Вечная полуявь

Андрей Емелин
Вечная полуявь

Глава 4. Первые загадки

Тисато сидел в позе сэйдза и медитировал. В каюте корабля, где он находился места было совсем немного – по двум ее стенам стояли лежаки его спутников – спящих, у другой стены, являвшейся также бортом корабля, располагался маленький столик, над которым сквозь крохотное окно виднелся океан. Потому Страж, по обыкновению, сидел в самом центре комнаты, чем изрядно напрягал спящих.

Тисато нравился аскетизм их временного прибежища, впрочем, будь его воля, он бы выкинул отсюда лишнее – столик, лежаки, а заодно и спящих. Эта мысль вызвала в его душе озорную улыбку, но на лице не дрогнул ни один мускул. Стражу показалось, что он позволяет себе излишнее вольнодумство, и чтобы придать своему внутреннему состоянию правильный настрой он еще раз вспомнил волю Хранителя Тишины.

Та была одновременно прямой и ясной как лезвие меча, и в то же время туманной как утренний сон. Он дал Тисато восемь загадок, которые предстояло решить.

За ним должны прийти двое спящих из внешнего мира и забрать его к одному из своих многочисленных повелителей, но им не суждено будет добраться.

На всем их пути деяния Стража станут подобны броску камня на поверхность безмятежного озера и чем больше окажется деяний, тем больший камень упадет на гладь мироздания, тем большую рябь в виде груза последствий он поднимет.

И не найдется в мире никого, кто бы сумел избежать сих последствий.

И никому не принесут они блага.

А потому действовать надо лишь тогда, когда нельзя бездействовать. Убивать лишь тогда, когда невозможно оставить в живых, а спасать лишь тогда, когда без него погибнут.

Первая загадка гласила: один из спящих будет хранить в душе страх, другой боль. Нужно понять кто из них, кто, не заговаривая с ними, ибо они идут своим путем, столь хрупким, что сбить их способно даже дуновение ветра. Хранящий страх непременно должен погибнуть, хранящий боль непременно должен уцелеть.

Они шли уже несколько дней к поселению, называющемуся Чаячий городок и, непрерывно медитируя, Тисато слушал разговоры людей, в редкие моменты, когда те пробуждались от своего сна и обсуждали что-нибудь меж собой.

Их речь была интересной Стражу, и он старался больше понять о внешнем мире, хотя и сознавал, что информация о «подешевевших на три процента фьючерсах холдинга Трамп Инкорпарейтед» ему вряд ли пригодится. Любопытным было то, что оба спящих несли в душах страх, особенно это чувствовалось, когда они обсуждали, что какой-то президент страны из внешнего мира под названием Россия избрался на очередной срок. Что же до боли, то и она терзала обоих, очень личная и глубокая, у каждого своя, Тисато не понимал какая, но ее печать он явственно видел на их лицах.

Где-то на верхней палубе началась беготня и Тисато обратился в слух, чтобы понять ее причины. Выкрики полуразумных матросов, перемежались с командами почти-разумных офицеров, но разобрать среди них что-то конкретное Страж не мог, он собирался уже было подняться, чтобы выяснить в чем дело, как вдруг корабль вздрогнул от полного залпа орудийной палубы, с противоположного борта от их каюты. Страж мысленно улыбнулся, так как понял, что идти теперь никуда не надо, потому что и так ясно – завязался корабельный бой.

Спустя всего несколько секунд спящие повскакивали со своих лежанок, пробудившись от сна, благодаря которому уходили в свой родной мир. И Тисато решил, что когда-нибудь обязательно узнает, как те получают информацию о происходящем здесь, отчего могут так быстро перемещаться между мирами.

– Что тут происходит? – воскликнул Джон. – Мы тонем? Отчего сигнал опасности?

В это время корабль резко накренился, уходя в разворот и напарник Джона, прильнувший к оконцу их каюты, ответил:

– Мы в бою Джон. Против нас какой-то крупный корабль. Флага нет.

– Дерьмо! Это неписи пираты.

– Может отобьемся? – неуверенно уточнил Стивен, но Джон лишь отмахнулся.

– Черта с два я бы полагался на удачу в этом вопросе. Давай возьмем этого, – он ткнул пальцем в сторону Стража. – И забьемся в какой-нибудь самый дальний угол трюма. Даже если нас захватят, есть шанс, что эти деревянные все осматривать не станут.

– Поди ты его возьми, – проговорил Стивен, с сомнением глядя на Стража.

– А что ты предлагаешь? Сидеть здесь и ждать пока нас возьмут на абордаж?

– А может выберемся и поможем? – неуверенно предложил Стивен.

– Отличный план, Стив, просто гениально! – саркастически бросил Джон: – Мало того, что нас могут отправить на респаун, так еще и этого запросто угробят.

Грохот вражеских орудий донесся почти одновременно со страшным ударом по борту их корабля, от которого пол вздрогнул и спящие попадали, не удержав равновесия.

– А, ч-черт! – выкрикнул Джон и пополз на четвереньках к двери. – Я посмотрю, что там происходит и вернусь.

Тисато понял, что пора было делать выбор.

– Ладно, но я тогда останусь здесь и попытаюсь, если что, защитить нашего лучшего в мире воина, – с усмешкой сообщил Стивен, доставая из-за пазухи изящный трехзарядный пистолет.

Страж остался сидеть не шелохнувшись. Выбор был сделан.

Корабли еще дважды обменялись залпами орудий и с грохотом встали борт о борт. Тут же раздалось грозное «Яррра» и Тисато понял, что пора действовать.

Он поднялся, чем вызвал у беспокойно стоящего возле двери Стивена неподдельное изумление и вышел из каюты. Первым делом он обнаружил рядом крепкий на вид ящик и подпер им дверь, так, чтобы его спутник не смог самостоятельно выйти, а затем отправился на орудийную палубу.

Там он увидел несколько трупов матросов и множество пробоин разного размера, живых людей не было, видимо, все, кто был способен держать оружие бились сейчас наверху. По грохоту орудий корабля противника Страж уже понял, что против них действует судно, серьезно превосходящее их корабль по огневой мощи и соответственно по количеству абордажной команды. Следовательно, пытаться помочь в этом положении команде своего корабля являлось задачей самоубийственной даже для него. Поразмыслив еще несколько мгновений, Тисато протиснулся сквозь самую крупную дыру в корпусе и прыгнул в воду. Несколькими гребками он добрался до борта пиратского судна и принялся взбираться вверх, хватаясь за выступающие части обшивки. В определенный момент он почувствовал чей-то взгляд и тут же метнул за спину сюрикен. Раздался сдавленный крик, а через несколько секунд всплеск воды.

Добравшись до верха, Страж перелез через фальшборт корабля, а им оказался четырехмачтовый клипер, и двумя перекатами ушел от плотного огня противника.

Стрелковые команды пиратов работали хорошо.

«Молодцы» – подумал Тисато и применил одну из своих боевых способностей – слияние с ветром. Мгновенно оказавшись благодаря ей за спинами стрелков, он выхватил меч – ниндзято и несколькими широкими взмахами прекратил жизнь девятерых бойцов. Еще четверо стрелков стояли в отдалении и уже вскинули было ружья, но вторая боевая способность – слияние с дымом, превратила Стража на мгновенье в вязкое бестелесное облако, отчего все четыре выстрела прошли сквозь него, не причинив вреда. Сюрикены блеснули в воздухе и тела еще четверых стрелков осели на палубу клипера.

Тисато окинул взглядом сражение – большая часть пиратской команды орудовала сейчас на их шхуне, а стало быть, требовалось чуть ускориться, потому что сражение обещало вот-вот завершиться. Тогда он спрыгнул ко входу на нижнюю палубу и застал там девушку мага, читающую какое-то заклинание.

Удар ниндзято рассек ее тело надвое и Страж вошел внутрь клипера.

На орудийной палубе пиратского корабля все канониры матросы оказались на месте, видимо их капитан рассудил, что задействовать всю команду полностью и рисковать бойцами плохо пригодными к рукопашной схватке не стоит.

«Логичное решение» – уважительно подумал Тисато и, взяв короткий меч – вакидзаси во вторую руку, пробежался по палубе, оставляя после себя лишь трупы моряков.

Затем он снял со стены масляную лампу и подобрал какой-то трос, соорудив из них импровизированный фитиль. С этим предметом Страж вошел в пороховой погреб и застал там бойца с топором, приставленного, судя по всему, для охраны помещения.

«Блестящая организация» – промелькнула мысль в голове Стража и топорщик осел на пол с сюрикеном в горле. Приспособив фитиль таким образом, чтобы его конец оказался в одной из бочек с порохом, Тисато поджег его с другой стороны и, мысленно начав обратный отсчет, поспешил к выходу. На его удивление бой на шхуне еще продолжался, сместившись, однако, уже внутрь корабля.

Тисато окинул взглядом шлюпки и решил, что размещенные на клипере гораздо лучше. Тогда он спустил на воду одну из них, просто обрезав тросы креплений, и с разбегу перепрыгнул на палубу шхуны. Внутрь он попал тем же путем что и вышел – через пробоину на орудийной палубе и проделал там ту же операцию, с фитилем, что и на пиратском корабле, лишь сделав его покороче.

Затем Страж вернулся в свою каюту к совершенно уже перепуганному Стивену. Он одним ударом руки выбил у того пистолет, чтобы спящий не натворил с ним глупостей, взял мужчину за шкирку и поволок с корабля.

Абордажный бой застал их уже на орудийной палубе, однако, Тисато не стал отвлекаться и, вытолкав Стивена за борт, прыгнул следом.

Спящий держался хорошо, не пытался чинить препятствий и не приставал с расспросами. Страж даже подумал, что возможно погорячился с пистолетом, однако решил, что возвращаться за огнестрельной игрушкой поздновато.

– Задержи дыхание и ныряй в воду. Через четыре секунды будет взрыв, – сообщил он Стивену и нырнул сам. Спящий снова продемонстрировал хорошее самообладание и выполнил распоряжение, стараясь опуститься как можно глубже.

«Молодец» – подумал Тисато и грянул одновременный взрыв на двух кораблях. Взрывная волна достигла в воде и их, на секунду вызвав у Стража помутнение в сознании, однако он быстро пришел в себя, и принялся всплывать, не забыв ухватить за руку вялое, будто тряпичная кукла, тело своего провожатого.

 

Над водой все полыхало и черный дым спешил подняться к самому небу. Тисато поискал среди обломков отвязанную недавно шлюпку и порадовался, что добираться до земли гребя руками не придется – то ли она, то ли какая-то другая виднелась недалеко, судя по всему, отброшенная взрывами.

Спящий уже приходил в себя и пытался откашляться, неуклюже барахтая руками, но все же держась уже на воде самостоятельно.

– За мной, – велел Страж и поплыл к шлюпке. Спящий последовал за ним.

Вскоре они добрались до небольшого острова, густо поросшего пальмами и прочей тропической растительностью. Тисато затащил шлюпку подальше на берег, прикинул докуда дойдет вода, когда случится прилив и сел на песок в аккурат за этим местом.

– Да уж… Это было что-то, – рассматривая чадящие вдалеке дымом остовы кораблей, проговорил Стивен. – И ты действительно хорош. Хотя я бы, конечно, предпочел, чтобы ты в одиночку перебил всех пиратов, но так наверно только в кино бывает, да?

Страж молчал.

– И, стало быть, иногда ты все же говоришь, – Стивен подошел и сел рядом. – Надо полагать, когда нельзя молчать.

Тисато коротко взглянул на своего спутника, тот заметил это и улыбнулся, радуясь верной догадке.

– Ладно, раз ты снова уселся, дружище, я пока схожу в реал, поговорю с Джоном. Надо его успокоить, сказать, что мы целы.

С этими словами голова Стивена безвольно повисла, и он прикрыл глаза.

Первая загадка Хранителя, кажется, была решена успешно, Тисато чувствовал это, хотя так и не смог понять, в чем же заключается душевная боль его спутника.

Он прикрыл глаза, вспоминая вторую загадку:

Тебя найдет ветер, что дует у побережья и предложит помощь. Прими ее.

Затем ветер изменит свое направление, но тебе надлежит пойти против него, ибо иначе он обратится в бурю.

Конечно, ветер, скорее всего, имелся в виду не настоящий, а нечто в иносказательной форме и Страж подумал, что ему бы очень хотелось, чтобы загадки Хранителя иногда были менее туманны, а в идеале и вовсе имели максимально конкретное содержание, вроде: взорви корабли, вытащи на берег того спящего, которого зовут Стивен. А то поди ж теперь разберись, не нарушил ли он естественного хода событий, когда принял решение о подрыве пороховых погребов. Уничтожение двух кораблей и убийство более чем двух сотен людей, лишь двое из которых – их капитан и второй его спутник, были спящими, – не слишком то все это укладывается в концепцию невмешательства в происходящее. Спящие-то возродятся в своих храмах, а вот NPC погибают навсегда.

Впрочем, скорее всего, Хранитель и сам получал свои видения в довольно запутанном состоянии, и неизвестно еще, какие приложил усилия, чтобы передать их Стражу хотя бы так, как он передал. Уж он бы не стал напускать тумана, преследуя желание показаться таким образом мудрее и значительнее. Хранитель был не таким и не той была ситуация.

Нечто нависло над этим миром, то, что в Храме Тишины называли Великой Бурей. Оно готово вот-вот разразиться и опустить на мир вечный мрак небытия. И ему, Тисато, выпала честь, высочайшее доверие Храма, нет, не предотвратить Бурю, но проследовать по пути, наблюдая за ходом вещей и лишь слегка направляя события в правильное русло, чтобы в итоге их череда остановила Бурю или хотя бы смягчила ее последствия.

Тисато еще раз взглянул на два столба черного дыма от тонущих остовов кораблей и подумал:

«Вот тебе и слегка направляя в правильное русло».

В этот момент спящий пробудился и протирая глаза осмотрелся.

– Так. Ну все в целом в порядке, – пробубнил он вставая. – Джон улетел на респаун, чему кажется даже рад. А нам осталось только суметь добраться до большой земли. Кстати, о земле, повезло нам, что рядом остров. А то так и пришлось бы болтаться сейчас в море.

– Я слышал крики чаек, – проговорил Тисато, намекая на то, как он понял, что рядом земля, прежде чем принять решение об уничтожении кораблей. – А из-за острова клипер на нас и вышел, прикрываясь от обнаружения рельефом. Допускаю, что здесь есть те, кто следит за морем в поисках таких как мы, они своевременно подали сигнал своим. Поэтому бой и начался так быстро.

Удивленный разговорчивостью спутника Стивен некоторое время стоял в задумчивости, потирая подбородок и размышляя над услышанным. Затем, по-видимому, сочтя слова Тисато логичными, уточнил:

– Значит, нам стоит ждать гостей?

– Не исключено.

– Тогда давай уберемся с пляжа поскорее. Мы тут как на ладони.

Тисато поднялся, довольный догадливостью спящего, и они отправились в джунгли. Там они взобрались на невысокий холм, располагавшийся у подножия горы, и принялись ожидать заинтересованных путников на горизонте.

Спящий пытался поговорить с Тисато, однако тот сохранял молчание, поскольку темы не касались его миссии. Наконец, Стивен смирился с тем, что не может выдавать из Стража ни слова и принялся изнывать от скуки молча.

Пару раз на горизонте появлялись корабли, они подходили к недавнему месту боя шхуны и клипера, но не найдя там ничего стоящего их внимания, продолжали путь мимо острова.

Сумерки уже опустили свои темные тени на заросли пальм и кустарников, а в небе появились первые звезды, когда из-за острова показались величественные обводы нескольких огромных боевых кораблей. Двигалась целая эскадра, возглавлял которую исполинский линейный корабль с четырьмя орудийными палубами, уверенно и неспешно разрезающий непокорную морскую гладь. За ним в кильватерном построении шли корабли поменьше, впрочем, таковыми они выглядели лишь на фоне своего флагмана, так как и сами имели значительные габариты.

Словно по воле единого разума паруса на кораблях дрогнули и принялись подыматься, извещая о том, что эскадра собирается встать у острова на якорь.

Радостный спящий аж пританцовывал на месте, наблюдая за происходящим, а вот Страж не разделял его однозначного оптимизма. Корабли шли под флагами и это выдавало в них то, что капитанами были тоже спящие, а значит сразу в бой они не полезут. Тем не менее, если их намерения окажутся не особенно дружескими спасти Стивена Тисато не сможет.

В лунном свете показалась пара шлюпок, идущих к острову и спящий, нетерпеливо проговорил:

– Ну что ты сидишь?! Пойдем скорее! Нельзя упустить такой шанс.

Они двинулись к пляжу, продираясь сквозь заросли, которые в темноте стали куда более ощутимой преградой и продвижение занимало больше времени чем днем, а потому, выйдя на гладкий прохладный песок, они увидели, что шлюпки уже причалили и несколько матросов с оружием в руках волокли их подальше на берег. У некоторых были при себе горящие масляные лампы, и те хорошо освещали пятачок пространства, на котором происходила довольно странная картина: один человек, в изящном желто-голубом камзоле согнулся пополам, и, болезненно держась за живот, опорожнял содержимое желудка.

Другой, широкоплечий здоровяк в темной короткой куртке и капитанской шляпе на голове, похлопывал бедолагу по спине и что-то приговаривал.

Завидев странную компанию, идущую из джунглей, матросы тут же взяли оружие на изготовку, но Стивен поднял руки вверх и громко проговорил:

– Господа, я прошу нас выслушать и заявляю, что готов выплатить серьезную сумму денег как здесь, так и в реале, если нам будет оказана помощь!

Здоровяк в куртке с интересом глянул на приближающихся людей, и пошел им навстречу. Матросы тут же расслабились, убирая оружие и Стивен тут же опустил руки.

– Доброго вечера! – проговорил спящий. – Меня зовут Стивен Томпсон, а это Тисато Мори, мой… телохранитель. Мы потерпели бедствие недалеко от острова, но нам удалось спастись на шлюпке. Мы ищем тех, кто доставит нас до материка и готовы заплатить за…

– Америкос что ли? – прервал его мужчина и Стивен напряженно кивнул.

– Малюта, – представился капитан и протянул крепкую руку, которую Стивен спешно пожал. – А мы русские. Ну, то есть я из России, а Раулан с Украины, – он указал на мужчину, снова заходящегося в приступе тошноты, но при этом успевшего помахать рукой в знак приветствия.

Малюта протянул руку Тисато.

– А ты реально японец? – руку Тисато пожал, но ничего не ответил, предоставляя возможность вести разговор своему спутнику.

– Он NPC.

– Понятно, – с явной досадой проговорил мужчина. – Да ладно, какие бабки, раз тут у вас такое приключение. Подкинем бесплатно до Чаячьего, а там уж сами кого-нибудь найдете. У нас просто контракт – курсируем туда-сюда между Чаячьим и Фарангой, грузы перевозим.

– А вы с того корабля? – уточнил Стивен, кивая на линкор.

– Да вы что! Мы с галеона, – усмехнулся капитан, указывая себе за спину на пузатый корабль, явно хорошо подходящий для перевозки больших грузов. – То линкор самого Шаркли. Что же это вы товарищи, надо знать такие посудины в лицо, – добавил он с легкой укоризной. – Как-никак самый сильный корабль Архипелага. Мы даже пушки со своих кораблей поснимали, чтобы больше груза умещалось, потому что с таким конвоем нас все обплывают по линии горизонта. Шаркли он ведь парень простой – «вижу цель, даю залп». Неразговорчивый в общем. А шестьдесят сорокафунтовых орудий с борта, это, как бы вам сказать… – он задумался, подбирая эпитет покрепче. – В общем, сразу все понимают, что такое ядерное оружие в игре.

Капитан галеона расплылся в улыбке, довольный получившимся каламбуром.

– Ну, я кажись в норме, – пытаясь отдышаться сообщил Раулан и подошел ближе.

– Смотри, а то может тут и заночуем? – участливо поинтересовался Малюта, беспокоясь за состояние товарища.

– Да ты что, такие бабки терять на оплате конвоя! Потерплю, если совсем уж припрет.

– Ну, как знаешь, – с сомнением отозвался Малюта и махнул всем рукой, поворачиваясь к шлюпке.

Выделенная Тисато и Стивену каюта на галеоне была не в пример больше той, в которой они размещались на шхуне. По стенам висело несколько картин, сплошь на морскую тематику, пара добротных мягких кроватей располагалась по разным углам, а в центре стоял большой стол, вокруг которого находились не менее габаритные стулья. Половину дальней стены занимал собой массивный сундук, а оставшаяся ее часть отводилась под шкаф для одежды, возле которого, как и над кроватями висели изящные масляные лампы.

Страж беспокойно осмотрелся, ища наиболее подходящее место для медитации и так и не найдя его поймал мстительно-коварный взгляд своего спутника.

– Сделай одолжение, поспи на кровати, как нормальные люди, а? – попросил Стивен. Тисато задумался и решил, что вариант ему в общем-то даже нравится. В конце концов, последний раз он спал в кровати почти три с половиной года назад, еще не будучи полностью разумным.

Спустя три дня они добрались до Чаячьего городка без каких бы то ни было новых приключений, разве что у Стивена, в конце их пути, случился забавный конфликт с Малютой, когда спутник Стража настойчиво предлагал капитану денег за доставку, а тот не менее настойчиво отказывался. В итоге они закончили разговор на туманной фразе «если встретимся – сочтемся» и, кажется, оставшись друг о друге хорошего мнения, попрощались.

Чаячий городок оказался примерно таким, каким Страж его и представлял – серым, грязным и неуютным. Каждый человек, проходящий мимо, источал настороженность, особенно усиливающуюся при взгляде на Тисато, а то и дело занимавшийся дождь лишь усиливал впечатление Стража от этого места.

В первой же таверне, которую они посетили, какой-то орк, судя по всему, тоже из спящих, собрался изнасиловать официантку NPC. Стивен решил вступиться за девушку, словно ему была не безразлична ее судьба, но Тисато, прокрутив в голове все загадки Хранителя, пришел к выводу, что ни одна из них не требует его вмешательства в подобной ситуации и попытался остаться безучастным. При этом Стивен, словно поняв, то, что Страж не сможет допустить его смерти, очень нелепо атаковал одного из орков.

Убивая зеленокожих, Тисато с сожалением отметил, что девушка к этому моменту уже была мертва, а значит манипуляция Стивена была лишена всякого смысла. Страж понадеялся, что этот урок спящий запомнит, но на всякий случай решил закрепить его, когда они покинули таверну.

– Не делай так больше.

– О чем ты? – не понял его спящий.

– Не вынуждай меня за тебя вступаться. Я не твой персональный ассасин. К тому же, как ты заметил, результат нашего вмешательства оказался далек от того, к которому ты стремился.

– А что, по-твоему, нужно было делать?! Сидеть и ждать, пока он ее изнасилует? – огрызнулся Стивен, явно еще возбужденный и находящийся под впечатлением от ситуации. – И вообще если бы ты не был таким… таким пассивным, нам удалось бы ее спасти.

– Она всего лишь NPC.

– Ну и что! То есть она могла бы, например, оказаться скрином!

 

– Имеешь в виду тех спящих, что утратили свои тела во внешнем мире и живут только тут? Тогда ушла бы на респаун.

– Ага, после того как ей устроили ганг-банг десяток зеленокожих уродов! – спящий снова начал распаляться. – Да и вообще, ну это же не по-человечески такое делать! Безотносительно к тому, кем была эта девушка, я про то, что, черт возьми, в головах у этих парней?

– Мне это тоже интересно, – тихо проговорил Страж, но Стивен, казалось, не заметил этой фразы.

– У них что нет родных и близких? А если бы кто-то сделал подобное с его матерью?

– Ты же вроде не вегетарианец, Стивен? – уточнил Страж.

– Нет, но, а при чем здесь это? – непонимающе спросил спящий, косясь на спутника.

– Как ты относишься к тому, что принимаешь в пищу других, некогда живых существ? Здесь или в своем мире.

– Нет, это совсем другое, потому что…

– Ничуть, – прервал его Тисато. – Все зависит лишь от того, кто какие ставит себе границы.

Чуть помолчав, Стивен ответил:

– Ну, допустим. Окей. Она неразумна, всего лишь NPC, как и ты. Но чтоб меня, я бы никогда не отличил тебя от человека! Я уж не знаю как вы там себя воспринимаете, но одного такого разговора лично мне достаточно, чтобы определять вас как полноценных людей. Вот только у вас ведь тут смерть настоящая!

– Не суди по мне других. Большинство из нас, не имеют возможности подняться выше уровня животных. Умных, послушных, даже умеющих говорить и совершенно не желающих умирать, но все-таки животных.

– Подожди-ка, – хмурясь, сказал Стивен и остановился. – Ты сказал «большинство», значит есть и другие?

– Давай закончим этот разговор на том, что ты больше не будешь мной манипулировать, Стивен?

Спящий скривился, чувствуя, что Страж сейчас снова перестанет отвечать на его вопросы и неохотно кивнул.

Оказалось, что их разговор завершился точно напротив таверны с названием Невеселый Роджер. Они вошли внутрь и первым же делом спящий направился к бармену, рядом с которым уже стоял невысокий мужчина в простом, но красивом камзоле.

– Нет, Бриз, у меня не отмечалось ни одного нового старпома и полагаю во всем городке тебе их сейчас не найти, – бормотал бармен и от этих слов Страж мысленно вздрогнул, оставаясь внешне спокойным.

«Тебя найдет ветер, что дует у побережья и предложит помощь» – вспомнил он слова загадки Хранителя. Как все оказалось просто – наверняка в ней имелось в виду имя этого капитана. Оставалось только дождаться, когда этот ветер предложит помощь, а затем изменит свое направление.

Капитан недовольно цыкнул языком и собирался уже отойти, как заговорил Стивен, обращаясь к бармену:

– Послушай, уважаемый, мы ищем кэпа, который доставит нас на большую землю и готовы заплатить за это весьма хорошие деньги.

Не дав бармену ответить, капитан тут же придвинулся к спящему и уточнил:

– Насколько хорошие?

– А кто интересуется? – спокойно уточнил Стивен.

– Капитан Майкл Бриз.

– Скажем, два миллиона золотом, – спящий почему-то отвел взгляд от капитана, словно ему было неприятно смотреть тому в глаза. Бриз же, услышав сумму едва не присвистнул от удивления и сообщил:

– Я готов вас туда доставить за эти деньги.

– При всем уважении, игровой интерфейс мне подсказывает, что ты пиратский капитан. Это так? – с сомнением уточнил Стивен.

– Да, но я вполне могу принимать контракты и поверь, выполню их куда более ответственно, нежели какой-нибудь спящий.

– Это действительно так, – подтвердил бармен. – Игровая механика New World позволяет нанимать NPC в качестве извозчиков. При этом пассажирам гарантируется полная безопасность на таком корабле. Сам же корабль становится на время действия контракта нейтральным по отношению к другим игрокам, – бесцветным, не своим голосом проговорил бармен, а затем натянул на лицо улыбку.

– Что скажешь? – обратился Стивен к Тисато, все еще сомневаясь.

– Соглашайся, – тихо ответил Страж.

Казалось, даже это не убедило Стивена, и он уточнил:

– А что у тебя за корабль, Бриз?

– А ты в них хорошо разбираешься? – с издевкой ответил кэп.

– Ну, шхуну от галеона отличить смогу.

– Тогда тебе достаточно знать, что корабль у меня быстрый. Тебе ведь надо в Сумир?

– Э-э-эм. Да. А как ты узнал? – удивился Стивен.

– Догадался, – невесело усмехнулся Бриз и сообщил. – Выйдем завтра в семь по местному времени, а то сейчас погода не летная. Будем там через пару недель, а если ветер окажется попутным, то и дней через десять. Миллион сейчас, миллион по доставке. Каюта и питание включены. Ну что по рукам?

Стивен еще немного помялся, но все же согласился.

Они оформили контракт, через интерфейс, который способны открывать лишь спящие, после чего Стивен снял в таверне комнату до завтра, и они с Тисато направились туда. Почти сразу Стивен вышел в свой родной мир, предупредив Тисато заранее, что вернется теперь ближе ко времени их отплытия, а страж принялся медитировать.

Несколько часов спустя в сознании Стража вдруг что-то словно зашевелилось. А затем он услышал голос.

«Проклятая дверь. Ну и что мне тут делать? Интересно как долго она там пробудет».

Поднявшись Страж осмотрелся и понял, что голос доносится не из комнаты и даже не снаружи, голос звучал в его голове.

«Охраняй дверь, говорит. Да от чего ее охранять? Тоже мне ценность. Вон тут сколько дверей, которые, к слову, ничуть не хуже».

Страж поднес палец к губам в ритуальном жесте Храма Тишины, и сосредоточившись, усилил ментальную защиту.

«Ай! Кто здесь?!» – раздался в голове тонкий испуганный голос.

Тисато понял, где находится источник воздействия на его сознание и выглянул в коридор. У одной из дверей совершенно по-человечески сидел, облокотившись на стену еж.

«Очень сильный псионик» – подумал Страж и в его голове прозвучало:

«Сам ты псионик! Меня зовут Туман. И… почему ты меня слышишь?»

Тисато воскресил в голове цитату из Трактата о тварях, в которой говорилось о том, кто такие псионики.

«А-а-а» – довольно протянул еж. – «Ну тогда да. Я в этом не очень разбираюсь. А как тебя зовут? И ты не объяснил почему меня слышишь».

«Тисато Мори» – подумал Страж, зная, что Туман его снова услышит. «Это побочный эффект. У меня защита от ментального воздействия псиоников, нейромистиков и сайферов. Чтобы не могли меня взять под контроль или воздействовать на разум иным образом. Ты сейчас пытаешься оказать воздействие, и я это чувствую».

«Ох, прости. Я просто громко думаю».

«Да ничего. Главное не пытайся использовать на мне агрессивные формы своих способностей. Скорее всего тебя убьет отдача моей защиты».

«Да я и не умею ничего такого» – искренне сообщил еж. «Но спасибо, что предупредил».

«А что ты тут делаешь?» – с любопытством подумал Тисато.

«Да вот, подруга оставила. Она красивая и приятно пахнет. Хочешь пришлю ее образ?»

«Не надо» – только и успел подумать Страж, но еж уже послал визуальный образ – стройная молодая девушка с мягкими рыжими волосами сидит на песке пляжа и смотрит вдаль.

«А чего так?» – уточнил Туман. «Правда же она хорошая? Тебе нравится?»

Тисато пожал плечами и отправил неопределенную мысль, что-то вроде «Она ничего».

«Ну погоди, погоди, я знаю, что тебе понравится!» – в голове Тисато тут же возникло изображение девушки, переодевающейся в каком-то помещении, напоминающем уборную таверны. Она и вправду была хороша.

«Прекрати так делать!» – серьезно подумал Страж. «Она красива, но ты ведешь себя плохо, отправляя такие образы».

«Ладно не буду» – легко согласился еж. «Только вот она бедная, я за весь день съел всего пару червяков и подгнившую землянику. Слушай, у тебя есть что-нибудь пожевать, а?»

Страж задумался. У него с собой были деньги, и он вполне мог спуститься в зал таверны, чтобы что-то купить своему неожиданному собеседнику, но как быть с принципом невмешательства?

Тисато вдруг усмехнулся собственным мыслям. Да какое тут невмешательство? Что вообще может случиться от того, что он просто покормит ежа?

– Пойдем, колючий. Сам выберешь то, что тебе нравится, – сказал Страж вслух и Туман засеменил к спуску в зал таверны.

Рано утром бушевавшая всю ночь за окном гроза, словно по чьей-то незримой команде стихла, отчего Страж даже вышел из медитации, удивившись неожиданно наступившей тишине.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru