Время перемен. Как принять изменения в своей жизни

Анастасия Богачева
Время перемен. Как принять изменения в своей жизни

#ЭКОПОКЕТ


© ООО Издательство «Питер», 2021

© Серия «#экопокет», 2021

© Анастасия Богачева, 2021

Изменения неизменны
(философское вступление)

Мир меняется. После ночи приходит день, а после зимы – лето, из цветка получается ягода, а гусеница становится бабочкой. Люди испокон веков подстраивали свою жизнь под сезонные изменения: зимой одевались теплее, осенью прятались от дождя. Но эти изменения были регулярными, привычными и, главное, неспешными.

Однако были и такие перемены, которые вынуждали людей целиком менять сложившийся жизненный уклад. Например, глобальное изменение климата вызвало Великое переселение народов: сопротивляться погоде бессмысленно, пришлось адаптироваться. Не сказать, что адаптация прошла безболезненно: поначалу мирная откочевка племен хунну постепенно превратилась в нашествие гуннов, отчаянно боровшихся за место под солнцем с оседлыми цивилизациями. Вновь прибывшие, которых римляне назвали варварами, победили. Изменился ход истории.

Потом в жизнь людей вторглись механизмы: в XIX веке одна за другой прошли две технические революции. Оглушенные масштабами перемен, люди опять пытались им сопротивляться: луддиты разрушали машины, потому что механизмы вытесняли их из производства, лишая возможности заработать на пропитание. Священнослужители предавали анафеме паровозы как огнедышащие исчадия ада, а фермеры утверждали, что коровы, испуганные грохотом тракторов, переставали давать молоко. Но паровозы и трактора прочно утвердились в жизни. Изменения вновь победили. Людям и коровам пришлось адаптироваться.

Мир заметно ускорился: заводы работали вне зависимости от времен года, жизнь стала измеряться не днями, а часами. Появилось поточное производство, в ходе которого люди перестали видеть конечный результат своего труда: рабочий на конвейере смотрел только на гайки, которые он должен был завинчивать, и не видел итоговый продукт, который собирал. Ощущение собственного влияния на ситуацию стало значительно меньше, а потому подстраиваться под происходящие перемены стало труднее.

Потом почти подряд прогремели две мировые войны (и это я не считаю постоянные локальные конфликты), в ходе которых быстрая адаптация стала синонимом выживания. Вдобавок войны потребовали от людей неимоверного напряжения сил, вырвали их из привычного размеренного ритма, а взамен предложили еще большее напряжение для восстановления разрушенного хозяйства. В сознании изменения прочно связались с угрозой для жизни.

Потом наступило затишье. Жизнь стала размеренной: смену отработал – и домой. Отпуск по графику, повышение за выслугу лет, гарантированная пенсия. Прогресс на месте не стоял, но он был очень мирный: появилась бытовая техника, освободившая много времени для отдыха. Потом в Советском Союзе и вовсе наступил период, который позже назвали «застой». Изменений не было практически никаких, поэтому у людей практически отключилась часть психики, отвечающая за адаптацию.

А потом почти одновременно рухнул СССР и пришла Цифра.

И мир перевернулся.

Он сразу стал очень маленьким: теперь можно быстро добраться на другой конец света. Никаких согласований и комиссий: оформляй визу, садись в самолет – и самое позднее на следующий день ты будешь в другом полушарии.

Мир сразу стал очень тесным: теперь в любой момент можно донести информацию почти во все страны, ежедневно общаться с жителями разных континентов, узнавать их новости и делиться своими.

Мир сразу стал очень быстрым: интернет сделал новости с конца света доступными практически в ту же секунду всему остальному человечеству. Открытия, модные новинки, инновации в привычных сферах – придумано множество слов для обозначения хлынувшего потока изменений.

И в мире сразу стало очень мало места для работы людей: гайки на конвейере научились крутить роботы, все больше и больше профессий теряют свою актуальность. И люди, посвятившие им всю жизнь, ощущают потерю собственной значимости. Перемены вновь подтвердили грозную связь с выживанием.

Конкуренция переместилась с улицы в офис: теперь за покупателя борются компании в целом, а каждый отдельный человек вынужден или состязаться за место в системе, или выпадать из нее. Но для «выпавших» жизнь не становится легче: индивидуальным предприятиям все труднее конкурировать с транснациональными гигантами и в любом случае приходится играть по навязанным правилам. Только одиночки способны на прорыв, но их по всей планете можно пересчитать по пальцам.

Что же делать обычному негениальному человеку? Можно сбежать от информационных технологий, уйти в тайгу или пустыню и вести отшельнический образ жизни. Вернуться к прошлому: жить в деревянной избушке в прямом смысле слова в гармонии с природой, вставать с рассветом и ложиться с закатом, питаться натуральными продуктами и получать прочие простые радости жизни. А заодно самостоятельно пахать, сеять, охотиться, рыбачить, ухаживать за скотиной и добывать еду иными деревенскими способами: ведь чтобы ее покупать, нужны деньги. Большие деньги, чтобы лежали в банке, а на проценты можно было бы жить (мы же спрятались от Цифры, значит, интернета в избушке нет, потому что, если он там есть, это и не бегство вовсе, а «работа на удаленке»).

Еще можно самостоятельно инициировать изменения в своей компании по принципу «если хаос нельзя победить, то его нужно возглавить». Тогда требуется иметь хорошее воображение, уметь предлагать, красочно описывать и эффективно продавать свои идеи, увлекать за собой людей и вдобавок добиваться обещанного результата. При этом нужно быть готовыми, что ваши изменения окажутся угрозой для кого-то другого и встретят мощное противодействие с его стороны.

Можно устроиться в компанию, где ничего не меняется со времен царя Гороха. В которой носят со стола на стол бумаги, печатают одним пальцем или вовсе пишут и чертят от руки, где обед строго с 13:00 до 14:00 и рабочий день заканчивается в 18:00. Но тогда надо быть готовыми к маленьким зарплатам или иметь дополнительный заработок. И уметь драться под ковром, потому что таких стабильных местечек мало, а желающих туда попасть – много.

Можно, конечно, еще удачно жениться или выйти замуж, целыми днями заниматься любимым хобби, но, как пелось в одной популярной песне, «принцев мало и на всех их не хватает».

Но можно научиться адаптироваться к переменам. Об этом и пойдет речь в книге.

Вынужденное предисловие

Кризис 1998 года я встретила на пороге ЗАГСа. Мой тогда еще будущий муж ворчал, что я постоянно ношу с собой всю зарплату целиком, а тут мы 16 августа, как сейчас помню, в 18:45, гуляли по городу и догуляли до ювелирного магазина. Охранник уже собирался закрывать дверь, но нас пропустил. Прилавок с обручальными кольцами был около входа, мы быстренько выбрали два кольца и, чтобы их оплатить, выгребли не только все деньги из кошелька (хорошо, что они там были!), но и мелочь из карманов.

Семнадцатого августа был объявлен дефолт. С одной стороны, сбережений мы не потеряли, но с другой – на ближайшие дни у нас не было денег даже на еду. Пережить самый тяжелый период помогли многолетние запасы домашней консервации. С тех пор я не ем консервированные кабачки.

Некоторое время спустя на работе мне предложили возглавить отдел продаж, который вместо того, чтобы быть «добывающим», странным образом умудрялся балансировать на грани убытков. Не останавливая работу отдела, мы с двумя коллегами полностью реформировали все процессы, и через месяц отдел принес первую прибыль.

Потом я открывала новые автосалоны, руководила двумя одновременно, научилась управляться со множеством дел сразу и в конце концов поняла, что хочу уйти на тренерскую работу и делиться опытом проведения изменений, реформ и просто прохождения трудных периодов жизни.

В сентябре 2008 года я была в экспедиции на Алтае, а когда вернулась, коллеги спросили, знаю ли я, что в мире кризис. Поначалу казалось, что в этот раз он нас не коснется, но с каждым днем обстановка ухудшалась. Весной 2009-го мою маму положили в больницу с подозрением на инсульт, а на работе ликвидировали подразделение, в котором я работала, и, соответственно, забрали служебную машину.

Я взяла кредит (напомню, на дворе весна 2009-го, кризис еще не достиг дна) и купила собственный автомобиль: маму нужно было возить по врачам. Все друзья крутили пальцем у виска, но у меня на руках была больная мама и ее нужно было доставлять в поликлинику и обратно. Я научилась водить машину, глядя в бортовой компьютер не на среднюю скорость, а на средний расход топлива. Я вела скрупулезный подсчет каждой копейки в самом прямом смысле. Делила платежи на те, которые нужно сделать до маминой пенсии, и те, которые можно сделать после.

Потом меня пригласили помогать переводить большой холдинг с продажи автомобилей масс-маркета на премиум-сегмент, и там пришлось работать не столько с техническими изменениями, сколько с сознанием каждого сотрудника. Это был период активного применения на практике всех приемов и методов переживания изменений, которые я сама для себя сформулировала.

Осенью 2014-го мы с мужем решили навсегда уехать из города и купили дом в пригороде.

Пятнадцатого октября подписали ипотечный договор, а 31-го рубль обрушился. В феврале муж остался без работы. Пока он переквалифицировался на другую специальность, я параллельно с тренингами вела исторические экскурсии и писала статьи.

Потом все начало приходить в норму, и как-то так получилось, что меня стали все чаще и чаще приглашать проводить программы, связанные с управлением изменениями. На этих тренингах почти всегда вставал вопрос: а что при хронических переменах в организации испытывают рядовые сотрудники?

 

Помню, я вела курс по изменениям для высшего руководства одного градообразующего предприятия. Директор озвучил простую дилемму: если завод переоборудовать современными технологическими линиями, то нужно будет уволить две тысячи человек из трех. Другой работы в городе практически нет. Бизнес требует прибыли. Что делать?

Стратегическая сессия шла два дня. В результате руководство завода нашло решение своей ситуации, а у меня возникла идея написать эту книгу Книгу для рядовых людей и про рядовых людей, во многом зависящих от решения начальства, не всегда понимающих, к чему эти решения должны привести и как успеть за полетом мысли сильных мира сего.

Стала собирать материал и обнаружила: проблемы, с которыми сталкиваются люди при наступлении изменений, в большинстве случаев похожи, их можно разделить на несколько групп, что я и решила сделать.

Я убедилась, что вне зависимости от отрасли бизнеса и от ранга человека во время кризисов мы все действуем по приблизительно одинаковому алгоритму: сначала затихаем в ужасе, не веря своим глазам и ушам, потом дружно ищем виноватого, потом даем волю эмоциям, впадая в гнев или в панику, затем мучительно ищем решение. Не найдя, проходим круг по новой: крах надежд на внезапное избавление, поиск виновных, эмоции, бросок в другую сторону – и так до бесконечности, пока не наступит облегчение или «оно само не рассосется».

Приглядевшись, я заметила, что эта закономерность просматривается не только во время масштабных экономических кризисов, но и при небольших и не слишком кардинальных изменениях.

В каком-то смысле резкие и тяжелые перемены пережить легче: греет осознание, что оказываешься в подобной ситуации не в одиночестве, поблизости есть кто-то, у кого можно спросить совет или просто подсмотреть, что и как он делает, и попытаться изобразить нечто похожее. Если же изменения маленькие, то их часто и назвать так сложно, но они валятся на голову, только успевай поворачиваться.

Вот только усталость от таких изменений приходит едва ли не большая, чем при серьезных кризисах. Это как с физическими нагрузками: динамические – в движении – мы переживаем легче, а вот статические – неподвижные – гораздо труднее. Кто выполнял упражнение на укрепление мышц живота и спины под названием «планка», может это подтвердить. Дело в том, что в динамике за счет смены положений тело успевает немного отдохнуть. В статике такой возможности нет.

То же и с изменениями: когда оно одно большое, все происходит очень динамично, люди мобилизуются и находят силы это пережить, а потом с чистой совестью выдохнуть и расслабиться. Когда же мелкие изменения идут одно за другим, мобилизации не происходит, ситуация кажется статичной, отдыхать вроде бы не от чего, а усталость накапливается: в виде раздражения, постоянного недовольства ситуацией, снижения работоспособности и ухудшения взаимоотношений в первую очередь с семьей, а потом и с более далеким окружением.

И надо же такому случиться: пока я готовила книгу к печати, разразился кризис такого масштаба, что, думаю, даже когда она будет опубликована, мы не успеем к этим изменениям адаптироваться.

Что характерно, кризис 2020-го снова подтвердил описанную последовательность событий. Мы в очередной раз сначала не верили, что вирус распространится, потом обсуждали теории мирового заговора, потом в панике бросились делать запасы и только потом, оказавшись дома, принялись оценивать ситуацию. Таким образом, общий алгоритм действий повторился, и я решила разбить эту книгу на две части.

В первой подробно рассматривается универсальный алгоритм адаптации к переменам, объясняются причинно-следственные связи и приводятся доказательства со ссылками на первоисточники. Там же предложены методы, как проживать медленные текущие изменения от старта до финиша.

Во второй части даются практические рекомендации, как себя вести в эпоху глобальных изменений, кризисов и всеобщего панического настроя. Это тоже проверенные данные, отработанные на кризисах 1998, 2008 и 2014 годов.

В книге много упражнений. Одни желательно сделать письменно, прямо здесь, на страницах книги. Над другими нужно поразмыслить и постараться применить на практике. Но главное условие – это быть честными с самими собой. Ведь адаптироваться к изменениям предстоит именно вам, и если вы от себя будете утаивать проблемы, никто их не сможет решить.

Некоторые упражнения дают результат только при их регулярном выполнении, и может показаться, что они рассчитаны исключительно на адаптацию к мелким текущим изменениям. Это не всегда так. Во второй части я поясню, как эти упражнения можно применять в экстренных случаях.

Вам может показаться, что часть заданий не подходит к вашей уникальной ситуации. Это нормально, я же пока с вами незнакома. Но эта книга не роман, ее не обязательно читать последовательно от корки до корки. Вы можете в любой момент перейти к нужной главе, можете вообще читать с конца, словом, поступать так, как вам будет комфортнее.

Обещаю рассказывать только об инструментах, за достоверность и эффективность которых могу поручиться, потому что применяла их лично либо их использовали хорошо знакомые мне люди.

Самое время не ждать пресловутого понедельника, с которого мы обычно начинаем новую жизнь, а стартовать прямо сейчас: плавно разгоняясь и выходя на новые для себя обороты.

Часть I
Универсальный алгоритм адаптации к изменениям

Почему мы боимся перемен

Страх перед изменениями – это нормально. Древний защитный механизм давным-давно выработал такую цепочку: если я лежу на полянке, значит, мне не нужно убегать или драться, спасая свою жизнь. Следовательно, если я лежу, значит, я в безопасности. И наоборот. Если мне стало тесно на этой полянке или на ней кончилась пища, то я пойду искать другую полянку, но вместо нее легко могу найти неприятности. Отсюда вывод: что-либо менять всегда опасно. И на всякий случай мы продолжаем лежать на условной полянке, потому что не хотим неприятностей. Инстинкт самосохранения в действии.

Современные люди далеко ушли от природы, и поверх инстинкта наслоились другие причины не любить перемены. Мы настраиваемся на определенный ход событий и, когда он вдруг нарушается, обижаемся, что кто-то посмел сбить наши планы. Обидно вдвойне, когда этого «кого-то» невозможно найти и наказать. Получается как в «Служебном романе»: «Почему умер? Я не давала такого распоряжения!»

Другой вариант. Мы с большим трудом освоили новую деятельность. Старались, вкладывали душу и силы, а вдруг раз! – и все изменилось, выстраданная работа оказалась не нужна. До слез жаль собственных усилий, и, конечно, возникает отторжение новшеств, которые свели все на нет.

Или так: все было тихо и спокойно, привычно, понятно, что и как нужно делать, получалось хорошо, результаты доказуемы и проверяемы. Вдруг – изменение. И тут же возникает страх: «Справлюсь ли я с новыми задачами? Хватит ли сил, знаний, навыков? Что будет, если не справлюсь? А если уволят?»

Еще один источник для беспокойства – возраст. Совершенно очевидно, что ребенок способен изучить новое быстрее и эффективнее, чем взрослый, а уж тем более пожилой человек. Появляются сразу две линии сопротивления: первая – технологиям, которые приходится осваивать с таким трудом, продираясь через иностранные термины. Вторая – самим функциям, для которых эти технологии предназначены.

Вообще, это отдельная тема для размышления. Люди старшего возраста не привыкли громко кричать о своих достижениях, в эпоху их молодости это расценивалось как хвастовство и считалось неприличным. Их воспитывали, что «я» – это последняя буква в алфавите. А новая жизнь диктует совершенно противоположные правила: теперь весь мир должен знать, что я съел на завтрак и какие смешные уши у моего котика. Непонятно, не всегда приятно, а потому неприемлемо. А раз неприемлема форма – неприемлемо и содержание, значит, все эти соцсети, электронные рассылки, электронный документооборот и вообще все идущее через интернет вызывают только обобщенный стон «Куда катится этот мир!» и стойкое нежелание осваивать цифровые технологии.

Мир и правда продолжает катиться, хотим мы того или нет. И подкидывает одно изменение за другим. Не успел автомобиль из роскоши стать средством передвижения, как уже объявлен вселенским злом, главным источником глобального потепления. Не успела одноразовая посуда облегчить организацию питания на пикниках и дачных вечеринках – экологи требуют ее уничтожения… Каждое новшество сопровождается сопротивлением и мощной рекламной шумихой, чтобы его преодолеть.

Все это одно за другим валится на голову любого из нас: изменения большие, маленькие, глобальные, микроскопические, стратегические, сиюминутные – и все требуют осознания, определения, что из этого является фактом, а что – истеричными домыслами вокруг, что основано на объективной необходимости, а что – лишь мода или «жареные газетные утки». Еще к первому изменению не успели приспособиться, а уже второе, от второго не оправились – третье в зените, на подходе четвертое, и все говорят о пятом. Где взять время, чтобы освоить новые навыки? Где найти силы, чтобы достичь нового результата? Конечно, хочется взвыть: «Хватит с меня изменений!»

Хорошая новость: даже к лавинообразным изменениям можно адаптироваться.

Глава 1
Точка отсчета

Вы, наверное, уже успели пролистать содержание книги и поняли, что сейчас пойдет речь о зоне комфорта. И вы абсолютно правы в своем недоумении: какая зона комфорта, когда все кричат: «Хватай мешки, вокзал отходит!»

Действительно, если под зоной комфорта вы понимаете некое райское местечко и блаженное ничегонеделание сутки напролет, то в эпоху изменений оставаться в нем может быть опасно для жизни. Но я постараюсь разубедить вас.

Если в школе вы хотя бы раз прыгали в длину, то наверняка обращали внимание, что перед прыжковой ямой всегда лежала доска. Она не просто отмечала место, с которого нужно было прыгать, но и обеспечивала жесткость в зоне толчка. И чем более жесткой была поверхность, от которой вы отталкивались, тем меньше сил тратилось на прыжок и тем лучше был результат.

В какой-то мере изменения – такой же прыжок. Только в легкой атлетике виден старт и финиш, а в случае с переменами можно определить только старт. Сколько лететь и как далеко приземляться, в любом случае зависит от силы изначального импульса. В изменениях можно обеспечить себе только одно: хороший разгон и твердый старт.

Очевидно, что изменение, начавшееся с твердых позиций уверенности, будет реализовано с меньшими усилиями, чем «стартовавшее» с зыбкой почвы. Поэтому первым делом нужно определить, как выглядят ваши твердые позиции уверенности.

Не спешите утверждать, что в наше время уверенности нет ни в чем. Вы же существуете? В зеркале отражаетесь? Как минимум можно быть уверенными в наличии собственного тела. Насколько вы им довольны – другое дело, эти вопросы не нужно смешивать. Именно оценки мешают нам создать твердые позиции. Ведь каждый из нас смотрит на окружающий мир по-разному, не зря говорится: на вкус и цвет товарищей нет.

Предлагаю с этого момента и далее опираться только на реально существующие факты.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru