Критическая масса ядерного распада. Книга первая. Гардемарины подводного плавания

Анатолий Владимирович Козинский
Критическая масса ядерного распада. Книга первая. Гардемарины подводного плавания

Наша страна – страна Советских людей, сокрушив фашизм, рано или позже даровала Европе независимость, заплатив за это самим дорогим – многими своими жизнями. Да, тогда и сейчас, у нас и у «них» жизнь человеческая пока ценится не очень дорого. Заплатив за победу в Великой Отечественной войне 20 миллионов жизней, страна Советов, подчёркиваю – вся страна: весь многонациональный народ Союза, правительство государства, Коммунистическая партия, Советские вооружённые силы и верховный главнокомандующий И. Сталин «выложились» и отдали во имя победы над фашизмом всё, что могли, лучше сработать они просто не умели.

В результате естественного развала союза стран, так называемого Социалистического лагеря, и искусственного раскола Советского Союза, некоторые новые «хозяева» созданных «независимых» государств, уж очень быстро – за деньги становятся зависимыми, вступая в союзы противоположного вектора политической направленности.

Если очень хочется, то можно забыть, что силой любовь не навязывается. Но ещё хуже, когда «любовь», имеющая всему миру известное название, покупается за деньги.

Нужно низко поклонится Советским людям – всем ещё живущим ветеранам Великой Отечественной войны, ради светлой памяти погибших во имя того, чтобы люди больше не убивали друг друга. Этот поклон должны отдать каждый уважающий себя народ, нация и человек, вольно или невольно ставшие участниками кровавой трагедии известной под именем Второй мировой войны.

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ( К П С С ).

– Зачем нам слушать то, что мы и так знаем? – сразу же «возник» дотошный читатель, не дожидаясь, что скажет автор по сути рассматриваемого вопроса.

– Ну, если ты, дорогой читатель, такой грамотный, то скажи: КПСС – это партия чья?

– Чья – чья… – тоже мне вопрос на «засыпку». – Сначала это быта партия российского пролетариата. После туда вступила наиболее сознательная и передовая часть рабочего класса, колхозного крестьянства и интеллигенции. Вот так было дело! – на выдохе, не запинаясь, заучено «выдал» информацию наш эрудит.

– А рабочий, – это уже не пролетарий?

– Нужно подумать… – уже не так бодро рассуждал собеседник. – Пролетарий – это чудак, который никогда ничего не имел и вечно на кого-то работал. Честно говоря, рабочий, даже передовой, так же не имел ничерта, да ещё вкалывал, дай боже,… – задача!

– Да, не очень-то ты, оказывается, «рубишь» в этом деле, – заметил автор. – А вот крестьянство… – почему только колхозное?

– Почему, почему! – Потому, что «не колхозное» по велению рабочей партии большевиков тю-тю – сгнило в Сибири. Сам, небось, знаешь!

– Послушай, ты упомянул большевиков, куда эти делись?

– Куда, куда… – на «кудыкину гору»! …– Ушли туда, куда ушло и «не колхозное» крестьянство.

– Поговорите, поговорите у меня, вы таки договоритесь! – раздался откуда-то «сверху» угрожающий голос.

– Кто это? – поинтересовался любопытный читатель.

– Сейчас, подождите: вот только отвечу на не прозвучавший вопрос о советской интеллигенции. – Это тайна, до конца непонятная и нам – партии. В принципе, мы полагаем, что это люди, которые кое-что соображали, но всегда молчали, как рыба. Кто пытался говорить – тот сразу же у нас становился «ничем». А партия… – это ого-го-го! Партия – это партия всего Советского народа!

– А кто эту партию уполномочивал стать партией всего Советского народа? – робко задал вопрос автор.

– Ты, писака, реши задачу на сообразительность сам: в конституции СССР записано, что КПСС существует для народа и служит народу. – Какой же народ, чёрт бы его взял, откажется от такого слуги?!

– Ничего себе слуга…. – Сам уселся на шею народа, руководит и направляет и, не дай бог, сделать шаг в сторону – и мечтать не смей! Ибо творческая деятельность народа находится под надёжным контролем и руководством той же КПСС – шестая статья Конституции СССР – закон! – подумал встревоженный автор.

– И мысли, и дела мы знаем наперёд! – Можешь вслух не говорить. У нас 18 миллионов активных штыков! Ты ещё и не подумаешь, а мне – партии, уже доложат, что ты собираешься там мыслить.

– Кхе-кхе-кхе, буль-буль-буль, помогите, караул! – откуда-то снизу послышался не то кашель, не то вопль утопающего, хватающегося за соломинку.

– Ты кто? – задал вопрос, озадаченный читатель.

Одновремённый ответ на сотне языков многонациональной страны прозвучал сплошной абракадаброй.

– Да скажи ты, чёрт тебя побери, на русском языке, что ты там бубнишь! – воскликнул автор.

– Не трогай его! Кыш! – грозно приказала КПСС. – Что вам не понятно? – это и есть Советский народ!

– А он – Советский народ, что: сам ответить не может, нет голоса что ли? – докапывался до истины автор.

– Почему же, – снисходительно ответила КПСС. – Во-первых: Советский народ все свои голоса добровольно отдаёт родной партии. А во-вторых: мы иногда разрешаем своему народу «покричать», выражая всенародное «одобряем».

– Что-то мы запутались! – одновремённо воскликнули автор и читатель. – А как же Советская власть, Советское государство? Что «Вся власть Советам!» уже «улетели гуси – лебеди» – не действует?

– Улетели, улетели…, в другое время ты – читатель, вместе со своим автором, уже давно бы «тю-тю» – в лучшем случае стали бы диссидентами. – Теперь же, разбирайся тут с вами! Да эти ваши хилые Советы были везде: и в городах, и в сёлах. Ни денег, ни власти у них не было никогда. Как говорится: «Чем бы дитя ни тешилось…». Другое дело у партии: совершенствуя социализм, углубляя демократию, руководствуясь принципом демократического централизма… тьфу! – заплуталась я в словоблудии. Одним словом, будь ты активным штыком партии или Советским народом, всё равно, выполняй то, что тебе приказано сверху. Куда идти, что и как делать, чем дышать, с кем дружить, во что верить – всё это в готовом виде тебе представляла партия «сверху».

А уж, чтобы всё это ты выполнял непременно, то у партии существовали парткомы, райкомы, обкомы, крайкомы, центральные комитеты, политотделы и прочие «уделы», «разделы» и «беспределы» о которых ты и не догадывался!

–Да пошла ты, КПСС, знаешь куда! – до сего молчавший Советский народ, смачно выругался. – Святое дело справедливого государственного строительства, заменив диктатуру пролетариата диктатурой коммунистов, вы подчинили интересам личной власти. Вы силой вынудили многих людей войти в образ «Советского народа».

Кстати, если бы у вас хватило ума и общечеловеческой мудрости, а также хорошей доли сомнения в своей исключительно руководящей и направляющей роли, то многие народы, уже добровольно, жили и гордились бы своим гражданством в действительно могучем Советском Союзе. А так: имеем то, что имеем….

КРАТКАЯ СПРАВКА О СОСТАВЕ КПСС.

С 1898 года – Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП). Она основана умными образованными людьми – революционерами. По своему происхождению они ничего общего с рабочим классом не имели. По меркам настоящего времени это были интеллигенты, чем-то ущемлённые царской властью. Провозгласив себя партией рабочих, в дальнейшем использовали рабочее движение для свержения царизма и захвата власти силой с целью построения справедливой державы рабочих.

С 1917 года – Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков).

В то время руководство партии было публикой весьма разношёрстной и ершистой. Каждый интеллигент считал себя самым умным революционером – теоретиком. Выражая интересы отдельных кланов и групп, они защищали и проталкивали с яростной настойчивостью свои взгляды на дальнейшее развитие уставных и программных вопросов партии. Получив большинство в поддержке своих взглядов на эти вопросы, группа партийцев во главе с

В. Ленином стала называться «большевиками».

С 1918 года – Российская коммунистическая партия (большевиков) – РКП (б).

Взяв власть в свои руки, основной своей программной целью партия считает построение коммунистического общества, отсюда и название – «коммунистическая».

С 1925 года – Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) – ВКП (б) – свыше

730 тысяч членов партии. С образованием СССР партия переименовалась во «всесоюзную».

К концу Великой Отечественной войны в рядах партии насчитывалось около 6 миллионов коммунистов, из них 3 миллиона 325 тысяч – в Красной армии и на Флоте. Это были люди представляющие многонациональный уровень мировоззрений, объединённые Коммунистической партией и ставшие во главе народа во имя победы над фашизмом.

С 1952 года – Коммунистическая партия Советского Союза – КПСС.

Начиная с 60-х годов, партия росла не по дням, а по часам и концу 1985 года насчитывала более 19 миллионов членов партии.

***

Этот период заслуживает особого внимания, так как в это время в стране Советов всё перепуталось. Партия и государство так тесно переплелись, что никто уже толком понять не мог: где же заканчивалась партия и, где начиналось государство? Все управляли, все руководили, все дисциплинированно рапортовали о небывалых успехах, но при всеобщей декларируемой ответственности, никто конкретно ни за что не отвечал.

Главное, что ощущалось и «сверху», и «снизу» – это отсутствие умного и рачительного хозяина. Только там, где он появлялся, успехи были налицо.

Состав и структура управления партией, особенно, после отстранения Н. С. Хрущёва от власти, оформилось окончательно в многоступенчатое коллективное руководство партийных царьков, терпящих Советы для прикрытия своей некомпетентности и вседозволенности по управлению страной.

Низовое, высшее и центральное руководство КПСС прочно уселось на занимаемых постах, обеспечив себе пожизненное владение ими. Родственные и клановые связи стали их непробиваемым бронежилетом, обеспечивающим своим хозяевам возможность распоряжаться огромными богатствами страны, не забывая наполнять и свой личный карман. Их личное потребление не ограничивалось ничем, а вот величина собственного кармана пока ограничивалась условностями законов Советской державы.

 

Основным источником пополнения рядов партии были «тотальники», так как карьера и рост любого специалиста, в первую очередь, обеспечивалась членством в КПСС. Практически, все руководящие работники во всех областях и сферах управления промышленностью и сельским хозяйством, в том числе и офицерский состав армии и флота, были членами КПСС не по идейным убеждениям, а по необходимости жизненной ситуации.

Вторым источником пополнения рядов партии были «дойные коровы» – простые рабочие и крестьяне, которые, глядя на упитанных вождей КПСС, стремились жить лучше, получив доступ к материальным ценностям через членство в партии уже сейчас, а не в мифическом «светлом будущем».

Все они – жертвы демократического централизма устава КПСС, создавали устойчивый источник дохода «вождей» партии и были послушными «зомби» в их руках.

Некоторой надеждой на благополучное сосуществование КПСС и народа, на успех развития госструктур управления страной, деятельность которых направлялась на удовлетворение жизненных потребностей Советских людей и усиление мощи государства в целом, было правление страной под руководством первого секретаря ЦК КПСС и по совместительству председателя Совмина СССР Н. С. Хрущёва.

Это был не «слуга», а умный и заботливый настоящий хозяин страны, к сожалению, единственный из всех, последующих за ним. При нём политический режим в СССР стал более демократичным. Экспериментируется введение более эффективных и гибких управленческих госструктур во все отрасли промышленности и сельское хозяйство. Для полного удовлетворения потребностей населения в хлебе осваиваются целинные земли, выращиваются более продуктивные сорта злаков. Широко развёрнутое жилищное строительство, позволило миллионам Советских людей получить новые квартиры. Конечно, они были не совсем удобные и просторные, но в то время «хрущёвки» воспринимались, как дар божий. Впервые за всю историю существования страны, люди, привыкшие кушать хлеб из муки послевоенного недостатка и экономии, ощутили вкус настоящего хлеба вдоволь. Впервые этот хлеб – плод труда рук своих, население страны получило в достаточном количестве, обеспечивающем запросы потребления, в том числе, и выдачу его в общественных столовых без оплаты. Благодаря этому целое поколение послевоенных студентов, сравнительно сытно питаясь, выжило и получило образование. Обязательная средняя школа, учёба на государственный кошт в многочисленных средних и высших учебных заведениях, разветвлённая сеть библиотек, домов культуры, дворцов народного творчества и спорта, стадионов и театров способствовали гармоничному развитию, делая Советского человека самым образованным в мире.

Наличие человеческого ресурса и созданная материальная база, в результате колоссального созидательного труда Советского народа, пока ещё не утратившего приобретённого во время войны единства помыслов и действий, позволили развивать фундаментальную науку; изучать недра Земли и глубины мировых океанов планеты; делать замечательные открытия во многих областях науки и техники. Усилиями выдающихся учёных, инженеров и рабочих на благо Советских людей начинает работать ядерная энергетика.

На один миллион человек сокращается численность личного состава Советской армии с одновременным её перевооружением ракетно-ядерным оружием. Строится атомный флот. Осваивается космос – и первым, увидевшим родную планету из бездн вселенной, был Советский человек!

США утратили единоличное право владения атомной бомбой, стали досягаемы для оружия с территории СССР, и явно отставали по ряду направлений науки и техники. Соревнование капиталистической и социалистической систем в этот период времени было не в пользу первой.

К началу шестидесятых годов конструктивный политический диалог между США и СССР практически отсутствовал и все взаимоотношения строились с позиции силы.

В 1962 году эти силы столкнулись лбами в противостоянии в Карибском кризисе. Армии и Флоты противоборствующих систем были приведены в боевую готовность. Началась блокада Кубы вооружёнными силами США. Холодная война вот-вот могла стать горячей. Здорово запахло ядерной катастрофой третьей мировой войны….

К счастью, критическая масса противоречий двух систем не инициировала и взрыва не последовало. Разрядником оказался не разум и здравый смысл, а страх перед взаимным уничтожением. Ещё были свежи в памяти последствия ядерных бомбардировок американцами японских городов Хиросимы и Нагасаки. Результатом состоявшегося компромиссного диалога между США и СССР, стало снятие с Кубы военной блокады с одной стороны, и вывоз ракет с острова с другой. Это в итоге дало возможность социалистической Кубе состояться.

Несмотря на проблески зарождающегося взаимопонимания, агрессивный путь силы и преобладание непримиримых идеологий двух миров, получили дальнейшее развитие в холодной войне. Н. С. Хрущёв стал реальной угрозой капиталистическому устройству мира. Сильный и умный вождь страны Советов был не нужен «верхам» ни в своей стране, ни за её пределами. Руководителя такого типа и ранга всеми правдами и неправдами они постарались сместить силами политических магнатов внутри страны и, работающей на всю мощь, машиной холодной войны. Попытка Н. Хрущёва возродить власть Советов, учредив Совнархозы, и отмена теневой выдачи денег в конвертах дополнительно к зарплатам партийным бонзам, вызвала у каждого из них непримиримую злобу и сопротивление.

Были приведены в действие явные и тайные механизмы сговора партийной коррупции – и появился Генсек Л. И. Брежнев. Н. С. Хрущёв, не пожелавший вступать в открытую борьбу за верховную власть внутри партии и в государстве, оказался первым и единственным «вождём», которого сместили при жизни мирным путём. Эпоха, когда КПСС была послушным обоюдоострым оружием в руках одного человека прошла.

Л. И. Брежнев – рядовая личность, с годами страдающий старческим маразмом, слабый «вождь» – из тех «слуг» народа, которые достигли власти не благодаря собственным усилиям и заслугам, а вопреки ним. Для него был придуман трон «Генерального секретаря КПСС», на который нового вождя протолкнули, унаследовавшие корону «первых», партийные апостолы, недовольные правлением Н. Хрущёва. Это были приспешники идеи, так называемой, эпохи коллективного руководства – фактически эпохи застоя, подготовившей предпосылки для развала СССР.

Коммунистическая партия, подобно змею Горынычу, в разбеге, пытаясь взлететь, ожиревшим животом давила собственный народ. Взлететь не удалось, ибо многочисленные головы «первых» давали команды вразнобой, по собственному разумению и хотению.

Верховный Генсек, восседавший на спине «Горыныча», так и не смог взять вожжи в свои руки, ибо его руки, как у «всадника без головы», удерживали под мышкой не очень разумную собственную голову. Пока же в стране, плохо управляемый механизм государственной власти по инерции работал безостановочно. Были довольны все: «верхи» тешились обретённой властью, а наиболее пронырливые и смекалистые прибирали к рукам несметные богатства, наработанные народом; «низы» – то есть народ, так же не дремал и начинал потихоньку воровать, хотя, до поры и времени, даже честная работа обеспечивала им приемлемый уровень жизни. В начальный период «брежневщины» держава жила в соответствии с уровнем наработанных благ, и средств было достаточно на все расходы.

В каждом, даже самом маленьком селе, была школа, медпункт, клуб, библиотека. Страна была покрыта лесом строительных кранов. Строились дороги, возводились заводы и фабрики, осваивалась Сибирь и её богатства. Граждане великой державы, независимо от национальной принадлежности, по праву стали называться Советскими людьми. И да же те – кто был обижен Советской властью, вынуждены были признать, что слово «Советский человек» в то время звучало, не менее гордо, чем – «американец» в США. Несмотря на то, что американцы – переселенцы и авантюристы со всего мира, изгнавшие и уничтожившие коренное население Северной Америки, декларировали гордость несколько другого типа, основанную на популизации пресловутого американского образа жизни, Советский народ не мешал им строить жизнь так, как они хотели.

Честные люди страны Советов во имя мирной жизни – «лишь бы не было войны», были готовы строить своё будущее совместными усилиями. Они свято верили, что увеличивающееся население в связи с возрастающей рождаемостью в стране, то есть их дети, будут жить лучше.

Они жили и корнями уходили в свою землю – землю своих предков, землю своей истории. Право на труд и, соответственно, на источник существования людей гарантировано обеспечивалось Социалистическим строем. В стране не было богатых, но не было и бедных, ещё действовала трудовая дисциплина и ответственность, не было бомжей и безработных. Право Советских людей на отдых реализовывалось многочисленными санаториями, домами отдыха, сетью дворцов спорта, театров и парков культуры, доступным членством в разнообразных обществах и союзах. Организованный туризм и самостоятельные поездки любителей природы, охотников, рыболовов в любой уголок Союза гарантировались незначительными затратами на транспорт, жильё и питание. Стоимость путёвок во все эти заведения в большинстве случаев оплачивалась профсоюзами и в целом соответствовала величине получаемой зарплаты. В то время Советский народ был реальным хозяином в своей стране и в значительной мере пользовался ресурсом её благ и богатств.

Правда, у нас не было пятизвездных отелей, недоступных простому человеку. У нас не было офисов и презентаций. Наши прекрасные женщины не пополняли европейские бордели и не выносили горшки с испражнениями чужих старцев. Они работали, выращивали детей в своих семьях и своей стране.

Нас ещё не научили «благодетели» рыночной экономики торговать телом и душой, продавать свою землю и всё лучшее, сработанное нами, и полученное в наследство. У нас ещё не было легальных миллионеров и миллиардеров – бывших «первых» и «вторых», укравших и присвоивших общее достояние страны.

Мы не убивали друг друга по заказу. Наше сознание не было отравлено кровавой жестокостью, ужасом бытия бесстыдного секса, наркоболезнями и СПИДом – всем набором «прелестей» вседозволенности доллара, посредством фильмов с рекламой американского образа жизни.

Наш дед Мороз ещё не стал Санта Клаусом. У нас были общие праздники, как государственные, так и личные. Религиозные праздники, кто хотел, отмечали совместно с открытой душой и радостными лицами.

В наших городах и сёлах не было нищих, беспризорных детей и стариков. Улицы в тёмное время суток были освещены и мы свободно, без тени страха по ним гуляли.

Наконец, мы только по слуху знали о такой «проказе» капиталистического мира, как экономические кризисы.

Да, мы умели защищать свою землю от внешних врагов. Но, завоевав однажды свои права, мы привыкли воспринимать их незыблемость не требующую защиты. Руководящие вожди решение всех наших проблем предлагали своему Советскому народу в готовом виде. И если кто-то с этим решением был не согласен, то сразу же попадал в разряд инакомыслящих диссидентов.

Народ разучился самостоятельно анализировать и оценивать обстановку. Инакомыслящие лидеры клеймились позором, высылались за пределы крупных городов или сидели в лагерях и в тюрьмах. В связи с этим, поговорка: «Жираф большой – ему видней!» стала нашей бедой и, не видя путей решения возникших проблем, Советский народ утратил способность защищать свои права и свободу внутри страны.

Любая система устройства государственной власти, тем более социалистическая, очень болезненно реагирует на бесхозяйственность и безответственность людей из структур управления. Бесхозяйственность вела к упадку и развалу производства, низкому качеству выпускаемых товаров, которые уже производились не ради людей, а ради выполнения плана.

Безответственность была прямой дорогой к воровству, припискам успехов в отчётности, взяткам, карьеризму, наушничеству, присвоению имущества и государственных денег.

Все хозяйственные ветви управления дублировались параллельной веткой партийного руководства, зачастую бескомпромиссной и не всегда компетентной. Это приводило к растранжириванию ресурсов человеческих и материальных, терялась инициатива и темп роста производства товаров, унижался руководящий состав хозяйственников.

Такая обстановка психологического давления порождала безразличие и разочарование в самой идее коммунистического обустройства мира.

В руках ЦК КПСС был сосредоточен весь материально-экономический потенциал державы. Начальный период безответственности «верхов» брежневского правления, парировался наезженными правилами и законами управления страной под страхом персональной ответственности, ранее существовавшей. Приземлённая ветвь вождей руководства Коммунистической партии – все эти «первые – вторые – третьи» и прилепившиеся к ним на уровне райкомов и обкомов, начали воровать осмотрительно.

 

Партийные апостолы коллективного руководства, пользуясь отсутствием верховного контроля, начали обустраивать свои «гнёзда», обворовывая партийную казну на всех уровнях. Партийная казна, только в виде членских взносов 18 миллионов «дойных коров», приблизительно составляла более миллиарда рублей в год, никем не контролируемых денег. Рядовые коммунисты дальнейшую судьбу своих денежных взносов никогда не знали.

Кроме того, создаётся сеть медицинских учреждений, санаториев, домов отдыха, заповедников, закрытых распределителей жилья, материальных средств, продовольствия и других услуг для «вождей» центральных и низовых комитетов партии. Пользуясь ими, эти «слуги народа» далеко ушли вперёд, оторвавшись от народа на пути в «светлое» будущее.

С этого момента суждения рядовых коммунистов, да и всех граждан СССР об одном и том же предмете или явлении в мыслях были одними, на «языке» – другими, в фактических действиях – третьими. Только очень немногие сохранили гармонию единства мыслей, высказываний и действий. На них показывали пальцем и говорили: «Вот пошёл чудак, который живёт на одну зарплату!». Родители начали пугать своих детей: «Учись! Иначе пойдёшь работать!».

Наш гордый и действительно свободный Советский человек, под натиском вопиющей фальши декларируемого конституцией равноправия – фактического неравенства в практической реализации своих прав, перестаёт работать качественно и начинает воровать.

В зависимости, кто на чём «сидел», воровали всё: продукцию промышленного и сельскохозяйственного производства, интеллектуальные идеи и труды, учёные степени и звания; деньги в прямом назначении, как взятки за оказанные услуги при поступлении в институты образования, услуги бытового, медицинского, юридического порядка и так далее.

Воровали все: непосредственный производитель воровал сам у себя, остальные – по цепочке общественного положения обворовывали того же производителя, запуская руку в котёл общественного богатства страны.

Наверху этой воровской пирамиды стоял генеральный «вождь» – многократный «герой» Союза, увешанный в виде побрякушек всем арсеналом незаслуженных наград и званий. Чуть ниже располагались «вожди» пожиже, которые самоутвердились в своей исключительной руководящей роли. Страна была сказочно богатой, материальных и духовных ценностей было произведено много. Их хватило для разбазаривания на целых 18 лет брежневского застойного правления.

К концу восьмидесятых годов в конце царствования Л. Брежнева страна имела полный букет «цветочков» и созревающих «ягодок» древа порочных итогов его правления. К этому времени у нас в обществе ещё не было бедных, но богатые уже появились. Им для самореализации в новом качестве, как кость в горле, мешало социалистическое государство.

Критическая масса противоречий в обществе, как в ядерном устройстве, накапливалась в двух полусферах: с одной стороны – богатые (в последующем времени они присвоят себе наименование «элита») сидели на наворованном золоте и не смели его реализовать. Очень странно: они были при власти, но жаждали власти другой, которая бы узаконила и провозгласила наследственную власть денег. С другой стороны – изверившийся народ (в последующем названный «электоратом»), разучившись качественно работать и не смевший протестовать, думал только о хлебе насущном, простаивая за ним в бесконечных очередях.

Советский народ, растленный политической пропагандой, что он главный и решает всё, умаявшись беготнёй по магазинам за дефицитом, «решать» ничего не желал. Дефицитом же помаленьку становилось всё: и пресловутая колбаса, и качественный товар промышленного производства. Советский народ в то время был не способен даже массово выйти на улицы с протестом против бездеятельности бездарного правительства.

В дальнейшем, под наркозом нечистоплотных паров варева, испаряемого кипящим котлом десятков появившихся политических партий, одурманенный народ ни черта не понимал: что он приобретает.

В свою очередь, выработанная десятилетиями неспособность к политическому анализу обстановки внутри собственной страны не позволила ему до конца понять: что он теряет.

Итак, инициирующий политический взрыватель, взращённый ЦРУ США, помеченный на голове ярким пятном отличия холодной войны, под руководством своей супруги, где «реформами», где преступным бездействием, с помощью арсенала созревших «ягодок» непримиримых противоречий коммунистической идеи, сработал.

Горбачёвский период правления – период бездействия и поощрения разрушительных процессов внутри страны. Он и был тем глубинным взрывом на уровне ядерного, который разорвал общественные и экономические нити связей людей, привёл к развалу государства, отбросил общество в хаос существования вне законов.

***

– Фу-у-у, замучил ты меня, уважаемый автор! Такой философско-исторический экскурс собственного разумения в прошлое людей может кое-кому и не понравиться, – изрёк глубокомысленно читатель. – Кроме того, насколько я понимаю, вооружённые силы – спинной хребет и сердцевина основы существования любого государства всегда занимали особое положение в его структуре. А у тебя о них ни слова….

– Подожди, дорогой: «Будет тебе белка, будет и свисток!» – ответил автор. – Сила государства, как бы мы не упражнялись в толковании доказательств сего, заключается в боевых возможностях его военных формирований. Весь смысл существования государства, как орудия принуждения, состоит в том, что народ делегирует ему право применять силу для защиты своей территории и суверенитета, а так же для принуждения выполнять Конституцию и другие законы страны граждан, не пожелавших выполнять их добровольно.

– Стоп! Давай начнём с людей – с тех, кто составляет, так называемую, «живую силу» любой армии. В моём разумении «живая сила» – это, прежде всего, люди – люди физически самые здоровые, одарённые природой гибким разумом и сообразительностью. Иначе, какие они защитники? – рассуждал читатель.

– Правильно! Большинство людей, добывая хлеб насущный своим трудом, остаются относительно свободными в выборе работы и средств существования. Человек, выбравший карьеру военнослужащего, на обусловленный срок теряет всякую свободу выбора и продаёт свою жизнь, присягнув государству беспрекословно выполнять его приказы. Заботясь о своём существовании и деньгах, власть имущие заинтересованные в сбережении режима, делают пристальный отбор рекрутов в командный состав армии. Они вкладывают в их руки все достижения науки и техники в виде оружия, – вот так-то, мой дорогой читатель.

– Ничего себе работа, во время которой убивают живых людей! – воскликнул удручённый читатель. – Но в мирное время, наверно, красота. Сиди, лежи, кури, пей водку, одним словом – «живи – не хочу»!

– Ну – да, – возразил ему автор, – профессия военнослужащего базируется в основном на обязанностях. Единственные права, которые доступны военнослужащему – это право образцово выполнять свои обязанности и приказы начальников. Конечно, бывает, что они пьют, как и все нормальные люди; бывает – пьют, чтобы выдержать и не свихнуться от воздействия экстремальных нагрузок и тягот службы даже в мирное время. А это изнурительная и постоянная учёба по овладению сложнейшей техникой, когда жизнь становится заложницей мастерства использования оружия и технических средств иногда в доли секунды времени. Это физическая закалка, дежурства, недосыпание в походах и учениях. Это дождь, слякоть, мороз, ветер и солнце при максимальных перегрузках организма. Это песок – и всё в лицо, а иногда и пули, несмотря на мирное время. Это постоянные переезды, длительные отсутствия мужей в семьях, когда дети видят своих отцов чаще на фотографиях, чем наяву. Это удалённость гарнизонов от культурных центров и отсутствие сообщения с ними. Это огромная ответственность, когда постоянно за твоей спиной раскинулась страна, которую ты взялся защищать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru