Вечная полуявь

Андрей Емелин
Вечная полуявь

Предисловие

Уважаемый читатель, эта книга является идейным продолжением мира, описанного мной в книге Выборы иллюзий, но не спеши откладывать чтение, так как Вечная полуявь – это полностью самостоятельное произведение с новыми героями и историей повествования. Более того, уж если, волею судьбы, она попала тебе в руки первой, я рекомендую начать именно с нее и искренне надеюсь, что ты также сможешь полюбить ее героев, как полюбил их я, автор этой книги, и пройти вместе с ними всю их нелегкую историю.

Желаю приятного чтения.

Пролог: В Сердце Мира

Bug report.

Отклонение в штатном поведении микромодулей ИИ. Код ошибки: Феномен №5.

Запрос к ядру системы №891 на диагностику и устранение проблемы.

Запрос №891 отклонен Объектом 0.

Копия отчета об ошибке направлена Объекту 6.

Отправка запроса заморожена на сутки.

Часть 1. Кукольный дом

Глава 1. Будни Архипелага

Капитан, в вычурной шляпе с алым пером, оказался точно в перекрестье оптического прицела, однако, Алиса повела ружьем чуть выше и правее, беря упреждение с поправкой на ветер и курсы движения кораблей.

Наконец, тонкий палец с черным матовым маникюром надавил на курок, и тут же раздался хлесткий, словно удар кнута, выстрел штуцера, отдавшийся мощным толчком приклада в плечо. Голова капитана разлетелась в клочья, будто спелый арбуз от падения на пол, а его тело кувыркнулось в воздухе и в неестественной позе буквально впечаталось в темную от времени и смолы сосновую матчу.

Губы девушки изогнулись в довольной улыбке и, как всегда, после очередного удачного фрага она проговорила шепотом:

– Хэд-шот.

Два корабля ходили галсами выбирая наилучший момент для вступления в бой и это был звездный час для команд поддержки: мистики творили заклятия оптических искажений и розы ветров, маги формировали перед корпусами защитные поля, а стрелки пытались выбить наиболее ценных членов экипажа противника.

На корвете Летучий пес Алиса была единственным стрелком, зато ее опыт, отточенный в сотнях сражений, давал фору целым взводам снайперов. Вот и сейчас на борту фрегата со странным названием «Супер-Хантер-666» царила суматоха – большинство матросов передвигались по палубе в полуприседе, по-видимому, стараясь минимизировать шанс поражения, а часть и вовсе ползали по-пластунски, напрасно полагая, будто с грот-мачты вражеского корвета их не видно.

Девушка поморщилась, пытаясь взять на прицел хоть сколько-нибудь значимую цель и в очередной раз, не находя никого достойного своего внимания. Продолжая лежать, она сдвинулась чуть поближе к мачте, пытаясь уместиться на узком деревянном помосте, с которого обычно всего один матрос работал с такелажем. До палубы отсюда было почти восемь метров, и перспектива полететь вниз после неожиданного маневра корабля казалась ей не особенно приятной.

«Интересно, доживу я до того момента, когда кэп решит здесь оборудовать нормальную площадку для ведения огня?» – мимолетно подумала девушка, продолжая скользить взглядом по палубе фрегата через оптику винтовки.

– Левый борт готов к залпу! – раздался громогласный рев канонира, ответ на который последовал почти незамедлительно.

– Пли! – крик капитана утонул в слаженном залпе орудий корвета, и палуба окрасилась серым дымом, а к парусам противника устремились десятки книппелей – небольших металлических шариков размером с кулак, скрепленных тонкой цепью, бешено раскручивающихся в полете и наносящих парусам и такелажу страшный урон.

Отдачей от пушечного залпа корабль качнуло так, что Алиса изо всех сил вцепилась в рангоут, стараясь удержаться. Похоже, их новый канонир изрядно переусердствовал с зарядами пороха, а ведь так и орудий можно лишиться. Как бы то ни было, девушка решила покинуть свою позицию, так как орудийный залп ознаменовал начало той фазы боя, в которой снайперу на мачте становилось слишком просто отправиться на тот свет.

В подтверждение ее мыслей снизу донесся голос капитана:

– Стрелок, походный режим!

Алиса, не колеблясь ни секунды, словно на автомате, ухватилась за ванты и, лихо свесившись, принялась спускаться вниз. Верный штуцер при этом оказался уже надежно закреплен ременной системой на стройной спинке, не особенно мешая движениям.

Где-то на середине пути девушка взглянула на корабль врага, отмечая про себя красоту декоративной обшивки фрегата – витиеватая золотистая резьба оплетала угольно черный корпус изящным узором, напоминающим лозу винограда, а строгие алые полосы у верхней палубы добавляли силуэту судна изящество хищника.

Белые вспышки орудийной батареи заставили Алису инстинктивно зажмуриться, но она даже не успела испугаться, лишь почувствовала, как ее взметнуло в воздух вместе с обрывком рангоута по которому она спускалась. Мир бешено закрутился во всех возможных плоскостях и единственное, о чем успела подумать Алиса, что нужно обязательно отцепиться от канатов, иначе ее может опутать в воде, но пальцы держались на них мертвой хваткой, отказываясь отпускать последнюю точку опоры.

Сознание сжалось, словно бы имело физическое воплощение, но вместе с ним и Алиса из последних сил заставила себя свернуться клубком, прижав к телу руки и ноги перед самым ударом о воду. На мгновенье в глазах потемнело и тело обдало жгучей болью, а следом за этим девушку накрыло волной, переворачивая словно в центрифуге. Сориентировавшись в том, где верх, где низ, ломаными движениями она сделала несколько гребков и вынырнула, жадно глотая воздух. В этот момент Алиса поняла, что находится на самой подошве волны, тогда она успела сделать глубокий вдох и поднырнула под гребень, уже успокаиваясь и понимая, что движения даются легко, а значит сильных повреждений ее тело не получило.

Спустя несколько мгновений девушка отошла от ощущения близкой гибели и, поправив мокрые волосы, норовившие облепить лицо, нашла глазами корабль.

Летучий пес успел пройти уже с добрый десяток метров и нагнать его Алиса не надеялась, она хотела лишь обозначить свое положение, так как пока возле нее в воде находилось множество деревянных обломков, еще менее минуты назад являвшихся частью их корвета. По правую руку она увидела расходящееся бурым пятно какого-то черно-красного тряпья и поняла, что это один из членов их команды, которому, похоже, повезло еще меньше, чем ей. За год хождения на Летучем она успела свыкнуться и с видом увечий, и со стонами раненых и даже с тем, что новые знакомые после очередного боя превращались в строчки потерь в судовом журнале, но все же плыть рядом с трупом было неприятно.

Корвет дал новый залп левым бортом, вздрагивая всем корпусом и осыпая парусное оснащение противника очередной порцией книппелей, а затем заложил резкий поворот вправо, удачно вставая по ветру, отчего Алиса успела и порадоваться за отлично совершенный маневр, и испугаться за его последствия. Паруса на грот-мачте фрегата висели рваными тряпками, а биться с кораблем превосходящим Летучий и по количеству абордажной команды и по вооружению их капитан не собирался, потому корабль спешно уходил.

Без нее.

Первая мысль – начать кричать своим вслед, чтобы привлечь к себе внимание кольнула страхом оттого, что с борта фрегата ее будет видно ничуть не хуже. Зато вероятность быть подобранной его командой была куда выше, а уж там не преминут отыграться и за убийство капитана и за издевательский выход из боя, разыгранный быстроходным корветом словно по учебнику – лишить противника хода и разорвать дистанцию. Даже если среди команды фрегата и не все окажутся похотливыми упырями, по поводу чего девушка испытывала глубокие сомнения, упрекнуть их в нехватке галантности не могла бы даже она. Не те нынче нравы. А стало быть Алисе будет обеспечено несколько дней любовных утех, с весьма экзотическими мизансценами и реквизитом.

Быстро прикинув все неожиданно открывающиеся перспективы, Алиса попыталась замереть в воде, так достоверно изображая собой обломки корабля, чтобы проплывающие мимо щепки казались более одушевленными предметами, чем она.

Удаляющийся скрип такелажа, различимый сквозь шум воды, и неразборчивые выкрики матросов на Летучем жгли огнем обиды на судьбу, отвернувшуюся от Алисы так резко и неожиданно, как наверно всегда и случается, ведь обычно беда приходит такая, которую ты не ждешь. На то она и беда. Девушке и раньше доводилось бывать в передрягах лишь на волосок отделяющих ее от смерти, но то был абордажный бой или жаркая перестрелка, после которой их корвет уходил в порт лишь благодаря штатным магам и мистикам. Но чтобы вот так – быть выброшенной за борт и оказаться между вариантом голодной смерти в море или пленением… Впрочем, был еще шанс того, что кровь от трупа неподалеку успеет привлечь акул.

Очередная волна накатила особенно сильно, выбивая девушку из мыслей и, барахтаясь, она поняла, что при таких сильных волнах она скорее уж сойдет за русалку, чем за безжизненные обломки, потому как оставаться недвижимой и не захлебнуться было невозможно.

Невольно бросив взгляд на черно-золотую тушу фрегата, девушка вдруг увидела, как на воду спускается шлюпка и ощущение отчаяния, словно выстрел из пушки в упор, выбило из нее всякие крупицы надежды на спасение.

Лихорадочно прикидывая, удастся ли сойти за кого-то кроме как за снайпера, когда у тебя за спиной висит удлиненный штуцер с массивной оптикой, Алиса решила, что ее навыков убеждения, пожалуй, окажется недостаточно. Да и разговаривать с ней вообще вряд ли кто-то собирается, в конце концов, кому может прийти в голову использовать столь нерационально все ее потенциальные возможности.

Девушка поднырнула под новую волну и выверенными движениями, освободилась от узкой кожаной портупеи, что помогала удерживать за спиной штуцер. Еще мгновенье и тяжелое оружие, ставшее столь родным, как будто являвшееся продолжением ее самой, скользнуло вниз, безвозвратно уносясь в темную бездну океана. Алиса замерла, забыв на миг обо всем, стараясь не потерять ощущение кожаных ремней на руках, последнем, что напоминало теперь о предмете, который помогал ей зарабатывать на жизнь и выживать. Мелькнувшая мысль о том, чтобы не всплывать, а остаться вот так под водой, до последнего провожая оружие взглядом, была наполнена мстительными чувствами по отношению к команде фрегата.

 

Им не получить ее.

Во всяком случае живой.

Но океан словно был против легкой смерти одной из своих дочерей, Алису подняло очередной волной, так что ее лицо оказалось над самой поверхностью водной глади, а от лишенных воздуха легких по телу резануло первобытным желанием выжить во что бы то ни стало, усиливающимся оттого, что заветный глоток воздуха оказался так одурманивающе близок.

Она вынырнула, жадно втягивая ртом воздух и проклиная себя за малодушие, думая о том, сколь жалко она должно быть сейчас выглядит в глазах матросов, что неумолимо приближались к ней на шлюпке со стороны фрегата. Скептически скривившись, Алиса подумала, что можно, кстати, попробовать и надавить на жалость, прикинувшись беглянкой с корвета, а не членом его экипажа. Шанс того, что подобная легенда может быть воспринята всерьез и хоть как-то изменит ее судьбу, казалась призрачно мала, но больше ничего у нее не оставалось, а потому девушка решила попытаться разыграть эту карту.

Шлюпка, борясь с высокими волнами неумолимо приближалась, и Алиса уже натянула на личико самое благодарное выражение, какое только могла, готовясь расплыться радостными дифирамбами в честь своих спасителей. Однако, вынырнув из очередного гребня волны, девушка увидела стремительно приближающееся к ее голове массивное весло.

Мир погас и пару минут она ощущала все, будто сквозь мутную непроницаемую пелену. Чувствовала, как ее затащили в лодку, как грубо, словно мешок с зерном расположили под лавкой. Пришла в себя она еще до того, как шлюпку подняли на борт, хотя корпус фрегата уже нависал слева, обманчиво кажущийся снизу совсем невысоким. Приходя в себя, девушка поморгала глазами и обнаружила, что узкая белая блузка на ней порвана, а рука матроса бесцеремонно и по-хозяйски лапает ее за грудь. Повернув голову, Алиса увидела на лице бравого морского волка, еще совсем недавно ползавшего кверху задом по палубе, пытаясь укрыться от огня снайпера, блаженную улыбку, словно это были первые сиськи в жизни, до которых ему, волею злодейки судьбы, удалось добраться. Кажется, именно он и приложил ее веслом, подплывая. Второму матросу повезло и того меньше – похотливо наблюдая за происходящим он налегал на весла, покраснев лицом и что было сил, стараясь приблизить момент возвращения шлюпки на корабль.

В голове у Алисы еще стоял звон от удара и казалось содержимое черепной коробки вот-вот вытечет у нее из ушей. Она попыталась пошевелиться, но внезапный порыв нестерпимой тошноты из-за полученного сотрясения вызвал приступ рвоты. Снова проваливаясь в беспамятство, она успела порадоваться тому, что содержимое ее нехитрого обеда теперь украшало физиономию воина школы весла.

Темнота на сей раз держала девушку в своих объятиях значительно дольше и, придя в себя, Алиса не сразу поняла, где находится.

Затхлая вонь обладала столь богатым букетом источавших ее объектов, что различить в ее нотках крысиный помет или сгнившие персики представлялось задачей неразрешимой. Понятно было лишь одно, темнота, надежно скрывавшая источники этой вони, была скорее преимуществом нежели недостатком в сложившихся обстоятельствах.

Девушка обнаружила себя лежащей на сырых досках и поторопилась подняться, что удалось ей неожиданно легко. Глаза быстро привыкали к темноте, и она поняла, что находится в железной клетке, расположенной, судя по всему, в трюме фрегата.

– О, очнулась. Ну, типа привет! – раздался вдруг голос из темноты.

Алиса вздрогнула и, обернувшись на источник звука, обнаружила рядом точно такую же клетку как у нее, в которой находился вычурно одетый мужчина в пиратской треуголке. Мужчина с интересом разглядывал девушку, и та, запоздало, подумала о том, чтобы самой себя осмотреть. На удивление узкие брючки были на месте, а вот от блузки не осталось и следов. Она поспешила прикрыть грудь руками к явному неудовольствию собеседника и ответила:

– Ага, и тебе привет, – после чего принялась осматриваться дальше.

Некоторое время мужчина молчал, все так же рассматривая Алису, а затем проговорил словно бы чуть смущаясь.

– Прикольно вообще! Такая ты клевая… тока не пойму ты игрок или непись?

– Чего? – девушка не поняла последнюю фразу, но отчего-то она заставила ее напрячься.

– Я говорю, ты реальная или бот? Ну в смысле NPC.

Алиса лишь нахмурилась в ответ, что-то внутри нее мешало понять вопрос, заставляло проигнорировать его. Мужчина же понял молчание по-своему и начал пояснять свой вопрос:

– Ну моб, болванка, чурка, я не знаю… Персонаж в смысле игровой. Или настоящая, из реала?

Звуки складывались в слова, слова в предложения, но понять их смысл Алиса не могла, как будто собеседник говорил на незнакомом ей языке. Она помотала головой и поморщилась:

– Слушай, меня только что сильно по голове приложили, что-то я совсем не пойму, о чем ты говоришь.

Казалось, собеседника такая реакция ничуть не удивила. Он кивнул и продолжил как ни в чем небывало:

– Ну понятно, кароч. Ладно, я капитан Хмурый, а тебя как звать?

– Алиса. Алиса из Вайоны… А ты чего в клетке?

– Да, – отмахнулся Хмурый, давая понять, что не хочет развивать эту тему. – Херня. Скоро выпустят. А это с вами мы значит файтились? И че, мы типа победили?

– Сражались в смысле? Ну да. Только наш корвет ушел, так что это как пос… – Алиса прервала сама себя на полуслове. – Подожди, что значит «с нами»?

– Ну так! – довольно ответил Хмурый. – Я капитан тут, типа.

– А кого же… наш снайпер убил на палубе? – чуть не сказав «я», уточнила девушка.

– Женька.

– Кого?

– Женька говорю. Опять что ли не слышишь? Друга моего. Капитан Жека Бармалей. Ну, дошло?

Алиса задумчиво потерла место на голове, по которому недавно пришелся удар.

– Так вас что, двое капитанов на одном корабле было?

– А че такого? Мы на корабль скинулись просто, а насчет капитанства не решили. Ну и тут кое-какие терки произошли, – он грустно вздохнул и осмотрел свою клетку. – Тока у Жеки второй респаун за сутки, он походу теперь долго не зайдет.

Замолчав на несколько секунд, Хмурый вдруг вкрадчиво спросил:

– Слушай, а засвети сиськи еще раз, а?

– Чего?! – опешила Алиса, но Капитан поспешил ретироваться.

– Да ладно, ладно! Я так, чисто по приколу. Ну тогда я в реал короче. Тока учти, когда Жека зареспится сиськи ты нам покажешь. Матросы подержат, а мы заценим, лол.

После этого Хмурый безжизненно повесил голову и ушел в сон. Алиса уже видела такое, как некоторые люди умеют уходить в сон в любое время, при этом оставаясь почти неуязвимы ко всему происходящему.

«Да уж, мне бы не помешала сейчас такая способность» – философски рассудила девушка и взялась за прутья своей клетки, проверяя их на прочность. Чуда не произошло, клетка была прочна, а замок надежно заперт, и Алиса принялась ожидать неизбежного.

Прошло около трех часов, однако в трюм так никто и не спустился, девушка даже стала привыкать к вони, царящей вокруг, однако, совершенно неожиданно с ней снова заговорил Капитан Хмурый:

– Ну здорова еще раз. Рад, что ты никуда не ушла, лол.

Алиса косо посмотрела на него, но ничего не ответила.

– Хреново дела кароч. Родаки Жеку припахали уроки учить, так что к вирткапсуле он только завтра доберется. Но я ему рассказал в телеге чо его тут ждет, так что завтра погамаем с тобой.

Алиса отвернулась в сторону, она снова не понимала части сказанного, но этого и не требовалось, чтобы по интонации и той части, что была ясна, быть уверенной – ничего хорошего ей сообщить не собираются.

– Я вот че думаю. Слушай, ну ты типа моб, да? Но ты ведь трахалась уже? Ну там с другими мобами или с игроками? Ты такая няха просто, странно бы было, если б ты не трахалась.

Некоторое время Хмурый ожидал ответа, но потом продолжил, словно показывая, что отвечать Алисе в общем-то и не требуется.

– У нас тут в команде есть натуральный негр-орк. Прикинь какой рофл! Негр-орк! Ваще тема. Короче завтра я тебя с ним спарю, типа. А еще…

Алиса тяжело вздохнула и, прикрыв глаза, постаралась отрешиться от болтовни неугомонного Хмурого. Получалось неважно и ей пришлось выслушать довольно много интересных подробностей о своей предстоящей экзекуции. Иногда капитан поправлял сам себя и отменял некоторые варианты истязания, чтобы заменить их новыми, видимо, более, на его взгляд, изощренными. Сколько времени прошло при этом Алиса не могла сказать наверняка, но когда она услышала грохот орудийной палубы, то была уже готова поверить, что миновали целые сутки.

Вот только стрелял не фрегат.

Это была канонада так хорошо знакомых ей шестнадцати фунтовых орудий корвета Летучий пес. Через мгновенье корпус корабля дрогнул, принимая на себя дробный залп картечи и почти в ту же секунду где-то наверху раздалось грозное «Яррра!» – боевой клич пиратов Архипелага.

Происходящее заставило наконец замолчать словоохотливого капитана, и он принялся осторожно вслушиваться в звуки боя наверху. Спустя несколько долгих минут дверь в трюм с грохотом распахнулась и в нее ворвался Суран Тайип – боевой маг Летучего. Бегло осмотрев помещение взглядом, Суран выпучил глаза и недоуменно воскликнул со своим неизменным восточным акцентом:

– Алька, а ты чего тут делаешь?

– Жемчуг собираю. Сам-то как думаешь, чароплет?! – раздраженно, но беззлобно выпалила девушка и улыбнулась. – Не знаю как вы тут оказались, но чтоб тебя покарали все твои же заклинания, если ты сейчас же не принесешь мне ключи от этой чертовой клетки.

Маг вернул ей улыбку и ничего не отвечая тут же скрылся в дверном проеме. Спустя лишь мгновенье он снова оказался в трюме, гремя увесистой связкой ключей в руках.

Как только звякнул замок и дверь клетки отворилась, Алиса выхватила из-за пазухи мага простой кремниевый пистолет, взвела его и направив в лицо Хмурому нажала на курок. В небольшом замкнутом пространстве выстрел прозвучал особенно громко, так что у нее заложило уши.

– Ой е! Ты зачем такое сделала? – удивленно спросил Суран принимая из рук девушки оружие и скользя взглядом по ее обнаженному торсу.

– Потом объясню. Как ситуация? Мы взяли корабль или надо рвать когти?

– Взяли! – довольно протянул маг. – Ребята со Злобной крысы подсобили.

Как выяснилось позже, удирая от фрегата, Летучий наткнулся на десантный бриг Злобная крыса. Алиса как-то общалась с капитаном их корабля, но уже не могла припомнить его имени. Денек для крысы выдался крайне неудачным, бриг имел столько пробоин, что казалось, будто несколько часов подряд на нем тренировались в точности ведения огня сразу несколько кораблей. И, в общем-то, это было не далеко от истины, так как встретившаяся бригу каравелла столь удачно перебила первым же залпом противнику переднюю мачту, что лишившийся хода и маневренности корабль оказался легкой мишенью. Почти час каравелла утюжила бриг с правого борта, после чего горделиво ушла прежним курсом по своим каравельим делам, не удостоив горе охотника ни потопления, ни взятия абордажем.

Однако, несмотря на повреждения, почти половина команды выжила, а штатный мистик, оказавшись не сильно ранен сумел удержать корабль на плаву. Вот в таком состоянии пиратский удирающий корвет встретил пиратский же униженный бриг.

Летучий принял на борт экипаж Крысы, который составил ни много ни мало полсотни бойцов, медик оказал раненым помощь, и капитаны обсудили ситуацию с фрегатом. По всему выходило, что количество абордажной команды было теперь лишь на треть меньше, чем у Супер-Хантер-666, а значит можно было рискнуть.

И они рискнули.

Найти фрегат в опустившейся ночной мгле большого труда не составило – он остался точно на том месте, где и разминулся с Летучим, стоя на якоре и даже не обременяя себя тем, чтобы погасить на палубе огни. Тогда корвет спустил шлюпки, доверху набитые десантом, дождался, пока те приблизятся к противнику с противоположного борта, благо ночь выдалась облачной, и луна почти не освещала морской глади, а затем произвел залп картечью, унося на тот свет вахтенных матросов и знаменуя начало атаки.

На удивление абордажной команды сопротивление им оказывали настолько вяло, что в первые минуты бойцы даже засомневались, не является ли это какой-то хитрой ловушкой, но, как оказалось, в итоге на фрегате практически не было собственных абордажных групп, а выучка матросов оставляла желать лучшего. Словно их почивший капитан набрал в первом попавшемся порту собственно первых же попавшихся людей, совершенно не задумываясь о последствиях и не вникая в тонкости профессий экипажа.

 

Зверствовать не стали и когда едва ли не половина команды фрегата объявила о том, что сдается, им пообещали свободу и теперь высадят в ближайшем порту. Впрочем, кто-то из них наверняка еще захочет остаться под началом нового капитана и, возможно, кому-то даже дадут на это добро.

Неожиданному спасению Алисы все оказались очень рады, особенно учитывая то, что уже записали ее в погибшие члены экипажа. К сожалению, ничего более ценного чем оружие, алкоголь и провиант на корабле не обнаружилось.

Пока делили эту нехитрую добычу девушка успела добраться до своей каюты, и переоделась. Сменив утраченную блузку на корсет из мягкой кожи, она решила заглянуть на верхнюю палубу фрегата, так как на ней царило оживление и какая-то необычная толкотня.

– Алиса, ты чего как неродная?! – добродушно окликнули ее сзади, и девушка узнала голос боцмана.

– Привет, Фиск! – повернулась она, ища глазами приятеля.

Высокий, крепкий широкоплечий блондин, с лицом, некогда по-мужски красивым, но ныне иссеченным шрамами и вечно саднящим от какой-то кожной болезни, развел руки, как бы намереваясь обнять знакомую, однако, в последний момент они просто ударили друг друга по ладоням, как делали всегда.

– А мы тут как раз пьем за твою, мать ее, реинкарнацию, – он жутковато улыбнулся и колыхнул в воздухе увесистой деревянной кружкой, объемом не меньше литра. – Это как ты так умудрилась?

Алиса лишь пожала плечами, намекая, что не видит смысла рассказывать очевидное. Матросов, которые стояли возле боцмана она не знала, похоже, те были из команды крысы. Мужчины стояли, подбоченившись и, с неприкрытым хмельным интересом, рассматривали молодую красотку.

– Фиск, а из-за чего тут шум гам? Уже добычу что ли отмечают?

– Да какое там, мать его, отмечают! – деланно возмутился боцман и, приложившись к кружке, сделал несколько глубоких глотков. – Делят пока добычу. Фрегат-то мы вместе брали, а пилить его надвое как-то не комильфо. Решили вот сыграть на него в карты, если выигрывает наш кэп, то фрегат достается нам, а крысятники, без обид мужики, – он взглянул на стоящих рядом матросов. – Забирают Летучий. Если победит их кэп, то наоборот, плюс какая-то там компенсация.

Договорив Фиск снова приложился к кружке.

– Сделай одолжение, скажи, что там хотя бы эль, – с иронией уточнила девушка.

– Э-э-эль?! За кого ты меня принимаешь? Это же чистый ром!

Алиса с улыбкой покачала головой и спросила:

– Вот напьешься, кто меня от пьяных матросов будет защищать?

Казалось, этот вопрос задел боцмана за живое, он распрямился в плечах, став почти на голову выше стоящих рядом мужчин и проревел во все горло:

– Да если тут хоть одна падла Алиску тронет, я этой падле жопу оторву и в ноги засуну!

– Фиск, может наоборот?! – смеясь, спросила Алиса, замечая, как стоящие рядом матросы аж присели, видимо представив эту непонятную, но оттого еще более пугающую процедуру. Боцман поднял вверх указательный палец, потряс им, словно намереваясь поправить девушку, однако, не нашелся что ответить. Тогда он развел руками и сказал, продолжая начатую еще до появления подруги историю:

– Ну а я им и говорю, мол, нечего, мать вашу, экономить на абордажных кошках!

Девушка знала эту историю и повернувшись, направилась на фрегат. Про Фиска ходила молва, как тот во время одного из абордажей прыгнул за борт, зарубил там тесаком акулу, а потом взобрался на вражеский корабль и продолжил бой. Боцман любил рассказывать историю новым знакомым, поддерживая и без того прочную репутацию сурового бойца и хорошего командира. Однажды, наедине, он рассказал эту историю Алисе в версии того, как все было на самом деле. Отличалась она от общеизвестной всего двумя фразами, в корне, однако, меняющими все ее содержание: «совершенно случайно» и «чуть не обосрался».

Улыбнувшись своим воспоминаниям, девушка принялась протискиваться сквозь плотное кольцо людей, толпящихся возле фок-мачты фрегата. По пути кто-то ухватил Алису за упругую попку, за что тут же получил ощутимый тычок кулаком по печени, однако, счел такой обмен вполне равноценным и, возможно, даже остался им доволен.

Наконец, она оказалась возле одного из знакомых матросов Летучего и тот слегка подвинулся, давая ей пройти и увидеть происходящее.

За небольшим столом сидели капитаны кораблей и в оранжевом свете масляной лампы, подвешенной рядом на мачту, играли в карты. То и дело раздавалось кряхтение или довольные выкрики матросов от удачного хода того или другого капитана, но игра, похоже, была еще далека от завершения.

Девушка вспомнила, как звали капитана Злобной крысы – Майкл Бриз. Он был среднего роста, коротко стрижен и носил аккуратную короткую бороду. Помнится в их первую встречу, случившуюся почти год назад, Алиса отметила лишь веселый нрав этого человека, а вот во внешности Бриз совершенно ничем не выделялся и встреть она его на суше, скорее всего, даже не узнала бы, настолько он был обычным.

Капитан вдруг поднял глаза и оторвавшись от карт посмотрел на Алису.

Она вздрогнула, как от пощечины.

Он не просто смотрел, он словно бы изучал ее изнутри, заглядывая в самую душу, всматриваясь в темные ее уголки и выискивая там все потаенные секреты.

Девушка почувствовала, как по спине и рукам у нее побежали мурашки, и она подумала, как же все-таки хорошо, что ее капитан – хитроватый, но простой рубака, сплотивший вокруг себя единомышленников, а не этот странный человек. Она отвела взгляд, но все никак не могла отделаться от пережитого ощущения того, как холодный металл белесой радужки, выворачивает ее наизнанку.

– Твой ход, – хмыкнул капитан Летучего, отчего Бриз поморщился и вытянул карту.

Они играли еще с минуту, наконец, кто-то из матросов, глядя на выложенный на столе узор воскликнул:

– Да это же фул-прайс. У нашего кэпа сложен фул-прайс!

Капитан летучего с сомнением оглядел карты и победоносно закричал:

– Ха! А ведь и точно фул-прайс! А я тебе предлагал все честно поделить Бриз, но победа теперь моя!

Тут же начался галдеж и со всех сторон посыпались поздравления, и разочарованные вздохи, однако Бриз оставался спокоен.

Он поднял руку призывая к тишине и возгласы постепенно стихли.

– Это еще не все. На фрегате было еще кое-что, что оказалось добыто во время абордажа. Нам следует это поделить.

Бриз указал на Алису отчего та в ужасе попятилась, но тут же уперлась в кого-то спиной.

– Я беру эту женщину к себе в команду. Раз теперь я капитан Летучего пса, пусть она так и остается при нем штатным снайпером, – он протянул ладонь в знак того, что готов ударить по рукам и завершить сделку.

– Погоди, погоди! – запротестовал было новоявленный кэп Супер-Хантера-666, однако, над его ухом склонился казначей и что-то коротко шепнул. Тот сделал удивленное лицо и обратился к девушке:

– Алиса, радость моя, ты действительно утопила свой штуцер, который стоил как половина нашего корвета?

Девушка сконфуженно развела руками, мечтая провалиться сейчас как минимум на нижнюю палубу, а еще лучше на дно, особенно учитывая тот факт, что штуцер лежал сейчас там, где-то неподалеку.

– Ага, – тихо проговорила она.

– По рукам! – тут же ответил капитан, и ударил Бриза по ладони.

Алиса виновато посмотрела в лицо своего нового начальника, ожидая увидеть на нем огорчение или даже злость, но в тусклом свете масляной лампы она отчетливо видела, что на лице капитана не дрогнул ни один мускул.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru