Антим. Кодекс ордена

Андрей Емелин
Антим. Кодекс ордена

Часть 1 Новое пророчество

Глава 1

– Расскажи, как ты убил этого, – бросил повелительным тоном усатый дворянин, тыча наманикюренным пальцем в сторону блеклого от времени бронзового амулета с маленьким изумрудом в центре.

Седой старик в черной монашеской мантии, сидевший за дубовым столом напротив, скупо улыбнулся и придвинул морщинистой ладонью тарелку с кусками жареной свинины.

– Меня зовут Эш, господин. Но это скучная история. Я мог бы рассказать Вам о том, как я расправился с некромантом близ Равены. То действительно было непросто, ведь при колдуне оказалось двадцать поднятых воинов. Магически инертных, а у меня при себе, кроме…

– Нет! – дворянин стукнул кулаком по столу и отодвинул от старика тарелку, а также кружку пива, стоявшую рядом. – Уговор был на три истории. Обожди пока жрать, голодранец, и рассказывай о том, что я велю, – он снова ткнул пальцем в амулет, лежащий возле старика в ворохе других безделушек, и откинулся на спинку деревянного кресла, не преминув протереть платком руку, которой коснулся стола.

Эш учтиво покивал.

– Как пожелаете, господин.

Он вздохнул и, прежде чем начать свой рассказ, окинул взглядом старую таверну.

Закопченные стены и просевший местами дощатый потолок казались единственно возможной обстановкой, для публики, собиравшейся здесь пропить последние деньги или решить такие вопросы, о которых стражникам лучше было не знать. Грязный пол с засохшими до комковатых черных кочек остатками еды, да запахи с кухни, с трудом перебивавшие вонь матросов стекавшихся сюда через пару часов после полудня. Большая часть посетителей тратила гроши, что платили им за работу на рыболовных судах и в местном порту, так как иной работы в городке практически не было.

Таковым являлось последнее пристанище старого антима. Одного из очень немногих, оставшихся с тех давних лет, когда магия считалась ремеслом незаконным и неугодным церкви.

Но времена охотников за магами давно прошли.

Не было теперь нужды в людях, умеющих использовать силу колдующих против них самих, потому как нынешняя власть в каждом цивилизованном уголке мира, смогла таки прижать к ногтю своенравных колдунов, шаманов и всех остальных, кому потусторонние силы даровали часть своей власти над миром.

Но то сейчас, а что до правителей прошлого…

– Ее звали Нира, – сообщил Эш, сгребая со стола все безделушки, кроме амулета и убирая их в небольшой потертый мешочек за поясом. – Она – мой последний заказ на человека. Вернее сказать, последний, из тех, что я принял.

Он поморщился от воспоминаний, словно его тело грызла физическая боль.

– Ей было от силы лет девятнадцать. У магов сложно разобрать это внешне, ведь они взрослеют и стареют медленнее. Но тогда я успел поговорить с ней. Девочка сама еще толком не поняла, что случилось, темный договор оказался заключен с Веуром или Парларием, а эти демоны, мастера затуманивать разум. Она не сопротивлялась, знала кто такие антимы и понимала, что раз на ней печать, а я в ее доме, то все уже решено. И все же… ей было очень страшно, и она очень не хотела умирать.

– И что ты с ней сделал? – похотливо улыбаясь, спросил дворянин. – Дал ей помучаться, быстро выпустил кишки, или может… – он подался вперед. – Развлек ее напоследок? Я хочу знать подробности.

Лицо старика на мгновение изменилось, и он взглянул на дворянина так, что тот посерьезнел и чуть попятился. Это был взгляд затравленного убийцы, который давно потерял в жизни все, кроме пары медяков в кармане, пыльной мантии, да вороха жутких воспоминаний, мешающих спать по ночам.

– Я убил ее быстро, сокрытым мечом в сердце, – ответил спокойно Эш, опуская взгляд на медальон. – Затем, забрал личную вещь в доказательство и ушел за своей наградой. Я жалел ее, особенно от того, что девочка была красива, а во мне тогда еще бурлила молодая кровь. Но наемнику платят не за размышления о правильности поступков, а за трупы. К тому же, тогда мне казалось, что я совершаю благо, а золото способно унять любую боль. Но, после того как мне заплатили, обстоятельства вынудили меня задержаться в городе. И через пару дней я узнал, что отец Ниры являлся весьма состоятельным человеком, а один разорившийся, но все еще влиятельный дворянин очень хотел добраться до его денег. И таки добрался. Он связался с группой колдунов, официально работавших в городе под присмотром церкви, и попросил их о некой особенной помощи, посулив за нее весьма солидную плату. Те согласились. Один из колдунов зачаровал девушку, влюбил ее в себя и уговорил принять темный договор, пообещав защиту. Нира согласилась, однако колдун исчез, а вот печать на ее груди никуда не делась. Тот дворянин донес на девушку в церковь, после чего и наняли меня, не слишком разбираясь в обстоятельствах. Позже отца Ниры судили, как сопричастного, а большая часть его имущества отошла по поддельным документам дворянину, который якобы имел с ним дела.

Старик взял кружку пива и несколькими крупными глотками опустошил ее до дна.

– С тех пор я понял, что развращает не только магическая власть, но и мирская. Мне стало ясно, что среди обычных людей куда больше чудовищ, нежели среди тех, кого я убивал прежде. Принцы, лорды, дворяне, – он снова холодно взглянул на мужчину, – На вас бы тоже не мешало начать охоту. Так я решил тогда.

– Что за чушь ты несешь! – брезгливо скривился дворянин. – Сидишь в этой вонючей дыре, глотаешь дешевое пойло и жрешь помои, за которые тебе даже нечем заплатить. Когда ты в последний раз мылся? – он поднялся из-за стола, все распаляясь. – И ты, сын портовой шлюхи, смеешь говорить мне такие слова?!

– Я предупреждал, что история с некромантом понравится Вам больше, господин, – улыбнувшись ответил Эш, а к их столу тем временем подошел крепкий бородатый мужчина.

– Какие-то проблемы?

– Все хорошо, Гентар, – ответил старик. – Господин как раз уже собрался уходить.

Дворянин взглянул на подошедшего, оценив его плечистую фигуру и короткую дубинку на поясе, сплюнул на пол и молча направился к выходу из таверны.

Проводив его взглядом, Гентар покачал головой и опустился на скамью возле старика.

– Вечно ты ввязываешься в какое-нибудь дерьмо. Дался тебе этот петух?

– Он бесплатно покормил меня, – ответил с улыбкой Эш, принимаясь за жареную свинину. – К тому же, я считаю, что вся наша жизнь – это то самое дерьмо, о котором ты сказал, не все ли равно во что ввязываться?

– И все же, – усмехнулся Гентар, – Ты отказываешься от предложения Старшего пойти сам знаешь куда, сам знаешь зачем.

– Просто я не люблю, когда меня используют как оружие. Очень уж мне это надоело.

– Демоны меня подери, Эш! – прошептал Гентар, – Ну что это за бред? Будь ты с нами, то перебил бы тех парней за несколько секунд. Сохранил шкуры нашим людям. Тебе же вообще нихера это не стоит! А, кстати о стоимости, Старший сказал, что за те восемь ночей, проведенных тобой в таверне, уже неплохо бы и заплатить.

Эш искоса взглянул на собеседника, не переставая жевать, но ничего не ответил.

– Ну вот и что ты так смотришь? – покачал головой Гентар. – Я ж не только о себе, но и о тебе, старом гавнюке, беспокоюсь.

– Передай Старшему, что я очень благодарен ему за гостеприимство. Скажи, мол Эш помнит о его словах, когда он пообещал мне неделю бесплатного ночлега, а за еще один день я готов заплатить. На это меди в моих дырявых карманах хватит, но только затем я уйду.

Гентар помолчал немного, дружески хлопнул старика по плечу и поднялся из-за стола.

Тем временем, по узкой грунтовой дороге к городку подъехала карета, запряженная парой вороных лошадей. При одном лишь взгляде на экипаж, не сложно было догадаться, что принадлежит он кому-то весьма и весьма состоятельному. Алый бархат, повозки щедро украшали узоры из белого золота, а над крышей высился полуметровый черный треугольник со вписанным в него полумесяцем – символом анрижской академии магов.

Четверка конных воинов в стальных доспехах, шедшая двойками впереди и позади повозки, остановилась вместе с экипажем, один из солдат спешился и торопливо открыл дверцу кареты.

– Ну, что, ничего не забыла? – с добродушной улыбкой спросил мужчина в темном камзоле у молодой красивой девушки. С виду ей было не больше восемнадцати лет, водопад шоколадного цвета волос доходил чуть ниже лопаток, а правильные черты лица с большими глазами и полными губками могли бы свести с ума половину мужчин на свете. Что же до второй половины, то они и вовсе бы решили, что какой-то колдун пытается их зачаровать и непременно отправились в церковь, чтобы поскорее снять это, не дающее покоя, наваждение.

– Я все помню, не переживай.

– Все же, прошу тебя, повтори, – попросил мужчина. – Я очень за тебя беспокоюсь.

– О святой круг, – тепло улыбнувшись, ответила девушка и картинно закатила глазки. – Ладно, сделаю это ради твоего спокойствия, – она вытянула руку и принялась перечислять, загибая пальчики с красным маникюром:

– Высший маг по имени Лаурф ожидает меня в городе. Это раз. Он остановился в таверне, это два. Мне нужно найти его и напроситься в подмастерья для прохождения годового курса практики – это три. В течение года я должна буду изучать магию под его кураторством, заниматься исследованиями и выполнять всякие простые поручения – это уже четыре. Ну и пять – это та оценка моих способностей, которую я получу от него, когда вернусь в академию, чтобы меня признали там полноценной волшебницей.

Девушка снова обаятельно улыбнулась, так что на ее щеках проступили маленькие ямочки, и добавила:

– Все просто!

– Лани, помни, что Лаурф в городе занят важной работой и может представиться тебе иначе. Но он обязательно продемонстрирует свои магические способности, – мужчина закусил нижнюю губу, размышляя о том, не забыл ли он что-нибудь еще, а девушка положила ладонь на его руку и сказала.

 

– Не волнуйся, со мной все будет хорошо. В сумке у меня марки и брины, которых хватит на пару лет безбедной жизни, академия всегда знает где я по зачарованию моего медальона, а любые воришки и недоброжелатели… – она скорчила игривую гримасу и щелкнула пальцами, от чего над рукой заплясал огненный шарик, размером с горошину. – Если что, познакомятся с неудержимой мощью моей магии.

Она засмеялась и огонек тут же дрогнул, а затем потух.

– О святой круг, – покачал головой мужчина. – Лани, твоя легкомысленность может довести тебя до беды. Вне стен академии и поместья твоих родителей мир полон опасных мест, а если сказать по правде, то он и вовсе из них состоит.

Воин, стоящий возле кареты, вежливо покашлял, привлекая к себе внимание и сказал:

– Не волнуйтесь, Витор. Мадемуазель де Круайен ничего не угрожает, пока я рядом. А уйду я только передав ее под патронаж высшего мага, с которым она уж точно будет в полной безопасности.

– Береги ее, Зюпер, как собственную дочь! – сообщил мужчина и погрозил воину пальцем, на что тот лишь учтиво кивнул.

Девушка высунулась из кареты, щурясь от яркого солнца, и, облокотившись о любезно поданную руку воина, ступила на пыльную землю.

Ее одеяние составляла белоснежная шелковая рубашка с наброшенной поверх нее короткой жилеткой из мягкой кожи, узкие коричневые штаны, подчеркивающие стройные ножки, и высокие кожаные сапоги до колен.

В руках девушка держала сумку, которую она тут же закинула за плечо наподобие рюкзака.

– Удачи, Лани, – сказал мужчина, выглядывая из кареты. – Не забудь написать домой, как только немного освоишься.

– Обещаю, – с улыбкой ответила девушка и, энергично помахав рукой, отправилась вдоль по улице, в сопровождении облаченного в доспехи воина.

– Твой поступок, это плевок нам в лицо! – презрительно бросил крепкий мужчина, тело которого покрывали разномастные татуировки, а лысую голову украшал огромный шрам, тянущийся от затылка до рта через правое ухо, вернее бурый комок, являвшийся ухом когда-то очень давно.

– Прошу меня простить, – Эш слегка поклонился, продолжая сидеть за столом, где он только что закончил свою трапезу. – Господин, Старший, мне казалось, что Ваш жест приютить старого человека был продиктован соображениями нашей прошлой дружбы, когда мы вместе занимались контрабандой.

– Не юли, Эш. Ты не дурак и отлично понимал, зачем я тебя приглашаю, – Старший, обернулся и один из десятка людей за его спиной подал измятый клочок бумаги, с крупным кровавым пятном. – Здесь говорится, что в городе высший маг.

Старший швырнул бумагу на стол и ударил по ней ладонью.

– Высший, мать его шлюху, маг, Эш! А если я его сюда не приглашал, то это могли сделать только люди Капитана. И это как раз перед тем, как мы решили ударить! Ты врубаешься?

Старший опустился в кресло, напротив старика, а тот поднял бумагу, внимательно рассматривая текст.

– Понимаешь, что с нами будет, если эта тварь выступит на его стороне? Но если бы с нами был ты, все бы обернулось ровно наоборот, – он криво усмехнулся, – Чем страшнее маг колдует, тем вернее сдохнет он.

– Присказка моей молодости, – с улыбкой ответил Эш.

– А хочешь ее? – заговорчески прошипел Старший. – Молодость свою назад. Помоги нам и оплачу тебе магов Вульда, вернут тебе твои года, дам в придачу серебра, жрачку, девок. Что тебе еще надо?

– Здесь говорится, – ответил Эш, не отрывая взгляда от бумаги. – Что маг будет ожидать прибытия подмастерья из анрижской академии. Быть может он тут вовсе не по ваши души.

– Ха! – Старший ударил себя ладонями по ногам. – Ты сам-то веришь в это дерьмо? Да даже если он и правда был не при делах, Капитан возьмет его на крючок! Помоги нам Эш, или пеняй на себя. Уйдешь, – будешь до конца жизни ждать кинжала в спину.

Эш поморщился, выпуская из рук лист бумаги и прикидывая, как лучше соврать, чтобы как минимум получить отсрочку по решению.

В этот момент двери таверны распахнулись и в зале появилась красивая девушка в сопровождении крепкого воина, держащего правую руку на рукояти меча.

– Закрыто у нас, хер ли ломитесь?! – гнусаво прокричал один из людей Старшего и от неожиданности девушка попятилась, упершись спиной в своего провожатого.

– Простите, – неловко пробормотала она, собираясь покинуть таверну, однако старый антим почувствовал на ней метку демона.

Несмотря на почтенный возраст, мысли Эша работали очень быстро, а потому он отчетливо понял, что произойдет спустя несколько минут. Старший был умен, хоть и пытался порой сойти за тупого напористого мордоворота. Стало быть, он не хуже Эша понимал, даже не обладая способностями убийцы магов, что, никому не известная в маленьком городке, разодетая в дорогие вещи, девочка, в сопровождении телохранителя, могла являться ни кем иным как тем самым подмастерьем мага, о котором шла речь на клочке бумаги.

Дадут ли им после этого уйти? Возможно, но уж точно не слишком далеко.

Эш тяжело вздохнул и, покачав головой, мысленно потянулся к воображаемой мистической сфере в теле девушки, а затем коснулся ее, почувствовав на руках нечто липкое и мерзкое. Такова уж она – сила демонов, что питает способности каждого мага. Пальцы на руке старика сложились в затейливый знак и из них заструился огонь, подымаясь извивающейся змеей до самого потолка.

Люди Старшего изумленно отпрянули, издав разноголосые вздохи удивления, кто-то даже осенил себя святым кругом, однако их предводитель не повел и глазом в сторону антима, внимательно изучая девушку. Она же, в свою очередь, замерла в дверях, глядя на колдовство грязного оборванного старика, который, должно быть, никак не вязался у нее с образом высшего мага.

Видя на лице юной волшебницы замешательство, Эш сжал ладонь в кулак, обрывая действие заклинания и поднялся. Затем он поднял свою трость, которой ему служила обычная сучковатая ветка чуть более метра длиной и направился к выходу.

У самых дверей Эш остановился, обернулся в сторону Старшего и, кивнув ему, сообщил:

– От части возможных проблем я тебя избавлю, но дальше ты уж как-нибудь сам, – после этого старик вышел из таверны, и девушка с воином последовали за ним.

– Простите, так Вы и есть… Высший маг? – услышал Эш за своей спиной недоверчивый девичий голос.

Старик взглянул на две пары внимательно изучающих его глаз. Телохранитель также смотрел с подозрением, хотя и в его взгляде Эш ловил неуверенность.

Он мог бы объяснить им в чем дело, отправить по нужному адресу, что не составляло особого труда, учитывая то, что в городке было всего две таверны, однако девушка поправила на плече съехавшую сумку и обостренный слух антима отчетливо различил там звон увесистой пригоршни монет.

Эш поморщился от пришедшей в голову мысли, однако вместе с ней явилось воспоминание о днях, когда он не мог позволить себе даже корки хлеба, а также о том, что ботинок на левой ноге прохудился уже настолько, что при каждом шаге зачерпывал в себя острые камни и грязную дорожную пыль.

– А ты кого ожидала перед собой увидеть, милая моя? – ворчливо произнес Эш. – Разодетого индюка в дорогой магической робе?

– Не знаю как она, – сурово ответил воин. – Но я ожидал именно этого.

Не обращая внимания на ответ, Эш махнул рукой, приглашая следовать за собой, и поплелся по широкой улице к выходу из города.

– Как дела в анрижской академии? Архимаг все так же как и в молодости прикладывается к своему любимому рельенскому вину? – спросил Эш.

Вопрос о пристрастиях архимага к спиртному, да еще и весьма конкретному, был задан абсолютно наугад, в расчете на то, что молоденькая волшебница никак не может знать таких подробностей. И расчет оказался верным.

Девушка смутилась и проговорила:

– Простите, мастер, но я не знаю.

– А не могли бы Вы, мастер, – вкрадчиво спросил воин. – Для начала напомнить нам свое имя?

– Зовите меня Эш! – быстро ответил старик. – Это, разумеется, псевдоним, который я ношу, пока выполняю одну важную работу! – Эш мысленно ударил себя ладонью по лицу, потому как столь нелепое и высокопарное оправдание не могло вызвать ничего кроме подозрений в его адрес. Однако, девушку такой ответ, казалось, устроил и она возмущенно воскликнула:

– Зюпер, что ты цепляешься, к мастеру Лаурфу?! Ты же видел его колдовство!

Старик остановился и сурово погрозил пальцем.

– Я сказал «Эш", и никак иначе.

– Просите, мастер, – виновато потупилась красавица, не преминув бросить в сторону воина короткий гневный взгляд. Мол из-за тебя куратор раздражается.

– Кстати, знаешь ли ты, милая, что означает это слово? – спросил Эш и увидел на лице девушки напряжение, словно правильный ответ мог решить ее дальнейшую судьбу.

– Если я не ошибаюсь, – наконец сказала она, – То с англосийского слово Эш можно перевести как прах или пепел.

– Верно, – уважительно кивнул старик и двинулся дальше по улице. – Нам нужно покинуть город, скоро здесь прольется много крови, и я предпочел бы в этот момент находиться как можно дальше.

– Это что-то вроде магии прорицания будущего? – с интересом спросила девушка, двигаясь рядом.

– Прорицать не умеет ни один маг, только шаманы, – усмехнулся Эш. – А это банальные наблюдения. Одна банда собирается напасть на другую, чтобы установить в городе свою власть. Что же до магии, так вот тебе первый урок – никогда не пользуйся ею тогда, когда можешь обойтись без нее. Ибо твой демон непрерывно искушает тебя соблазнами.

– Так говорит церковь святого круга, – пожала плечами девушка. – Я понимаю. Хотя… Мне не очень ясно, как при этом можно продвинуться в магическом мастерстве.

– Можно сделать это по-разному. Кстати, кто твой демон?

– Игнис, – гордо ответила девушка, снова поправив съезжающую с плеча сумку.

– Старший демон пятого круга, – поморщившись, кивнул Эш. – Очень сильная тварь. Я был… знаком с одним магом, который тоже носил его метку.

– А что за маг? Может я читала о нем, или он преподает у нас в академии?

– Вряд ли, – хмыкнул Эш и махнул рукой. – Его давно уже убил один антим. Но парень был очень искусным колдуном. Обычной плетью инферно спокойно разрубал каменную стену. А уж что до щита преисподней, так я и вообще молчу.

– Должно быть он часто бывал под высоким мистическим зарядом? – вопросительно сказала Лани и пожала плечами.

– Очень высоким, – мрачно кивнул старик.

Городок вокруг них неумолимо менял свой облик, и маленькие неказистые домики уже вовсю расцвели садами и огородами, а впереди виднелось чистое ржаное поле.

– Позвольте обратиться, мастер, – сказал воин, все так же следовавший за ними. – Но не следует ли нам взять лошадей, перед началом пути?

– Конечно нет! – с деланным удивлением произнес старик. – А знаешь ли ты почему? – спросил он, уже глядя на девушку.

Ее большие глаза распахнулись шире обычного и Эш понял, что она не сможет найти ответа, хотя бы потому, что он и сам его еще не придумал.

– Да потому, что лошади непривычны к магии, – нашелся антим. – А особенно к магии огня. Стоит моей юной подопечной по неосторожности применить заклинание, так она рискует тут же оказаться выброшенной из седла. Это совершенно не входит мои планы, потому как я, – Эш коротко взглянул на Зюпера. – Намереваюсь вернуть ее в академию, через год, живой и здоровой.

– Простите, мастер! – радостно воскликнула девушка. – Так все в порядке? Вы берете меня под свой патронаж?

– Конечно беру, – Эш всплеснул руками, ощущая от этой лжи почти физическую боль.

С другой стороны, чем рисовала девчонка?

Скорее всего ее даже не исключат из академии, когда она вернется сообщить, что не нашла своего куратора. А даже если и исключат, так будет на одного мага меньше, как меньше и шансов, что очередной демон прорвется в этот мир, сея хаос, смерть и разрушения. Тем более Игнис – старший демон пятого круга.

Что же до девочки, так она, скорее всего, упорхнет под крыло родителей, немногим позже станет женой какого-нибудь богатенького дворянина, титулом не меньше барона, уж больно хороша собой. Затем нарожает ему детей, и проведет многие годы в спокойствии и достатке.

Эш же рисковал без ее помощи помереть от голода или холода, потому как за все свои годы он так и не смог найти себе более достойного ремесла чем дарованное ему в молодости.

Так уж и выйдет, что волшебница оплатит ему жизнь, как делали это раньше убитые Эшем маги. Но то будет самая гуманная и бескровная плата, последняя на счету старого антима.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru