Алекс

Almerto
Алекс

Шум свадьбы буквально заставляет содрогаться все мое тело. Волки по натуре своей очень не любят шума, и это единственное, что может их вывести из себя и даже уйти с поля боя. Но одно заставляет мое сердце радостно биться – это счастье моего отца. Как же я рад, что он так счастлив. Он не скрывает своего счастья и позволяет своему дракону на очередной бис целовать свои припухшие губы.

Лишь только через два месяца мы сыграли свадьбу моего отца с Валеном. Не знаю, чем он его взял за тот полет, когда мы летели на эту планету. Но рад, если мой отец любит его.

Я здесь пока один. Местный король очень благоволит к нам. Я знаю, что мы должны скрывать свои обличия и иногда это меня пугает. Потому что я всё же больше волк, чем человек. В этом мире я чувствую тягу к тому, чтобы бегать в своем настоящем облике. Именно волком мне удобнее всего общаться с другими. Ну, как общаться… Ну, игнорировать всех. А то сейчас вот приходится улыбаться какому-то хмырю, что не сводит с меня глаз уже несколько часов подряд. Отец напряженно смотрит на меня тем взглядом, что спрашивает меня сразу обо всем и дает понять, что он на моей стороне и поймет все. Нервно киваю ему, давая также понять, что я счастлив здесь находиться…

– Я вас ни разу здесь не видел! – восклицает крупный мужчина, подходя ко мне сзади. Неуловимо изменяю свое положение, чтобы встать к нему лицом и смотрю на него сверху вниз. Все же он крупнее, чем я предполагал. Его лицо ничем особенно не выделяется из толпы лизоблюдов короля и его второй руки, моего нового отчима Валена. Но что-то в его взгляде говорит о том, что он не простой.

За те два месяца, что мы жили здесь, я уже несколько раз переспал с двумя, а может, и тремя парнями моего возраста. Ну один то точно признался что ему двадцать четыре, если учесть что мне двадцать три, ровесниками мы были точно. Один из них до сих пор мне докучает. Но Вален как-то быстро донес до меня, что здесь не стоит так вести себя (а смысле что, так ветрено). Не понимаю его, я ведь не обещал этим парням, что буду верен им.

Этот мужчина, стоя со мной рядом, вызывал во мне какое-то дикое желание отдаться ему. Я хмыкнул с удивлением, всего-то и ничего времени прошло, да и вина я не так много выпил. Прислушиваюсь к словам своего незнакомца и резко заявляю:

– А мы ведь не знакомы. Прошу прощения, что прервал вас. Надеюсь, было не самое интересное?

Мой дерзкий взгляд, кажется, вот-вот выведет его из себя. Он едва справляется с собой. Вижу, с каким усилием он берет себя в руки и ухмыляюсь своей дерзости. Надеюсь, он обидится и уйдет. Уже отворачиваюсь от него, чтобы уйти в другой угол этого дивного сада, но слышу за спиной удивленно:

– Я Куртан, телохранитель нашего уважаемого короля Литана.

Оборачиваюсь к нему с кривой улыбкой и не понимаю, что же во мне вызывает такое дикое желание, чтобы он вот сейчас оттрахал меня, как тогда это сделал мой брат по первому отцу, Феликсу. А потом чтобы исчез из моей жизни.

Киваю ему с пьяной улыбкой и шепчу как бы между прочим:

– А может, нам пройтись в самую дальнюю комнату вон того милого домика и на время забыть обо всем?

Как ни странно, но мужчина не меняется даже в лице и тотчас кивает.

– Согласен, – глухо отвечает он.

Я киваю ему на тот самый домик и называю номер своей комнаты, что так удобно расположен от всех гостей этого приема. Первым иду и уже у своей комнаты стягиваю ненавистный пиджак и быстро снимаю удобные кожаные сапоги тонкой выделки. Горячая ванна как нельзя кстати.

Мной отцы решили заняться после свадьбы и сейчас я просто подыхал от тоски. Эта разрядка одно из немногих удовольствий, что я мог себе позволить. Кроме, конечно, утренних пробежек.

В комнате царил хаос ещё тот. Скинув все в одну кучу в шкаф, что едва закрывался, я упал на кровать, со стянутым полотенцем на бедрах. Довольно усмехнулся, услышав, как моя дверь, тихо скрипнув, впустила ожидаемого гостя. Шторы создавали полумрак в моей комнате, и я, к своему удовольствию, увидел, что мужчина очень хорошо занимался своим телом, чтобы быть в такой боевой готовности. Его огромный член испугал меня не на шутку, но я был, видимо, сильно все-таки пьян, что рискнул быть под этим мужланом. Хотелось повторения того изнасилования. Но теперь с добровольной стороны.

Он лег ко мне совсем близко и потянул меня к себе. Будь я омегой, я понял бы, что дальше делать. А тут смешался, передавая всю власть в этой близости другому альфе.

– Ну что же ты застыл? Я у тебя первый? – спросил он, хрипло заглядывая мне в глаза. Мотаю головой, преувеличенно бодро улыбаясь, и сам первый поцеловал его. Но тут же инициатива была перехвачена и я, уже прижатый к постели, еле-еле успевал отвечать на его жадные поцелуи, и потом, с расставленными ногами, между которых он устроился, ловил его ласки, что были всё горячее и горячее.

Не думал, что мне будут так приятны ласки. Тело помимо воли выгибается под его умелыми руками и губами, его язык творит чудеса с моим членом. Замираю со стоном и изливаюсь ему в рот. Он будто высасывает меня, забирая всю мою энергию и мой пыл. На миг забываю, что он еще не кончил, и расслабленно закрываю глаза. Вздрагиваю от его пальцев в моем анусе и морщусь от неприятных ощущений. Он довольно шепчет, пытаясь меня в то же время поцеловать:

– А ты, я как вижу, давно не принимал у себя гостей?

Шутка у него неудачная, но я все же прощаю ему её, за этот классный минет. Он прижимает свой член к моим ягодицам, и пытливо глядя на то, как морщусь, спрашивает с придыханием:

– Ну что ж, сладкий мальчик, я уже готов войти в тебя…

Усмехаюсь про себя и не успеваю ему ответить, а он уже загоняет в меня свой член, протыкая меня насквозь.

Вся пьянь и наш легкий флирт из моей головы улетучиваются. Я едва удерживаюсь, чтобы не заорать в голос. Когда он нависая надо мной с моими же коленями, охает от удовольствия и стискивает свои зубы до скрежета:

– Ох, малыш… Не думал… Я не могу сдержатся… Прости…

Уже на второй толчок загоняет в меня весь член целиком. Не успеваю даже воздуха глотнуть, как его третий толчок вышибает из меня все маты на русском языке. Тело трясет, как при сильной качке. Хочется реветь в три голоса и спрятаться от этого зверя с его огромным членом куда подальше, но я мучительно терплю эту пытку, на которую пошел сам.

Он со стоном кончает в меня опадая на мою спину. Кажется, я умру раньше срока. Задыхаюсь от нехватки воздуха и кое-как налаживаю свое дыхание.

Он, кажется, уснул, хотя мне он показался не таким надравшимся, как я.

На улице уже ночь, так и брожу с больной задницей, прихрамывая и морщась от унижения и боли. Как я мог на это пойти?!! Что мне взбрело в голову, что я получу удовольствие, как тогда от Шена? Какой же я дурак!!!

Мой отец сидит, печально сгорбившись на узкой скамейке. По идее, у них сейчас медовый месяц. Они должны были улететь в своих обличиях в горы к драконам и там, уже на алтаре, подтвердить кровью серьезность своих намерений. Обескураженно сажусь рядом с ним и спрашиваю со страхом и непонятной болью в груди:

– Па?! Он тебя обидел?!

Он мотает головой и прижимает мою голову к своей груди. Слышу его всхлипы и неверяще заглядываю ему в глаза.

Наконец, он успокаивается и я уже слышу его слова:

– Понимаешь, там столько было…

Он переводит дух и наконец говорит уже нормально:

– Его любовники. Они, понимаешь… Они красивее меня, я же без лица… Мной не похвастаешься! Я люблю его… Но за что он со мной? Может, от безысходности? Неужели я смогу ему доверять… Они все такие красивые, такие идеальные. Пусть они люди… но у него всегда был здесь выбор быть с кем-то… А я надоем ему по самое не хочу…

Уверено поднимаю его лицо за подбородок:

– Па… Ты самый красивый и самый лучший, запомни. Твое лицо внутри. Ты даже не представляешь, насколько ты красив и идеален!!! Иди к нему и даже не сомневайся в его любви.

Слышу, как дверь окна запахнулась и я усмехнулся. Вален все слышал. Тихие шаги Валена и я встаю, чтобы покинуть их на свой самый откровенный разговор в их жизни. Еще какое-то время я слышу тихий плач моего отца и раскаянный голос Валена. Отец будет счастлив, просто ему надо научиться быть уверенным в Валене. И тот должен уметь показать ему свою любовь. Ведь отца очень долго обманывали и он сейчас такой ранимый и чувствительный.

Прихожу в свою комнату под утро и к своему удивлению вижу, что комната пуста. Я уже и так отвоевал себе комнату в замке Валена, но он обрадовал меня моим будущим. Я буду жить и учится в гарнизоне его Величества Литана Пятого. Пока посмотрят на мои навыки и умения и затем уже определят на профессию. А пока, чтобы понять мои навыки, надо проучиться на общем уровне, и там уже иметь понимание моей выносливости.

Без вещей, с утра, меня отправили в карете Валена в тот самый гарнизон. Полдня я ждал какого-то человека, чтобы он внес меня в общий список гвардейцев и затем, дав мне общую форму ученика, толкнули в общую казарму.

Серое унылое нечто. По стенам были разбиты койко-места в три яруса. Узкое пространство между кроватями давало зайти к своей кровати лишь боком. В плечах я не влезал туда по сравнению со всеми. Конечно мне льстило, что я был крупнее других. Но вот этот момент просто раздражал, когда приходилось поднимать вверх руки, чтобы пролезть к своей кровати.

Сзади бешено ухнуло:

– Капитан Мачено, здравия желаем!!!

Пока разворачивался, одна из кроватей гулко скрипнула и я с ужасом понял, что застрял, пытаясь быстро вылезти из западни. Гвозди, чтобы их!!!! Капитан смотрел на меня недобрым взглядом и сам лично помог мне выбраться. Осмотрев меня на ранения, заявил громко:

– Упал – отжался до предела.

На всякий случай расставил руки шире, чем обычно, и начал отжимание. Сначала все вокруг смеялись. Потом, замолчав, даже присели, считая вместе с капитаном Мачено. Потом и сам капитан уже сбился со счета, и удивлено-одобрительно глядя на меня, кивком головы разрешил мне встать, и оглядев меня вокруг, хмыкнул одобрительно:

 

– Сойдет, самое то.

Для чего – я так и не понял, но решил не спрашивать. А то нарвусь и буду потом ходить, как после того телохранителя короля. Господи, как же его звали то, уже и не помню. Главное, больше молчать.

В казарме нас было человек тридцать. К утру дышать было уже нечем и я, задыхаясь, радостно выскочил первым на пробежку, даже капитан и его помощник не успели ещё и разбудить всех.

Я мчал так, что пот лился в три ручья. Понемногу наш кольцо замкнулось и мы в три ряда бежали под строгим оком нашего капитана. Который, кстати говоря, мне тоже понравился.

Первую неделю мы не успевали даже переговорить друг с другом. Как я понял, мы все были новобранцами и здесь были выбраны лучшие из лучших. Четыре парня были даже после какой-то там академии и были здесь на особых условиях, о которых они намекали. Но по ходу, они сами не знали ещё, каких. Всего нас было тридцать три человека. Наше звание было пока рядовые. Я – так вообще ученик. Но и мне прописали в моем деле, что я рядовой. Если бы они знали, что я в другом городе уже прошел одиннадцать лет школы… Но я помалкивал в тряпочку.

Я был первым в строе перед капитаном, когда он все-таки навещал нас. Зато плюс был в одном, мне выделили койку на самом низу и даже в мой рост. А то на обычные койки я не влезал, и еще плюс – что к ней не надо куда-то пролезать. Она с краю. Правда, когда я ударился среди ночи лбом о низ верхней койки, то сверху завопили от ужаса и пришлось давать обещание, что я буду вести себя разумно, как и надлежит будущему гвардейцу Его Высочества, Литона Пятого.

Ужас, конечно, но я хотел быть лучшим – значит, и буду лучшим. Каждодневные тренировки на выносливость меня пока лишь смешили, но когда в дело пошли мечи и пистолеты непонятной для меня конструкции и даже патроны с энергетическими сгустками, я чуть не чокнулся на уроках. Даже на Земле этого не было. А тут всё это было в ходу. Патроны с ядом, с иглами я ещё понимаю, но что это за субстанция и откуда она была взята – для меня было загадкой. Я ведь не учился у них тут с детства, чтобы это понимать, и пришлось просить, как бы между прочим, учебники по истории и другим предметам, дабы восполнить свое познание этого мира. Ведь я здесь буду до конца своей жизни. Ради нас с отцом.

Наш показ должен был быть через неделю. Прошло уже полгода нашего обучения. Я ни на шаг не продвинулся со своим обучением по книгам. Ведь прочитать было мало, столько непонятных слов там было, что надо было начинать с базовых. По видимому, с букваря в этом мире. Но часть я все-таки понял. А именно, два пистолета. Один из них хинчоу, к ним патроны идут с аббревиатурой звезды на самом дне капсулы, пока нам их давали пустыми и пустыми же мы ими и стреляли, привыкая к отдаче пистолета. Руки ныли, потому что стрелять заставляли с двух рук по-очереди. Предполагалось, что патроны будут с плазмой и вес у них будет немалый. Как пистолет не разрушится – не понимаю. Но как потом выяснилось, пистолеты всегда меняется после двадцати выстрелов. Потому что разрушительную силу выстрела от выхода луча и нагрева ничто не выдерживает. Второй пистолет более миниатюрный, кингоуч. Ещё одна странная энергия. Тело словно прошибает током и не убивает противника, а лишь заставляет его застыть. И не дай боги его в этот момент еще и облить водой – ни одно сердце не выдержит этого напряжения, как говорит наш капитан и его помощник, Аденью.

Мы научились быстро заряжать пустые патроны в наши пистолеты. Смотрелось, конечно, словно дети играют в войнушку. Но, видимо, так и должно быть. Потому что очень многие парни были совсем молодые. Даже усы не выросли.

– Построение через полчаса, все готовы? Парадные кители все подготовили по своим размерам? Подшили воротнички? – гаркнул Аденью и прошел по нашему строю, который возглавлял я, к своему ужасу. Моя шапка пугала меня больше всех. Казалось, что она сделана из меха волка. Именно так я пах в облике волка, когда меня выносили после очередного проигрыша с какой-то лужи и потом, немытого, тащили по всей грязи. Мех на шапке был очень пушистым, но пах ужасно. Хотелось чихать и ругаться матом.

Я и так то был немногословен, а сейчас, не выдержав, спросил Аденью:

– А можно мне другую шапку, а то эта очень сильно воняет грязью…

Помощник капитана, грозно нахмурив брови и уперев руки в свой круглый живот, прошел ко мне, грозно чеканя шаг:

– Едонот пахнет так всегда!!! Даже когда живой!!!! Чем ты недоволен? Ты должен терпеть этот запах, скоро он станет тебе самым родным!!! Так что отставить нежности, твоя мама пусть меняет тебе трусы когда угодно.

Все расслабленно рассмеялись и я, пожав плечами, нахлобучил шапку, кое-как поправляя перед зеркалом, глядя на боевое облачение гвардейца по рисунку и соблюдая все правила положения шапки на голове. Как бы ее не сдуло.

Несемся к огромным воротам, чтобы из них красиво выйти перед его Высочеством и его лордами. Наш Лорд Луавье еще ни разу не пришел к нам, и нам не хотелось ударить перед ним лицом в грязь. Все болтали, что он очень крутой и в такой форме, что лучше него просто никого нет. Говорят, им гордился сам король. Конечно, на первом месте был Вален. И мне льстило, что мой отец его муж. Браки здесь между мужчинами допускались лишь в высшем свете. Лорды и составляли здесь весь высший свет.

– Замереть иииии с левой ногииии шагаааать!!!! – гаркнул очень громко Аденью и мы шагнули, выходя, как и полагалось, красивым отработанным шагом по кругу, там, где мы каждое утро бегали по нескольку десятков кругов.

Лордов было много. Как я понял из истории, это были те Лорды, что имели огромные участки земли и своих наемных воинов, что составляли почти пятьдесят процентов армии. О них, конечно, отдельная тема. Я пока не все выучил, но мне сказали, что все пойму со временем и это не так страшно.

Вытянувшись в струнку перед огромным количеством народа, я застыл, как памятник, и даже не качался, как обычно бывает.

Короля я сразу узнал. Красивый некрупный мужчина лет так сорока пяти, хотя я знал, что ему уже далеко за шестьдесят. Выглядел он, конечно, прекрасно, и был в очень хорошей форме. Как нам говорили, он занимается всеми видами спорта и даже имеет свое любимое хобби по метанию кинжалов.

Мне нельзя было разглядывать наших гостей и я уперся взглядом в лоб короля, как и подобает по правилам. Король поприветствовал нас и вдруг посмотрел на меня восхищенно:

– А это что за гигант – медведь такой?

Все засмеялись и я смущенно зарделся, сразу же стало жарко. Обтягивающие штаны из кожи того же едонота стали сразу тесны и жарки, тело взмокло от стыда. Но капитан, выгнув грудь, сказал неожиданное:

– Это гордость нашей группы, Алекс Дарет. Самые лучшие показатели за несколько лет. Самая хорошая выносливость. Я буду рекомендовать его в универсальную Академию телохранителей. Дайте мне еще полгода и ему цены не будет.

Сказав это на одном дыхании, он тоже вытянулся перед королем.

Король кивнул с улыбкой, и восхищенно глянув на меня, обратился к одному из сидящих Лордов:

– Вот видите, Лорд Куртан, какие у вас ученики солдаты растут. А вы так и не навестили свой гарнизон.

И уже капитану:

– Я выделю золота для повышения наших мальчиков и их карьеры. Если есть желание, почему бы не выполнить его? Не правда ли, Луавье? – спросил он снова Лорда.

И когда тот, встав, кивнул королю с поклоном, я застыл… Мало того, я чуть в обморок от напряжения не упал – это был тот, чей член был в моей заднице. Я его никогда не забуду.

Он демонстративно посмотрел на меня благожелательной улыбкой и также застыл, меняясь в лице. Наши взгляды на миг встретились и я тотчас отвел свой, по этикету, на лоб короля, выгибаясь грудь колесом. Лишь бы он не обратил больше на меня своего внимания. Лишь бы в эту академию несчастную. Гвардейцы все под его рукой. Без его ведома ни один гвардеец не получит повышения.

Мы уже были в казарме и я, сняв по всем правилам парадную форму, сидел в нижнем белье и срезал белый воротничок с ворота, чтобы убрать форму до лучших времен. Дверь хлопнула и Аденью грохнул басом:

– Алекс Дарен, к его Высочеству Лорду Луавье!!! Мухой!!!

Не помнил, когда одевался так быстро, но оделся я ровно за минуту, и застыв перед помощником капитана, пошел строевым шагом по всем коридорам. Мы вышли из казармы и прошли до каменного дома с широкими окнами. Лорда я увидел уже в окне, он смотрел на меня, думая, что я не вижу его. Обогнув угол, мы вошли в здание и Аденью провел меня по широкому, красиво обставленному статуями коридору и остановил перед дверью, постучав предварительно.

Там откликнулись не сразу. Я думал, что войду вместе с Аденью, но он оставил меня перед дверьми и сам вошел. Почти полчаса я ждал его, потом вышли несколько Лордов и затем уже сам Аденью. Он кивнул мне, и открыв передо мной дверь, представил:

– Рядовой Алекс Дарен.

Я вошел уже без Аденью и почувствовал себя очень неловко перед самим Лордом. На улице было уже темно, ужин, видимо, я пропущу. А еще было неимоверно стыдно за то, что было между нами. Надеюсь, он не помнит меня. Вроде бы он отключался тогда. Допускаю, что все-таки был пьян, надежда умрет последней.

Сделав бесстрастное лицо и выбрав точку отсчета на его лбу, я застыл перед ним, вытянувшись в струнку.

– Значит, ты – без роду без племени рядовой Алекс Дарен?– спросил насмешливо меня Лорд.

Не нахожусь с ответом и просто молчу, покрываясь краской стыда, все-таки помнит!!! А он продолжает.

– Ты был на очень привилегированном вечере, свадьбе очень высоких особ, и не имея никакого родственника или знакомого просто не мог быть там! Значит, ты был с покровителем?! – уже требовательно он меня спросил.

Снова не знаю, что и сказать. На ум приходит лишь тот кот, которого я трахнул на корабле, когда мы сюда летели. Как же его имя? <tab>Кое-как нахожусь с ответом:

– Эм… Я был с Ртаеном… ммм… не помню его рода.

Он поднял брови:

– Ого, это перевертыш который?!

Киваю смущенно. Какая теперь разница, что будет. Пусть считает меня кем угодно. Но Лорд вдруг спросил:

– Ну и как тебе его член в своей заднице?

Опускаю взгляд и пожимаю плечами. Лорд подходит ко мне совсем близко и ледяным тоном приказывает:

– Раздевайся!!!

Ни минуты не сомневаясь раздеваюсь, а он вдруг грубо разворачивает меня к стене и вставляет два пальца мне в зад насухо. Стискиваю зубы до скрежета и терплю боль, но он сильнее давит в меня и я чувствую, как по телу прошла волна тепла, еще волна – и я замираю от неожиданности. В какой-то момент он просто трахает меня ими, пока я не начинаю постанывать, выпячивая зад все сильнее и сильнее.

– Он приказывает все таким же тоном:

– Не смей кончать!!! Я не разрешал тебе это делать!!!

Словно заслон встает перед глазами, а он продолжает трахать меня пальцами, да так, что я взмок уже от желания, и даже не сопротивляюсь, когда он приставляет головку члена к моему заду. По чуть-чуть он втискивает в мой анус свой член и охает, прижимаясь к моей спине. Чувствую, что он в рубашке, и когда он целиком уже протискивается в меня, стучу кулаками в стену от боли.

Рейтинг@Mail.ru