Кодовое имя Лис

Анастасия Итрухина
Кодовое имя Лис

ГЛАВА 5. ВВОДНЫЙ КУРС

– Долго нам еще? – Ирина Николаевна обращалась к лаборантам, быстро шагая и цокая по каменному полу каблучками.

– Мы уже почти на месте, – отозвался Тощий, – На самом деле вам очень повезло, это уникальный случай. Объект выжил после страшных травм, и Серая дама хочет разгадать тайну его живучести. Если вы сможете это сделать, то мы сможем выделить ген, отвечающий за это, и привить шахтерам, добывающим энергокристалы, тем самым повысить продолжительность и качество жизни.

– Или вы выведете суперсолдат?! – съязвил Игорь, и на него все обернулись.

Конечно, эта мысль посетила всех, но только ему по его молодости хватило глупости высказать свое мнение в слух. Толстый подвел их к очередной металлической двери с самым современным кодовым замком. Электронный глаз просканировал всех подошедших, и голограмма охранника запросила код доступа. Толстый с довольным видом достал из-за пазухи ключ-карту и приложил к замку.

– Дамы вперед! – сказал он, пытаясь подражать жесту этикета старых лет, но получилось что-то похожее на то, как индюк раздувает перья и наклоняется вперед.

Дверь пикнула, и Ирина Николаевна сделала шаг внутрь, где перед дверью на четвереньках с вытянутой рукой стоял гуманоид, покрытый слизью и кровавыми разводами по правому плечу. Но это было не самое пугающее, у него не было почти половины головы, а точнее, правой височной доли и нижней челюсти. Она застыла от страха, ожидая нападения, но он со шлепком упал на пол.

– Что это?! – спросила испуганная Ирина Николаевна.

– Видимо наша работа, – ответил Артур Измайлович, присевший на корточки, для изучения изуродованного лица и руки, – Я так думаю, что стоит приступить прямо сейчас, пока ткани срослись не полностью.

Операционная, оборудованная по высшему слову техники, наполнилась жужжаньем роботов хирургов. Артур Измайлович бегал между операционным столом и пультом управления микрохирургов, предпочитая контролировать весь процесс лично. Самую большую сложность представляло восстановление лица пострадавшего. Он просканировал его череп и создал 3d модель, отсутствовала часть правой височной доли и нижняя челюсть. Артур Измайлович принял решение создать парню новое лицо, поскольку строение тела у него было схожее с человеческим. Доктор Вида Жозе Гаста принес восстановленные ткани мышц из образцов, предоставленных Серой дамой. Уже почти девять часов длилась операция. Изрядно уставший хирург присел на крутящийся стул возле своего пациента и вздохнул:

– Повезло тебе, парень, что у них такая техника. Инженерия пародантальных тканей превосходная вещь!

Маленький круглый аппарат жужжал над его лицом, касаясь его десятками тончайших игл, восстанавливающих структуру костей и наращивающих мышечную ткань. Час за часом, обезображенный ожогами и травмами монстр перевоплощался в симпатичного мужчину с бледной розовой кожей и золотистыми вьющимися волосами средней длинны с рыжим отливом. Его заостренные ушки было решено сохранить в первоначальной форме. Правая рука частично атрофировалась, но Артур Измайлович не торопился ее ампутировать. Опыт его подсказывал, что есть шанс на восстановление, к тому же Игорь подтвердил его догадку примерами из своей практики. Таким образом, спустя семнадцать часов непрерывной работы пациент 001 был заштопан, подлатан, заклеен и перемещен в палату интенсивной терапии под присмотр Игоря, где еще три дня не приходил в себя.

Ирина Николаевна и Игорь следили за ним, постоянно проверяя давление и состав крови. Были отмечены быстрые темпы восстановления мышц и, что самое интересное, восстановление и тканей мозга.

– Интересный экземпляр, как вы думаете, Ирина Николаевна? – обращался к женщине Игорь, крутясь на стуле закинув ногу на ногу, – За короткое время даже шерстью оброс.

– Я предполагаю, что мы сможем его научить и ходить, и говорить, когда он очнется. Правда, гарантию дать не смогу на полное восстановление, у меня было много случаев в практике, когда люди после травм головы больше одной секунды своей жизни не могли запомнить, – ответила Ирина Николаевна.

Ирина Николаевна вздохнула печально, вспомнив маленькую девочку, которая потеряла свою память при крушении космического корабля, везущего экскурсию на луну. Она постоянно спрашивала, где ее мама и сразу забывала, что ей ответили. Врагу такого не пожелаешь. В душе теплилась надежда, что их подопытный справится со всем, и они смогут изучить его, а пока остается только ждать…

ГЛАВА 6. ДАСИ И БОБО

– Эй, Бобо! Немедленно забери эту ходячую катастрофу, пока она не выкинула свой фокус в моем магазине! – кричал молодой человек, стоя на пороге лавки электроники, выволакивая из него за руку двенадцатилетнюю девочку.

Девочка была очень похожа на куклу: огромные светло-зеленые глаза, кудрявые локоны цвета жженой соломы, хрупкое тельце, тоненькие ручки и маленькие розовые губки-бантики, только джинсовый комбинезон ей не подходил. Для своих двенадцати она была совсем мелкой и не знакомые люди давали ей от силы десять лет, а то и меньше. Малышка Даси смотрела невинными глазками на свою сестренку Бобо и хлопала ресничками. Бобо, девушка девятнадцати лет крепкого телосложения с короткими черными взъерошенными и испачканными в моторном масле волосами и такими же, как у сестры, светло-зелёными глазами, в таком же джинсовом комбинезоне, ковыряла мотор своего дейт-скутера, стоя на одном колене, по локоть вымазавшись мазутом. Она докрутила нужные детали и встала с колена. Уверенно подойдя к парню, Бобо высвободила руку сестренки из его хватки и, глядя в глаза, сказала:

– Еще раз ты ее коснешься, я устрою тебе экшен в твоем идиотском магазине! – девушка взяла сестру за плечо и посадила на свой дейт-скутер.

Дейт-скутер напоминал старые скутера, двигающиеся на колесах. Современные дейты передвигались на магнитных лопастях, толкаемых мощным, но маленьким реактивным двигателем. А у этого руль управления был на обычном колесе. Это была одна из первых пробных моделей, в свое время считалась достаточно дорогой моделью, а теперь хламом без внутреннего компьютера и системы навигации. Бобо везла сестренку на окраину города, туда, где они жили. Они подкатили на своем «коне» к металлическим боксам окраины, в которых проживали низшие слои населения, в бесконечные ряды контейнеров, оставленных первыми колонистами и приспособленных для проживания, один из которых служил им домом. Контейнерный район занимал почти всю окраину города. Бобо слезла с транспорта и открыла массивные двери.

– Можно я?! Бобо, можно я?! Ну кружок, – просила Даси.

– Нет, Даси, ты же опять разволнуешься, все замкнет, а я буду его чинить. У меня уже запчасти кончились и на новые у нас денег нет. Ну не твое это сестренка с электроникой дело иметь, – по-доброму, но с укором отказала Бобо.

Даси надула губки, но послушалась сестру и слезла с дейт-скутера. Бобо закатила его в контейнер, который использовала вместо гаража. В нем находилось множество запчастей и деталей от дейт-скутера и других транспортных средств. Она закрыла контейнер, и они зашли в соседний. Девочки жили вдвоем после смерти родителей, которые работали врачами, и, пытаясь помочь зараженным изгоям, заразились сами и погибли. Бобо любила капаться в железе, и этим зарабатывала на жизнь. Девушка скинула грязный комбинезон на пол и запнула его в угол. За целлофановой шторкой, в правом дальнем углу, располагался импровизированный душ с блоками очистки воды. Пока Бобо пыталась отмыть с себя всю эту химию с которой ей приходилось работать, Даси шустро бегала по дому, собирая на стол. Она, как обезьянка, вскарабкалась по полкам до самого верха и достала оттуда ржавую банку, с этикеткой «говядина тушеная». Даси накрыла на стол и заглянула в душ к сестре. Она часто любовалась ее фигурой, сама-то она еще была совсем плоскогрудая, да и ноги такие тоненькие, напоминающие цыплячьи ножки с не выраженными бедрами. Разводы моторного масла и прочего, чем обрабатывала своего любимчика Бобо, отталкивали капли воды от ее кожи, стекающие как росинки. Она обильно залила губку средством для мытья тела и вспенила, понемногу пена потемнела и забрала все грязь с ее кожи.

– Опять подглядываешь?! – вздохнула Бобо.

– Любуюсь! А это абсолютно разные вещи, – оправдывалась младшая сестра, – Ужин готов. Пошли есть?

Бобо шагнула из душа и обернулась пушистым полотенцем кремового цвета, выгодно сочетающимся с ее золотистым оттенком загара. Они сели за стол, поджав под себя ноги, абсолютно одинаково и не соблюдая ни каких приличий. Да и за чем, если вы живете вдвоем, в гости никого не приглашаете и визитов не ждете? Можно хоть голышом, да что там, хоть на голове ходить! Девочки сидели на табуретах, подобрав ноги под себя, уплетая за обе щеки тушенку стальными ложками прямо из банки. Даси смотрела на старшую сестру с таким выражением лица, когда она что-то спросить хочет, но стесняется. Бобо хорошо знала свою сестру и поэтому сразу поняла.

– Говори! – сказала она.

Даси посмотрела на нее своими грустными зелеными глазками и спросила:

– Ты скучаешь по маме с папой?

– Да, – вздохнула она, – Я очень по ним скучаю.

Девочки продолжили есть в тишине. Даси вспоминала, как папа учил ее пользоваться компьютером, возил в технопарк на выставку роботов, как они катались на коньках по ледяной глади искусственного катка. Родители очень хорошо зарабатывали, сотрудничая с великим генетиком Вида Жозе Гаста. Он был частым гостем в их доме и каждый раз играл с ними. Бобо была с ним сдержанно-холодна, наверное, в силу своего подросткового возраста, а вот Даси напротив, поначалу пугалась этого смуглого мужчину, а потом стала относиться к нему как к любимой игрушке. Он так забавно выглядел, когда смеялся и оголял свои большие белоснежные зубы. Осенью, два года назад, их родители отправились вместе с доктором Вида в земли изгоев, чтобы там ликвидировать вспышку смертельного вируса и погибли сами. Доктор Вида взял опеку над ними до совершеннолетия Бобо, а после просто оставался близким другом и помогал морально и финансово. Четыре месяца назад он исчез без предупреждения. Вот тогда у девочек начались проблемы, заставившие их переселиться из богатого квартала в контейнерный район. Но Бобо не опустила рук и нашла в себе талант к ремонту любых металлических устройств и техники. Метал словно шептал ей о своей жизни и желаниях, и она без инструкции знала, что и как устроено. Иногда модернизировала круче профессионального программиста и инженера. Часто ночами девушка мечтала о своей собственной мастерской, но с сожалением вздыхала, осознавая, что младшая сестра обязательно в нее залезет и все спалит. Не в прямом смысле, конечно. У Даси с рождения было патологическое не совмещение с электроприборами. А электричество было почти везде, в любом устройстве, микрокомпьютере, который сто процентов перегорит, как только малышка приблизится к нему. Она уже не одного владельца лавки электротоваров разорила, просто прижавшись к прилавку. Единственное, что могла спокойно делать девочка – это стоять с грустным видом на улице и заглядывать через стеклянную витрину, прижавшись к ней маленькими ладошками. А продавцы и владелец в это время тряслись от страха, что она откроет дверь и все сгорит. После четырех взорванных магазинов девочке запретили их посещение, в случае непослушания ей грозило обвинение в терроризме, а за это кара одна – смертная казнь, даже для детей.

 

Когда стемнело и Даси с Бобо уснули, в дверь постучали. Даси открыла глаза. Определить время она не могла, было довольно темно. В маленькое окно пробивался слабый свет. Она взяла наручные механические часы своего деда и подожгла спичку, 3:25 на циферблате. Как бы ей хотелось быть нормальным ребенком… Но из-за нее Бобо даже лампочки не покупает и готовит, пока Даси бегает на улице, а потом все обесточивает. В противном случае, как только Даси окажется дома, вся включенная техника замкнет.

– Кто там? – полушепотом спросила девочка, натягивая на себя любимую плюшевую пижаму розового цвета.

– Это я, Жека, – так же шепотом отозвался юношеский голос.

Даси осторожно сползла с постели и вышла на улицу. Стальная дверь предательски заскрипела, и она поджала плечи. Бобо, видимо, очень устала за день, потому что даже не шелохнулась. Даси выдохнула, выпрямляя плечи.

– Ты чего так поздно по ночам шляешься?! – отругала она приятеля.

Жека, как именовал себя Женька, был пятнадцатилетний парень, которого Даси просто обожала и готова была на все ради него, а парень этим нагло пользовался. Крепкий мальчишка с русыми волосами, переходящими в рыжий отлив на концах, и почти белыми бровями, которые еще более тускнели на фоне вишнево-карих глаз. Для многих девчонок он был недостаточно красив и воспитан, имел славу хулигана, но для Даси все было только положительным фактором. Как говорили наши предки «любовь зла полюбишь и козла». Жека сутки на пролет пропадал на улицах стальных трущоб и занимался мелкими кражами и, естественно, торговлей краденного.

– Не злись, Малышка, – словно змей искуситель тихо проговорил он, с таким выражением лица, словно она его девушка, а не подруга, – У меня для тебя дело, серьезное.

И он выложил ей свой план, сказал, что дело плевое, всего то рядом постоит, ведь в ее присутствии вся проводка сгорает, а тут на один склад товар привезли интересный, а ему за кражу денег много дадут, и он с ней обязательно поделится. И так особенно подчеркнул, что Бобо уже на девушку не похожа, потому что целыми днями пашет в своем гараже за гроши и даже личную жизнь ей наладить некогда. Ведь не хочет же Даси, чтобы ее сестренка осталась одна совсем или же ей придется тоже отказаться от личной жизни, а ему, Женьке, то есть, не очень бы этого хотелось, потому что она для него очень симпатична. После этих слов можно было ничего не говорить, поскольку влюбленная девочка готова была все для него сделать, лишь спросила для порядка:

– Точно плевое дело!?

– Да точно! Пошли! Я уже чувствую запах денег.

Жека взял ее за руку и потащил по темной улице в направлении светящихся фонарей, где жили более успешные жители. Даси так и пошла с ним в одной розовой плюшевой пижаме и резиновых сланцах, одушевленная его намеком на симпатию и напрочь забыла о своем последнем предупреждении из суда.

**********

Бобо проснулась среди ночи. Она даже не знала сколько времени. Прохладный ночной ветер гулял по дому, шевеля шторами и хлопая дверью.

– Даси, – тихонько позвала Бобо, – Ты спишь?

Ей ответила только тишина и шуршание штор, прикрывающих постель младшей сестры. Бобо отдернула их и обнаружила пустоту. Девушка запаниковала. Сестра всегда ночевала в своей постели и вовремя возвращалась домой. Звуки улицы были привычными: шум транспорта, скрежет металлических контейнеров, проржавевших по самое некуда, бродячие животные, шныряющие по мусорным бакам, свистящий ветер в железных баках и трубах. Бобо прогнала сон и быстро натянула на себя широкие серые штаны и коричневый топ. Нацепив кеды и заправив шнурки во внутрь, Бобо выскочила на улицу. Она совершенно не представляла, куда могла отправиться Даси в такое время, но что-то ей подсказывало, что не обошлось здесь без этого рыжего сорванца, который постоянно втягивал ее в свои авантюры и мелкие кражи. Даси было уже двенадцать, и она была достаточно образованной и грациозной девушкой, ловкой от природы, как и Бобо, с кошачьими повадками и при всем при этом была настолько миниатюрной, что могла пролезть в любую вентиляцию или щель в ограде. А так как все электроприборы сгорали в ее присутствие если до ее прихода находились в рабочем состоянии, то и сигнализация тоже отключалась.

– Ох, не зря же я ее не подпускаю ко всему этому, допрыгается ведь! – думала девушка, обегая темные улицы в поисках своей сестры.

Уровень адреналина рос по мере роста волнения, дыхание сбивалось, но все же Бобо старалась мыслить рационально – Жека заинтересован в наживе, но в такой, чтоб с него шкуру не спустили. Что же могло его заинтересовать из того, что не испортит Даси? Вчера на базаре две модницы трепались о новом лекарстве от Азиатского содружества… Возможно он нацелился на их склад, вот идиот! У них же защита ломовая, там одной Даси мало будет. С этими выводами Бобо побежала в развитые районы, которые напоминали ей о прошлой жизни.

– Вот найду и уши надеру! Нет лучше ремня сразу! Папиного, кожаного ремня. Ах папочка, как же мне вас с мамой не хватает, – думала Бобо, стараясь держать темп, чтобы не выдохнуться раньше времени, ведь у детей была фора во времени и она не сразу сообразила, где их следует искать.

* ****

Даси и Жека быстрым шагом шли по ярко освещенным улицам. Мимо проплывали дорогие мессеры, похожие на черные и серебристые капсулы, с легким напоминанием танков, но все же элегантных и маневренных.

– Плод любви танка и тарелки НЛО, – смеялся Женя.

– Почему ты так говоришь, мы же уже знаем давно кто эти НЛО? – возмутилась Даси.

Женька еще больше задрал свой курносый нос и что-то пробурчал. Он пошел еще быстрее, засунув руки в карманы коротких шорт в ромбики серого и коричневого цвета, которые совершенно неплохо смотрелись с черной футболкой. Было понятно, что он обиделся на нее, но Даси не понимала на что именно.

– Жека, ты чо надулся? – спросила она, догнав его и остановив за локоть.

– Мы не такие умные, как ваше совершенство, – явно грубил он, искривляя лицо и делая подобие реверанса, – Зато я знаю, как выживать в этом мире и что покупается.

– Ну прости! – искренне извинилась девочка и похлопала густыми ресницами.

– Ладно, проехали, – отмахнулся Женька и все же сменил скорость, чтоб Даси не приходилось за ним бежать.

Они свернули за угол и в нос резко пахнуло. Даси остановилась и закрыла рот и нос правой ладонью.

– Ты куда меня привел? – гнусавила она, все еще зажимая нос.

– Это запах денег детка! Недавно я узнал, что на этой заброшенной верфи, под носом у всех расположен склад Азиатского содружества. Гениально правда? – радовался он, – Это все голограмма и распылители запаха, а звуковые зонды отпугивают вредителей. Посмотри, ты видишь здесь хоть одну крысу?

Даси осмотрелась и правда никого не увидела. Ведь такие существа, как грызуны, умудрялись выживать даже на космических кораблях, а не то, что на спокойной заброшенной верфи, расположенной рядом с космопортом, где много различных отходов от прибывших на Марс. Неожиданно Женька громко заржал и прикрыл себе рот, чтобы его никто не услышал.

– Ты чего? – испуганно спросила Даси.

– Да мне этот запах одну историю напомнил про поселения на разработках отчужденных земель. Их не коснулась радиация, но они не стали от того более плодородными. Напоминали они старые деревни с уборными, представлявшими из себя просто ямы с будками над ними и дырками в полу, – все еще хихикал он.

– Не понимаю, что там смешного может быть, – Даси с недоумением смотрела на приятеля и пожимала худенькими плечами.

– Да мы там провели какое-то время и у меня там даже школа была. Так вот был у меня один одноклассник, Димка Горбатый, фамилия такая. Не горбатый он на самом деле, только худой очень и ноги странной формы.

– Какой странной? – заинтересовалась Даси.

– Ну у него между бедер можно было мяч поместить, и он спокойно с ним ходил. В этой игре он был чемпионом. Так вот, этот Димка, когда начал курить постоянно бегал ко мне, типа уроки учить, а сам в туалете курил. Ну и сразу свои дела делал. Воняло там не хуже, чем здесь. Короче, за учебный год он сильно привык к такому ритуалу и после того как мой батя поймал меня за таким же занятием, наша лавочка прикрылась, но привычка уже осталась. И бегал Горбатый ко мне по нужде каждый день, так как выработался у него рефлекс испражняться только при жуткой вони и только в моем сортире.

Даси поморщилась, а Жека хихикал, старательно сдерживаясь чтобы не создавать дополнительного шума. Успокоившись, он взял ее за руку и повел в центр помойки, где запах был более едким. Когда они перешли зону, напоминающую ограждение из красных и оранжевых консервных банок, что-то сверкнуло в воздухе, и маленькие искорки начали осыпаться на землю, усыпанную мелкими клочками грязной бумаги. Пространство рядом с Даси заискрилось и замигало, и вся зона покрылась узором, напоминающим соты, затем все рухнуло и взору предстал новехонький белоснежный склад.

– Говорил же голограмма! Давай, пошли. Посмотрим, что там за лекарства? – воодушевился Женька.

Женька чуть ли не пританцовывал от счастья, что он сорвал такой жирный куш. Однако Даси не радовал факт того, что дело не плевое, а очень даже рискованное. Во-первых, склад был замаскирован, во-вторых, он был просто огромный и принадлежал не какому-то мелкому фармацевту, а крупной организации, которая с них не меньше трех шкур снимет если они попадутся.

– Женя, давай уйдем отсюда?! – жалобно просила она, заламывая руки и хлопая длинными ресницами.

– Ты что опупела? – выругался Женька, – Это такие бабки, которых нам хватит чтобы свалить с трущоб, вместе! – интонацией парень подчеркнул последнее слово, и это сработало.

Даси тихонько подошла к двери, неуверенно коснулась красной сенсорной панели биометрической системы и глубоко вздохнула, чтобы успокоить нервы. Она сосредоточилась: маленькое и хрупкое тело напряглось, на кончиках пальцев медленно, но верно забегали микроскопические разряды, ударяющие внутрь панели. Пара минут и световой индикатор сменился с красного на зеленый и женский голос сообщил:

– Новый пользователь зарегистрирован, доступ разрешен.

Тяжелая стальная дверь открылась, и в помещении загорелся свет. Жека пошел вперед Даси и закружился довольный успешным взломом. Он быстро осматривал коробки и составлял в центр, что можно было выгодно продать: в основном антибиотики, лекарства от простуды и прочее не доступное в их квартале. Он достал свой старенький мобильник из кармана и быстренько набросал приятелям СМС сообщение.

– Кому ты пишешь? – спросила Даси, растирая замерзшие ладони.

На складе было довольно холодно, а Даси была одета только в пижаму и сланцы. Она растирала ладони и дышала в них, чтобы согреться, переминаясь с ноги на ногу.

– Сейчас парни подвалят и груз заберут, – с довольной улыбкой чеширского кота ответил Жека.

Даси нервничала все больше и больше, и, как оказалось, не зря. Как только друзья Жеки, два брата близнеца-подростка с взъерошенными светлыми чубами, подъехали на своем ржавом потрепанном микроавтобусе, зазвучала полицейская сирена. Парни дали по газам и бросили их на складе.

– Сдавайтесь, здание окружено! – кричал толстый дядька в форме.

Даси запаниковала. Она начала метаться по складу в поисках другого выхода, а Жека стоял в ступоре. Как же он мог так лохануться? Как же эти придурки не увидели слежку? Думать об этом было некогда, нужно выбираться, а Даси в панике – значит никакую дверь она больше не откроет. Он взял себя в руки и догнал Даси, которая металась по складу в поисках запасного выхода.

 

– Успокойся же, дура! – со злости выкрикнул он, тут же пожалев об этом.

Глаза девушки задрожали, и по щеке скатилась слезинка. Дура?! А ведь действительно… Он использовал ее, а теперь еще она в тюрьму загремит или еще хуже, ее казнят. Бобо же предупреждала.

– Не трогай меня! – вскрикнула она и скинула с себя его руки.

На ладонях затрещали разряды, выбрасывающиеся в пространство.

– Даси, успокойся, что ты делаешь? – отстранился от нее Женька.

Даси часто дышала от злости и паники и не могла взять себя в руки. Разряды становились все сильнее и били все чаще. Все здание искрилось от вырвавшегося электрического тока. Сотрудники службы порядка ворвались в здание, и старший скомандовал:

– Огонь на поражение!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru