Летим со мной

Алёна Стефани
Летим со мной

Глава 1.
Волшебница.

В обычной семье родилась необычная девочка. И назвали родители её Еленой. Правда, в детстве родные и близкие звали её Алёной. Со временем, это имя почти исчезло из жизни Елены. Итак, познакомимся поближе с семьёй волшебницы, потому как ничего в нашей жизни не бывает случайным, и всё окружающее делает нас теми, кем мы должны быть. Жила семья Елены в горном посёлке среди природы лесов, рек, чистоты и благоухания. В этой атмосфере взаимопонимания и взаимодействия с природой родилась и росла Елена. Она, словно, ощущала себя неотъемлемой частью этой природы, всего живого, что окружало её: каждого человека, каждого растения, каждого животного и птички, воздуха, воды, гор, земли. Всех она слышала, видела и понимала. И старалась, при случае, помочь каждому, как могла. Людей поддерживала морально и эмоционально, давала хорошие советы тем, кто нуждался в них, иногда могла помочь и физически, подлечивала, делилась своей благодатной энергией. И всё это давалось ей легко и радостно, потому что источник этого волшебства был неиссякаем и существовал повсюду, но пользоваться им мог не каждый. Заканчивался посёлок выездом через ущелье на равнину, к морю. Но там Елене было не очень комфортно, и она всегда стремилась домой – в горы. В семье Елены были обычные родители: мать трудяга, которая бралась за работу любой тяжести и тащила на себе всю семью, отец, любящий "полечиться алкоголем" и видящий всё в своём свете. Оба родителя сильно отличались друг от друга, как два полюса. Но каждый, по- своему был интересен Елене, по- своему любили её и каждый внёс в её формирование и жизнь свой важный вклад. Мать научила её усердию, трудолюбию и терпимости, умению встречать спокойно и преодолевать любые трудности. Отец вложил дочери любовь к людям, жизненный юмор и философский подход ко многим вещам в жизни, а также любовь к изучению мира. Елена тоже очень любила своих родителей, хотя и получала немного ласки и внимания в силу жизненных обстоятельств и условий жизни семьи. Но ей, как – будто всего этого хватало, как – будто она от рождения принимала жизнь, мир, семью и всё окружение такими, какие они есть, и была этим не просто довольна, но и восхищена. Родилась Елена очень симпатичной, складной девочкой. У неё были большие серо-зелёные глаза, белая кожа и ярко – рыжие, с розовым оттенком волосы. Со временем они стали длинные. И Елена любила носить их распущенными или собирать в хвост на линии плеч. В косу заплетала редко, только в тех случаях, когда предстояло очень энергичное занятие. К таким занятиям относились её полёты.

Да, да, у неё была ещё одна особенность: она умела летать и делала это также естественно, как ходить или плавать, безо всяких дополнительных средств или микстур. Когда она была маленькой, то летала только во сне. Но однажды, она проснулась в то время, когда парила над кроватью. Это было неожиданно и пугающе. Однако Елена знала, как ей нравиться летать во сне, и она стала пробовать этот навык применять в жизни. Вначале она делала это тайно, в пределах дома. Потом стала расширять диапазон своих полётов в лесу или в сумерки. Иногда она так увлекалась, что улетала слишком высоко. Тогда – то Елена и поняла, что этого делать нельзя, потому что расстояние полётов напрямую связано со временем. Ей казалось, что она тотчас же вернулась домой, а, на самом деле прошло несколько часов, и уже не вечер, а утро. Поэтому всегда, когда инерция увлекала её ввысь, Елена старалась схватиться за ветви деревьев, забор или элементы строения поблизости, чтобы удержаться над землёй. Больше всего она любила скоростные полёты над землёй на дальние расстояния. В них Елена парила над лесами, раскидистыми полями, душистыми лугами, реками, озёрами и могла даже легко перелетать через море и обратно. В этих полётах она любовалась богатством и разнообразием природы и так вдохновлялась этой красотой, так насыщалась этой благотворной энергией мироздания, что совершенно не уставала от длительных перелётов, подпитывала свою собственную энергию. Долго Елена скрывала свои способности, боялась, что люди её не поймут, и будут пугаться. Однажды во сне она увидела нескольких ребят, тоже умеющих летать. Они ей сказали, что на земле летающие люди есть, но их очень мало. "Многие люди рождаются с этой способностью, но так за всю жизнь и не раскрывают её в себе, как и другие навыки и таланты. Тебе не надо этого бояться и смущаться перед людьми. Это твоё призвание и, оно тебе необходимо, как и людям, которым ты этим даром будешь помогать", – сказал парень из сна. С этого момента Елена начала понемногу показывать на людях свои полёты. Как она и предполагала, сначала люди испугались этого, потом стали показывать наигранную безразличность. Но когда Елена несколько раз спасла их в трудной ситуации: то ребёнка с балкона запертой квартиры спустила, то старушке помогла засветло добраться до дома, то, и вовсе, массово вывела людей из моря, предсказав скорый шторм, люди стали уважать талант Елены. И совсем привыкли к нему, даже, зачастую, ожидали его проявления. Ещё к своим дарованиям Елена относила уникальный голос. В принципе, он у неё был обычный: мягкий и спокойный, можно даже сказать ласковый. Но когда она пела, а это были не песни, а просто напев её мелодии, то голос Елены становился сильным, красивым, даже волшебным. И эту мелодию знали все: и люди, и птицы, и звери, и весь лес. А когда Елена ходила по лесу, она всегда напевала эту свою мелодию. И всё радовалось вместе с ней и исцелялось. Да, способностей у Елены было много. Сначала она даже не понимала, почему вокруг все люди обычные, а у неё столько талантов. Со временем девушка открыла для себя такую истину, что люди приходят в этот мир с двумя миссиями: одна нуждается в помощи от других, другая должна оказывать эту помощь. Вот ко второй группе людей и относилась Елена. Окружающий мир нуждался в её помощи, её способностях и возможностях. Так Елена росла, ходила в обычную школу, вела почти обычный образ жизни. Пришёл тот момент, когда она стала красивой и милой девушкой. Это был выпускной класс в школе, канун её совершеннолетия. Пришла весна. Елену переполняли чувства. Вся свежесть, новизна и молодость весенней природы наполняла Елену какой – то большой и приятной энергией. Вот как раз в это время, в конце весны, когда вся природа налилась соком новой свежей жизни, когда дни стали тёплыми, а воздух свежим и ароматным, когда птицы пели свои чудесные песни круглосуточно и с большей силой, когда вся природа раскрылась перед людьми всей своей очаровательностью, как раз в это время, для выпускников школы организовали недельный отдых на приюте в горах. Наверное, для того, чтобы выпускники набрались сил перед выпускными экзаменами и побольше пообщались друг с другом в раскрепощённой обстановке перед тем, как покинуть свою школьную семью и разъехаться по всему миру в поисках своего места в жизни.

Лагерь находился высоко в горах среди леса. И это Елене очень нравилось. Она могла целыми днями гулять в своей стихии и общаться с природой, конечно, когда это позволялось распорядком в лагере. Все дети наслаждались отдыхом. А ребят здесь было много: выпускники местной школы, работники, помогающие в обслуживании групп, экскурсоводы и какая – то молодёжь из других мест, прибывшая на такой же отдых, как выпускники. Вот тут – то и встретила Елена любовь всей своей жизни. Его звали Дмитрием, и он был старше Елены на четыре года. Он учился в университете охраны природы в краевой столице. А в этот лагерь приехал на практику. В первый же день по приезду, Елена встретилась взглядом с Дмитрием. Он был высоким стройным русоволосым молодым человеком. Симпатичное лицо с правильными чертами и большими серо-голубыми глазами, с лёгкой поволокой, обрамляла чёлка до линии бровей, уложенная набок. Волосы были густыми и аккуратно причёсаны, и выглядели естественно, как будто в очередной раз поправлены пальцами рук. Дмитрий показался Елене очень привлекательным парнем, но простым и скромным. Чувство вспыхнуло сразу в обоих сердцах. Оба молодых человека почувствовали что – то родное и необходимое друг другу. Про такие чувства обычно говорят: любовь с первого взгляда. Елене чуть " не разорвало грудь" от переполнявших её новых ощущений. Непроизвольно она полетела к растущей неподалёку иве. Высокая ива, свесила густые ветви с сильно напухшими, но ещё не раскрывшимися молодыми, приятно пахнущими, светло-зелёными листочками, почками над землёй на уровне трёх – четырёх метров. Вот в этот промежуток и влетела счастливая Елена. Она парила прямо под ветвями лицом к ним так, что молодые листики щекотали её. Мелодия Елены сама собой полилась из неё и разносилась повсюду. Складывалось ощущение, будто ива танцует с Еленой в едином танце. Причём это заметили все, кто наблюдал эту сцену.

Опомнившись, Елена опустилась на землю и мгновенно посмотрела на Дмитрия. Она испугалась, что он не поймёт этих её способностей и разочаруется в Елене. Но этого не случилось. Дмитрий стоял совершенно обворожённый. По его взгляду было понятно, что он приятно изумлён и восхищён необычным поведением Елены. Складывалось впечатление, будто он знаком с такими проявлениями и полностью их принимает. Они потянулись друг к другу и, чуть было не поцеловались, но вовремя вспомнили, что не одни и, что другие глазеют на них. Окружающим стало понятно, что образовалась влюблённая пара. Но смириться с этим пожелали не все. Была ещё девушка из другой группы, которой сильно понравился Дмитрий. Её звали Татьяной, и она записала Елену в свои соперницы. Для Елены это соперничество было ни к чему. Они с Дмитрием сразу поняли, что их чувства взаимны и на всю жизнь, и что они не расстанутся уже никогда. Все оставшиеся дни в лагере они проводили вместе. Дмитрию нравилось гулять с Еленой по лесу и наблюдать, как она общается с лесом, как слышит тревогу раненых птиц и веток деревьев. Как помогает им, лечит и спасает. Это было ему так знакомо и сродни. Ведь он тоже хотел посвятить себя природе. Единственно о чём он сожалел, что не имеет таких способностей, как у Елены.

 

– Милая моя, как это у тебя получается? – как – то поинтересовался он.

– Димушка. (Так Елена называла Дмитрия наедине, а он называл её Алёнушкой). Я такая родилась. И это моё предназначение. Я знаю, что должна сделать для этого мира очень многое и что – то большое, и что нужна людям, природе, земле. Ты ещё многое обо мне узнаешь. Только не пугайся, я не ведьма.

– Ты что? Мне даже в голову такое не пришло. Я знаю, что ты – волшебница. Моя волшебница.

Они обнялись и слились в долгом поцелуе. С этого момента название волшебницы закрепилось за Еленой. Местные с гордостью так и говорили: " Это – наша волшебница". И дело было не только в исключительности Елены, а в том, что люди действительно любили её и были благодарны за многократную помощь. Елена тоже любила своих земляков. Она любила всех людей, просто с близкими она проводила больше времени. Но не все люди испытывали к Елене трепетные чувства. Та самая Татьяна была лидером в компании девушек – одноклассниц. Она пыталась настроить девчонок против Елены. Девушки понимали, что Татьяной руководят зависть и ревность, и ничего против Елены не имели, но завести себе врага в лице самопровозглашённой лидерши боялись. Они ходили кучкой за Татьяной, поддакивали ей и хранили её тайны. Ничего существенного девушки не исполняли, но и не игнорировали взбалмошности «подруги».

Так случилось и в этот раз. Подлость Татьяны привнесла большие изменения в жизни Елены, а подруги знали о заговоре, но просто промолчали, просто тихонько поприсутствовали в этой заварухе. Этот день был солнечным и тёплым. Такая родная природа так и манила Елену в лес, и она с Дмитрием отправилась по горной тропинке вверх. Птицы сладко пели им свои разнообразные песни, лёгкий ветерок ласково окутывал их тела, шевелил длинные локоны Елены и листочки деревьев, принуждая их тихонько шелестеть своей мягкой молодой структурой, где – то пофыркивал ёжик, недалеко журчала стекающая с гор вода небольшого ручья. Всё это Елена слышала, видела и любила, а заодно и Дмитрия приводила в восторг. Они шли по дорожке, взявшись за руки и, чувствуя всем сердцем не только окружающую их природу, но и друг друга. Вдруг откуда-то сверху, из леса выше по дороге прозвучал какой-то незнакомый зов: то ли голос позвал полушёпотом, но с эхом, то ли звук непонятный, напоминающий стон. И этот зов быстро заполнил весь окружающий Елену лес. Она остановилась и стала озираться по сторонам, пытаясь распознать природу этого звука, того, кто его произнёс и место, откуда он распространился. Ей даже показалось, будто голос позвал Дмитрия, и она повернулась в его сторону: «Дим, тебе не кажется, что тебя кто-то позвал?»,– спросила Елена и застыла в удивлении с открытым ртом. Дмитрия на месте не было. Она тут же подумала, что он увлёкся волшебством леса и неслышно пошёл дальше. Елена побежала вверх по тропинке, но никак не могла догнать любимого. «Не может быть. Не мог он так быстро далеко уйти, да и не пошёл бы без меня. Что-то здесь не то!», – тревога стала быстро заполнять всё тело Елены. Вот уже и идти стало тяжелей, и ком к горлу подкатывал. Девушка чувствовала, что ей уже хочется закричать и расплакаться. Но она продолжала быстро идти «или медленно бежать» по дороге вверх. И тут посреди дороги на импровизированном привале она увидела группу девушек во главе с Татьяной. Елена понимала, что обращаться к девчонкам нет смысла, всё равно промолчат, и она обратилась к Татьяне:

– Таня, ты не видела здесь Дмитрия?

– Нет.

– А голос слышала? Ну, такой странный, как будто зов издалека?

– Нет.

– Ну, ладно. Пойду, поищу ещё, – сказала Елена, а про себя подумала: «Очень многословные ответы. Зато взгляды многозначительные и ехидные. Сразу видно, что что-то скрывает». Легче Елене от этого не стало. Она снова начала подниматься вверх по тропинке, а вдогонку услышала только злорадную усмешку Татьяны: «Ты же волшебница. Возьми да полети, да рассмотри всё сверху. Или у леса спроси, где твой возлюбленный запропастился». Сказала так девчонкам и те в поддержку захихикали. Всё это было так натянуто и тяжело, что Елене стало ещё трудней идти. «Какой там полети, тут ноги, как ватные идти не хотят и сил стало мало», – подумала Елена, но продолжила свой путь. Она понимала, что назад без неё Дмитрий не пошёл бы. И девчонки что-то скрывают. Значит надо идти вперёд, по направлению источника зова. Странное исчезновение.

Солнце уже садилось. Начинались сумерки. Елена была сильно уставшей и понимала, что назад уже не пойдёт: «Хоть здесь спать ложись. Пожалуй, найду уютное местечко и прилягу. Нужно восстановить силы». Она уже приметила лесную кроватку под осиной с густой кроной и хотела пойти туда на ночлег. Но тут снова услышала тот самый зов. Сейчас он был тихим и чётким, и звучал совсем рядом. Елена хорошо слышала своё имя и повернулась по направлению к месту, откуда шёл этот шёпот, вернее даже хрип. Она увидела, что дорога, по которой она шла упирается в какую-то пещеру. Елена медленно и с осторожностью двинулась туда. Дорога перед входом в пещеру заметно расширилась и выглядела ровной, будто наезженной или хорошо утоптанной. Елена поняла, что здесь или многие ходили, или пещера жилая, и в ней вовсю кипит жизнь. Края этой площадки были огорожены забором из металлических прутьев и со стороны обрыва вниз, и со стороны подъема справа в лес. «Странный контраст: лесная пещера и металлический забор»,– подумала девушка и стала рассматривать пещеру дальше, потихоньку приближаясь к ней. Вход в пещеру был увит ветвями незнакомого ампельного растения. Это выглядело не страшно, а наоборот привлекательно. Перед входом лежали львы. Настоящие живые львы. Елена даже не успела посчитать, сколько их и, единственно, что поняла – они были разновозрастные и разнополые. Львы быстро подбежали к девушке. Один из них тревожно рыкнул. Елена чуть отшатнулась, но не испугалась и протянула большому рычащему льву руку, как будто здороваясь с ними. Лев схватил девушку за палец, но не больно, просто слегка прикусил его. Мысленно он поприветствовал Елену и даже обрадовался ей, как старой знакомой. Львы стали тереться об девушку, как домашние коты. Елена запустила руку в холку большого льва и нежно потрепала её. Лев вскинул морду кверху, прислонил её к бедру девушки, прищурил глаза в блаженстве и будто мурлыкнул. Через минуту пришёл в себя и мордой подтолкнул Елену к входу в пещеру. Елена нерешительно сделала шаг внутрь пещеры, за штору из ниспадающих ветвей. Девушка была сильно удивлена, если не сказать шокирована, увиденным. Пещера действительно была жилой. Она была довольно просторной и широкой, гораздо шире, чем казалась размером снаружи. Каменные своды обиты тканью и коврами, полы устелены досками, комнаты, а их было несколько, (это Елена поняла по трём деревянным дверям, расположенным полукругом на противоположной от входа стене) уставлены мебелью. Всё, как в обычном жилище, но это было в пещере. Лесной дом был свежим, но тёплым. По уюту в нём было понятно, что в ней живёт женщина или какая-то семья. Елена, осмотревшись, позвала хозяев: «Ау, кто здесь живёт? Отзови-тесь…». Скрипнула одна из дверей холла пещеры – центральная, и навстречу девушке вышла старушка. Обычная старушка, ничем не отличающаяся от бабушек, проживающих среди народа. Единственно, что в ней сразу обратило на себя внимание Елены, это глаза старушки. Они были маленькими, чёрными, а взгляд острый и резкий. Девушка подумала про себя: «Наверное, это потому что она живёт в пещере, а здесь не такой уж яркий свет. Интересно, а почему эта бабушка вообще-то здесь живёт, а не в посёлке?». Подумала так и сразу же услышала ответ: «Я люблю одиночество и лес. Здесь мне никто не мешает жить моей жизнью: как я хочу. А что? У меня всё есть. За едой и одеждой я спускаюсь в посёлок. Вода рядом, в чистом ручье. Дрова для печи у меня есть. Да у меня даже электричество есть, сама видишь». Так говорила старушка, а сама ходила кругами вплотную около Елены, обнюхивала и остро стреляла глазами. Девушке стало жутковато, но она уняла свой испуг и спросила: «Я ищу своего парня Дмитрия. Он куда-то исчез, а сегодня предпоследний день нашего отдыха на приюте. Отсюда я слышала зов. Вы случайно не видели моего парня?».

– Нет, никого я не видела, – ответила старуха, а сама быстро удалилась от Елены в сторону, села на кресло и оттуда продолжала впиваться взглядом в гостью. – Как видишь, я здесь совсем одна.

Но тут из центральной двери вышли два мужчины среднего возраста, одетых в рабочую одежду и с инструментом в руках. Елена поняла, что это работники, жившие у старухи и помогающие ей по хозяйству. Мужики хотели что-то проверить в печи, но услышав шипящий звук хозяйки и, увидев её пронзительный злобный взгляд, тут же удалились прочь. Хозяйка, словно прочитав вопрос Елены, поспешила оправдаться.

– Это всего лишь работники. Здесь живут несколько мужиков, которые следят за моим домом, животными и помогают мне в делах. За это я дала им приют и пропитание. Но они – неотёсанные мужланы. С ними не поговорить, не посоветоваться. Я такая одинокая. Мне нужна какая-то живая душа, например, дочка. И поэтому ты, дорогая останешься со мной, здесь в этой пещере.

Елена поняла, что всё это была западня для неё, а её Димушки здесь действительно не было. Насторожившись, девушка очень осторожно стала пятиться назад.

– А вы бы подружились с кем-нибудь из посёлка. Вот, например, в больнице работает очень добрая бабушка Валентина Петровна. Она, мне кажется, охотно с вами подружится, – Елена дошла до входа и думала уже выбежать наружу, но ветки, так красиво свисающие снаружи, теперь упирались девушке в спину и не пропускали её дальше.

– Ты мне зубы не заговаривай. Доченька, я тебя давно жду, – старуха вскочила с кресла и снова начала ходить вокруг Елены кругами, не дотрагиваясь до неё, но словно окутывая чем-то незримым. – А твои подружки мне помогли тебя сюда заманить. Я их подговорила промолчать в обмен на свободу Дмитрия от тебя. А этой девице только это и нужно. Крепко она в твоего вцепилась. Не переживай, Алёнушка, мы с тобой хорошо заживём. Вон у меня лес, какой большой. Ходи себе гуляй, да мне помогай.

– Бабушка, но меня же искать будут. А как же мои родители? А как же Дмитрий?

– Ничего страшного. Поищут – поищут и успокоятся.

Елена поняла, что сопротивляться сейчас было бесполезно, и сделала вид, что согласна остаться. Смиренно пошла за старухой. Та повела её к дверям.

– Вот, смотри, это двери в хозяйственную часть, – и показала на центральную дверь. – Сюда будешь ходить за помощью к мужикам. Это – моя комната, – сказала хозяйка и показала на левую дверь. – Сюда никогда не заходи. А это – твоя комната, располагайся, сказала старуха и как будто подтолкнула девушку внутрь.

Дверь за Еленой захлопнулась, и она осталась одна в комнате. Девушка стала осматриваться. В комнате горел не очень яркий свет от лампочки под потолочным сводом. Окна не было. Да, и какое окно? Ведь эта часть пещеры упиралась в высокую часть горы, и выхода из неё не было. На этой стене, противоположной входу, висел большой современный телевизор. Помимо единственной лампочки, в углу на комоде с зеркалом стоял подсвечник с шестью свечами. «С ними наверняка будет гораздо ярче», – подумала Елена и, тут же свечи сами зажглись. Девушка увидела все детали комнаты. Комната была небольшая, но просторная и уютная. По правую сторону от двери стояла широкая, аккуратно застеленная кровать. Елена присела на неё и почувствовала, какая она мягкая. В голове сразу промелькнула мысль: «Мягко стелет, жёстко спать». Так она подумала про странную хозяйку пещеры и стала рассматривать комнату дальше. В этой же части, возле кровати, в углу у двери стоял шкаф для одежды. Елена раскрыла обе его створки и удивилась. На плечиках висела разная одежда её размера. Елена выдвинула ящик внизу шкафа. В нём: в одном отделении лежало нижнее бельё, в другом – носки, колготки и леггинсы. Всё было новым и аккуратно сложенным. «Да. Действительно ждала и подготовилась», – подумала Елена и посмотрела на противоположную от кровати сторону комнаты. Справа от комода стоял небольшой деревянный столик на высоких ножках, а на нём клетка. Девушка быстро подошла к ней и увидела канарейку. Та смирно сидела и печально смотрела на девушку. Елена открыла клетку, запустила руку в неё и раскрыла ладонь, приглашая птичку на неё. Канарейка робко прыгнула на ладошку девушки. И тут случилось чудо. Как только канарейка оказалась на руке девушки и почувствовала её тепло, она словно ожила, встрепенулась и радостно запела свою прелестную песню. Елена услышала свою родную мелодию, которую напевала с детства. «Не может быть! Как это возможно? Откуда ты знаешь её?», – спросила девушка у птички. А та лишь радостно напевала в ответ и полетела по комнате. Елена присела на мягкий стул, стоящий рядом со столиком и с нежностью в сердце наблюдала за птичкой. Канарейка, исполнив свой танец с песней, прилетела на руку Елены, радостно встрепенулась и залетела назад в клетку, дав тем самым понять, что пора спать. И точно, девушка и позабыла от встречи с птицей, какой была уставшей. В углу комнату, слева от двери, за ширмой находился санузел: душевая кабинка, раковина и унитаз. «Ну, надо же! Какая современная пещера», – подумала Елена. На крючке висели два свежих полотенца, а на плечиках – ночная сорочка. Здесь всё было новым: и рулон туалетной бумаги, и мыло, и полные бутылочки с шампунем и гелем для душа. По всему было понятно, что раньше здесь никто не проживал, но кого-то ждали. И этим кем-то была Елена. Она приняла душ, надела свежую ночнушку, задула свечи, выключила свет и отправилась в кровать. Не успела она окунуться в мягкую перину, как тут же провалилась в сон. Ей снился Дмитрий. Сначала всё было прекрасно: они гуляли вдвоём, говорили о будущем и целовались, много целовались. Елена летала от счастья и поднимала в своих объятиях Дмитрия вверх, к макушкам деревьев. Они кружились в воздушном танце. Но, вдруг взгляд Дмитрия стал печальным, затем совсем грустным. Он опустил голову, наклонив её в сторону и начал растворяться в руках Елены. Девушка растеряно начала оглядываться, пытаясь найти любимого, но нигде его не видела. Она приземлилась на землю и продолжила поиски. Елена бегала из стороны в сторону и звала: «Ди-муш-ка…Дим…». Крик был таким громким и звонким, пронизывающим весь лес. И тут Елена проснулась. Сидела на кровати, опершись на обе руки и слегка откинув голову назад, тяжело и быстро дышала, как после длительного быстрого забега. Длинные распущенные волосы её были слегка влажные, а сердце билось так часто и громко, что, казалось, было слышно всем вокруг. Понемногу девушка начала приходить в себя и осознавать, что видела плохой сон. Она вспомнила, где находится, быстро встала с кровати, умылась, оделась, причесалась и заплела волосы в косу. Девушка намеревалась, во что бы то ни стало покинуть это место и вернуться в лагерь. Она подошла к клетке, открыла её взяла канарейку и посадила себе на плечо. Елена быстро вышла из комнаты и направилась к выходу, но тут её остановил голос старухи.

 

– А, уже подружились? Ну, вот и хорошо. Теперь будем завтракать. И поскорей, у нас много дел, – сказала она и похлопала в ладоши, зазывая помощников.

– Я не собираюсь у вас задерживаться, бабушка, – резко ответила Елена.

– Между прочим, Анна Митрофановна. Но можешь называть меня просто бабушкой, мне приятно, – ответила старуха, не отреагировав на заявление девушки.

– Анна Митрофановна, я ухожу, – снова резко сказала Елена и рванула к выходу.

– Ну, ну, попробуй.

Елена выскочила из пещеры и побежала к спуску вниз. Как только она добежала до конца площадки, к месту, где дорога сужается за счёт выступающего приваленного сбоку валуна, девушка тут же упёрлась в какую-то незримую стену, даже слегка ударилась лбом о неё. Елена немного постояла, потёрла лоб, чтобы не было шишки, и стала ощупывать невидимую заслонку руками, надеясь отыскать лазейку. Не найдя выхода, девушка начала спускаться вниз в лес. Лес впустил её. Елена бежала по неизвестному лесу. Он был незнаком ей своим видом и состоянием: он был такой же старый и сухой, как старуха, которая жила здесь. И, вроде бы горы родные, лес весь родной, но в этом месте он был другим. Ветви деревьев почти все были безжизненными, безлиственными. Лишь изредка попадались листики на отдельных ветках деревьев и кустов, и проглядывала малочисленная травка. Как будто осталось только самое сильное, что крепилось из последних сил. Хотя солнце светило и проникало в лес, и ручьи журчали обычной водой, но чего-то природе не хватало. Это всё Елена не столько видела, как чувствовала внутри. Ей некогда было останавливаться и рассматривать окружающее, она спешила выбраться из этого леса. И, вот, она уже увидела привычный взгляду живой лес, обрадовалась, что убежала, оглянулась посмотреть: нет ли погони, и со всей силы ударилась снова о незримую стену, которая отделяла мёртвый лес от живого. Девушка упала на землю и разрыдалась не столько от боли, сколько от обиды на безрезультатность желаемого побега. Наревевшись вдоволь, Елена встала, отряхнулась от налипшего сухого мха и медленно, опустив голову, побрела назад к пещере. Дорога назад показалась ей долгой и тяжёлой, но, в самом деле, заняла не больше двух часов. На площадке девушку ожидали радостные львы. Они играли, резвились, а, заметив Елену, подбежали к ней и начали по очереди ластиться, тереться о ноги и подставлять мордочки для поглаживания. Девушка понемногу успокоилась и даже развеселилась в компании львов. Тут вышла Митрофановна и съязвила Елене, напомнив о провальном мероприятии.

– Ну, что нагулялась? Нет, милая, отсель не убежишь. Я хорошо подготовилась. Так что, живи, внучечка, и помогай бабушке.

– А чего делать-то надо?

– Чего – чего? А то, что ты любишь и умеешь. Лес лечить: деревья, кусты, птицам, зверям помогать, цветы выращивать. Ты же видела, как мой лес в запустение пришёл без молодой силы, а я тоже красоту люблю. Вон, канарейку твою кажный день слушала. А вы, я смотрю, подружились. Глянько, и не улетает от тебя, так всю дорогу и прокаталась на плече.

Тут Елена вспомнила, что и в самом деле её новая « подружка» всё это время находилась с ней. Девушка пересадила птаху на ладонь, поднесла к щеке, нежно потёрлась о мягкие пёрышки и улыбнулась, ласково разглядывая ту. А канарейка в ответ быстро прощебетала короткий незатейливый напев. Елена поняла смысл этой песни. Это было признание: «Я тебя люблю». И тут девушка вспомнила, что последний раз эти слова слышала от Дмитрия. Слёзы сами собой снова хлынули из её глаз. Она не удержалась, разрыдалась и убежала в свою недавно приобретённую комнату, навзничь рухнула на кровать и безутешно плакала.

– Пусть, как следует, наревётся, – сказала старуха большому льву.

Те уже не резвились, свесили хвосты и головы, и понуро побрели на своё лежбище.

Долго ли плакала Елена, она не поняла, потому что постепенно уснула: или от перенапряжения, или от чудного воздействия мягкой постели. Разбудил её стук в дверь.

– Алёнушка, время обеда. Идём. Всё стынет, – звала Митрофановна.

Кушать Елене не хотелось. Но она была чуткой и воспитанной девушкой, поэтому сразу отозвалась на приглашение старушки.

– Сейчас, умоюсь, заплетусь и приду.

Елена собрала волосы в привычный хвостик. Теперь ей не предстояло инертных действий. Она погладила птичку, которая сидела в своей клетке, с дверцей нараспашку, подсыпала ей корма, поменяла водичку, сообщила, что тоже отправляется на обед и медленно, нехотя побрела в холл.

– Присаживайся, дорогая. Смотри, какую вкуснятину приготовили нам мужички, – сказала Митрофановна и указала на яства, расставленные по столу. В большой керамической кастрюле с поварёшкой ещё дымился свежесваренный суп, на блюде лежали поджаренные рыбёшки, обложенные отварным картофелем. В миске стоял капустный салат, на отдельной тарелочке лежали разные соленья. Старушка налила в суповую тарелку Елены первое и подвинула к ней.

– Ешь, дорогая, тебе понравиться. Силы нужны. Работы много. Кстати, ты если любишь готовить, можешь приготовить всё, что тебе нравиться, – заботливо проговаривала Митрофановна.

Елена попробовала суп. Он действительно был вкусным, как дома. Она спросила,

– А кто этот суп сварил?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru