Выборы иллюзий

Андрей Емелин
Выборы иллюзий

Но каков же был соблазн, да и кто бы удержался на её месте, ведь любопытство это одна из тех черт, которые делают человека-человеком. Ещё секунду помедлив, она скользнула взглядом по виртуальной клавиатуре и написала:

– Как я тебя поминаю. Тоже считай из игры не выхожу. А ты кстати из какого города в реале? Лично я с недавних пор кажется стала гражданкой Ньювы.

Орк долго не писал.

А затем ей пришел ответ в виде одной короткой фразы, от которой все тело девушки покрылось мурашками и её бросило в дрожь, ибо за простыми словами стояла непроглядная, свинцовая боль чужого одиночества, сквозящая между строк:

– Тебе удаётся хоть иногда уснуть на заставке выхода, сестра?

Глава 16

Горн носился по комнате таверны расшвыривая в разные стороны все что попадется под руку.

– Неееет, нет и нет! – ревел он в бессильной ярости. – Какой же ты осел Горн! Зачем было это писать!?

Он схватил стул и со всей силы запустил его о стену. Тот с треском раскололся на несколько частей и разлетелся в стороны.

Горн попросту не знал, о чем написать девчонке, он растерялся, уже совершенно отвыкший знакомиться, а потому зашил в свою фразу обычный шифр, которым он проверял иногда других игроков на то, не являются ли они такими же как он. И то, что ответила девушка показалось ему столь долгожданной находкой, в которую так захотелось поверить… После чего он сморозил, как ему казалось, полную чушь, так что теперь она вряд ли ему напишет.

Не смотря на все его попытки найти таких же как он, Горн уже свыкся с мыслью, что является единственным в своём роде, неизвестной ошибкой, на которую плюнули даже разработчики, решив не заморачиваться со странным недоразумением.

На игровом интерфейсе Горна мигнул огонёк сообщения, и он тут же забыл обо всем, что думал до этого. Усевшись на кровать, он прочёл не менее короткий ответ чем его прошлое сообщение:

– В последнее время почти всегда, брат.

Говорят, что наиболее одиноким человек чувствует себя в толпе других людей. Возможно это и вправду так, особенно если перестаёшь осознавать себя человеком в полной мере. И когда в этой толпе ты увидишь точно такого же, как и ты, одиночество не просто исчезнет, тот человек покажется тебе самым близким из всех, кого ты знал доселе.

Горн просто смотрел перед собой, а в его голове, помимо звенящей эйфории, запустился холодный механизм логики, и он отчетливо понял, что только что произошло. Он не просто отыскал наконец такого же как он, он отыскал первого из таких же, а значит точно были и другие.

Глава 17

Николь бдорила по пещере, не зная, чем заняться. Она продолжала вести переписку с Горном и успела узнать уже много нового о мире игры. И слухи о том, что подобные им существуют и тщетные попытки орка их отыскать. Оказалось, что игра вовсе не ограничивается городом Люндарст, и более того, это едва ли не захолустье вокруг которого мало ценных ресурсов, а потому большинство игроков стремятся обычно перебраться в более населённые, крупные города, в окрестностях которых сосредоточены те или иные ресурсы хотя бы 5 тира.

Экономика игры вообще была пронизана по словам Горна связями с «внешним» бизнесом. Девушка заметила, что орк старательно избегал слов виртуал и реал. Оно и не удивительно, реальным миром для них было то, что происходило вокруг и ни к чему было вносить в это путаницу, а потому слово «внешний», показалось ей очень уместным и точным по отношению ко всему, не относящемуся к миру Ньювы.

Но, пожалуй, самое ценное, что поняла для себя Николь было то, что Горн как и она после своей первой смерти в игре сохранил лишь часть памяти о прошлом и сейчас однозначно воспринимал себя другим человеком, а не тем, кто когда-то вошёл в Ньюву. В её случае все было даже проще, так как она эту память утратила вовсе, но от слов Горна почувствовала себя полноценной.

Полученные за последние сути впечатления эмоционально очень утомили девушку и ей хотелось хоть немного отдохнуть, а учитывая, что вскоре им с отрядом предстояло продолжить путь, времени оставалось не так много. Поэтому она ещё раз обсудила с орком время и место их встречи, а затем вежливо попрощалась.

Алиана все ещё была не в сети и Николь решила пока заняться собой.

Взглянув на мирно спящих товарищей, девушка прошла к полузатопленному гроту, заметив, что вода ещё немного прибыла. Она скинула платье и прочие вещи в инвентарь и оказалась совершенно голой. Коснувшись ногой водной глади Николь с удивлением обнаружила, что та не кажется ей холодной. Тогда она чуть отступила и с разбегу окунулась в воду, подняв на безмятежной до того поверхности ворох волн.

Плыть оказалось довольно легко, и звуки её движений красивым эхом отражались от почти ушедших под воду стен и облепленного сталактитами потолка. Девушка ныряла, задерживая дыхание и пыталась коснуться дна, порой ей почти это удавалось но приходило неприятное ощущение удушья и полоса здоровья начинала ползти вниз, тогда она всплывала и продолжала нежиться в приятно обволакивающей прохладе подземного озерца. В определённый момент Николь показалось, будто на неё кто-то смотрит. Она завертела головой и активировала Виденье аур, однако рядом никого не оказалось, а потому девушка решила, что это просто разыгравшееся воображение.

Система уже несколько минут назад оповестила её о том, что она абсолютно чиста. Как успела понять Николь здесь не существовало понятия чистоты одежды. И если ты был грязным, то что бы ты не надел, эта одежда шла пятнами, выглядела мятой и неопрятной. Работало это и в обратную сторону, а значит её мантия теперь тоже должна была стать чистой.

Николь нравилось плыть очень тихо и аккуратно, почти не создавая брызг и ряби вокруг себя, иногда ей удавалось рассмотреть отражение потолка и тогда казалось будто она не плывёт, а летит над неведомой каменной пустыней.

В который раз оплыв самый крупный сталактит, успевший на несколько сантиметров погрузиться в воду девушка заметила движение со стороны спуска к озерцу. Тогда она снова включила Виденье аур и увидела на том месте розово-желтый факел чужих эмоций. Всмотревшись в неразборчивый ник, она поняла, что на берегу сидел Недотепа.

Николь медленно поплыла к спуску рассматривая парня. Тот делал вид, что смотрит в сторону, хотя притворяться ему удавалось с трудом.

Девушка не спеша вышла из воды и не торопясь одеваться сказала:

– Привет. Вода просто супер. Не хочешь окунуться?

– Да не… Слушай, сори, я не хотел подглядывать. Тебя просто нигде не было я и…

– Да ерунда, – ответила Николь и картинно поднеся пальчик к губам приняла задумчивую позу. – Ты не в курсе, если я сейчас мантию надену она не станет мокрой? Может надо высохнуть сперва?

Парень замешкался, а потом посмотрел на девушку. Его взгляду предстала соблазнительная женская фигура, по которой медленно скатывались крупные водяные капли, все в ней: поза, черты лица и тела, мокрые волосы, опадающие на высокую полную грудь, все казалось идеальным.

Девушка подмигнула, и Недотепа увидел в своём интерфейсе приглашение к романтическим действиям.

– Слушай… Ты супер… Но я ещё никогда… ну в смысле даже в реале, – едва слышно прошептал парень.

– Всё нормально. Тут можно ничего не делать, но все чувствовать. Я так и делаю обычно. Хотя если ты не…

Николь не успела договорить как Нед принял её приглашение, словно боясь, что оно исчезнет, и запустилась анимация секса.

Девушка привычно отлетела взглядом чуть в сторону и выбрав наиболее «удачный» ракурс стала наблюдать за процессом.

Их тела извивались вместе, а приглушённые стоны звонким эхом проносились по пещере. Ей нравилось следить за самой собой, тем, как соблазнительно изгибается её тело, как вздрагивают бедра от движений партнёра, как она томно закусывает нижнюю губу и гладит сама себя по лицу. Партнёр для неё был несколько вторичен. Впрочем, ощущения девушка испытывала очень слабые, и причиной этому была именно отсутствующая прокачка Недотепы, при этом сама ситуация казалось ей настолько интригующей, что это было гораздо интереснее, чем с любым из её партнёров в заточении.

Спустя несколько минут парень застонал особенно сильно и их секс завершился. Девушка молча поднялась и нырнула в воду. Сделав пару кругов, она получила уведомление системы о чистоте и как только выбралась на камни сразу оделась. Тело мгновенно высохло, как и раньше когда она выходила из лохани.

Недотепа все ещё сидел на камнях какой-то усталый и умиротворенный.

– Ты как? – с улыбкой спросила Николь.

– Полный улёт, – ответил парень, вернув ей улыбку. – А тебе понравилось?

– Было интересно, – уклончиво ответила она. – Тебе флирт подкачать и будет супер. Ну что… Одевайся и пойдём посмотрим не пришли ли ребята.

Оказалось, что все уже были на месте и судя по выражению их лиц прекрасно понимали, по какой причине Николь с Недотепой задержались. Девушке показалось, что Фаервэл был на неё обижен, а Риджел только подмигнул смущенному лучнику.

– Вот и чего я пошёл тебя вперёд искать, а не обратно к гроту? – философски заметил Корректо. – А ведь хилу в нашей пати больше всех нужен баф настроения.

– Ну, что поделать, ты упустил свой шанс, – улыбаясь ответила девушка.

– Я предлагаю теперь прекратить называть Недотепу так. Он теперь как минимум Тепа. Хотя… – хил взглянул на Николь. – Учитывая какая Ники красотка, я буду называть тебя Перетепа.

Николь засмеялась. Подшучивания товарища её совершенно не задевали, а вот Недотепа кажется немного раздражался.

– Кор, ну хорош уже, – бросил Риджел и друид ответил неохотно:

– Ладно, ладно. Но баф-то хоть хороший?

– Плюс 10% к опыту на неделю, настроение полное и плюс 5 ко всем первичным способностям.

– Нихрена себе! – не удержался уже Фаервэл.

– Я бы даже сказал, что это баф на букву «Е»! – снова подхватил Корректо.

– Так, закончили трындеть, – огрызнулся Риджел и бросил. – Идём и завидуем молча.

 

И они пошли вперёд.

Шли действительно молча и долгое время слышался лишь шум шагов, да скрипучий лязг латной брони их танка. Спустя какое-то время Николь заметила, что в камнях пещеры стали попадаться небольшие белесые грибы, с широкой, почти круглой шляпкой. Затем пещера сделала крутой поворот и вместе с ним начала резко спускаться вниз наподобие винтовой лестницы.

Отряд быстро преодолел этот спуск и оказался внутри просторного зала, где опять не было ни одного моба. Николь сперва решила, что снова не замечает близкой опасности, однако ребята также были в легкой растерянности.

– А где все? Тут же должны были гноллы быть? – проговорил Недотепа. – Вон и трон вожака стоит.

Троном оказался деревянный табурет, щедро присыпанный соломой, которая была связана черными рваными лентами какого-то тряпья. По углам зала и в некоторых местах по центру были разбросаны цепи и что-то темное, комковатое, напоминающее то ли экскременты, то ли окаменелые останки мелких животных. Пара тусклых факелов, как бы указывая путь освещала узкий и довольно низкий проход в следующее помещение.

– Я, когда у басурман одних в клане штатным доктором чалился, такое видел, – нарушил общее замешательство Корректо. – Тоже данж мы проходили по эвенту, ну только не подземка была, а нежить. Дошли мы значит до одного из склепов, а там никого.

Звук цепи оборвал его, и все резко развернулись. Однако оказалось, что это Недотепа просто поддел сапогом одну из цепей и отбросил ее в сторону.

– Сори, – извинился парень.

– Ну во-от, – продолжал друид. – Решили грешным делом, что это кто-то на стелсе скипнул мобов и дошел до этой комнаты. Ну, сами знаете, есть такие, мастераааа плаща и кинжала.

Он выделил слово «мастера» на последнем слоге, и ребята засмеялись, по-видимому вспоминая что-то ведомое им одним.

– Но оказалось все куда интереснее. Эту нежить Король Лич к себе призвал, а когда мы дошли, он из нее силу высосал и стал гораздо мощнее. Ох и намучились же мы с ним тогда, но не суть. Я просто думал, что это персональная фишка у босса лича такая. Но похоже нет.

– Любопытно, – ответил Риджел и уточнил. – И что, босс сразу тогда был?

– Ну практически. Во всяком случае до него мы уже никого не встретили.

– Понятно, – подвел итог танк. – Тогда надо рассказать Никки, как убивать Царя Камней, прежде чем двинемся дальше.

– Известно, как, – подхватил друид. – Собираешь еще штук восемь рыл в десятом тире и идешь его нагибать.

– Вот только собрать мы уже никого не можем, – кисло заметил Риджел. – Если конечно ни у кого не завалялось с собой лишней Сферы абсолютного призыва.

– У меня нет, – серьезно сказала Николь, и все саркастически заулыбались. Девушка почувствовала себя немного неловко и уточнила: – Она дорогая да?

– Уникальная, – сообщил танк. – Вернее засветилась она дважды. Первый раз, по слухам, такую Сферу проиграл один банкир из Мани Гилд, обычному барду девушке, по имени Рана. Ньюва тогда только начиналась и оценить редкость этого предмета было наверно сложно. Хотя может просто по глупости.

– А второй раз? – уточнила Николь.

– Второй раз она засветилась конкретно, – ответил уже Фаервэл. – Ею владеет один крупный клан в восточном секторе игры.

– Ага. Барагозят там с ней по страшному, – подхватил Корректо, словно тоже желая блеснуть знаниями местного фольклора. – От них уже все забились по углам, а они все никак не уймутся. Ох и доберуться когда-нибудь китаезы и до нас, помяните мое слово.

– Ладно, сейчас не об этом, – сказал Риджел и позвал всех в сторону. У одной из стен он постелил на пол большую серую шкуру, и все расположились на ней. Затем он достал из инвентаря несколько листов бумаги и Фаервэл уважительно произнес:

– Ого, тактическое моделирование осваиваешь? Респект.

Танк покивал, но ничего не ответил. Он начертил угольком, который внезапно появился в его руке, большой неровный круг во весь лист. Круг получился местами кривым и прерывистым – изображение объектов явно пока давалось танку не важно.

– Смотри Ники, это Царь Камней.

– Дружище, – серьезно обратился Корректо и танк посмотрел на друида, ожидая что тот продолжит. – Ты так хорошо изобразил Царя Камней. Мне кажется даже сам Царь Камней так на себя не похож, как ты его изобразил.

– Иди ты, – только и ответил танк и с улыбкой продолжил. – В общем главная сложность, что мы, – он ткнул несколько раз по листу угольком, обозначив пять точек внутри круга. – Будем находиться вот здесь в момент встречи с ним.

– То есть? – не поняла девушка. – Мы будем на нем?

– Ну и на нем, и в нем…

– Да-да, вот как вы сегодня с Недом, – подхватил хил и танк огрызнулся уже серьезно.

– Андрей, да что с тобой сегодня?

– Извини, – ответил Корректо чуть смутившись и посерьезнев. – Что-то нервничаю сильно. Предчувствие хреновое.

Танк еще пару секунд смотрел на него, а затем отвел взгляд и продолжил:

– Ты права Никки. Мы будем как бы внутри босса, то есть когда мы окажемся в большой пещере, все это будет моб. Перед нами встанет ровно три сложности. Первое – убить всех мобов, которых он на нас натравит. Судя по тому, что босс именной и мы тут по эвенту, мобов будет много. Мне нужно, чтобы ты сосредоточила все усилия на сохранении жизни нашего главного юмориста, – он кивнул головой в сторону хила, а тот карикатурно изобразил реверанс.

– Поняла, сделаю.

– Отлично. Второе – это уворачиваться от атак самого Царя. Обычно это не сложно. Он формирует каменные глыбы, которые под тобой вырываются из пола и очень больно бьют. В тряпках, в смысле, в тканевой броне, можно уйти на респ поймав всего одну такую, но ты легко их заметишь, главное не стоять на месте. Еще он будет создавать на полу провалы и трещины, их надо перепрыгивать, это тоже в общем не сложно. Ну и наконец третье – нужно будет понять куда его бить. Чаще всего по стенам пещеры перемещается огромное, как бы вырезанное из камня лицо, это и будет наша цель. Тебя это конечно в меньшей степени касается, просто рассказываю на случай если кто забыл.

Все слушали молча и сосредоточенно. Николь не знала, все ли уже проходили этого монстра, однако чувствовала всеобщее нарастающее напряжение, словно бы от осознания того, с чем им вот-вот предстоит столкнуться.

– Подведем итог. Сначала валим всех мелких мобов, если против нас будут биться гноллы-маги, они на второй очереди после гремлинов и прочего мяса. Затем, если будет Камнерог, мочим его. Кстати, ДД, помните про рев, чтобы не было как в прошлый раз. Ну и наконец занимаемся Царем.

– Заметано. Ну что, закидываемся эликами, – сказал друид и все принялись доставать небольшие склянки, фляжки и мензурки, после чего опустошать их содержимое. Пара склянок досталась и Николь. Одна из них называлась эликсиром отложенной защиты и действовала так, что, если по девушке в течение трех часов приходился удар, который способен снять ей более половины здоровья, она однократно получала резкое усиление защиты против такого удара. Вторая склянка всего навсего усиливала на пару часов показатель ловкости на 3 единицы.

Как только Николь выпила эликсиры, она заметила появившийся в интерфейсе показатель интоксикации, который вырос аж на половину из возможного. В случае, если показатель заполнится, как оповестила система, Николь бы опорожнила содержимое своего желудка и действие всех эликсиров прервалось, а также наступила невосприимчивость к новым зельям на целые сутки. Такая система защиты от излишней прокачки эликсирами показалась ей довольно интересной и в будущем девушка решила разузнать про нее побольше.

– Кстати, Кор, – позвала девушка друида. – Ты говорил, что тебе нужен баф?

Все удивленно уставились на Николь, а хил казалось бы, в момент потерял всю недавнюю лихость и браваду. Он сдавленно засмеялся и ответил:

– Никки, ну я как бы больше шутил конечно…

Девушка прикрыла глаза и нашла в интерфейсе способность Протекция темных планов. Ее первый уровень из пяти, давал всего 1%, бонуса ко вторичной характеристике игрока, от развитости ее навыка нейромистики, который на данный момент прокачался уже до 38 очков. Однако, благодаря общему полученному в данже опыту и прокачке самой нейромистики рядом со способностями отображалась кнопка – «доступно повышение», а напротив – цифра один. Недолго думая Николь вложила улучшение в Протекцию темных планов, прокачав способность до второго уровня. Теперь она давала бонус в 5% от навыка нейромистики. Не слишком много, однако девушка решила, что это может открыть для нее интересные перспективы в будущем. Наверняка в Ньюве немало мирных игроков, у которых водятся деньги и эти люди будут готовы заплатить, чтобы получить бонус к своему ремеслу даже и всего на пять часов, на которые накладывался баф.

Николь коснулась взглядом активации способности и ее ладонь потянулась вперед, касаясь плеча друида. Тот на мгновенье отшатнулся, а затем, удивленно подняв брови застыл на месте, уставившись на декольте девушки.

Фиолетовая светящаяся дымка окутала их с головы до ног, а над головой Корректо образовался черный жутковатый провал, из которого потянуло холодом. Спустя несколько секунд провал с громким эхом захлопнулся, и система оповестила:

Вы даровали игроку Протекцию темных планов второго уровня. Родственные вам планы оберегают его от опасностей и даруют силу, равную части ваших способностей.

Выберите, что именно вы хотите усилить.

Перед Николь предстал список навыков хила, с обозначением уровня их прокачки. Девушка мимоходом подумала, что это давало ей, помимо прочего, возможность немного пошпионить за другим человеком, так как иного способа узнать о развитии тех или иных способностей другого человека она пока не знала.

Выбрав характеристику «Исцеление силами природы», девушка коснулась взглядом кнопки «применить» и заклинание сработало.

– О как! – только и сказал Корректо, а затем, чуть помедлив добавил: – Протекция темных планов, значит. Баф способности исцеления на 2 пункта на 5 часов.

– Могу раз в сутки кастовать, но это пока не развитая способность.

– У тебя огромный потенциал, Никки, – задумчиво сказал Риджел. – Я уже признателен Фаервэлу, что он нас познакомил и могу сходу назвать пару крафтеров, которых твой баф ну очень заинтересует. Но нам уже пора идти, пока действуют зелья. Неизвестно, сколько еще времени предстоит сражаться.

После этих слов все молча принялись подниматься на ноги и занимать свои обычные места в построении. Как только они двинулись через узкий проход подсвеченный факелами позади раздался треск камней и ощутилось мерное подрагивание пола. Девушка напряглась, но никто из отряда словно не обратил на это внимания. Идущий замыкающим Корректо пояснил:

– Путь за нами закрывается. Отступать теперь некуда, позади Москва.

Девушка не знала, что такое Москва, хотя слово и показалось ей знакомым. Она поняла аналогию так, что теперь позади них место, в которое лучше не идти, так как это не принесет тебе ничего хорошего.

Проход, по которому они шли, немного сузился и местами приходилось поворачиваться боком, чтобы протиснуться между двух стен. Николь с ее миниатюрной фигурой проблем это не доставляло, а вот Риджелу в его массивной латной броне порой приходилось шаркать по стенам и нагрудной пластиной и плащом, чтобы преодолеть очередной метр пути.

– Учитывая, что мы идем внутри моба, как мы недавно обсудили, – протискивая свою крупную, даже без брони, фигуру сквозь очередное сужение прохода, сказал Корректо. – Интересно, в какой его части мы сейчас находимся?

– Думаю в той же, в которой окажемся после встречи с ним, – усмехаясь поддержал шутку Риджел.

– Вполне возможно, это моб девочка, – решила вмешаться Николь, и ребята чуть неловко засмеялись.

– Кстати, Никки, – позвал ее Риджел. – Все забываю тебе сказать, что ты чертовски хорошо держишься. Без обид, но особенно для девушки. Я встречал многих парней, которые в своих первых данжах накладывали в штаны. И я их не виню, тут ведь… привыкнуть просто надо. Ну, что все это понарошку.

– Спасибо, – просто ответила девушка и, вместе с приятным чувством от похвалы, испытала что-то смешанное на гране обиды и одновременно гордости. Для нее это не было «понарошку», это был ее новый мир, который предстояло изучить вдоль и поперек. И игроки, которые шли рядом с ней были лишь гостями в этом мире, как подумалось Николь, хотя сами пока и не понимали этого.

Внезапно узкая часть пещеры закончилась, и они вышли в очень большой и широкий зал, метров в 100 в диаметре. Высокий потолок утопал в темноте, а ровный пол устилало мелкое каменное крошево. В отличие от грота, в котором они приняли бой с Камнерогом крупных камней на полу не было, а с ними и малейших следов противников.

 

Однако земля вдруг задрожала, а впереди, насколько хватало сил разглядеть, стены открылись огромными ходами-тоннелями, из которых лавиной принялись высыпать мобы. В основном это были мелкие гремлины, однако существ было столько, сколько их отряд не уничтожил за все время похода, находясь в удобном узком тоннеле, где танку было просто оберегать слабозащищенный отряд от сотен маленьких клыков, когтей и заточек.

– Добро пожаловать на респ, – тихо проговорил Недотепа и отряд увидел, как из тоннелей выходит, два.

Три.

Четыре Камнерога.

Вокруг каменных гигантов толпились странные существа, прямоходящие с человеческим телом, но, с собачьими мордами и кривыми посохами в руках.

– Жаль, – проговорил Риджел и повернулся лицом к отряду. – Ну что, кто в реал, а кто желает предаться нескольким мгновениям мазохизма прежде чем улететь на респ? Никки, рекомендую выйти, в этом будет мало приятного.

Николь удивленно посмотрела на членов своего отряда. Похоже никто не собирался даже спорить с танком, уверенные что им конец.

В переписке Горн рассказывал девушке, что его личностные изменения связанные с потерей памяти и ощущением себя отдельной личностью случились лишь однажды, после первой смерти, а потому Николь уже не так боялась улететь на респаун в храм, хотя проверять это ей все же не слишком хотелось. Она была удивлена, что ребята даже не пытались оказать сопротивление, это вызвало у нее обиду и легкую злость, словно ее сейчас предавали, после почти суток совместного похода. Может одни лишь эти эмоции и заставили ее сделать то, что она сделала дальше, а может она почувствовала в невозможности покинуть подземелье иначе чем приняв смерть, что-то схожее с тем, как ее держали в заточении. Но как бы то ни было девушка подобралась и крикнула так громко, как только могла:

– Всем стоять! – и убедившись, что все четыре пары удивленных глаз устремлены в ее сторону, продолжила, чеканя каждое слово: – Никто. Никуда. Не выходит. Мы останемся здесь и примем бой. Это моё первое настоящее сражение, и я собираюсь в нем победить, а не драпать, поджав хвост в надежде, что в следующий раз мне попадется соперник слабее меня.

Она осмотрела отряд и по лицам товарищей поняла, что ее речь возымела должный эффект. Лишь взгляд Риджела показался ей не удивленным, танк смотрел с полуулыбкой и слегка прищурившись, словно изучая ее, от этого взгляда Николь чуть было не потеряла самообладание, однако вовремя взяла себя в руки и продолжила:

– Какие способности есть у гноллов-магов?

– Девочка, это же просто игра… – начал было Корректо, но танк перебил его отвечая сухо, быстро и точно.

– Берут в фокус хиллера и атакуют кислотными дотами с расстояния 5-10 метров. В ближний бой не лезут. Не группируются. Могут отхиливать сами себя если получают урон.

– Поняла. Ребята, мне нужно чтобы вы обеспечили мне беспрепятственный доступ к уязвимой точке Царя Камней и защитили в течение двух секунд. После этого, нужно сразу же так плотно стянуть мобов друг к другу, насколько это возможно… чего бы нам это не стоило.

– Не волнуйся, стяну так что сок потечет, – с недоброй улыбкой, не обещающей противникам ничего хорошего ответил танк. – Но после этого мне дорога на респ.

Николь понимающе кивнула и продолжила:

– Фаервэл, Нед, скажите честно, кто лучше из вас пригоден к бою с Царем Камней.

Ловина монстров устремилась вперед с жутковатым гулом тысячи маленьких ног, стремящихся как можно быстрее достичь своих жертв.

– Я по группам работаю лучше, но лучники, они универсалы. Недотепа будет поэффективнее, – сообщил Фаерфел и хлопнул недоумевающего Неда по плечу.

– Поняла. Кор, на тебе воскрешение Недотепы.

Волна монстров была уже шагах в тридцати от них, окружая группу широким полукольцом, когда по левую руку от отряда в стене проступило огромное узловатое каменное лицо с горбатым носом и пустыми впадинами глазниц:

– Вы посмели явиться в недра моего священного тела. Вы поплатитесь за это своими жизнями! – басовито, но неожиданно мелодично пропел Царь Камней и Риджел вскинув щит скомандовал отряду:

– За мноооой!

Танк рванулся с места, но не прямо к проступившему лицу, а чуть в сторону, очевидно стремясь встретить волну мобов прежде чем та отрежет им путь. Весь отряд незамедлительно кинулся следом, причем ДД на бегу уже кастовали в противников свои не основные способности. Недотепа выкашивал ливнем стрел гремлинов бегущих навстречу танку, а Фаервэл, активировав поток огня, напоминающий лазерный луч, разрубил надвое почти три ряда противников, уже бегущих рядом с каменным лицом.

Внезапно танк отбросил в сторону свою верную короткую булаву, с которой прошел весь данж и в его свободной правой руке появилась иссиня-черная глиняная табличка, на которой горели белым огнем неизвестные письмена.

– Бля, да он же сейчас руну сломает! – закричал Корректо, перекрикивая гомон и улюлюканье наседающей толпы.

Вспышка пламени и знакомый рев огня прорубил широкий коридор в мобах, освобождая группе дорогу к каменному лицу Царя. Николь бросила мимолетный взгляд на Камнерогов и увидела как те неспешно движутся в центре зала, четырьмя колоннами неотвратимо надвигаясь на отряд.

Взгляд влево и защитный пузырь Мистической энтропии устремился в лучника.

– Мочите их! – кричал Фаервэл.

Посох вверх и знакомые слова заклинания. Купол Щита духов повешен на хила и танка. «Извините парни, но уж до кого дотянулась» болезненно подумала Николь.

– Урааа! – проорал Риджел и устремился щитом вперед в самую гущу противников, оставляя за собой дорожку раздавленных мобов, вышвыривая по пути тушки гремлинов и повалив на землю парочку встреченных гнолов.

«Сейчас». Промелькнуло в голове Николь.

Между ней и лицом Царя Камней было всего несколько шагов, а вокруг все полыхало, дымилось и с гомоном наседали новые враги.

Взгляд влево.

Манна после бафа уже давно восстановилась и ее вполне хватало, чтобы применить Нейро-контроль сознания.

Руки сами сложились у лица.

Свист стрел Недотепы и теплое, какое-то по-матерински ласковое касание луча из посоха Корректо.

Красноватая муть, пляшущая на ладонях.

Черная бездонная пропасть.

Царь Камней.

Она была им и это ощущение, едва не погрузило Николь в нечто наподобие транса. Ощущение невероятной мощи, силы, неведомой ни одному живому существу буквально разрывало ее на части.

Способности беспорядочным полем были разбросаны по левой части интерфейса.

Камни с небес. Рокот глубин. Разрывы. Адская бездна.

Последнее звучит неплохо. К тому же требует затрат почти всей маны босса.

Только сейчас девушка поняла, что смотрит на все происходящее словно бы с высоты птичьего полета, а вовсе не пустыми глазницами из каменного лица.

Там, почти в самом центре зала, одинокая фигура воина в латной броне, облепленная ворохом мелких созданий отбросила щит и разломила глиняную табличку.

Девушка не знала теперь, что такое вакуумная бомба. Но если бы знала, то определенно сравнила произошедший эффект именно с ней.

Яркая вспышка взрыва со столпом дыма, а затем все вокруг, кроме их отряда, буквально всосало в то место, где только что стоял танк, образуя бесформенную шевелящуюся гору.

Адская бездна. Сейчас.

Пол разверзся тремя огромными трещинами там, куда указала Николь – точно под Риджелом, собравшим к себе мобов. Желто-красный свет раскаленной магмы, струящийся из разлома, не сулил провалившимся абсолютно ничего хорошего. А Николь, прежде чем ее накрыла темная пелена, увидела, как весь ворох мобов, включая четыре долговязых каменных изваяния затягивает в разлом.

Темнота никак не проходила и лишь чья-то рука, теребящая девушку за плечо, заставила ее вынырнуть из завершающей фазы заклинания.

Тут же, неразборчивый звон в ушах превратился в свист стрел лучника, который прошивал ими мелких мобов, чудом уцелевших после недавнего заклинания.

– Николь, ты меня слышишь? Вестница Армагеддона, хренова, вставай давай, у меня не вкачана сила чтобы тебя тащить! – кричал ей в самое ухо Корректо.

Как только пелена спала, девушка вскочила на ноги и посмотрела на поле боя. Как раз в тот момент, чтобы увидеть, как десяток гремлинов наваливаются на лучника и начинают грызть его со всех сторон впиваясь в тело зубами. Фаервэла нигде видно не было и Николь решила, что его постигла та же судьба.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru