Наследники трона дракона

Анастасия Итрухина
Наследники трона дракона

Глава 9. Аластор Мор

– Зачем ты пудришь голову Касиль? – Аластор шагал по коридору мужского общежития рядом со своим напарником эльфом, – Она питает к тебе настоящие чувства.

– Смотрю соседство с монахом влияет на тебя не в лучшую сторону, Мор, – ответил Араслагор, – Тебе ли читать мне морали? Забыл о своем происхождении, полудемон?

Аластор сжал скулы до скрипа зубов и сверкнул черными глазами на эльфа.

– Не расе проституток говорить мне о чистоте крови! – огрызнулся он.

– Обладание способностью получать удовольствие с женщинами разных видов, не делает меня проституткой, – надменно ответил эльф, – Я просто наслаждаюсь жизнью, что и тебе не помешает, но я не советую… Последние дни ты очень напряжен. Мало ли, сожрешь партнершу в порыве страсти…

Кинув последнее гадкое выражение, Араслагор оставил Аластора перед дверью его комнаты. Деревянная дверь испытала на себе всю прелесть магического удара хозяина. Аластор не доверял никому в академии, даже своему соседу монаху, поэтому наложил на дверь хитрое заклинание, не впускающее посторонних. Дверь открывалась только от чистой энергии своих хозяев. Но на этот раз, разгневанный полудемон переборщил и пробил в ней трещину.

– Вот черт! – Аластор плюнул на пол от досады, – Вместо сна мне теперь еще и дверь латать.

Оценив повреждения, Аластор махнул рукой и решил все-таки сначала отдохнуть.

– И так постоит, потом поправлю, – падая на кровать, бурчал он, – Чертово солнце!

Аластор подскочил с постели к окну, чтобы задернуть шторы.

– Это еще что?! – он заметил грязный след на подоконнике, – Какой идиот посмел влезть ко мне в комнату?!

Аластора затрясло от злости и его глаза стали нереально серыми, словно неживыми. Он прошелся по комнате, проверяя свои вещи, запнувшись о выдвинутую половицу. Одним рывком он вырвал ее с корнем и схватил сверток, в котором был спрятан его дневник. Развернув пыльную ткань, Аластор увидел на замке каплю крови.

– Хм, а они еще меня параноиком считали, – Аластор погладил корешок, и клыкастый замок открылся, – Кровавый замок еще никто не смог взломать!

Аластор достал из дневника грамоту с королевской печатью и выдохнул с облегчением. Вернув документ дневнику, Аластор перепрятал его в балке на потолке.

– Нельзя это так оставлять, – он расхаживал по комнате, рассуждая вслух, – Кому понадобилось собирать на меня информацию? Кто знал, что меня не будет дома? Монах точно никому не говорил, у лузеров в принципе друзей нет. Кто еще? Зачем? Как же все это бесит…

Аластор присел на мягкую кровать. Усталость после ночных тренировок и утренних лекций не могла не дать о себе знать. Медленно моргая, полудемон заснул, уронив голову на спинку кровати. Он так и проспал в сидячем положении до самого вечера.

Когда солнце почти село, в комнату вошел сосед Аластора. Монах еле стоял на ногах от выпитого им алкоголя, и в попытке дойти до своей постели, провалился ногой в дыру на полу, проделанную демоном, после чего упал на него же всем телом.

– Какого?! – выругался разбуженный Аластор, – Ты опять пьяный?

– Я не пьян, – отпирался монах, – Я попал в твою ловушку. Зачем ты ее сделал?

Аластор посмотрел на выломанную доску, потом на дверь и окно. Тяжёлый вздох стал его ответом. Он достал из комода инструменты и клей, чтобы залатать трещину в двери и вернуть доску в полу на прежнее место.

– Не расскажешь, что у нас произошло в комнате? – заваливаясь на кровать и стаскивая с ног ботинки, спросил монах.

– У нас были гости…

– Вечеринка и без меня?! – отшутился сосед.

– Тебе вроде и не положено, не так ли? – огрызнулся Аластор, – И почему тебя подселили ко мне?

– Потому что никто больше не хотел с тобой жить, – ответил сосед.

– Вопрос был риторический, – ответил Аластор.

Сосед ничего ему не возразил, он уже крепко спал, заполняя комнату заборным храпом. Залатав дверь и дыру в полу, Аластор отправился в ванную комнату. Теплая вода немного успокоила его и расслабила напряженное тело. В спокойном состоянии Аластор был больше похож на эльфа, если бы не черные волосы и глаза. Ну и, конечно, маленькие рожки, прячущиеся в густой кудрявой шевелюре, выдавали его связь с темными существами. Вернувшись в комнату, он просто не смог удержаться и не облить храпящего соседа холодной водой из кувшина.

– Ты что творишь?! – возмущался разбуженный парень.

– Плачу тебе той же монетой, – с улыбкой ответил тот.

– Ал, ну я же тебя холодной водой не поливал… Я же не специально в дырку провалился…

– И напился ты тоже не специально? Трезвым ты мне больше нравишься, сидишь как мышка и не болтаешь…

– Последнего удовольствия хочешь лишить? – обиделся монах.

– Иди уже и переспи с кем-нибудь! – рявкнул Аластор.

– И лишиться силы из-за этого?! Нет уж! Родители меня не простят. Я ведь единственный в семье маг!

– Все равно когда-нибудь ты переспишь с женщиной. Например, когда тебя выгонят из академии за пьянство!

Аластор снова вскипел. Его глаза стали серыми, а жилки на теле пульсировали кровью.

– Не кипятись, Ал, – успокаивал его монах, – Я брошу. Обязательно.

– Мне пофиг!

– По тебе не скажешь. Почему темный так переживает обо всех?!

– Подумай лучше о своих принципах…

Аластор переоделся в чистое и принялся изучать след на окне.

– Как же я не люблю это делать, – проворчал Аластор.

– Делать что? – обернулся сосед.

Аластор не ответил. Вместо этого он шептал заклинание, разводя руками, очерчивая пентаграмму. В комнате раздался собачий рык.

– Ты сума сошел? Адский пес в академии?!

– Я должен найти незваного гостя. След! – приказал он псу.

Аластор указал на подоконник. Монах поджал ноги, вертя головой во все стороны, чтобы найти адского пса.

– Ал, может ну их, а? Ну первокурсники залезли к своему кумиру, подумаешь.

– Ты боишься собак? Не бойся. Цеп еще щенок и довольно ласковый.

– Я не боюсь собак. Я боюсь невидимых адских псов!

Аластор усмехнулся и выпрыгнул в окно, вслед за приминающейся травой от мощных лап адского пса. Следы провели его через внутренний двор и довели до женского общежития. Цеп зарычал около сточной трубы и, судя по скрежету металла и возникающим царапинам, полез наверх. На третьем этаже распахнулось окно, Цеп проник внутрь комнаты неумелых взломщиков.

– Ко мне! – позвал Аластор.

Довольный адский пес спрыгнул вниз, примяв здоровенный участок. Руки призывателя коснулось горячее дыхание, на что он ответил проглаживанием невидимого питомца.

– Возвращайся туда откуда пришел! – властно скомандовал Аластор.

Пес жалобно заскулил, но повиновался. Его исчезновение подтвердил резкий порыв прохладного ветра.

– Не к тому залезли, девочки, – усмехнулся Аластор.

Он отправился прямиком к коменданту общежития.

– Здравствуйте, – поприветствовал он крупную гномку за ресепшеном.

– Посещения в вечернее время запрещены, – проворчала она, перелистывая каталог модного журнала.

– Я не в гости. Там у вас на третьем этаже окно на распашку.

– Где именно? – гномка оживилась.

– Слева от сточной трубы, – дернув плечами, ответил он.

– Опять Касиль! Ну сколько можно женихов к себе таскать?!

Гномка шустро понеслась по коридору, выкрикивая на ходу угрозы в адрес непутевой ведьмы.

– Вы уверены, что она там с парнем? – крикнул Аластор ей в след, – Разве она одна живет?

Гномка обернулась и недовольно посмотрела на нахального адепта.

– Не стоит сомневаться в моем опыте, молодой человек. Ее соседка сейчас на арене обломки после ваших тренировок убирает, бедняжка. А вы идите отсюда! Если узнаю, что таким образом вы к кому-то из адепток проникли – вылетите с треском! Ясно?!

– Чего уж тут не ясного? – пожал он плечами и вышел, – На арене значит…

Пока Аластор шел к арене, кровь в нем закипала от злости все сильнее и сильнее. Он уже практически был готов разорвать нахалку на куски. Девушка закатывала на стеллажи тренировочный инвентарь. Он рванул к ней и схватил за руку.

– Вот ты и попалась форточница недоучка!

Девушка побледнела и затряслась от страха. Аластор замялся, увидев, кто забрался к нему в комнату.

– Ты?! – голос парня был удивленным, – Это надо же быть одновременно такой наглой, чтоб залезть ко мне в комнату, и такой тупой, чтобы оставить кучу следов.

Он подтянул ее за руку к себе и убедился в наличие следа укуса зачарованного замка.

– Пусти! – пропищала она, вырвалась и побежала.

– Не так быстро! – зловеще ответил он и догнал нахалку, – Ты мне сейчас все расскажешь! Что тебе…

Сильный удар с колена в пах не дал ему договорить. Перепуганная блондинка бросилась к выходу с арены.

– Сука! – через зубы процедил он и нарисовал жест в воздухе.

У самого выхода перед девушкой возник волк. Животное скалилось и выглядело довольно угрожающе, но не бросалось на жертву. Аластор справился с болью и направился к ней. Она металась, ища другой выход. Призыватель был явно не в себе, глаза вновь стали нереально серыми, а от тела било всплесками магии.

– Кто подослал тебя?! – кричал он на нее.

– Ты психопат! – крикнула она в ответ, – Отпусти меня!

– Обязательно! Как только ты мне все расскажешь!

Он схватил девушку за ворот одежды и подтянул к себе. Она дрожала в его руках как осиновый листок и часто дышала.

– Говори! – процедил Аластор через зубы и замахнулся.

– Ты, ты, ты, – девушка глубоко вдохнула и оттолкнула его обеими руками.

Удар получился настолько сильный, что Аластор оказался у противоположной стены арены. На земле от девушки до него красовался длинный мокрый след. Она с удивлением смотрела на свои руки и на него.

– Водный маг значит, – усмехнулся он, – Ну держись!

– Немедленно прекратить! – на арену ворвался Ситаах, – Оба к ректору!

 

Глава 10. Нарушители

Сонный ректор ожидал нас в своем кабинете. Первым к нему в кабинет вошел Ситаах, следом за ним, с виноватыми лицами вошли мы с Аластором.

– Только вернулись в академию и уже в моем кабинете, Ася? Не прошло и недели…

Я молчала, а Аластор сверлил меня глазами.

– Что она натворила на этот раз? – ректор обращался к Ситааху.

– Устроили дуэль на арене.

– Что?! – взревел ректор, – Без запроса. Ладно Ася, а вы, Аластор, о чем думали? Вы прекрасно знаете правила академии и как претендент на место хранителя обязаны их соблюдать безукоризненно!

– Я всего лишь хотел узнать для чего эта форточница пробралась в мою комнату, а она…

– Он первый ко мне влез, – перебила его я.

– Я?! – удивился Аластор.

– Молчать! – ректор вскочил с кресла, – Что за детский сад вы устроили?!

Мне захотелось притвориться черепашкой и втянуть голову под панцирь. Отдышавшись и успокоившись, ректор взором обратился к Ситааху.

– Такой проступок заслуживает исключения? – Ситаах внимательно следил за ректором.

– К сожалению… Даже статус приемника хранителя не дает поблажек, – ректор выглядел уставшим, – А у Аси и без того длинный список нарушений и хвосты по допускам.

Котик подошел к окну и воплотил излюбленную курительную трубку и жестом попросил у ректора разрешения. Тот махнул рукой в знак одобрения и вернулся в свое кресло. Подумав об исключения, я испытала некую радость, потому что появился шанс вернуться домой. Хотя была вероятность, что меня просто изгонят из академии и бросят в этом мире, и придется мне столкнуться с еще большим количеством неизвестных и странных вещей. В академии я в относительной безопасности, если не считать того, что некоторые лица считают меня наследной принцессой, которая мешает королеве регентше посадить своего сыночка на трон.

– Думаю, что нам стоит отправить адептов по комнатам и на утреннем совете решить их судьбу. Не хочу при них обсуждать этот вопрос, – озвучил ректор.

– Я все-таки склоняюсь к отчислению, – Ситаах сохранял присущее ему надменное выражение, – Но не мне это решать. Предлагаю детей отправить в свои комнаты до утра.

Ректор согласно кивнул и сжал переносицу пальцами, видимо у него болела голова. Ситаах вывел нас из кабинета и передал прямо в руки комендантам общежитий. Гномка была мне уже знакома, а вот комендантом мужского общежития был совсем юнец.

– На что вы так смотрите, юная Леди? – недовольно спросил меня комендант, поймав на себе мой пристальный взгляд.

– Юная леди? – удивилась я.

– Оставить разговоры! – влезла гномка, – Марш в свою комнату!

Я была возмущена таким отношением. Я не нарушала правил академии! Ну, почти, если не считать нашей с Касиль глупой выходки, но, как я поняла, причина была в нашей драке. Если это так, то это была самооборона. Интересно, у них вообще есть такое понятие? Там на арене произошло нечто странное. Как я это сделала?! Сейчас приду и расспрошу у Касиль. Она много что знает о способностях и магии. И почему именно вода?

Комендант всю дорогу пыхтела мне в затылок и читала лекции о правилах поведения и проживания в академии. Я спокойно шла и представляла, что позади меня жужжит огромная зеленая муха. Это меня забавляло. А почему бы и нет, на меня столько странных вещей свалилось. Узнать, что ты не являешься тем, кем считала себя всю жизнь довольно тяжело. Как только мы оказались около двери нашей комнаты, я повернулась к ней и сказала:

– Я все поняла, спасибо что проводили. Спокойной ночи.

Мило улыбнувшись, я закрыла за собой дверь. Невежливо? Конечно, но слушать ее нотаций дальше не было сил. Мне нужно было подумать обо всем происходящем и желательно в тишине. Я упала на постель и сложила руки за головой. Мне бы следовало искать ответы на все вопросы, а вместо этого я перебирала в голове магические формулы, выученные за это время. Я не понимала для чего мне столько задали и до сих пор не понимаю, но с проявлением у меня магической способности, они стали мне интересны. Сложив руки таким же образом как на арене, я ничего не получила, даже капли воды не стекло с моих пальцев. Надеюсь, что смогу понять как это у меня получилось и смогу снова повторить. Переосмысливая лекции по стихийной магии, а ведь я получается стихийник, я неожиданно поняла, что уже слишком поздно, а Касиль до сих пор не вернулась. Стоило мне о ней вспомнить, как дверь открылась, и в комнату неровной походкой вошла Касиль.

– Ася, ты в порядке?! – она бросилась меня обнимать, – Я пыталась тебе помочь, но не смогла.

– Касиль, ты пьяна? – от нее разило алкоголем, – Что случилось?

Касиль начала плакать и хлюпать носом. Я сначала растерялась, но потом стала гладить ее по волосам, чтобы успокоить, это помогло. В кудряшках ее рыжих волос пальцы нащупали маленький листочек. Я вытащила его и показала ей.

– Откуда это в твоих волосах? – крутя в пальцах находку, поинтересовалась я, – Где ты была? Почему такая растрепанная?

– Смешная история вышла, – виновато ответила она и похлопала янтарными глазками.

– Расскажи, посмеемся вместе.

Касиль села ко мне на кровать напротив меня и взяла за обе руки. На лице не было мимики, соответствующей веселой истории.

– Я искала в библиотеке книгу с описанием замка на дневнике Аластора, когда услышала зов Катарины, которая сообщила о том, что Аластор напал на тебя…

– Зов Катарины?! Это как? – я подумала о телепатии.

– Это заклинание вызова, которое проецируется на гладкую поверхность, – пояснила Касиль.

– Ладно, и почему ты мне не помогла?

Она так посмотрела на меня, что мне не по себе стало, а потом зарыдала, пытаясь продолжит рассказ сквозь слезы.

– Я пыталаааась… Я побежала к Аласлагору… Он же друг темного, он мог его остановить, – поток из глаз и носа не прекращался, – А он, а он, а он…

– Да что случилось то?! – я уже начинала нервничать от ее истерики, захотелось дать ей пощечину, чтоб вывести из этого состояния.

– Я же не могла попасть к нему так поздно, – ее голос был сдавленным, – Вот и полезла через окно. А там…, а он…

– Ну?! Что там случилось? – я уже за плечи ее схватила от нетерпения.

– Он там делал это с какой-то гномкой! – выкрикнула она и снова зарыдала.

– Делал что? А, ты об этом, – я поняла, о чем она говорит.

Только Касиль в своих розовых очках могла не замечать, как этот ушастый воркует со всеми девушками в академии. Для него она одна из многих…

– Так, все, хватит! Он не стоит твоих слез! – нужно было ее как-то успокоить.

Банальная фраза, конечна, но большинству девушек помогает. Касиль перестала рыдать, только всхлипывала и с надеждой смотрела на меня красными от слез глазами.

– Ты всю ночь прорыдала?

– Нет, – хлюпнула Касиль, – Я отправилась к соседу Аластора за помощью.

– И? – мне было интересно, почему она растрепанная такая и в волосах листья.

– У монаха в гостях был Эди. Ну, ты помнишь того инженера, который к тебе приставал?

– Еще бы! – ответила я.

– Я хотела уйти, но они меня остановили и принялись расспрашивать о причинах моего расстроенного состояния. Ну, я им рассказала о тебе, о измене моего парня, – меня бесило, что она этого кобеля до сих пор считает своим парнем, – Они сказали, что с тобой все в порядке.

– Откуда они узнали?

– Так вас с окна заметила не только Катарина, но и мистер Ситаах и другие адепты, – она развела руками.

– И где ты так набралась?

– Ну, монах у нас известный выпивоха, – Касиль даже улыбнулась, – У него всегда есть.

– Какой монах? – я же почти никого не знаю в академии.

– Сосед Аластора монах. Они очень могущественные эти парни, только все девственники, – легкий румянец скользнул на ее щеках.

– Ладно, рассказывай дальше, – я уселась поудобнее.

– Ну, у него всегда есть чем лечить душевное расстройство. Он, кстати, тоже моего заю кобелем назвал. Вино оказалось достаточно крепким, несмотря на сладость, но все же закончилось. И тут у Эди возникла гениальная, на его взгляд, идея по снятию стресса! Он вспомнил, что в теплице выращивают мышиный хвост, от которого маги получают видения и чувствуют эйфорию, – она широко улыбнулась, – Вот мы и полезли туда.

– За травкой значит? А это законно вообще?

– Конечно нет, – вздохнула она, – Но мы об этом как-то не думали… Так вот, когда мы залезли в теплицу, то обнаружили, что мы там не одни.

– И кто там был? Хег?

– Да. Он там возился с какими-то странными растениями, похожими на ростки шагающих деревьев. Только вместо веток у них были шевелящиеся отростки. Видимо он испугался нашего шумного появления и уронил клетку, в которую помещал эту живность. От удара она раскрылась, и вся эта шустрая мелочь разбежалась по теплице. Мы хотели помочь собрать их, но эти паразиты обжигали нас своими лозами! Эди вообще попытался от них удрать и снес стеллаж с горшками. На шум прибежал сторож и застукал нас всех.

– Вас тоже к ректору таскали? – мне было смешно и тревожно одновременно.

– Только Хега. Нас признали не состоятельными к допросу и отправили спать. Ой, Ася, а что завтра будет?! – она зевнула.

– Ложись. Завтра и узнаем, как с нами ректор поступит.

Я укрыла ее одеялом, и сама тоже отправилась спать, представляя возможные варианты событий. В глубине души я все же надеялась на отчисление, но мне было жалко Касиль, которую тоже могли выгнать из академии. Я тяжело вздохнула, взбила подушку и отправилась в страну сновидений.

– Ася, проснись! – обеспокоенная Касиль трясла меня за плечи.

– Что случилось?! – я не могла прийти в себя из-за постоянного недосыпания.

– Тебе кошмар приснился? – она вглядывалась в мое лицо.

– Возможно. Со мной такое бывает.

– И давно это у тебя?! – Касиль искренне переживала.

– С детства, – дернув плечами ответила я.

– Я сейчас в ванную, а потом ты мне обязательно все расскажешь. Может это и не кошмар, а ответы?

Касиль скрылась за дверью ванной комнаты, но продолжила говорить со мной. Разобрать ее слова, смешанные с шумом воды было невозможно, поэтому я даже не старалась понять их. Потянувшись на постели, я сладко зевнула, но подремать мне не дал стук в дверь. Не скрывая недовольства раннему визиту, я открыла дверь и растерялась. В дверях стояла комендант нашего общежития.

– Здравствуйте, – мне стало стыдно за вчерашнее поведение.

– Где ваша соседка? – она беспардонно вошла в комнату, отодвинув меня от двери.

– Принимает ванну, – я закрыла за ней дверь и встала перед ванной на тот случай если она и туда отправится.

– Пусть заканчивает! Вас ожидает ректор. Даю вам десять минут на сборы!

Суровая гномка вышла из комнаты и встала за дверью.

– Касиль! Касиль! – позвала я.

– Что?! – отозвалась она.

– Заканчивай, пора за наказанием!

Касиль ойкнула и выскочила из ванной в чем мать родила. Со скрипом натягивая на мокрое тело белье и рубашку, она одновременно пыталась убрать мокрые волосы. Рыжие кудри превратились в медные волны, заливающие водой пол нашей комнаты. Она наспех оделась и скрутила пучок на голове.

– Расчешись хоть! – внешний вид соседки оставлял желать лучшего, – Нельзя же в таком виде.

Касиль махнула на меня рукой, схватила со стола гребень и причесала сверху выбивающиеся пряди, вытащила у висков по прядки, одобрительно кивнула и кинула мне мои вещи.

– Лучше не опаздывать! – она погрозила мне пальцем.

Я быстренько оделась, и мы вместе вышли за дверь, где нас все еще ждала комендант. Касиль очень нервничала и даже пару раз споткнулась на ровном месте, пока мы шли в сопровождении суровой гномки.

В кабинете ректора нас ожидал весь преподавательский состав, состоящий из ректора, слепого мастера темных боевых искусств профессора Скифа, мистера Ситааха, восьми палой секретарши, высокого и стройного эльфа, которого я видела впервые, доктора, которая брала у меня анализы в лазарете, довольно крупного черноглазого мужчины, в котором я узнала мастера с арены, непримечательной женщины в острой шляпе, юного коменданта мужского общежития, миниатюрной и хрупкой женщины средних лет в строгом сером платье с белым кружевным воротником, пришедшей с нами гномки и непонятно к какому полу принадлежащего длинноволосого существа с кадыком и женской грудью. Нас поставили рядом с остальными наказанными: Аластором, монахом, Эди и Хегом.

– Не буду ходить вокруг до около и отнимать драгоценное время у профессоров, которых ожидают более благодарные ученики, – ректор встал со своего кресла, – Итак на утреннем совете было принято решения в отношении вас.

Мы все молча стояли в ожидании вердикта. Волнение, которые испытывали адепты, почему-то предалось мне. Мысленно я готовилась к отчислению и изгнанию в неизведанный мир.

 

– Мы объединим вас в одну команду на особых условиях с испытательным сроком. Если вы не справитесь с поставленными задачами до конца учебного года, то всех без исключения ждет изгнание из академии! – закончил ректор и недовольно посмотрела на Ситааха и мастера темных искусств.

– А изгнание куда? – вмешалась я.

– Можете не надеяться на возвращение на землю. Ради нерадивого адепта хранители не будут открывать портал в истощенный не магический мир! – рявкнул ректор.

Вот сказал, как отрезал! Возможно, он бесится по каким-то своим личным причинам? И этот его взгляд на профессоров навел на мысль о том, что решение ему каким-то образом навязали. Получается мастер темных искусств и мистер Ситаах заступились за нас, как-то подергали связи. Но почему ректор так хотел нас изгнать? Я почувствовала на себе тяжёлый взгляд. Можно было не оборачиваться, чтобы узнать, что это Аластор мысленно меня душит. И как я буду работать в одной команде с таким психопатом?!

Эльф раздал нам всем новое индивидуальное задание и список работ. Перечитывая список, я не поняла куда и зачем нас отправляют, но по лицам остальных поняла, что занятия нас ждут не очень приятные.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru