Выборы иллюзий

Андрей Емелин
Выборы иллюзий

Через несколько минут они услышали с улицы звук боевого рога и поднявшиеся из-за командного стола офицеры кланов указали на выход.

Клан ВДВ и Фениксы разительно выделялись своей организованностью: несколько ровных рядов облаченных в черное, стояли смирно и ожидали. Меж тем в Лиге наций творилось хаотичное движение, беспорядочные выкрики о том, кто как одет и что с собой брать в поход. Даже держащаяся поодаль группа не клановых игроков выглядела при этом упорядоченнее.

Николь и Горну показали их место в строю ВДВ, а воин в тяжелой броне точно такой же, как и у орка велел держаться его, так как они были приписаны к его отряду. Вдоль рядов игроков двинулась процессия из трех одетых в пышные чёрные мантии священников. В руках каждый из них держал странные золоченые блюдца на длинных цепочках. Блюдца источали густой тяжёлый пар, что не поднимался вверх, а разливался по земле густым белым ковром.

Священники шли вдоль рядов и что-то напевали, вхмахимая блюдцами на цепочках, отчего над игроками вспыхивали бело-желтые огни и тут же гасли.

– Натуральный Крестовый поход, – сказал Горн, когда священники миновали их, осыпав целым ворохом мощных боевых бафов, но Николь не поняла, что он имеет в виду, за то за их спинами сразу же грозно прорычали:

– Не пиздим в строю!

Процедура бафа казалась девушке чем-то волнительным и очень серьезным, будто все они, стоя сейчас рядом и слыша протяжные песнопения, превращаются из толпы в единую армию, или как минимум батальон, объединенный общей, благородной целью.

Сзади ударили тяжелые раскатистые барабаны.

Бом-бом, бом-бом, бом-бом, бом-бом.

Ритмично, по два удара в секунду они гулко разносились далеко по городу и приводили слушателей в легкое подобие транса.

Вы под действием музыки «Боевая хоругвь». Оповестила система.

Бом-бом, бом-бом.

Земля дрогнула от поступи огромного носорога, на котором величественно восседал Рогун. Носорог двигался на удалении от рядов ВДВ, но так, чтобы быть хорошо видимым и остальным кланам. Посторонние игроки замирали в стороне, завороженные происходящим и тихо переговаривались обсуждая необычное зрелище.

Носорог вдруг взревел и встал на дыбы, в этот момент кланлид ВДВ вскинул посох из которого, будто молния, ударил в ночное небо тонкий луч пронзительно яркого белого света.

– Уррраааааа! – громогласно разнеслось вокруг. Кричали бойцы ВДВ, игроки Феникса и даже стоящая неровными рядами Лига наций.

Носорог с оглушительным грохотом ударил по земле передними ногами и величаво повернулся в сторону улицы ведущей к городским воротам.

Бом-бом-бом, бом-бом-бом, бом-бом-бом. Ускорился ритм барабанов и ближайшие к маунтам бойцы уже вскакивали на своих коней.

Так начинался их первый Крестовый поход в черные земли.

Часть 2. Крестовый поход

Глава 1

Николь стояла в длинном темном коридоре в конце которого тускло горел свет. Это было не просто белое мутное свечение, за ним угадывались движущиеся люди, слабо колышущиеся на ветру деревья и звуки города. Весь коридор при этом был увешан цепями и щетинился колючими металлическими прутками, беспорядочно торчащими из стен, потолка и пола.

Крохотный пятачок перед ней был чист, однако на нем располагался невысокий каменный пьедестал, где лежало два предмета. Первым был меч средней длины, простой и надежный, выполненный чуть грубовато, но от того лишь усиливающий ощущение воплощенной в форме функции. Рядом с мечом располагался глиняный кувшин до самого верха наполненный молоком. Отчего-то Николь знала, что молоко в нем теплое и вкусное, а сам кувшин рождал ощущение уюта, материнской ласки и спокойствия.

Она знала, что может взять с собой лишь один предмет, однако меч казался ей гораздо более знакомым и привычным.

Девушка коснулась потертой рукояти и подняв оружие плашмя, оценила гладкость клинка. Меч был острым. Настолько острым, что ей тут же захотелось испытать его, к тому же цепи вокруг стали сами собой ржаветь и словно бы истлевать от старости.

Николь охватил боевой азарт, она сделала несколько быстрых финтов и покрутила меч в воздухе разминая кисть и привыкая к весу и центру тяжести оружия. Несколько ближайших цепей при этом звонко лопнули и разлетелись трухой.

Девушка улыбнулась и уже собралась было пойти вперед к далекому свету, но любопытство взяло верх – она отложила оружие и осторожно коснулась кувшина. На ощупь он оказался чуть шершавым и теплым. Николь подняла его и, не смотря на свой солидный размер, кувшин оказался почти невесомым. Рассматривая едва заметный узор на глиняной поверхности, девушка не заметила, как сделала несколько шагов вперед и лишь больно кольнувший ногу металлический штырь заставил ее осмотреться.

Цепи снова обрели прежнюю силу, а из пола вырастали новые, заостренные и кривящиеся в ее сторону железные прутья, пьедестал за ее спиной, как и меч, оставленный на нем, уже отсутствовали. Постояв немного, Николь решила, что единственный вариант, который у нее остается – донести кувшин до конца и она сделала шаг навстречу свету.

Первое время обходить опасные места удавалось, но прутья все больше и больше напоминали острые клинки, и вот они уже плотной стеной преграждали ей путь, временами не оставляя шанса пройти их так, чтобы не уколоться.

Спустя несколько минут пути металл нещадно резал ей плоть и кромсал кости, движение превратилось в нескончаемую симфонию боли, окуная сознание в пучину животного страха и оставляя лишь одно желание – поскорее прекратить страдания. Николь уже не представляла, во что она превращается, не понимала, как может идти сквозь металл, который вместо цепей представлял собой теперь тонкие острые провода, а штыри стали похожи на ножки огромных транзисторов. И все же она на шла, чувствуя, как последние капли крови, остаются на хищных лезвиях, и наконец тонкая световая мембрана дрогнула и порвалась, обращаясь в свет, за которым угадывалась арка портала, что когда-то привел ее в игру.

«Что я теперь такое?» Тихо задала она вопрос в пустоту. Не губами, потому что у нее уже не было лица, от чего голос звучал глухо и механически.

Вы женщина, Темный планар. Ваш базовый класс нейромистик.

Сухо оповестила система и вместе с этим ответом кувшин в руках Николь разлетелся на куски, меняя ее тело и душу, заполняя потерянное в коридоре тем, что требовалось игре.

Девушка проснулась и вздрогнула, чувствуя, как что-то теплое прислоняется к ее затылку. Через мгновенье она пришла в себя, поняв, что сидит в седле, на лошади, которая движется в плотном длинном караване. За спиной Николь сидел Горн, теперь еще более крупный в своем металлическом облачении. Одной рукой он обнимал Николь в области живота, а второй держал поводья лошади.

– Прости, я тебя разбудил? Мне показалось, что ты задремала, – почти шепотом пробасил сзади орк. – У тебя… так волосы приятно пахнут.

Девушка ничего не ответила и сладко потянулась, отчего огромная рука орка сползла совсем уж неприлично низко.

– Горн, ты не мог бы… если уж тебе так хочется… держать меня, все-таки, чуть повыше? – сказала Николь и зевнула, осматриваясь.

Далеко до горизонта в рассветных лучах солнца лежала равнина с мелкими вкраплениями пролесков и возвышенностей, а по левую руку, примерно в километре, текла широкая река, другого берега которой иногда рассмотреть не удавалось.

Вдоль реки проходила каменная дорога, позволявшая, как казалось, уместить всю их процессию, однако по ней отчего-то никто не ехал, и командиры предпочитали вести караван по пересеченной местности. Несмотря на то, что пейзаж был очень красивым, он быстро надоедал и девушка снова и снова открывала в интерфейсе свои навыки и способности, размышляя о том, как ей в будущем предстоит развиваться.

Книга, позволяющая получить три бонусных очка способностей соблазнительно лежала в инвентаре и только сейчас Николь подумала, что она сильно рискует, оставляя ее без дела.

Вы использовали предмет Книга навыков архимага. Получено 3 нераспределенных очка навыков. Раздалось оповещение системы после того как девушка нажала «Использовать». Книга при этом без следа исчезла из инвентаря.

Боковым зрением Николь заметила, как к каравану приближается тройка всадников. Она закрыла интерфейс и всмотрелась, однако это оказались скауты. Регулярно в разные стороны от их процессии уходило в патруль по 3-4 человека. По словам Горна, это было необходимо, чтобы не допустить внезапного нападения на караван, хотя сам орк сильно сомневался, что кто-то в здравом уме решится на подобное.

Спустя несколько минут откуда-то спереди донесся звук боевого рога, просигналивший один раз, Николь уже знала, что это означало привал. Горн остановил лошадь и отвел ее чуть в сторону, а Николь смотрела как быстро, словно из ниоткуда вырастает на месте недавнего каравана целый палаточный городок. Зуреон – офицер их группы, в которую входило еще восемь человек, установил всем палатки, по одной на двоих и подозвал их ближе.

– Вот эта ваша, – он указал в сторону одной из палаток. – Стоянка большая будет, десять часов. В 3 часа по Люндарсту общий сбор, бафаемся, ждем опоздавших, они получают взбучку и в четыре снова в дорогу. Так что можете пока выйти в реал, делать это лучше в палатке, чтобы бонус сна получить. Рекомендую кстати в реале тоже выспаться, мы сегодня к вечеру уже будем в Сумире, но там задерживаться не станем и сразу уйдем городским порталом на север, в один из городов поблизости к черным зонам.

– А сколько это будет по времени? – решила уточнить Николь.

– Сам переход-то не долгий, – ответил офицер и отвернувшись от них присел на одно колено. Прямо перед ним появилось кострище с дровами, в котором он принялся разводить огонь, чиркая друг о друга двумя камнями и высекая искры: – Но это если бы нас было человек, скажем 30, ну или даже 50. А такая арава пока вся телепортнется, это мы хорошо если к утру только на месте будем. Потом конечно в самом городе нормальный привал по тавернам и снова в путь, уже до черных.

 

Чуть напрягшийся Горн, спросил, стараясь придать голосу ровный тон:

– А как думаешь, Зур, на долго сам поход вообще затянется? Ну, я имею в виду всю эту военную кампанию.

– Да черт его знает, – ответил офицер и раздраженно цокнул языком, от того, что огонь никак не занимался. – Я таких операций еще не припомню, хотя уже 4 года в игре. Командир говорит на месяц в черных можем застрять и это еще очень по-божески. Мы вон в районе Люндарста, сраного, уж извините, больше месяца ПК убежища ломали. Правда их там три штуки оказалось, но все равно, то нубгород, а то сильнейший клан в игре.

– Эй офицер, – послышался женский голос и все трое обернулись. – Огоньком угостить?

Голос принадлежал эффектной рыжеволосой девушке, которая опиралась на длинный черный посох, с клубящимся у навершия пламенем.

– А это ты, – ответил Зуреон поднимаясь. – Давай конечно.

Девушка вскинула посох и направив его в кострище, запустила туда струю огня. Поленья тут же затрещали, разгораясь, а девушка изобразила реверанс, как бы говоря «пожалуйста».

Николь при этом не могла отвести взгляд от этой красотки-фаермага. Ее алая волнистая юбочка гофре держалась низко на бедрах и была длиной от силы сантиметров двадцать, открывая взгляду длинные изящные ножки в высоких черных сапогах ботфортах, скрывающих колени и из-под которых виднелись красные гольфы с тонким желтым кружевом. Сверху девушка была одета во что-то напоминающее узкий корсет, более чем откровенно выделяющий грудь и если бы не широкий наброшенный на плечи плащ, что был черным снаружи и ярко красным с внутренней стороны, то Николь бы решила, что девушка вышла прогуляться в нижнем белье.

Поймав взгляд Николь она гордо улыбнулась, видимо, решив, что ее вид вызвал зависть и проговорила:

– Ладно, пойду еще позажигаю, а то пол лагеря с кремнем мучается.

– Ага, спасибо, – ответил Зуреон отворачиваясь.

Николь все еще смотрела вслед красотке-фаермагу и понимала, что ее интерес к женской красоте уже нельзя списать на нарциссизм. Девушка не просто нравилась ей, она ее хотела. Это желание было четким и однозначным, как чувство голода или дремота.

– Это наша Каприс. С буквой «с» на конце, потому что имя через «з» уже было занято какой-то сучкой, – усмехаясь, но с теплотой в голосе, странно представил офицер фаермага. – Она лучший фаер из всех, кого я знаю. Профильный навык сотка, предметами и бафами обычно разогнана почти до двухсот.

– Да, девушка огонь, – немного мечтательно проговорил Горн и Николь бросила в его сторону короткий взгляд. Орк похоже понял взгляд по-своему и быстро добавил: – Хотя Никки мне нравится больше.

Николь мысленно усмехнулась, но ничего не ответила. Она думала уже совершенно о другом – Зуреон предлагал им с Горном выйти в реал, то ли не зная, что они скрины, то ли делая вид. В любом случае им предстояло более 10 часов провести в полупустом лагере и нужно было чем-то себя занять. У нее было как минимум три интересных варианта, но она пока не представляла, как реализовать ни один из них.

– Зуреон, – позвала удаляющегося офицера девушка и тот обернулся. – А ты не знаешь где здесь можно поесть и привести себя в порядок?

– А, так насчет еды повара организуют, скоро кто ни будь по лагерю пройдёт раздаст. У них уточните где купальню поставили, а то мне уже надо в штаб. Вы главное не уходите никуда, скоро Дино подойдёт, он вам на вопросы и ответит если что. Вы же с ним вроде знакомы?

– Знакомы, – мрачно ответил Горн и Зуреон ушёл.

– Не нравится мне все это Никки.

– Что именно?

Девушка присела на корточки у костра и принялась греть руки.

– Да все. Если я правильно понял нашу роль во всем этом мероприятии, то мы нужны ВДВ в качестве дипломатов, для обращения к другим скринам. Верно? А пока, кроме того мутного общения в таверне с нами ничего не обсуждают. Если скринам после освобождения собираются что-то предложить, я хотел бы знать, что именно, а не выступать погремушкой, которой просто поманят, а затем используют.

Николь чуть помолчала, обдумывая услышанное, затем ответила, сама не уверенная в своих словах:

– Дай им время… Мы же только вышли, меньше суток прошло. Наверно еще позовут. К тому же ты сам знаешь, что им еще надо.

– Ты о Частице? Слушай, ну это мне тоже кажется странным. Почему нас тогда не охраняют? Ну или хотя бы тебя. Если она им действительно так нужна, я бы на их месте приставил к нам серьезную охрану.

Николь пожала плечами, а через несколько секунд ей и Горну пришло сообщение в игровую почту от Дино.

– Не нервничайте. Вас охраняют и командование пригласит вас на обсуждение нашей цели. Пожалуйста не общайтесь голосом на такие темы. Для этого есть почта.

Николь с Горном растерянно переглянулись и замолчали. Неожиданное понимание того, что за ней постоянно наблюдают вызвало в девушке неприятное ощущение беспомощности, однако мысль, пришедшая следом показалась ей любопытной. Николь открыла интерфейс и вложила первое бонусное очко способностей в Виденье аур.

Ваша способность видеть ауры других игроков и НПС увеличивается до 100 метров.

«Я еще успею развить остальные свои способности» – Думала она. «Но сейчас я хочу знать, что происходит вокруг меня. Я не хочу чувствовать себя уязвимой и беспомощной».

Ваша способность видеть ауры других игроков и НПС увеличивается до 200 метров. Вы способны видеть сокрытое.

Ваша способность видеть ауры других игроков и НПС увеличивается до 500 метров. Вы способны видеть сквозь магические пологи и барьеры.

Николь тяжело вздохнула, все три бонусных очка она потратила на способность, которая меньше всего ей пока пригождалась. Однако, активировав Виденье аур, Николь поняла, как много нового она теперь способна различать.

Сотни аур вокруг окрашивались переливами цветов разной яркости, насыщенности и контраста, в них читались оттенки чувств и тонкие переживания, формы аур так же были отличны, какие-то тянулись лучами к окружающим, а какие-то напротив, словно бы горели внутрь, безуспешно пытаясь спрятать в человеке свои лепестки.

Справа от Николь, у костра сидело пустое пятно, вокруг которого горела обычная аура, со слабыми всполохами синего интереса и белого спокойствия. Интерес все нарастал, разгораясь огнем и в игровой почте Николь появилось новое сообщение от Дино.

– Ты что, меня видишь?

Девушка лишь кивнула.

– Я прячусь не от вас.

Николь все же решила ответить и написала:

– Хорошо, но мне так спокойнее. К тому же теперь ко мне будет сложно подобраться незамеченным.

Почти сразу пришел ответ.

– Ты молодец. Правильно качаешься. Покашляй.

Николь перечитала последнее слово и ничего не поняв изобразила кашель.

Пустое пятно вокруг которого клубился огонь ауры помахало очертаниями руки.

– Видела?

– Да, ты помахал мне.

– Делай так, если сомневаешься действительно ли рядом я или кто-то еще. Я помашу рукой в течение секунды. Если не помахал, вливай в очертания весь контроль, что у тебя есть и беги. У стелсеров к нему хреновое сопротивление.

– Спасибо, Дино. Я запомню. Но разве тут только ты ходишь в скрытности?

– Внутри лагеря только я. По уставу это нельзя, но с вами особый случай.

Горн присел у костра и тоже принялся греть руки. Им не было холодно, однако рассветная заря, когда тени уже не ночные, но еще и не утренние, казалась какой-то прохладной. А потрескивание поленьев успокаивало и расслабляло.

– Вы получаете плюс сто к уюту, – тихо проговорил Горн, и девушка улыбнулась тому, что у них были похожие мысли. До того, как отключить Виденье аур, она заметила, как фигура Дино так же чуть придвинулась к костру и протянула руки.

Глава 2

– Пошла я как-то в одном походе к ручью искупаться, – рассказывала стройная светловолосая девушка, стоя прямо в доспехе под струями теплой воды, в санитарной палатке. – Там от ручья прудик был не большой, ну я осмотрелась, вроде никого, разделась значит догола и пошла. Вода приятная такая, чистая, птички поют, красота… И тууут бац, вижу только, как у меня оперение стрелы из горла торчит и чувствую, что кровь по титькам льется. Ну думаю – добрый вечер. Хочу пошевелиться, а не тут-то было – на стеле яд паралича. И хороший такой кстати, я потом на подобие в Лаеше видела, продавались. Ну я в общем заваливаюсь ничком и бултых на дно, а это тебе, извините, не лохань, тут может и воздух кончиться. Дальше рассказывать? Утопили меня в общем так цинично, что аж самой завидно. А у меня с собой, между прочем, был меч артефактный 9 тира. С тех пор я голышом даже в сексе не остаюсь. Такая вот психологическая травма.

Девушки в палатке засмеялись.

Их было семеро, включая Николь, а рассказчицей являлась та самая Родина, которая повстречалась им с Горном в таверне Люндарста.

В компактной, но довольно просторной палатке, где они находились, стояли пара лоханей и большой металлический котел. От него в разные стороны шли вверх четыре серые трубки, заканчивающиеся утолщениями, из которых сотнями тонких струй бежала теплая вода, которая, падая на землю с примятой травой тут же впитывалась. Все девушки, купаясь оставались в одежде, из-за чего уровень чистоты повышался очень медленно, а происходящее казалось чем-то сюрреалистиным.

Николь, однако, была рада именно такому развитию событий, так как мысль о том, что вокруг нее окажется несколько обнаженных представительниц ее пола приводила девушку в легкий эротический трепет, который казался ей неуместным.

– Слушай Николь, а ты какую косметику обычно юзаешь? – спросила темноволосая невысокая эльфийка, внимательно рассматривающая две темно желтых склянки у себя в руках.

– Я уже и не помню название, – уклончиво ответила Николь. – Мне подарили, а я как-то даже не вникала.

– Это ты зря, – подключилась Родина, стряхивая с металлической брони капли воды. – Обязательно посмотри, а то сейчас полно ерунды на рынке появилось, она вроде ничего, и внешность апает, но совершенно не вкачивает уход за собой.

– Да я не так давно играю если честно, и в основном с мужчинами общаюсь, так что о таких тонкостях даже и не знала.

По округлившимся глазам Родины, Николь поняла, что словно бы помахала красной тряпкой перед быком и сейчас эта бравая атаманша возьмет ее в оборот.

– Батюшки мои, так что ж ты сразу-то не сказала? Слушай, давай-ка вечером как в Сумир доберемся я тебе пару лавок покажу потрясных. Походим, пошопимся, расскажу тебе, что к чему.

– Чур я с вами! – сообщила только входящая в палатку Каприс. Она подошла ближе к Николь и представилась: – Каприс Каина. Феникс. Каприс, с буквой «с» на конце, потому что имя через «з» уже было занято какой-то сучкой.

Николь улыбнулась, догадавшись, что фаермаг представляется так всегда.

– А я Николь Файен. Просто Николь Фаейн.

– Прими приглашение, Никки. Ничего если я так буду тебя называть? – спросила Капирис, и Николь кивнула, открывая интерфейс. В последнее время она не обращала внимания на входящие приглашения в друзья и оказалось, что их уже накопилось более сотни от неизвестных ей игроков. Николь нажала «принять всех» и сказала:

– Я с огромным удовольствием прогуляюсь. Я так поняла, что у нас там будет свободное время.

– О, даже больше чем хотелось бы. Хотя, с другой стороны, в Сумире я бы задержалась и подольше. Это один из топ городов, там есть на что посмотреть и чем заняться, – прокомментировала Родина.

Каприс, тем временем, принялась как ни в чем не бывало снимать с себя одежду. Оставшись голышом, она ловко перепрыгнула ботик деревянной лохани и с наслаждением простонала, нежась в горячей воде.

– Каприс, правила есть правила, – сурово сказала Родина.

– Ой, да имела я ваши правила, Роди, – отозвалась фаермаг и в ее руке появилась склянка с ярко-розовой жидкостью, которую она не задумываясь вылила в воду. – Мы в центре лагеря, вдали от городов, на хорошо просматриваемой равнине, в группе из сильнейших кланов кластера. Что вообще может пойти не…

Договорить ей не дали два быстрых, но очень хорошо различимых сигнала боевого рога, означающие – «на нас напали».

– Вот ведь выблядки паскундые! – всплеснув руками возмутилась фаермаг. – Роди, может там без нас разберутся, а?

Родина лишь с иронией смотрела на нее, взглядом, который можно было трактовать как «я же говорила».

Нападавших оказалось не много. Восемь человек быстро двигались в невидимости в направлении лагеря, но их вовремя заметил дозорный маг и завязался короткий бой. К тому моменту как Николь, вместе со смешанной группой игроков из разных кланов, добежала до места боя, все уже было кончено. Высокий светловолосый мужчина в черной кожаной броне вскинул руки, держа в одной из них длинный меч и закричал:

 

– Стоять! Не лутаем их. Я осмотрю.

Место сражения представляло из себя пятачок выжженой земли, дымящейся и потрескивающей от недавних ударов боевых заклинаний. Тела нападавших были беспорядочно разбросаны и обожжены. Одно тело оказалось разрублено надвое, а пара других жестоко искромсаны, как будто оказались в лапах огромного беспощадного монстра.

– Гаф, ко мне! – скомандовала Родина и из-за одной из палаток вышел тигр, морда и лапы которого были густо измазаны кровью. Николь вспомнила, что видела этого маунта недалеко от таверны в Люндарсте и теперь не вызывало сомнений, чей это был питомец.

– Хороший котик, молодец, – приговаривала девушка теребя густую шерсть на загривке грозного животного, в тот момент как тигр совершенно по кошачьи принялся тереться боком о ногу хозяйки.

Светловолосый тем временем обошел каждое тело, наклоняясь над ним и осматривая. Затем он поднялся и коротко бросив «лутаем», пошел вглубь лагеря. Несколько игроков, до этого момента стоящих неподвижно, быстро приблизились к поверженным противникам и принялись собирать с них предметы.

– Так и думала, что нам ничего не достанется, – разочарованно сообщила Каприс только подходя к месту недавней битвы. – Ни помыться не дали ни подраться. Ну что за народ?

– Я тоже не успела, – с улыбкой ответила Николь. В ее игровом чате было четыре новых сообщения:

– Никки, ты в порядке? – писал Горн.

– Не вступай в бой, – короткое сообщение от вечно немногословного Дино.

– Общий сбор у точки привала, – сообщал Зуреон, а через пару минут от него же было еще сообщение:

– Отмена сбора, уже все закончилось.

Николь решила, что стоит внимательнее относится к почте, чтобы в будущем не просмотреть что-то важное. Она коротко ответила Горну и Дино, что с ней все в порядке и отправилась обратно к центру лагеря.

– Эй Никки, – окликнул ее уже знакомый голос Каприс. – Ты еще пойдешь в санитарную палатку?

– Ага, я хочу чистоту до ста поднять, иначе некомфортно себя чувствую.

– Вот и славно, я тогда с тобой.

Некоторое время они шли молча и уже, подходя к месту, Николь задала заинтересовавший ее вопрос:

– Слушай, Каприс, а почему ты так представляешься?

– Ну вот и ты не поняла, – горестно ответила рыжеволосая красотка встряхнув головой. – Эта проклятая «с» на конце весь смысл ника портит. Как бы звучало «Каприз Каина» понимаешь?

– Не очень.

– Да ладно, тогда забудь.

Как только они вошли внутрь Каприс начала снова раздеваться. Сперва с нее исчез плащ и корсет, плавно растворившись на теле, после того как девушка к ним прикоснулась. Взгляд Николь был прикован к этому процессу и ей показалось, что фаермаг это заметила.

– А ты что стоишь Никки? Раздевайся.

– Слушай, все же правила… – начала было Николь, но Каприс ее уверенно перебила.

– Подруга, я истратила на эту лохань, импровое масло лотоса шестого тира. Ты конечно можешь постоять в сторонке или искупаться в одежде, а можешь поплавать и получить баф.

Несколько секунд Николь колебалась, но любопытство взяло верх и она, активировав Виденье аур, принялась снимать с себя одежду. Игроки в лагере, находящиеся на удалении выглядели тусклыми размытыми пятнами и почти не мешали обзору, но, если кто-то находился на расстоянии около 15 метров, Николь начинала отчетливо видеть его эмоции.

Масло, которое Каприс назвала импровым создавало легкую белую пену над поверхностью воды и насыщало воздух вокруг приятным ароматом, напоминающим сочетание запахов смородины и мяты. Девушка вошла в лохань и тут же ощутила необычное расслабление по всему телу.

– Чувствуешь? – с улыбкой спросила Каприс. – Еще не пробовала такие масла?

Вы получили бонус благовоний от Масла розового лотоса. На 24 часа улучшен рост параметров красоты и флирта на 20%. Падение параметра чистота тела снижено.

Оповестила тем временем система.

– Не пробовала… – прикрыв глаза прошептала Николь. Ей казалось, что она летит в мягком теплом облаке, обволакивающем ее тело и успокаивающем душу.

Некоторое время они молчали, слыша лишь шум непрерывно льющейся воды из леек, да отдаленные разговоры за пределами их палатки. Из-под полуприкрытых глаз Николь украдкой смотрела на фаермага, девушка выглядела изумительно в полумраке нескольких маслянных ламп, с неровными пляшущими тенями на волосах, лице и груди. Николь слегка вытянула ножку под водой и коснулась, как бы невзначай ноги Каприс. Аура последней тут же вздрогнула и стала робко окрашиваться розовыми лучами, зато широким веером в ней уже плясали всполохи любопытства.

Николь потянулась и продвинулась ножкой чуть дальше, касаясь голенью уже внутренней поверхности бедра девушки.

Каприс улыбнулась и медленно повернув голову посмотрела на Николь. В её глазах танцевал озорной огонек, а аура уже клубилась над головой нежно розовым вихрем.

– Любишь эксперименты, подруга? – нежно промурлыкала фаермаг и, не дожидаясь ответа, бросила приглашение к эротическим действиям.

Николь, словно бы впервые в жизни смотрела на появившееся системное сообщение, ощущая лёгкую робость и вместе с тем закипающую страсть. Она скользнула взглядом по приглашению, оставив не только полную чувствительность и управление, но и вид от первого лица. Коснувшись ладонями лица Каприс, она ощутила прикосновение к своей груди чужих нежных рук. Они поцеловались, и в этом поцелуе было столько страсти и нежности, что на несколько секунд словно бы весь мир перестал существовать для них обеих, сжавшись до микровселенной, превратившись во влажную нежность губ и языков.

Каприс на мгновенье отстранилась, засмеялась и прижалась к Николь бёдрами, после чего их тела сплелись в древнем танце, таком неправильном, но от того ещё более желанном и упоительном. Они двигались и это было словно во сне, будто они растворялись в этом процессе без остатка, определив, как несущественное все кроме скользких рук на гибких влажных телах, кроме наслаждения друг другом.

Обеим казалось будто их ласки длятся уже целую вечность и наконец обе девушки почти одновременно со свхлипом втянули воздух ртом и сквозь них словно пропустили электрический разряд, мучительно приятный, на несколько секунд отключающий разум и оставляющий животное естество наедине с трепещущим наслаждением, отпускать которое так не хотелось.

– Сссучка, да насколько ж у тебя флирт прокачан? – не открывая глаз, все ещё ощущая сладкую судорогу внизу живота спросила Каприс.

– От сучки слышу, – усмехнулась Николь и едва шевеля губами ответила: – Девяносто восемь… было. Но ты только что апнула меня до девяноста девяти.

Они полулежали обнявшись и прислонившись спинами к бортику лохани. Через несколько секунд приятной неги, Николь задала встречный вопрос:

– А у тебя? Если честно это было лучшее из всего, что я испытывала здесь.

– Восемьдесят ровно.

– Думаю надо будет это повторить.

– С удовольствием, – легко согласилась Каприс, но чуть помолчав добавила: – Никки, только давай решим… Это ничего не значит. В смысле тут я могу себе всякое позволить, потому что все это иллюзия, фикция. В реале у меня другая жизнь, которая не связана с тем, что происходит здесь.

– Почему ты называешь это иллюзий? Ты ведь все чувствуешь здесь, причем не только запахи и вкус. Радость, злость, – Николь провела ладонью по гладкому, плоскому животику любовницы, на котором даже в такой позе угадывались мышцы пресса и добавила: – Страсть.

Каприс мягко коснулась её своей ладонью, останавливая. Николь не ожидала, что девушка задуматься всерьёз над её вопросом, однако та молчала.

– Наверно тем, что здесь все вторично. Даже я сама. Ведь если я не смогу однажды зайти в Ньюву, то продолжу жить в реале. А если меня не станет в реале, то на этом все, понимаешь? Для меня это просто игра, на которую я конечно трындец как подсела, но это все еще просто игра.

– Я понимаю, – мягко прервала ее Николь. – Это твой выбор… и он меня вполне устраивает.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru