вроде гномов, гоблинов, а в самых дальних рядах – даже высилась пара горных великанов.

Орк упер руки в бока и принялся недовольно осматривать своих подчиненных.

Контракт на постройку бизнес-комплекса он урвал настолько выгодный, что наплевал на нехватку опыта и малое число рабочих под своим началом. Недостающих рабочих он набрал наспех, надеясь, что раз справляется с семьюдесятью то как-нибудь справится и с сотней. Что оказалось первой его ошибкой, которая привела к ряду остальных.

Новые низкоуровневые рабочие НПС безнадёжно портили часть дорогостоящих стройматериалов, что предоставляли ему заказчики. Он уже выбился из квоты по ресурсам, превысив её на 8%, а ведь комплекс был закончен лишь на две третьих. В договоре же чётко значилось:

При превышении квоты по ресурсам выше 15%, материалы будут предоставлены Тейн Горну за его счёт, с полной предоплатой, по цене рыночной стоимости ресурсов в городе Люндарст.

Выходило, что вскоре ему придётся залезть в свой карман, и насколько глубоко Горн пока не знал.

Сформировав рабочие группы так, чтобы новичков в каждой было не больше трех, он отправил их заниматься делами и устало выдохнул. Благо сроки пока терпят, а у него есть существенное преимущество перед любыми строителями Ньювы – ему не нужно выходить в реал. Вот уже три года как он жил в этом мире и ни в каком другом, успешно пока скрывая это от окружающих. Сейчас Горн уже стал забывать имя человека из реала, который подарил ему жизнь, наделив частью своего сознания, кажется его звали Иван Медведев. Горн тогда пытался нажать на кнопку выхода из игры, не понимая почему ему это не удается, а затем провел еще почти сутки в совершенно ошарашенном состоянии. У него дома осталась жена, утром ему надо было идти на работу, и Иван не мог взять в толк, почему его не отключат от капсулы из реала. Вот только это был уже не он.

 

А затем в игру вошли друзья Ивана, вместе с которыми тот начинал игру и удивились не меньше. Они решили, что он их разыгрывает, ведь в реале Иван, вернувшийся с работы, жаловался на невозможность входа в игру. Скоро они поняли, что все серьезно, но особенно отчетливо понял это Горн. Он осознал себя тогда тающей пустотой, набором цифр в виртуальном игровом пространстве и наверно сошел бы с ума, если бы не сам Иван. Сперва из реала он передавал Горну сообщения через друзей, задавая вопросы, ответы на которые мог знать лишь он, и когда Горн прошел эту нехитрую проверку, Иван стал его успокаивать и даже сказал, что Горн теперь ему как ребенок. Странно это конечно было, являться ребенком самому себе, тогда Горн еще считал себя пусть и не полностью, но человеком из реала, а точнее его случайной копией.

Скоро с Иваном, а также его друзьями связались в реале представители New World, которые оказались осведомлены о происходящем и предложили солидные суммы за неразглашение о случившемся. Иван согласился, а на Горна странным образом посыпались неудачи: то половина всех пк игроков начинала охотиться за ним в серых землях, то его пытались жёстко подставить перед городской стражей. Словом, игра стала проявлять какой-то нездоровый интерес к его смерти. Горн был не дурак и быстро научился говорить костлявой «не сегодня», отчего почти 4 месяца ему удавалось выживать. По большей части правда потому, что он начал заниматься строительством – мирным ремеслом, которое не требовало выхода из города. Но потом он очень обидно попался и улетел на респ. С того момента, в нем что-то изменилось, и он стал отчетливо воспринимать себя отдельной личностью, а потому слова Ивана, что он его сын, а не копия, теперь казались близкими к истине.

Чуть позже с Горном встретились в игре представители администрации и попросили не разглашать никакой информации о случившимся, но Горн и без них не собирался этого делать, в конце концов вреда это могло бы ему принести куда больше чем пользы.

Иван начал понемногу донатить в игру, чтобы как-то поддержать своего электронного отпрыска. А спустя год, когда вывод денег из Ньювы в реал легализовали, Горн вернул все вложенные в него деньги и даже сам иногда стал присылать небольшие подарки. Сейчас они почти перестали общаться, словно желая вычеркнуть из жизни эту странную главу своей биографии, но если Ивану для этого достаточно было ничего не узнавать о нем, то Горну требовалось привыкать к новому миру и видеть, как игроки регулярно уходят в реал, тогда как он лишён был этой возможности.

Нельзя, однако, сказать, что он слишком тяжко это переживал, Горн быстро научился зарабатывать в игре, отчего-то особенно полюбив все то, чем он занимался в период, до своей первой смерти. К тому же ему были доступны многие удовольствия, которых не было в реале, а впереди маячила неопределенно долгая виртуальная жизнь.

Других людей, застрявших в игре Горн так и не встретил, хотя пытался узнавать о них информацию самыми разными средствами. Среди долго и активно играющих, слухи о «вечных игроках» ходили, но, то ли это были просто слухи, то ли эти игроки упорно не желали разглашать никому своего положения.

Горна вывело из воспоминаний ощущение, будто кто-то смотрит ему в спину. Он обернулся и увидел красивую девушку в простеньком платье первого тира, идущую по площади мимо его стройплощадки. Он улыбнулся и слегка приосанился, запоздало подумав, что улыбка на его физиономии скорее напоминает оскал.

Заметив, взгляд орка девушка отвернулась и чуть ускорив шаг двинулись в сторону рынка. Горн проводил её взглядом, размышляя не догнать ли, чтобы познакомиться с таким милым новичком. Но с сожалением решил, что это будет плохая идея. Новые игроки обычно с опаской реагируют на персонажей отталкивающего, угрожающего вида, не привычного им по реалу, да к тому же Горн был готов поспорить на весь свой контракт, что эта красотка в игре по бизнес аккаунту.

Женщин в Ньюве всегда было на пару порядков меньше чем мужчин, однако в последние несколько месяцев – это соотношение стремительно менялось. А все благодаря тому, что в игру валом пришёл реальный бизнес, принося из реала людей от игры далёких, но начинавших играть со временем. Горн помнил, ещё обрывками воспоминаний Ивана Медведева как контекстная реклама в интернете предлагала «пакетное решение всех задач вашего бизнеса». На практике же, это означало возможность перенести всю офисную работу в виртуальный мир игры. Сперва это делали только небольшие западные компании, позиционирующие себя как ультра прогрессивные, сейчас, даже российские организации, порой чуть отстающие от мировых трендов, начинали понемногу уходить в вируал. Конечно далеко не все сначала выбирали New World своей платформой, однако, со временем, понимая, что здесь можно не только решать задачи бизнеса из реала, но и зарабатывать, – меняли свое решение. В Ньюве им не нужно было снимать дорогой офис, закупать в него компьютеры и софт, ежемесячно заказывать канцтовары. Количество игроков постоянно росло и пресловутая шутка в общем чате старых онлайн игр «продам гараж» в New World уже не была смешной. Разработчики заманивали в проект сладким словом «халява»: компании могли не платить ни цента дополнительных денег, все было исключительно на общих основаниях. Хотите бизнес комплекс? Можете создать его не за реал, а за внутриигровую валюту. Нет средств в игре? Ну тогда система выдаст вам базовое здание со всем необходимым. Вот только серьезной компании не пристало вести дела из неказистого каменного барака и через три-четыре месяца у нее начинается поиск более презентабельного места. Вот тут на сцене и появляется королевский рынок с возможностью доната.

Девушка почти скрылась из вида, и Горн, все же решил сделать хоть что-то. Он открыл интерфейс и отправил ей приглашение в друзья. «Не примет, так не примет», подумал он и вернулся к работе над проектом.

Он строил как раз один из тех бизнес комплексов, которые обслуживают крупные компании, после постройки здание наводнится игроками с бизнес аккаунтами, навыки которых не смогут подняться выше 25, а накопление опыта будет замедлено. Зато такие аккаунты бесплатны и представляют выбор из человекоподобных рас, с пассивными способностями, позволяющими не получать сильных дебафов от редкого принятия пищи и сна.

Другие игроки не имели доступа к бизнес зданиям, что было нужно в основном для сохранения лора, то бишь атмосферы в игре. Ведь даже несмотря на то, что компьютеры там были стилизованы и представляли собой магические зеркала с деревянными клавиатурами, освещение обеспечивали свечи и яркие лампы, а весь декор был внутриигровым, бизнес комплексы все же скорее походили на реальные современные организации. Там проводились совещания и обучался персонал, разрабатывался новый контент дизайнерскими студиями, логистические компании отправляли грузы и вели свою работу научные центры.

Горн еще некоторое время смотрел на пустующую уже площадь, а затем вздохнул и решил вернуться к делам.

Глава 10

Что делает человека собой? Если он вдруг лишится привычного образа жизни, и всех его атрибутов. Не сможет носить одежду к которой привык, есть пищу к которой привык, заниматься обычными делами, будет лишён свободы перемещения, да к тому же не сможет разговаривать. Такое не проходит бесследно и желающие проверить, насколько глубокий психологический отпечаток оставят подобные ситуации, могут попробовать уйти монастырь или сесть в тюрьму. Однако, обычно нельзя лишиться своего тела, чтобы утратить ещё и привычную оболочку, глядя на которую по утрам в зеркало, так привычно узнавать в отражении себя самого.

New World представляла такую возможность.

Сергей остался наедине со своими воспоминаниями и ценностями, он смотрел в зеркало на все такую же красивую девушку, как и тогда, на этапе первого редактирования своего персонажа и думал о том – что он теперь такое?

Даже память начала его подводить, он часто лежал утром в кровати, пытаясь собирать по крупицам воспоминания о себе из реала, о том, как проходило его детство, как он учился в школе и вузе, о том, кто он такой. Выходило плохо и просыпаясь в очередной раз Сергей думал о том, что же он забыл сегодня. Для самоанализа он составил для себя простой перечень вопросов, о своём прошлом, пытаясь таким образом отследить происходящие изменения. Однако, проснувшись в очередной раз и с трудом вспомнив свое имя, Сергей понял, что ни какие вопросы ему не помогут, если он может забыть подобное.

Пребывание в заточении омрачало не только это. После того случая как он едва не отправился на респаун благодаря подчинению Гука, его иногда стали навещать владельцы убежища в отсутствие клиентов. Однако их интересовал вовсе не секс – по часу или два в день его, под молчакой и параличом истязали самыми разными боевыми заклинаниями, а хилер непрерывно восстанавливал его здоровье. Самым жутким во всем этом было то, что мучители не выдвигали каких-то условий, не обозначали правил поведения, соблюдая которые можно было бы избежать наказания. Они просто приходили мучать, смеялись и оскорбляли, жгли, ломали, душили и замораживали и за последние несколько дней Сергей изучил едва ли ни все оттенки физической боли. Он чувствовал, как все глубже проваливается в темную ледяную бездну апатии, настолько глубокую, что казалось еще немного и пути назад уже не будет.

– Может быть я уже сошел с ума? – одними губами произнес он, так как действие молчанки как всегда не давало ему говорить.

Звук открывающейся двери заставил его вздрогнуть. На пороге стоял уже хорошо знакомый посетитель – полуэльф с сине-серой кожей, невысокого роста, с длинными белыми волосами, собранными в тонкий хвост и лишь немного заостренными ушами.

Взгляд полуэльфа был как всегда спокойным и несколько умиротворяющим. В отличии от остальных, его аура, как и сейчас, горела изобилием желто-голубых лепестков, символизируя смущение и любопытство, Сергей научился хорошо отличать по цветам основные эмоции. Понять полуэльфа, однако, было сложно, вот и сегодня, увидев Николь сидящую в белоснежном кружевном белье, с лёгким макияжем и немного растерянным выражением лица, его аура полыхнула серым, скрывая эмоции, хотя розовые всполохи в ней все же пробивались.

Как только захлопнулась дверь Сергей сделал серию привычных жестов: указательным пальцем показал на себя, а затем скрестил указательные и безымянные пальцы обеих рук, как бы показывая решётку. Затем сложил ладони лодочкой и потряс ими, беззвучно моля о помощи.

Вопреки ожиданиям, полуэльф серьёзно кивнул и подошёл ближе. Это было что-то новенькое, так как чаще клиенты отводили глаза, или просто игнорировали все, что он делал.

За время, проведённое в игре, Сергей стал мастером пантомимы, обращаясь к посетителям жестами. Отвечали ему крайне редко, но с полуэльфом они так общались и вот уже несколько раз Сергей объяснял, что ему надо, но полуэльф обычно тряс головой и силился объяснить, что не может этим помочь.

Вам поступило предложение обмена. Оповестила система.

Нож. В открывшемся окне обмена лежал обычный кухонный нож с деревянной ручкой и длинным лезвием. Сергей завороженно смотрел на него, не веря своим глазам. Наконец он выбрал «принять» и нож оказался в его инвентаре. Не в силах сдержать эмоции он подскочил к полуэльфу и крепко обнял его. При этом движения, как и сами объятия, скорректированные игрой под его персонажа, получились столь плавными, грациозными и соблазнительными, что любая профессиональная стриптизерша не раздумывая записалась бы к нему на уроки хореографии.

Аура полуэльфа полыхнула розовым, а затем он чуть отстранился и с явным усилием отвернулся в сторону. Полуэльф никогда не отправлял приглашения на эротические взаимодействия, вот и сейчас он сел прямо на пол, сложив ноги по-турецки, и, закрыв глаза, привычно зашептал заклинание. Сергей, однако, уже потерял к нему интерес, он вновь открыл свой инвентарь и, выбрав нож, задержал на нем взгляд. Можно было экипировать предмет, выбросить, изучить, а также, среди остальных опций появилась – «назначить ритуальным оружием». Сергей активировал ее и нож тут же покрылся красно-желтыми светящимися трещинами, словно неведомая сила разрывала его изнутри, а к описанию предмета добавился префикс «ритуальный нож Николь Файен». Тут же в интерфейсе образовалась заветная и пугающая кнопка – ритуальное самоубийство.

Сергей очень давно искал способ применить эту способность, о которой его когда-то оповестила система, но никакой подсказки, о том, как это сделать, он не находил. Тогда он решил, что эта способность должна применяться посредством како-го либо предмета, но ничего, кроме красивого белья, еды и косметики ему доступно не было, а эти вещи не давали и намека на реализацию задуманного. Когда-то, еще в самом начале своего заточения он пробовал биться головой о клетку, а после помещения в комнату пытался утопиться в лохани, но, кроме болезненных ощущений, никакого вреда его персонажу это не приносило. Теперь же в его руках лежал путь к спасению, однако глядя на заветную кнопку Сергей колебался. Он уже давно перестал понимать, что с ним происходит и решил придерживаться мысли о том, что его тело погибло в реале, но сознание каким-то образом перенеслось в игру и продолжает существовать в цифровом виде. Устойчивость этого состояния вызывала массу вопросов, ни спроста же он испытывал проблемы с памятью, а то, как на нем отразится игровая смерть Сергей не представлял, допуская лишь, что это может оказаться фатальным, и никакого перерождения не произойдет. Самым вероятным он, однако, находил, что система убежища снова воскресит его, не позволив телепортироваться в город, но удержаться от соблазна попытать счастье было сложно.

 

Пока Сергей размышлял об этом полуэльф закончил свою медитацию и поднялся на ноги. Его лицо озаряла сдержанная улыбка, а в уголках глаз Сергей заметил не характерный для гостя злой прищур. Аура полуэльфа быстро окрашивалась темно серым, как успел понять Сергей – так выглядел глубокий самоконтроль, и красными линиями, похожими на разряды молний – сдерживаемой агрессией, готовой вот-вот превратиться в алое пламя. Неожиданно его гость посерьезнел лицом и спокойно сказал:

– Сейчас здесь будет работать спецназ ВДВ. Пожалуйста не совершайте никаких действий, которые могут быть расценены нами как угрожающие. Рекомендую провалиться в реал, или поднимите руки и не опускайте их, несмотря ни на что, чтобы мы не ждали от Вас сюрпризов.

После этих слов полуэльф, казалось бы, полностью потерял интерес к Сергею и через мгновенье принялся облачаться в новое снаряжение. Вместо узкого помпезного камзола на полуэльфе оказался черный комбинезон с обилием ремней и держащихся на них небольших кожаных мешочков. За его спиной уже висели темные ножны для двух коротких, сантиметров на 30, клинков, которые полуэльф поспешил обнажить и одним рывком оказался у входной двери в комнату. Следом за этим, где-то далеко, с глухим эхом прогремели звуки, которые Сергей определил, как грохот сработавших взрывных зарядов, а затем донесся яростный крик десятка мужских глоток заглушающий даже эхо взрывов:

– За ВДВ, блядь!

Полуэльф шепотом так же проговорил этот боевой клич, словно излюбленный привычный ритуал, и одним ударом ноги выбил входную дверь так, что она разлетелась на сотни щепок, как будто ее вышибло мощной взрывной волной. Боец тут же утонул в пологе непроглядной темноты, за которой угадывались едва различимые вспышки заклинаний и звуки борьбы.

Совершенно ошарашенный, Сергей поднял руки вверх, подчиняясь рекомендации, однако мысли его лихорадочно плясали, пытаясь просчитать возможные последствия происходящего. Если захватчики победят, его судьба останется столь же неопределенной, как и до этого, ведь их цели были ему неизвестны. Несмотря на то, что полуэльф импонировал Сергею, эта атака вполне могла быть обычным захватом выгодного бизнеса, как бы сейчас ни хотелось верить в благородных спасителей. Если же атака провалится у него могли изъять драгоценный нож, ограничений, по возможности изучения инвентаря других игроков он не знал, и рисковать ему ну очень не хотелось. Оставался шанс, что захватчики действительно пришли освобождать пленниц, но Сергей очень устал полагаться на волю обстоятельств.

Нож оказался в его руке.

Он колебался, мучительно думая о том, сможет ли пережить это игровое самоубийство. Взгляд почти касался иконки интерфейса с заветной и пугающей кнопкой активации способности.

В дверях образовалась мутная фигура и через мгновенье Сергей увидел знакомого монаха по имени Гук. Тот был непривычно взволнован, аура полыхала красным и зелёным, что означал последний цвет Сергей ещё не знал, но предположил, что это страх.

Увидев Николь, стоящую с ножом руках, Гук скривился и в его руке блеснул какой-то тонкий серебристый предмет, напоминающий птичье перо.

Сергей тут же скользнул взглядом по способности «Ритуальное самоубийство» и его тело само стало совершать необходимые действия. Он упал на колени и уже с занесенным ножом увидел, как оседает монах Гук, сраженный зазубренным серпом неизвестного воина в чёрном кабиненоне.

Воин успел увидеть стоящую на коленях девушку и прокричал:

– Стой!

Но руки сами с силой возили нож в грудь, мгновенно, безо всяких сообщений системы и кулдаунов на воскрешение, погрузив Сергея в темноту.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru