Наследники трона дракона

Анастасия Итрухина
Наследники трона дракона

Глава 7. Первая работа в академии

После бессонной ночи лекции казались мне пытками. Я боролась со сном и одновременно пыталась хоть в чем-то разобраться. Так как пропустила я достаточно много, то каждый из профессоров дал мне ровно месяц для того, чтобы выучить все, что они прошли за пять, и длинный список литературы. Библиотекарь с ярко накрашенными красными губищами выдала мне абонемент, позволяющий находиться в зале до конца рабочего дня и стопку первых из списка книг. Вооружившись блокнотом и карандашом, я села за стол. Включила лампу и продолжила издевательство над собственным мозгом. Не знаю сколько часов я просидела за чтением книг, но в какой-то момент глаза закрылись, и я уснула, положив голову на огромную стопку пыльной литературы.

– Вот ты где?! – звонкий голос Касиль вырвал меня из сна.

Мне снилось, что я дома и все происходящее со мной в академии было всего лишь сном. Я расстроилась, что это не правда, поскольку в прошлой жизни хоть немного представляла, что меня ждет. А эта жизнь не сулила мне спокойно дожить до старости.

– Я тебя везде ищу. Уже волноваться начала. – Касиль говорила укоризненным тоном.

– Я занимаюсь, – через зевоту ответила я.

– Я вижу. Особенно заметно по буквам на твоей щеке. На вот, – она протянула мне чистый платок из кармана.

– У тебя запас чистых платков? – пошутила я, когда заметила, что этот платок отличается рисунком от предыдущего.

– Что поделать… Слабость у меня к ним. Заканчивай тут, пошли спать. Уже вечер и я тоже с ног валюсь.

Порадовавшись тому, что сегодня у Касиль нет никаких шпионских планов, я собрала книги в охапку, сдала библиотекарше и отправилась в общежитие следом за Касиль. На территории особняка был построен тренировочный лагерь, мимо которого мы сейчас проходили. Касиль замедлила шаг и заулыбалась как дурочка, уставившись на тренирующихся парней. Звон металла доносился до бортов круглой арены и волной прокатывался до выхода рядом с нами. Крепкие и красивые как на подбор парни тренировались в искусстве владения мечом. Меня заворожило, как вечернее солнце играет на доспехах и прыгает по клубам пыли, которые подняли эти здоровяки. Я поняла куда смотри Касиль – любуется своим нарциссом эльфом. Конечно, он красавец, как с обложки модного журнала, даже острые ушки не портили впечатления. Наоборот, они придавали некоторой пикантности. И что тут скажешь, если мне, земной девушке пришелся по вкусу такой странный парень, то местные девушки перед ним падают и сами штабелями укладываются. Я улыбнулась, разглядывая лицо Касиль, которая пускала слюни на своего красавца. Он обернулся к ней и одарил приветственным кивком головы. Она запрыгала в ответ, размахивая руками. Соперник эльфа, которого я разглядеть сразу не могла из-за шлема на голове, сбил отвлекшегося врага с ног одним ударом и победно занес над ним меч. Эльф от досады ударил по земле и злобно взглянул на свою подругу, как бы обвиняя ее в своей неудаче. Победитель убрал меч и снял шлем, и я увидела его! Это был тот самый брюнет, который шептался в ночи с инженером, тот самый к которому мы залезли ночью в комнату. При солнечном свете мне удалось разглядеть его намного лучше: черные как смола волосы, завивающиеся в крупные локоны, нереально серые глаза, обрамленные густыми черными ресницами, волевой подбородок, идеальной формы губы и белоснежная улыбка, жилки на его шее играли после тяжелого боя. Уверена под его доспехами прячется мускулистое тело, по которому сейчас медленно стекают капельки пота. Тьфу ты, я не о том сейчас думаю! Надо валить отсюда пока он меня не заметил. Касиль тоже пришла в себя, когда увидела с кем сражался ее парень и схватила меня за руку, чтобы поскорее убраться от входа. Она так сдавила мои пальцы, забыв о вчерашней досадной ране, что я вскрикнула от боли, и, конечно, он повернулся в мою сторону. Встретившись со мной глазами, брюнет удивленно посмотрел на истерично улыбающуюся Касиль, потом на наши руки и прищурился. Не дожидаясь конца его реакции, мы свалили.

– Черт! Черт! Черт! Хреновые из нас шпионы! – причитала Касиль, прижавшись спиной к двери в нашей комнате.

– Полностью с тобой согласна, – ответила я, разглядывая кровоточащий палец, – Странно, такая маленькая ранка, а никак не заживет?!

– Возьми у меня в тумбе ленту, – она ткнула пальцем в верхний ящик стола.

– Какую ленту?

Я открыла ящик и нашла в нем некое подобие пластыря.

– Эту что ли?

– Ага.

– Что будем дальше делать? – у меня не получалось сейчас не думать, не залепить палец.

Касиль шумно выдохнула и отрезала кусок ленты. Затем прилепила его на мой палец. Она по-доброму посмотрела на меня, как-то даже по-матерински. Наверное, по тому, что я чрезвычайно неуклюжа.

– Будем спать, – пропела Касиль и разделась.

Я удивленно посмотрела на нее, но на всякий случай приставила стул к двери и закрыла окно. Ведь если мы смогли через окно с легкостью пролезть, ну или почти с легкостью, то и к нам так же сможет попасть он. Мои мысли уводили меня из одной крайности в другую. Ночью я мучилась от кошмаров, в которых брюнет то убивает меня, то истязает, то задорно улыбается. От этого парня исходила сила и опасность, и с таким лучше не шутить. Но уже поздно! Остается только надеяться, что он примет наш побег не на свой счет, а на счет эльфа, проигравшего из-за Касиль.

На следующее утро я встала в припорошившим настроении и плохом самочувствие. Рана на пальце продолжала ныть и зудеть, что безумно раздражало. Ополоснувшись прохладной водой, я разбудила мирно сопящую соседку на занятия. На часах семь утра, а она сопит как младенец. Желудок пробурчал, напоминая о себе и о том, что я вчера не поужинала. Пары сегодня короткие, и поэтому у меня будет время разобраться с некоторыми административными вопросами, главным из которых на данный момент были деньги. Понятное дело, что при поступлении за мое обучение и питание оплатили полностью, как и за одежду и школьные принадлежности, но на карманные расходы мне ничего не оставили, а пользоваться щедростью Касиль я просто не имею права. Она, итак, мне много помогает, чего стоит ее кристалл, который помогает переварить во сне все, что я прочту или услышу. Теперь я хоть что-то знаю о порталах.

Отмучившись на лекциях, я направилась в секретариат. За деревянным столом приветливо улыбалась блондинка секретарь в тоненьких очках с зеленоватой оправой.

– Чем могу быть полезна? – голос у девушки был легким и располагающим на дружеское общение.

– Здравствуйте, – я волновалась, – Я бы хотела узнать, нет ли возможности подработать в академии?

– Сейчас посмотрю.

Она мило улыбнулась и встала из-за стола, направляясь к металлическому шкафчику в углу комнаты. Я заметила сразу, что у девушки было восемь тоненьких пальцев на каждой руке. Что, собственно, не могло не удивлять. Я так думаю, девочка с собачьим носом мне тоже не померещилась?!

Секретарь открыла средний ящик и достала из него нужную папку. Аккуратно положив на стол, она подтолкнула ее мне. Еле сдерживая внутреннее отвращение, чтобы не обидеть девушку, я оттянула папку к себе. В папке были заявки от преподавателей, подыскивающих себе помощников: зельеваренье, помощь в лазарете, помощник некроманта и прочее, на что у меня не было знаний. Пролистав папку, я решила попросить помощи у секретаря:

– Простите, а вы мне можете помочь с выбором?

Она похлопала глазками в ответ.

– Понимаете, – продолжила я, – У меня минимум знаний о магии и, поэтому я хочу найти что-то, что можно делать без нее.

– Понимаю, – она немного задумалась, – Есть подходящая вакансия, но она не для хрупкой девушки.

– Я согласна! – с радостью ответила я.

– Хорошо.

Секретарь вынула лист из папки и подала мне. На нем значило «подсобный работник», а также был указан преподаватель, к которому следовало обратиться. Кивнув и улыбнувшись в знак благодарности, я выскользнула из секретариата и направилась в указанный в запросе кабинет. Выходя, я обернулась на звук печатной машинки. Девушка так ловко и быстро стучала по клавишам пальцами, что сразу стало понятно почему именно она занимает эту должность. Найти нужный кабинет мне удалось не сразу. По странной причине его не было на карте. Поэтому пришлось поспрашивать у адептов, которые с удивлением смотрели на меня, когда узнавали кого, я ищу, и все как один спрашивали:

– А тебе зачем?

– Надо, – отвечала я, после чего мне показывали путь и провожали странным взглядом.

Когда я нашла нужный мне кабинет, то поняла почему все меня удивленно спрашивают о цели моего визита. На табличке красовалось «Темные боевые искусства». Робко постучав в дверь, я вошла с порога спросив:

– Можно?!

– Войдите, – отозвался скрипучий прокуренный голос профессора.

В полумраке аудитории за письменным столом гусиным пером скрипел пожилой профессор. Я несмело подошла к нему, сжимая листок о направлении на работу дрожащими руками, уж больно он наводил на меня страх.

– Заблудились? – спросил старик, поправив на рыхлом носу маленькие очки с толстыми линзами.

– Я вот… – только смогла выдавить из себя это и протянула направление.

Профессор взял листок, провел по нему ладонью и недовольно посмотрел на меня затянутыми туманом глазами.

– Вы не подходите на эту должность, – буркнул он и вернул мне направление.

– Но это единственное, что мне подходит, на самом деле. Я просто… – я осеклась от стыда, – Ничего не знаю о магии.

Последние слова очень удивили профессора, это ясно читалось на его лице.

– Работа не для женщин, – упрямо твердил профессор.

– Почему?

– Слишком тяжелая и грязная, если понимаете, о чем я.

– Тяжелой работы я не боюсь! – мое упрямство могло помериться с его, – И грязи тоже.

– Что же… Тогда вот вам список дел на завтра.

Профессор махнул рукой и его перо самостоятельно набросало список на ближайшем чистом листе бумаги.

 

– Спасибо, – я от радости чуть не запрыгала и направилась к выходу.

– Постойте, размер оплаты вас не интересует?! – в его голосе послышался смешок.

– Ой, интересует, конечно. Так сколько?

– Десять золотых в месяц. Это вас устраивает?

– Не знаю, наверное, – я действительно не знала, только прикинула что услуги портальщика стоят два золотых в оба конца, – Может немножко.

– Хорошо, – профессор встал на худые скрюченные ноги, – Будете исполнительны, я выдам премию.

– На том и договоримся!

Счастливая до некуда я выскочила в коридор и отправилась к себе. Ну, кажется, жизнь налаживается. Не люблю тусить за чужой счет, а тусить я люблю…

Глава 8. Новые знакомства и сюрпризы

Похоже у меня уже в привычку входит идти на пары в препаршивом настроении. Вчера Касиль покрутила у виска, когда я ей рассказала о новой работе.

– Что я тебе не помогу что ли?! – возмущалась она, когда услышала о моем желании иметь деньги на непредвиденные нужды.

Глупышка, как она не понимает, что для меня неприемлемо зависеть от кого-либо, даже от девушки, которая считает себя моей лучшей подругой. Ее детская наивность просто поражает. В добавок мне не нравилось, что она постоянно читает мои мысли и я использовала заклинание блокировки из пыльной книги, что отдала мне Касиль.

Вот в таком настроении я вошла в аудиторию по стихийной магии. Она была намного больше, чем все остальные. Удивил еще факт того, что помимо моей группы мелких назойливых первокурсников присутствовали ученики из других групп.

– Почему так много народа? – спросила я у девушки, занимающей соседнее место.

– Знакомство с новым профессором, – шёпотом ответила девушка.

В ожидании начала лекции адепты сходили с ума каждый по-своему: малышня стреляла шариками бумаги из трубок, девушки постарше поправляли макияж, парни шептались о новых выученных приемах. В зале становилось слишком жарко и душно. С каждой секундой призма воздуха колыхалась все сильнее и сильнее, пока не стала вести себя как горизонт в сахаре в полдень. Посреди зала вспыхнуло пламя, от чего все адепты подскочили со своих мест. Из огня выскочил зверолюд. По-другому не назовешь существо, похожее на огромного кота, стоящее на задних ногах и имеющее человеческие руки. Его шерсть была благородного дымчатого цвета.

– Прошу всех сесть! – громыхнул котик довольно басистым голосом.

Адепты сели, и по аудитории прокатилась волна восторженных перешёптываний. Котик поправил жилетку и ремень на брюках и встал рядом со своим столом. Разглядывая свои ногти и показывая свое самолюбие, он начал лекцию, не обращая внимания на присутствующих.

– Итак, меня зовут мистер Ситаах Мирон Тикоте, – от последнего я хихикнула и словила презрительные взгляды профессора и адептов, – Ваш постоянный преподаватель по стихийной магии заболел, и поэтому эти курсы буду вести я.

От этой новости снова прошла волна восторженных возгласов. Я посмотрела на ребят – они смотрели на профессора глазами полными обожания. Коснувшись локтя своей соседки, я растерянно спросила:

– Почему все так странно себя ведут?!

– Это ты странная, – она смотрела на меня презрительно, – Мистера Ситааха уже семьсот лет никто не может победить в открытом поединке!

– Семьсот?!

– Теперь понимаешь?

В ответ я кивнула и присоединилась к всеобщему восхищению. Передо мной стоял самый сильный стихийник за семьсот лет, которого знала академия дракона. Профессор присел на стол лицом к адептам, закинул ногу на ногу, правой рукой поправил свои длинные усы, а левой воплотил из воздуха курительную трубку. Щелкнув пальцами, Ситаах зажег пламя и прикурил трубку, окинув адептов скучающим взглядом.

– Кто скажет мне на чем вы остановились? – выпуская струйку дыма, спросил он.

Лес рук взмыл вверх, видимо каждый хотел получить расположение Ситааха. Одна я сидела, помалкивая и втянув шею в плечи.

– Ты, – он ткнул пальцем в меня.

– Простите, она не знает, – вмешался мужской голос откуда-то с задних рядов.

– Значит у нас появился первый адепт для дополнительных внеурочных занятий, – легкая улыбка скользнула на его губах.

Вот еще не лучше, мне после занятий еще список мастера по боевым искусствам выполнять… Но спорить не буду, иначе еще хуже сделаю. Этот самовлюбленный котик шутки ради завалит меня дополнительными заданиями, которые ввиду своей неподготовленности и полной неосведомленности о магии я точно завалю.

– Итак, давайте выясним на чем остановились все курсы, – профессор ткнул пальцем в адепта с первых рядов.

Тот подскочил, представился, огласил курс и начал тараторить, рассказывая о последней теме. По одному, выбранные Ситаахом адепты, рассказывали все что запомнили на последней лекции. После того как все курсы высказались, Ситаах, по-прежнему восседая на столе, окинул взглядом аудиторию и недовольно хмыкнул.

– Итак, забудьте обо всем, что только что было всеми сказано, так как ваши знания абсолютно бесполезны! Начнем с азов. Каждый стихийник рождается с определенной склонностью к стихии… – Ситаах взмахнул рукой и мелок принялся чертить на доске символы стихий, – Отсюда вопрос: слабее ли маг огня перед магом воды?

– Конечно, – отозвался блондинчик со второго ряда, – Вода гасит огонь.

– А вы как думаете? – он посмотрел на меня.

– Я?! У меня мало знаний о магии в принципе.

– Просто выскажите ваше мнение. Пока мы на лекции, то у нас есть право ошибаться, – его слова были подбадривающими.

– Я думаю, что в любой стихии на итог сражения влияет уровень подготовки самого мага…

– Относительно верно, – ответил Ситаах, – К примеру магия огня не может существовать без воздуха. Любое огненное заклинание состоит. Скажем грубо, не вдаваясь в тонкости, из 90% огня и 10% воздуха, – мел продолжал скрипеть на доске, записывая слова Ситааха, как исполнительный секретарь, – Вода так же не является чистой, сочетая в себе примеси минералов, относящихся к стихии земли, в количестве 0,5% и 1,5% воздуха. Так что же вам мешает увеличить соотношение второстепенной магии и проверить, что будет? Давайте приведем наглядный пример… Мне нужны два добровольца… Кто из вас достаточно хорошо владеет стихиями огня и воды?

В аудитории наступила гробовая тишина. Наверное, никто не рискнул добровольно опозориться перед своим кумиром. Ситаах презрительно оглядел адептов и выбрал двоих ему приглянувшихся.

– Так как желающих у нас море, – в голосе преподавателя звучал сарказм, – Вам будет представлена честь отдуваться за сокурсников. Ваша задача создать заклинание, где ваши стихии будут в соотношении семьдесят на тридцать.

Адепты принялись подсчитывать что-то полушёпотом, а затем оба сотворили небольшие шары, наполненные контролируемой магией. У огненного мага получилось пламя, напоминающее газовую комфорку, у водяного грязная жидкая субстанция.

– А теперь столкните их друг с другом! – приказал профессор.

Адепты выполнили приказ, и два заклинания полетели навстречу друг другу. Воздух и вода соединились, закружившись в небольшом вихре, а огонь и металлы слились в горячую лаву.

– Обратите внимание! Из этого следует, что победит тот, кто сможет просчитать итог двух заклинаний и управлять им, – констатировал профессор.

Он развел руки в стороны и вихрь подлетел к огненному магу, а лава к водяному, остановившись в опасной близости от них.

– Что вам нужно сделать теперь?

– Нейтрализовать?! – неуверенно спросил водный стихийник.

– Так нейтрализуйте!

Маг огня ударил в заклинание чистым огнем, превратив всю воду в пар и истратив из вихря кислород. Под поток взмыло белое пушистое облачно. Маг воды залил лаву водой и превратил ее в корявый кусок породы.

– Вернитесь на свои места. Из нашего эксперимента следует, что противоположная стихия не решает итог битвы. Так как достаточно просчитанным заклинанием можно нейтрализовать любое заклинание. А теперь, открываем блокноты и переписываем с доски соотношение стихий простейших заклинаний.

Как я поняла, то стихийная магия напрямую зависит от способности быстро решать уравнения, поскольку из одного заклинания можно получить другое, а из него еще одно и так почти до бесконечности… Чистая сила ничего не решает! И это было мне по вкусу!

– Вторая задача создать темницу. – Ситаах важно прошёл по рядам адептов. – Вы и вы.

Он снова выбрал мага огня и мага воды.

– Я хочу увидеть каменную темницу. – с хитрым прищуром приказал Ситаах.

– Но я же маг воды?! – возразил совсем маленький мальчик.

– Вода течет под землей? – спросил Ситаах.

– Разумеется.

– Она может захватывать частицы земли?

– Да. – Немного неуверенно отвечал маг воды.

– А можешь поднять на поверхность тонну воды с примесями глины, песка и прочей почвы?

– Могу.

– Так делай! – рявкнул профессор.

Маг воды незамедлительно начертил в воздухе символ воды и земли и принялся к выкачке прямо из-под пола грязной жижи. Словно грязный оползень она двигалась к своему хозяину. Затем он сформировал некий купол.

– Исключи чистую воду! – приказал Ситаах.

Маг воды повиновался и на полу остался купол из сухой породы.

– Как мы видим не обязательно быть магом земли. Чтобы создать темницу. Теперь ты, – он ткнул в мага огня, – Разрушь.

Юноша с взъерошенной прической с радостью начертил знак огня и запустил фаербол в темницу.

– А теперь создай ее заново. – Ситаах улыбнулся. – Ломать не строить.

– Но как?! Я же могу использовать только воздух как вспомогательную магию?!

– Кто тебе мешает расплавить породу?

– Никто, – оживился огневик и выдал максимальную мощь своего огня.

Порода оплавилась и потекла по каменному полу. Но дальше маг огня оказался в растерянности.

– Я не смогу придать ей форму, – печально возразил парень профессору.

– Используй вспомогательную магию, – спокойно ответил он.

– Как стекло надувай! – выкрикнула я.

– Начинаете улавливать мысль, – улыбнулся Ситаах.

Маг огня с трудом удерживал воздух, но все же создал расплавленный купол. Он медленно остывал, местами теряя форму.

– Тут бы маг воды не помешал, – вздохнул огневик.

– Для чего? Ты и сам прекрасно справишься. Как ты создаешь огонь? – спросил Ситаах.

– Заставляю частицы воздуха сталкиваться с друг другом и использую их энергию.

– Значит ты так же сможешь забрать энергию этой массы. Просто останови все эти частицы, и масса сама застынет.

Огневика осенило, и он вытянул весь жар из купола. На полу остался базальтовый шар.

– А вот это разбить уже тяжелее, – заключил Ситаах, – Не всегда копия хуже оригинала. Иногда даже лучше.

– Выходит я изначально слабее? – спросил маг воды.

– Нет, – ответил Ситаах, чем удивил всю аудиторию, -Ты ошибся в расчетах. Если вытянуть из почвы правильное соотношение минералов, то можно с легкостью создать бетон.

– У-У-У, – прокатилось по залу, – Покажите еще!

Теперь лекции по стихийной магии стали для меня намного понятнее, поскольку не знаю как у них в академии, но в моем мире математике и физике с химией отводили много времени и учили решать достаточно сложные задачи. В голове я быстро представляла, что и сколько нужно сделать магу земли, чтоб затопить противника в вязкой глине, а если еще ее огоньком подсушить, то вообще красота получается – противник в плену с первого заклинания. Я с удовольствием скрипела карандашом по бумаге, решая поставленные задачи, записывая их в уравнения, подставляя знаки стихий, привычным для себя способом. Профессор ходил по рядам, заглядывая в записи своих адептов, подсказывая или поощряя похлопыванием по плечу. Когда он подошел ко мне, я сжалась, засомневавшись в правильности своих выводов. Ситаах сначала выглядел удивленным, а после одобрительно кивнул и похлопал меня по плечу. Было очень приятно не чувствовать себя тупицей хотя бы на одной лекции.

После лекции я подошла к нему и мурчащим тоном озвучила свою просьбу:

– Мистер Ситаах, можно освободить меня сегодня от дополнительных занятий? Я подрабатываю в академии и сегодня должна выполнить ряд поручений.

– Вот как?! – профессор был недоволен, – Что же, будьте любезны предоставить мне завтра расписание ваших дел, чтобы я смог включить вас в внеурочные занятия.

– Непременно! – я была рада, что он не отказал и не удостоил презрительным взглядом.

– И еще один момент, что это за символы вы чертили на моей лекции? Они мне не знакомы, но ответы верны, что я нахожу довольно занимательным.

– Это уравнения с неизвестными.

– Откуда они? – он не скрывал своего интереса.

– С земли.

– Я думал на земле нет магии?

– Магии нет, – улыбнулась я, -Но есть математика и физика. При ее помощи мы подчинили себе даже молнии.

 

Я хихикнула. Ситаах пристально посмотрел на меня, словно решая верить мне или нет, затем ответил:

– Вы расскажете мне об математике подробнее?

– Конечно. При следующей встрече.

Выбежав из аудитории, я достала список, в которым первым значилась теплица. Практически бегом, я добралась до огромного стеклянного здания. Через приподнятые окна сочились благоухающие ароматы цветов и сочных трав. Предвкушая внутреннее богатство растительности, я смело вошла внутрь, правую руку тут же обожгло. Тонкая бледная лиана обвила запястье и шевелилась как червь.

– Только не дергай! – выкрикнул бегущий ко мне мальчишка в длинном зеленом рабочем халате, – Кислотой обожжет!

– Чем?! – у меня от страха в горле пересохло.

– Это кислотный плющ, – пояснил мальчик, обливая плющ сиреневой жидкостью.

Напиток растению пришёлся не по вкусу, и оно освободило меня из пут, оставив на запястье красный след ожога.

– Ты кто такая? Что здесь забыла? – ворчал мальчик, заматывая мое запястье широким пушистым листом растения.

– Меня прислали. вот, – я протянула ему лист направления.

– Так. Ага, помощница значит? А что об растениях ты знаешь? – он посмотрел на меня с прищуром.

Стало неловко, потому что какой-то мальчишка ведет себя как мой начальник. Что же я знаю о растениях?! Я задумалась… О земных растениях я знаю немного, особенно про овощи и ягоды, картошку там и лук, но тут явно ничего такого нет.

– Свет и вода им нужны, – я прямо промямлила ответ от неуверенности.

– Это все твои знания о лекарственных травах?! – в голосе собеседника звучала не хилая такая насмешка.

– Ну, типа того.

– Направляют тут всяких двоечников, – мальчишка бурчал под нос, удаляясь от меня, – Чего стоишь? Иди за мной.

Я кивнула в ответ и поплелась за ним через оранжерею. Пока мы шли по проходу до бытовки, меня пару раз попытались цапнуть цветы, похожие на мухоловку, одна ветка, напоминающая камыш «чихнула» на меня пыльцой, и, в добавок ко всему, я запнулась о ползающую деревяшку, которая оказалась редким видом шагающих деревьев.

– Ты тут поосторожнее! Ато всех перетопчешь, – мальчишка снова подарил мне осуждающий взгляд.

– Как тебя зовут? – я решила попробовать растопить лед, – Меня Ася.

– Хег, – он протянул руку для приветствия.

– Очень приятно, Хег. У тебя интересное имя. Что оно значит? – я ответила на рукопожатие, мысленно улыбнувшись, вспомнив рыбу с таким названием.

– Ничего не значит. Знаешь, как поступим? Раз ты ничего не знаешь о растениях, но больше и сильнее меня, ты уж прости, все же ты девушка, но тебе придется взять более тяжёлую физическую работу.

– Ничего, я не против.

– Вон видишь? – он ткнул пальцем в сторону горы деревянных ящиков, валяющихся на куче плодородной земли, – Их нужно расставить в ряд и наполнить землей до половины. Будем пересаживать минотки.

– Что такое минотки? – название навело меня на мысль о цветах.

– Увидишь. Ты начинай, а я пойду подготавливать их к переезду.

Хег взял ведро из бытовки и удалился, оставив меня с кучей земли и ящиков. Ящики оказались увесистыми и довольно большими, сантиметров шестьдесят в высоту, если не больше. Расставив их все вдоль стеклянной стены под лучи солнца, я наполнила каждый из ящиков рыхлой сырой почвой до половины. Полюбовавшись на ровный ряд из десятка огромных ящиков, я воткнула в землю лопату и стерла пот со лба.

– На вот, – появившийся из неоткуда Хег протянул мне кувшин, – хорошо утоляет.

Напиток оказался в меру сладким, вкусным и терпким, очень похожим на квас. Пока я отдыхала, Хег прикатил на тележке еще один такой же ящик, только с жёлтыми растениями. Минотки оказались не цветами, что надо сказать меня разочаровало. Это были растения на тонкой ножке, разветвляющиеся как зонтик вверху и украшенные жёлтыми шариками. Минотки были маленькие, сантиметров десять в высоту.

– Они зацветут? – с надеждой спросила я.

– Кто, минотки? Нет, это не бутоны, а плоды.

– Для чего они?

– Помогают при лихорадке.

– То есть жаропонижающие?

– Не слышал, чтобы так говорили, но, наверное. В лихорадке человек горячий. Ты много знаешь о болезнях? – он разговаривал со мной, а сам аккуратно пересаживал по три саженца в ящики.

– Немного, – я пожала плечами.

– Значит ты точно не ведьма.

– С чего такие выводы, – не знаю с чего я решила ерепениться.

– Растений не знаешь, лечить не умеешь…

– А кто ты? – разговор стал более познавательным.

– Я бафер, – гордо ответил Хег.

– Кто такой бафер?

Мой вопрос его явно удивил, потому что он странно посмотрел на меня.

– Ты такая странная… Такая большая, а ничего не знаешь. Поздно дар открылся?

– Дар? Я даже не знаю.

Хег продолжал высаживать саженцы и разглядывать меня. Потом на его лице проскользнуло выражение, которое бывает, когда рождается интересная догадка.

– Только не говори, что ты та самая странная адептка, которая пропадает неизвестно где, а потом возвращается неизвестно как.

– Хорошо не буду, – я допила свой напиток и поставила рядом с собой на землю.

– Не шутишь?

– Нет.

– Слышал, что ты с Земли, правда?

– Правда.

– Расскажи о ней, – выражение лица Хега сменилось на щенячье, в добавок он еще протянул мне росток, чтоб я приняла участие в высадке.

И я рассказала о Земле, об огромных городах и самолетах, подводных лодках, о полетах в космос… Хег только удивился как мы живем там без магии, предположив, что привыкли поколение за поколением. От него я узнала, что бафер это маг, специализирующийся на защитных и укрепляющих заклинаниях.

– В каждом отряде хранителей пять человек: ведьма и бафер, инженер, стихийник, призыватель и боевой маг. Кто ты, Ася?

– В смысле?

– В смысле, какая у тебя способность?

– Я правда не знаю. Может никакой…

– Э-нет, так не бывает. В академию не попадают люди без магии. А это значит, что у тебя что-то есть, так выясни!

– Спасибо, Хег.

– Не за что, – он улыбнулся, – Тебе спасибо за помощь. Ты можешь идти, я сам закончу. Судя по списку тебе еще арену убирать.

– Ага, – вздохнула я, взглянув на листок, выданный преподавателем.

– Советую подкрепиться.

Хег ополоснул руки и сорвал с кустарника гроздь ягод. Зеленая кисточка напоминала виноград.

– Очень бодрит. Попробуй. – он протянул мне.

– М-м, очень вкусно, – ответила я, раскусив одну, вкус которой был похож на энергетик, который продавали рядом с моим домом на Земле, – Спасибо еще раз, я пойду.

– Давай, удачи. Еще увидимся.

Хег улыбнулся мне и снова запустил руки в ящик с рассадой за последним ростком.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru