Кодовое имя Лис

Анастасия Итрухина
Кодовое имя Лис

ГЛАВА 7. ТЫ НЕ ОДНА ТАКАЯ ДАСИ

– Вот стерва малолетняя! – Ругалась Бобо, все еще бредущая по ярким кварталам буржуев в поисках своей бестолковой младшей сестры.

Бобо надеялась, что Даси еще ничего не успела натворить. Она уже не знала, куда идти и где ее искать, как вдруг услышала вой сирен и помчалась за издающими его машинами.

– Господи, малышка, надеюсь они не за тобой.

Бобо бежала по направлению скрывшихся с вида машин и уперлась в заброшенную верфь. В центре сверкнули проблесковые маячки. Что-то внутри подсказывало, что сестренка там. Бобо быстро побежала до нужного места, стараясь не обращать внимания на резкий запах и мусор под ногами, который словно специально мешал передвигаться, прилипая к подошве. Добежав примерно до середины, девушка остановилась. На открытой и чистой территории, что уже не свойственно для старой верфи, располагался склад, окруженный вооруженными сотрудниками правопорядка. На крыше взорвались лампочки и Бобо убедилась, что Даси точно внутри и видимо сестренка сейчас в панике, потому что все вокруг нее искрит в такие моменты.

– Как мне пройти мимо вас, мальчики, чтобы вы меня не пристрелили?! – полушепотом пошутила Бобо.

Она присела и огляделась. Точно под ней находился люк, заваленный мусором. Она подняла крышку и оценила высоту.

– Не так уж высоко. Давай прыгай! – сама себя подбадривала девушка.

Она спрыгнула. Под ногами выскользнули брызги. Пол был явно влажный и пахло плесенью. Вряд ли этим ходом часто пользовались, возможно, не пользовались вообще. Бобо выставила руки вперед, потому что здесь было очень темно и света из люка не хватало. Позади тупик, значит идти можно только в одну сторону. Бобо осторожно продвигалась вперед, прощупывая себе дорогу в мокром и холодном коридоре. Она прошла метра четыре и уперлась снова в тупик. Судорожно девушка ощупала стену: ни намека на дверь.

– Так, успокойся. Позади тупик. Вход и выход позади, лестницы нет, значит этот лаз куда-то ведет или откуда-то выходит. Должен быть вход. Нужно просто найти его, – рассуждала вслух девушка, пытаясь дышать как можно медленнее.

Когда она была маленькая, мама сказала ей, что вопросы стоит произносить вслух, потому что половину ответов мы уже знаем, только боимся озвучить. С тех пор она стала рассуждать в слух и это действительно ей помогало. Она глубоко вдохнула воздух через нос и осторожно ощупала стену перед собой. В самом низу стены располагалось небольшое отверстие с треугольным вырезом явно искусственного происхождения.

– Нужно найти что-нибудь похожее по форме и желательно длинное, чтобы провернуть. Возможно, это замочная скважина. Мой кулон! Точно, мамин подарок. Он такой же формы и достаточно длинный, и крепкий, чтобы сойти за ключ.

Она сняла с шеи цепочку с кулоном и вставила в отверстие – подошло идеально. Аккуратно Бобо попробовала повернуть по часовой стрелке – не получилось, против – раздался щелчок и звуки движущихся шестеренок за стеной. Что-то затрещало, и сверху посыпалась пыль. Бобо отошла назад на случай, если что-нибудь свалится ей на голову, но ничего такого не случилось. Стена медленно опускалась вниз со скрипом не смазанного металла и скрежетом камня. Где-то на середине она застряла, но было видно, что за ней есть подъем вверх и слабоосвещенный, но все же путь. Бобо вскарабкалась на стену и перевалилась внутрь. Отряхнувшись, девушка поднялась по лестнице и открыла очередной люк над головой. Она влезла внутрь помещения, заставленного стеллажами с медицинскими контейнерами. Звуки разрядов и взрывающихся стеклянных колб подсказали ей нужное направление.

Разряды исходили от ее сестренки, которая стояла в зале, рядом со сваленными в кучу контейнерами и валяющимся на полу с испуганными глазами Женькой. Она побежала к сестре, как вдруг в склад ворвались, и старший скомандовал:

– Огонь на поражение!

Раздались выстрелы, сердце Бобо остановилось, она закрыла глаза и все затихло. Девушка открыла глаза и увидела свою испуганную младшую сестру, все в том же складе, но только теперь прямо перед собой и с застывшим вопросом на лице. Правая рука Бобо лежала на плече у Даси, а левую она не чувствовала. Девушка повернула голову, чтобы осмотреть свою руку и поняла, почему сестра была так удивлена. Руки у нее не было. Точнее, было что-то похожее, металлическое, сливающиеся с пластиной, ранее представлявшей решетку с пола, расплавленной и искореженной в форме волны. Металл двигался, словно он не металл вовсе, а застывшая по приказу волна и в этот момент волны памяти отнесли девушку в ее детство. В тот самый момент, который она всегда считала кошмаром, потому что мама всегда ей говорила, что этого не было и это всего лишь кошмар и она не умирала и не превращалась в груду метала. Но теперь это произошло с ней! Значит это был совсем не сон!?

Бобо дышала часто, осознавая, что она вовсе не человек, и их мать действительно давно погибла. Но кто же тогда эти люди, которые воспитывали их столько лет? Даси взяла ее за руку и крепко сжала ладонь, и Бобо пришла в себя. Ее левая рука понемногу обретала прежнюю форму. Бобо обдумывала как быстро свалить из этого склада через люк пока металлическая стена совсем не опала, как вдруг почувствовала резкую боль в затылке и потеряла сознание.

*****

Прошло уже три дня после операции. Пациент не приходил в сознание, несмотря на удачную операцию и полное восстановление абсолютно всех тканей. Ирина Николаевна периодически заходила к нему в палату, глубоко вздыхала и снова уходила. Игорь пропадал в качалке, ожидая воскрешения своего будущего подопечного, а Артур Измайлович дремал в кабинете, измученный изучением бумаг по образцу 001. Ему еще предстояло восстановить парню руку, если он очнется. Толстый спал на своем стуле, откинувшись на спинку и широко раскрыв рот. Руки безвольно свисали и ноги были широко расставлены и если бы не храп, который он издавал, то можно было принять его за «чувака в отключке», как Толстый сам любил выражаться на пациента, к которому был представлен уже больше четырёх месяцев. В палату вошел Тощий, с недовольным видом он швырнул в Толстого тканевое изделие для уборки.

– А?! Что?! – подскочил Толстый, вытирая выбежавшие изо рта слюни и раздирая глаза.

– Твоя очередь делать уборку, – проворчал Тощий и рухнул на стул рядом с пациентом, – Этот парень меня уже достал. Сидим как няньки с ним и записываем показатели. Абсолютно бесполезная работа! Серая думает, что нам больше ничего доверить нельзя.

Толстый сочувственно посмотрел на друга и тут же озарился идеей. Тощий устал от безделья, ему нужно было дать возможность заняться чем-нибудь интересным, лучше всего каким-нибудь исследованием.

– Пошли! Я покажу тебе кое-что, – позвал он Тощего, с усилием вставая со стула, который словно кряхтел от облегчения.

Толстый вышел в коридор, затем снова просунул свое круглое лицо в дверь и спросил:

– Так и будешь тухнуть здесь или пойдешь со мной на аттракцион?

Тощий оживился. Неизвестно откуда, но Толстый всегда знал, где можно развеяться в этой каменной тюрьме. Они зашли в лифт и спустились на нижний уровень. Дверь лифта открылась, и Тощий ахнул. Перед ним, в пластиковом контейнере, сидела девочка, улепленная датчиками и проводками.

– Что это? Она же совсем ребенок?!

– О нет, братец, она суперсолдат. Эта малышка вырабатывает разряды тока, которые не дает электростанция за день! – ответил Толстый.

Он подошел к камере и ударил по ней ладонью:

– Бу!

Девочка вздрогнула и выпустила электрический разряд. Она выглядела уставшей и напуганной. Печальными и молящими глазами она смотрела на Тощего, которого видела впервые за те три дня, что их с сестрой здесь держали. Тощему было жалко девочку, но он ничем не мог ей помочь. По сути, он сам такой же пленник.

– А давай приколемся над ней?! – спросил Толстый.

– Как? – Удивился его друг.

– Интересно, ее замкнет, если облить водой? – спросил тот и заржал.

– Только тронь ее, урод, и я из тебя колбасу сделаю! – послышался женский голос из огромного куска камня.

– Бобо! Ты очнулась! – оживилась девочка и прижалась к стенке своей пластиковой тюрьмы.

С того дня, как их поймали на складе, прошло уже почти трое суток, и Бобо находилась в этой каменной глыбе все это время. Даси плакала и звала ее, но это было бесполезно. Там на складе она уже с жизнью готова была попрощаться, как вдруг появилась ее сестра, словно из воздуха, и взмахом руки превратила металлическую решётку с пола в жижу, закрывшую их от пуль. А потом эта свинья Жека ударил ее по голове трубой, и она упала. Волна металла накрыла ее, и из-за этого Даси сильно испугалась и выпустила сильный разряд, который обрушил часть потолка и слился с Бобо и металлом. Так их и привезли сюда. Сканер показал наличие жизни в камне, но никто не торопился ее освобождать оттуда.

– Какого черта здесь так темно? Я не могу пошевелиться! – ругалась девушка из камня.

– Вот это да, – изумился Тощий, – Это, действительно, интересно. Теперь я точно видел все!

Друзья покинули помещение, ведь им нельзя было долго отсутствовать. Тощий выходил огорченный наличием пленного ребенка, но счастливым от того, что в их корпорации появились еще уникальные образцы и возможно им поручат с ними работать. А это куда веселее чем датчики того парня записывать, который до сих пор прибывает в коме.

– Они ушли? – спросила Бобо.

– Да, – ответила Даси и заплакала, – Я думала, что уже никогда тебя не увижу. Когда Жека ударил тебя по голове, и ты упала, эти люди выстрелили в меня дротиком, и я потеряла сознание, а очнулась уже здесь с тобой. Если бы не ты, то они застрелили бы меня. Как ты сделала это Бобо?

Даси говорила быстро и всхлипывала, затягивая сопли в нос, а Бобо сосредоточилась на своих ощущения, стараясь понять, что с ней произошло, и где заканчивается ее тело, а где начинается камень, перемешанный с металлом. Пока она находилась в таком непривычном состоянии, девушка видела сон, странный сон о прошлом, которого вроде никогда не было, но оно было таким реальным. Она видела себя маленькой на космическом корабле, направляющемся на отдых в отеле, недавно открытом в млечном пути. На борту была куча офицеров и их жён с детьми, которые так же, как и они, с родителями намеревались провести свой долгожданный отпуск в самом чудесном месте. Бобо потеряла свою любимую игрушку – робособаку и бродила по длинным коридорам в поисках своего питомца, заглядывая в каждую каюту. В одной из кают ругались двое: мужчина и женщина. Женщина была прекрасна, с длинными светлыми волосами, волнами, лежащими на плечах и скатывающимися по спине. Ее зеленные глаза были полны слез. Маленькое хрупкое тело содрогалось. Высокий и крепкий брюнет в офицерской форме говорил с ней на повышенных тонах. Девочка проскользнула внутрь и спряталась за спинкой кресла, которое стояло около входа. Она даже почувствовала, как оно пахнет пылью и кожей.

 

– Прекрати! Правы были мои родители, когда говорили, что с твоей семейкой лучше не связываться! – говорил он, пересекая комнату огромными шагами, –Все твои претензии, что мы не видимся годами, просто отвратительны. Если бы твоя сестра не была такой же пустышкой, как одна из наших дочерей, то вы бы обе стояли плечом к плечу рядом со мной в каждой экспедиции.

– Я же не виновата в этом?! – оправдывалась девушка, – А ты мог бы придумать нам другое занятие, что бы мы были рядом. Но нет! Ты взял ее, эту землянку в свои помощницы. Ты спишь с ней?!

Мужчина рассвирепел и ударил свою жену по лицу. Она вскрикнула и упала на пол. Женщина плакала и держалась за пострадавшую щеку. Увиденное напугало девочку, и она пискнула за креслом. Мужчина услышал и повернулся к ней. Его лицо было злым, но когда он увидел девочку, то смягчился.

– Борси, что ты здесь делаешь? Где Дасила?

– Она спит папа, а я Гавра потеряла, – пролопотала девочка.

– Иди сюда, – сказал мужчина и взял ее на руки.

Девочка вопросительно смотрела на него и на маму и молчала. Она не знала, что спросить и немного боялась получить ответ. Женщина встала и поправила свой костюм. Молча взяла ребенка с рук мужа и понесла ее каюту. В каюте мирно спала ее маленькая копия, только со светлыми волосами. Женщина положила Борси рядом с сестрой и укрыла одеялом.

– Не слушай папу. Ты не пустышка, то, что у тебя не проснулись силы еще не означает, что ты бесполезна. Ты найдешь свое дело, – прошептала она и поцеловала в лоб, поправив черные густые волосы дочери.

Девочка не могла уснуть. Она пыталась разбудить в себе силы. Со стороны это выглядело так: маленькая девочка пыхтит на кровати, раскрасневшись от напряжения, и размахивает руками. Она любила отца, как любят все девочки, и не хотела, чтобы он считал ее пустышкой. Тренировку девочки прервал резкий толчок в корпус корабля и включившаяся сирена. Она соскочила с кровати. Дасила тоже проснулась и была напугана громкими звуками. В каюту вбежала мама. Ничего не объясняя, она схватила дочерей за руки и побежала по коридору. Все вокруг тряслось и искрилось, люди бежали в панике, где-то даже стреляли из лазера. Она добежала до отсека со спасательными капсулами и посадила туда Дасилу. Когда она обернулась к Борси, на лице застыл ужас. Ребенка держал какой-то странный седой тип в красном плаще и крутил огненный шар перед лицом ребенка.

– Где твой муж? – спокойно спросил он.

– Руки вверх и отпусти ребенка! – скомандовала вбежавшая девушка-землянка, из-за которой сегодня была ссора у капитана и его жены.

Мужчина в плаще рассмеялся и бросил девочку на пол, резко развернулся к землянке лицом и выпустил из ладоней большой поток огня. Землянка от испуга нажала на спуск и орудие выплюнуло большой плазменный шар. Маг в красном плаще смог увернуться, и шар полетел прямо в девочек. Последнее, что успела сделать их мать – встать между ними и шаром. Она взмахнула рукой и металл вокруг нее поднялся волной и укрыл их, а она сгорела от прямого попадания. Землянка воспользовалась заминкой мага и запрыгнула в капсулу, прихватив с собой девочку, и нажала на сброс. Дверь капсулы закрылась, и их выбросило в открытый космос. Сквозь иллюминатор они видели, как разлетаются огромное количество капсул с детьми и их родителями. Внутри лайнера произошёл мощный взрыв, разорвавший его пополам и образовавший воронку, затянувшую сам лайнер и их спасательную капсулу. Непонятная сила словно вжала их в стены капсулы и выбила сознание из реальности. Когда Борси очнулась и взглянула в иллюминатор, не было ни каких признаков крушения или других капсул вокруг. Девочки обнялись и плакали навзрыд. Землянка, которая летела с ними, сочувственно смотрела на них, потом взяла две руны и приложила к их головам. Девочки затихли.

– Вы кто? – спросила Борси, оглядывая девушку, которую она видела впервые.

– Я твоя мама, Бобо А  это твоя сестра Даси, – ласково ответила новая мама.

– А где мы? – спросила Даси, рассматривая безграничное холодное пространство космоса.

– Мы летим домой, – ответила мама, просматривая на карте ближайшие сигналы станций.

Капсула повернула в нужную сторону, и она обняла своих малышек. Теперь она мама и это навсегда. Эти девочки все, что осталось от любимого человека.

Бобо пыталась понять, правда ли это, но, учитывая, что она сама сейчас закована в металлический сгусток, то вполне похоже на правду.

– Бобо! Ты меня слышишь? – позвала Даси.

Бобо вздрогнула и вернулась в реальность. Они и так уже здесь три дня гостят, пора и честь знать. Девушка сосредоточилась как в детстве, только теперь она знала точно, к какой силе нужно взывать. Ее каменное пристанище затрещало, медленно отпуская ее руки и ноги. Даси наблюдала, как от глыбы один за одним отваливаются куски застывшего в металле бетона.

– Все, Даси, нам пора! – сказала Бобо, и глыба развалилась.

ГЛАВА 8. ВСПЫШКА

Спокойные воды на Копакабана искрятся в солнечных лучах, танцуя, как бразильцы на карнавале. Солнце садится за горизонтом морской глади. Это прекрасно. Давно не было так весело, возможно, никогда. Солнечные лучи бегают по моему телу и слепят глаза, и я щурюсь, вытянувшись полностью на мокром песке с винтовкой в руках. Мне нравится, как волны подползают и щекочут пятки, и я самопроизвольно улыбаюсь. Мое маленькое укрытие спрятано за густыми зарослями прибрежных растений, а тело усыпано водорослями и тиной, нагнанной волнами. Наш отряд разделился на две группы. Моя задача дождаться загнанного в угол условного противника и ликвидировать. Наконец на пляж выбежал один из повстанцев, который играл роль противника, о чем говорила синяя повязка на его рукаве. Через прицел наблюдаю за целью и, дождавшись удобного момента, произвожу выстрел пулей с краской четко ему в лоб. Сослуживец падает и матерится, что теперь у него останется синяк. Краем глаза наблюдаю приближающийся силуэт моей обольстительной спутницы. Она цепляет носками ног песок и рисует линию, затем присаживается, и я чувствую холод у себя на спине. Оборачиваюсь и вижу бокал с охлажденным сиреневым напитком.

– Спасибо, – благодарю ее и отпиваю глоток.

Она ласково смотрит на меня своими огромными тёмно-синими, почти черными глазами без белков и старается сдержать улыбку. Смольные густые кудри средней длины закрывают почти половину лица, капельки пота скопились на ложбинке груди и колышутся при дыхании. На ней верх от бикини и длинная юбка, пышная, но свободная из дышащей ткани. Она отставляет бокал, наклоняется ко мне для поцелуя и шепчет:

– Не плохо укрылся, но недостаточно хорошо…

Я запускаю пальцы в ее волосы на затылке и опираюсь на локоть свободной руки, но неожиданно чувствую, что земля трясется подо мной.

– Ты это чувствуешь? – спрашиваю я у нее.

– Нет, – она отвечает совершенно спокойно, словно действительно не чувствует никаких толчков, но они не прекращаются.

Я отодвигаю от себя подругу и присаживаюсь, оглядываюсь по сторонам и замечаю, что все вокруг становится искаженным, словно тающим. Оборачиваюсь к своей подруге и вижу, что она горит, но ее лицо по-прежнему ничего не выражает. Я хватаю ее на руки и бегу в воду, чтобы потушить пламя, но море исчезает, и на его месте возникает объятый пламенем мостик космического корабля. Все вокруг трясется и вспыхивает, сирена оповещения при крушении орет как сумасшедшая. Что происходит? Я сплю?

– Этого ты тоже не видишь?! – обращаюсь я к своей подруге, но она молчит.

На моих руках лежит безвольное окровавленное тело с огромными синими глазами и приоткрытым ротиком с милым шрамом в форме молнии на подбородке. Я чувствую панику, ведь я даже не знаю кто она?! Это просто кошмар. Проснись! Проснись же!

*****

Бобо и Даси пробирались по коридору, минуя ничего не подозревающих охранников. Впереди только длинный коридор и слышно, что кто-то именно сейчас заворачивает в него с противоположной стороны. Сестры застыли в замешательстве. Им нужно было спрятаться. Выход один – ближайшая открытая дверь.

– Даси, давай! – скомандовала Бобо, и Даси замкнула входной электронный замок.

Они заскочили внутрь и прижались спиной к двери, пытаясь отдышаться и собраться с мыслями. Долго здесь оставаться нельзя, рано или поздно их побег обнаружат. Бобо оглядела помещение: хорошо оборудованная палата для тяжелых пациентов, в которой за шторой лежало чье-то тело. Он или она был точно жив, потому что датчики повторяли звуковым сигналом ритм его сердца. Бобо приложила палец к губам, приказывая сестре не шуметь, опасаясь разбудить хозяина палаты, который может вызвать охрану. Даси кивнула и тут же уронила со стола медицинские инструменты. Бобо подлетела к телу, готовясь задушить его при необходимости, но остановилась у самой шторы, поняв, что никто не проснулся. Спустя несколько мгновений она поняла, что только что готова была убить неизвестного и абсолютно невинного человека, и ее руки задрожали от страха, на глаза навернулись слезы и накатилась усталость, девушка пала на колени, осознавая всю беспомощность своего положения.

– Нас все равно найдут, – очень тихо и печально прошептала она.

Даси не слышала ее и не видела, что произошло с сестрой, она нарушила обещание, данное сестре, и уже разглядывала тело, спрятанное за шторой. Это был гуманоид, скорее всего мужчина около тридцати лет, возможно старше. По внешнему виду было не очень понятно к какому виду относится этот странный волосатый тип. Хоть и был он похож на человека, но не являлся им. Кожа была покрыта короткой шёрсткой рыжего и белого цвета, перемешанной в причудливом узоре, из-под гривы светло-рыжих густых вьющихся волос торчали такие же волосатые, как и тело острые уши. На лице была надета маска, какая-то неправильная маска черного цвета, на половину нижней челюсти, а носик был как у щенка, такой же черный и влажный. Он лежал неподвижно, и только датчики нарушали тишину.

– Привет! – как-то машинально поздоровалась она.

– Кто здесь? – услышала она мужской голос, но губы его даже не дрогнули.

Необычный парень лежал все так же неподвижно, только мерно двигалась грудь от дыхания. Глаза, прикрытые веками, двигались из стороны в сторону, как у человека, пытающегося вырваться из кошмара.

– Судя по звуку, ты стоишь прямо рядом со мной, – ответил голос.

Даси все же покрутилась, оглядывая комнату. На секунду закралось сомнение, что это розыгрыш или игра ее сознания. Она даже засмеялась.

– Что смешного? – обиделся голос.

– Да ничего, кроме того, что я сошла сума и разговариваю сама с собой, – ответила Даси, откидывая волосы с лица назад.

– Ты не с собой разговариваешь, а со мной. Это я тут за четыре месяца чуть не съехал до валета.

– А что такое валет? – заинтересовалась Даси.

Голос помолчал, потом ответил:

– Странная ты. Тебя не удивило, что ты с полуживым типом говоришь, а валет удивил. Валет – это психушка вроде, но я не уверен.

– А ты там был? – спросила Даси и присела к нему на постель.

– Не помню. Может и был, но сейчас я ни в чем не уверен. Скажи, как я выгляжу, красавчик или урод? – спросил голос.

– Ну, если честно, на котенка похож которого обрили на лысо… зажигалкой, – смущенно ответила девочка и слегка покраснела.

Она не хотела никак обидеть это существо. Ей даже захотелось подружиться с ним, и она погладила его по голове. Волосы оказались на ощупь мягкими и шелковистыми, и сомнения, что он настоящий, отпали. Голос засмеялся:

– Щекотно. Что ты делаешь?

– Ты чувствуешь, как я тебя трогаю? – Даси ущипнула его под ребром.

– Ай, ща ударю и не посмотрю, что ты девушка! – огрызнулся он.

– Вообще-то я девочка, мне еще двенадцать.

– Нормально! Первая женщина в моем обществе за четыре месяца оказалась девственницей, – он рассмеялся.

Как раз в этот момент, успокоившаяся Бобо зашла за шторку. Она уставилась на сестру, которая сидела на постели у какого-то покалеченного существа, говорила с ним и гладила по шерсти.

 

– Ты что совсем свихнулась, сестренка? Нам бежать нужно отсюда, а не мутантов разглядывать!

– Кто? Это она про меня?! – спросил у Даси «мутант», – Голос соблазнительный, а говорит гадко, как дешёвка с Терры.

– Бобо, не говори так, он расстроится, – надув губки, попросила Даси.

Бобо разозлилась и схватила сестру за руку, чтобы стащить с постели:

– Хватит придуриваться! Это не шутки! Нас могут убить!

Как только Бобо дернула Даси, разряд тока ударил ее, и они обе провалились в сумрак, грань между разумом и безумием. Мимо них, в безграничном сером пространстве, медленно проплывали туманные фигуры и острова, созданные словно из дыма. Сталкиваясь друг с другом, они оседали на поверхности и скручивались клубами, раскатываясь волнами, и уходили за горизонт. В центре, свернувшись клубочком, укутанный клубами дыма и слоем пыли, лежал кто-то. Они осторожно подошли к нему.

– Эй! – крикнула Даси, – Ты живой?

Тело вздрогнуло. Он вставал медленно, сбрасывая с себя пыль. Отряхнувшись подобно искупавшейся собаке, сбросив с себя остатки дыма, словно лохмотья, перед девочками предстал тот самый «мутант», которого они только что видели в палате. Ну или почти тот же. У этого шерсть была ровного окраса, а не как у обгорелой на половину лысой кошки, и нос немного длиннее, делающий его более похожим на зверя, чем на человека. Янтарные глаза с вертикальным зрачком с любопытством оглядывали девчонок.

– Так-так, кто тут у нас?! – с насмешкой спросил он, – Я так понимаю, ты и есть та мелкая девственница, которая меня щипала. А это, наверное, та самая дешевка с Терры, которой рот свой стоит использовать по назначению, а не для разговоров.

Бобо покраснела от злости и сжала кулаки, но не стала бросаться на него. Во-первых, он был сильнее, во-вторых, у него были острые когти, которые, судя по его манерам, он легко пустит в ход, особо не задумываясь, в-третьих, она еще не поняла, где они оказались и насколько происходящее реально. Видно было, как ему нравится собственное превосходство, но он ни за что не признается, что счастлив быть в этом мире не один.

– Не говори так с ней! – заступилась за сестру Даси и надула губки.

– А то что?! Воительница в памперсах, – он улыбнулся, как-то хищно, полубезумно, – Я здесь уже давно, а вы еле на ногах стоите на этой кумарной подушке.

Девочки переглянулись, осознавая, что он прав. Их качало, как на волнах, а некоторые довольно крупные клубы дыма почти сбивали с ног. Но все же они были наполнены решимости постоять за друг друга и при необходимости дать отпор.

– Ты плохой! – заныла Даси, – А я хотела с тобой дружить!

«Мутант» нахмурился. Его видимо почему-то задела эта фраза. Он задумчиво стоял, бормоча себе что-то под нос, словно сам с собой разговаривал. Потом он ударил себя ладошками по ушам. Бобо не могла дальше сдерживать свою обиду и съязвила:

– Что блохи заели?

«Мутант» проигнорировал ее вопрос. Он прислушивался к чему-то, двигая ушами, потом сообщил:

– Кажется, к нам гости…

– О чем ты? – спросила Бобо и тут же заметила как клубы серого дыма сменили направление.

Теперь они не убегали волнами за границу горизонта, закручиваясь, ускользали за их с Даси спины, словно там был мощный насос, затягивающий воздух. Ветер окреп, и девочек стало сносить с ног, втягивая в создавшуюся воронку.

– Не бросай меня! – крикнул «мутант», ухватив Даси за руку, и его затянуло вместе с ними.

Девочки очнулись в той же палате со связанными за спиной руками в компании пятнадцати вооруженных охранников. Они все были в масках, что не позволяло их как-либо различить. Тот, что был ближе, нагнулся к Даси и скомандовал:

– Не дергайтесь, а то хуже будет!

– Дети пойманы в палате объекта 001, – сообщил второй по коммуникатору.

– Нейтрализуйте их, – ответили с той стороны.

Звук затвора пистолета раздался эхом в полупустой палате, слившись с хрустом шейных позвонков. Тело упало, открыв глазам голого «бритого котенка Даси». Он, как голодный хищник, бросился на следующего охранника и ударил его раскрытой когтистой правой рукой. Удар получился слабым настолько, что охранник смог его блокировать, что очень удивило мутанта. Дальше он наносил удары только левой рукой, убивая одного за одним, пронзая их тела и переламывая шеи. Тех, кого он не успевал достать, мутант сшибал ударом ноги. Менее чем за двадцать секунд он перебил всех пятнадцать охранников, при этом прозвучать успело всего три выстрела, одним из которых гуманоида ранило в плечо. Он стоял у двери, рядом с последним телом охранника, который пытался убежать, и с его рук капала кровь. Объект рычал и тяжело дышал, находясь в состоянии озверения после резкого пробуждения. Даси подошла со спины и окрикнула его:

– Эй! Развяжи.

Он резко обернулся и ударил ее. Даси отлетела к шкафчику с медицинскими препаратами, которые со звоном у пали вместе с ней на пол. Девочка заплакала. Большая ссадина на лице горела как от огня.

– Эй ты, плешивый пес! – Бобо ударила мутанта кулаком в спину.

Он обернулся и схватил девушку за горло здоровой рукой, приподняв над полом на полметра.

– Отпусти ее, пожалуйста, – пропищала Даси, пытаясь встать на колени со связанными руками.

Он обернулся на нее и присмотрелся. Кажется, он видел ее во сне. Может они реально были в его голове? Странные незримые волны от ребенка касались его тела. Образец 001 ослабил хватку на горле Бобо, и она упала и закашлялась. Он печально оглядел их, осознавая, что девушки не представляли никакой угрозы, а сами были пленниками, как и он. Осторожно, чтобы еще больше не напугать, парень подошел к Даси и разорвал путы на ее руках. Она подскочила и побежала освобождать свою сестру. Бобо потерла руки, потом шею и спросила:

– Ты что за зверь такой?

– Не знаю… А ты меня понимаешь? -парень был удивлен тому, что спокойно понимает речь собеседницы.

Новый друг отвечал с ноткой грусти в голосе, оборачивая нижнюю часть туловища простыней, которую стащил со своей постели.

– Понимаю. А как тебя зовут? – Бобо вставала, опираясь на Даси.

– Не помню.

– Не знает он, не помнит… – звучал голос в его голове, – Судя по тому, как ты с ними разделался, самый страшный зверь и безжалостный.

– Не он разделался, а мы! И эта кровь навсегда останется на нашей совести, – возразил второй голос.

– У меня совести нет, поэтому я с удовольствием все лавры отдам тебе, – съехидничал первый.

– Заткнитесь вы оба! – подумал образец 001, – Лучше бы имя наше вспомнили, а не выясняли отношения.

Он сел на постель, осматривая свои окровавленные руки и следы, которые он ими оставил на простыне. Оторванным куском парень обмотал рану на плече. Даси осторожно подсела к нему рядом.

– Нужно придумать тебе имя.

– Придумай, – попросил он.

– Когда я была совсем маленькая, мама брала на прокат в библиотеке одну старую книгу с изображением вымерших животных. Ты похож на одного из них, если не обращать внимание на обгоревшую шерсть, – ответила Даси разглядывая себя в отражении металлического подноса, затем приложив его к ушибленной щеке.

– На какого?

– На лиса, – сверкнула злыми глазами Бобо.

– Ну лис так лис, – ответил Лис и встал.

Выброс адреналина закончился, и его тело ослабло. Он снова опустился на постель. Столько времени, проведенного в коме, не могли пройти бесследно.

– Нам нужно бежать, – сказала Даси, – Ты с нами Лис?

– Ну, вы девочки, единственные кто пока не пытался меня убить. Так что да!

Даси и Бобо помогли ему встать, и они вместе вышли в коридор в поисках выхода.

– Кстати, где мы? – поинтересовался Лис у девушек.

– В каком-то комплексе. Я сама не знаю, – ответила Бобо.

– Я не о том, – отмахнулся Лис, -Какая это планета?

– Марс, – улыбнулась Даси.

Лис нахмурился. Он помнил историю гибели солнечной системы. Однако, Лис допускал возможность, что все его воспоминания лишь набор отдельных фрагментов, некоторые из которых могли быть отрывками из придуманных историй. Даже если так, то оставался один вопрос – почему понимать марсианскую речь он стал только после встречи с Даси?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru