Петр Первый

Петр Первый
ОтложитьСлушал
000
Скачать
Скачать mp3
Cкачиваний: 8
Аудиокнига
Язык:
Русский (эта книга не перевод)
Опубликовано здесь:
2011-05-12
Файл подготовлен:
2014-09-30 18:54:40
Поделиться:

В романе «Петр Первый» Алексей Толстой создал яркий образ «царя-преобразователя».

Допетровская Россия, в изображении писателя, «неповоротлива и ленива», все новое приживается в ней с трудом. (В действительности реформы проводились и прежде, их начал еще отец Петра – царь Алексей Михайлович, а продолжила правившая при несовершеннолетних его сыновьях царевна Софья Алексеевна, женщина образованная, умная и талантливая – отнюдь не та ретроградка, какою представил ее автор книги).

Но подрастает любознательный мальчик Петруша, и его странные игры оборачиваются нешуточными делами… Пройдет время, и «потешное войско» Петра превратится в регулярную армию европейского образца, а его возмужавший предводитель войдет в историю как фигура донельзя противоречивая, но неизменно величественная.

Полная версия

Отрывок

-30 c
+30 c
-:--
-:--

Видео

Лучшие рецензии на LiveLib
100из 100boservas

Отношение к «советскому барину» графу Алексею Николаевичу Толстому среди читающей публики в постперестроечный период претерпело явные изменения. Многие из «ценителей русской словесности» от него отвернулись, дескать, шут, угодник, лизоблюд, недостойный даже местечка в тени Платонова или Пастернака. Но я бы не торопился мазать Алексея Николаевича черной краской. Возможно, что по человеческим своим качествам он был далек от идеала, ну, а кто без недостатков? Вон на «Западе» подняли волну против Гогена, мол, был педофилом, вступал в интимные отношения с 13-летними таитянками, и сразу многие «любители живописи» прозрели, оказывается, этот педофил-мазилка не так уж и гениален.Нечто подобное произошло у нас и с Толстым, некоторые идеологические аспекты его творчества застлали глаза особенно ретивым и падким на поддержание общественного мнения читателям. И перестали они видеть великолепную технику этого писателя, его мастерское владение русским языком, умение тонко чувствовать и передавать психологию своих героев.Ну, а что касается идеологических вопросов, так, пожалуй, историческому роману «Пётр Первый» досталось больше всего упреков, тут он обошел даже откровенно «просталинский» роман – «Оборона Царицына». Суть этих упреков в том, что Толстой идеализирует образ царя Петра, возвеличивает роль сильной личности в истории, оправдывает насилие ради государственных интересов, наконец, проводит параллель между Петром и Сталиным.Всё это в разной степени в произведении Толстого присутствует, но отрицать выдающуюся роль Петра в преобразовании российского государства, в создании действительно мощной империи, глупо и недальновидно. Так же глупо подходить с мерками идей гуманизма к событиям тех времен, когда этим гуманизмом еще даже не пахло. Жестокость и жесткость Петра, это жестокость и жесткость эпохи, и чем кардинальнее были перемены, тем выраженнее всё это проявлялось.Да, трактовка Толстого пришлась ко двору Иосифа Виссарионоаича, это – правда. Но не надо представлять дело так, что Толстой пытался извратить историческую действительность ради сиюминутной выгоды. Здесь без выгоды не обошлось, но она проявилась в выборе исторического отрезка для романа, здесь Толстой выгадал, Но писал он о том, что искренне считал правдой. Он ведь перелопатил устряловскую «Историю Петра Великого», сочинения Голикова, Соловьева, Брикнера, Богословского, мемуары Гордона, Желябужского и еще многих, пыточные записи тех времен. Это был серьезный подход, а не наскок ради спецзаказа, как сейчас кое-кто пытается представить.Написан роман таким сочным языком, так мощно и ярко, что я, честно признаюсь, даже не знаю, какой другой роман из русской истории можно было бы поставить с ним рядом. Я вспоминаю свои впечатления от первого знакомства с книгой, было это… сейчас пойдет романтика....Было это зимним вечером далекого теперь уже 1981 года. На дворе бушевала «хурта», так по-местному прозывалась пурга, поэтому было отключено электричество – реалии тех лет жизни в деревне. Я забрался на натопленную русскую печку, закутался в стеганое одеяло и при свете керосиновой лампы открыл первые страницы романа… и провалился в XVII век.Я тогда побил все свои прежние рекорды по количеству прочитанного за день, никогда еще я так быстро не проглатывал столь толстых томов, и как было обидно, что роман так внезапно обрывался, столько интересных и важных событий остались неосвещенными. Если бы Толстой прожил еще несколько лет, какую бы эпопею мы получили.

80из 100Mira_grey

Хорошо смотреть на дела давно минувших дней сквозь призму веков, когда можешь оценить последствия тех или иных действий исторических личностей. Удобно обдумывать их мотивы и устремления, их желание прогресса или наоборот попытки жить по старинке издалека. Но даже злейшему врагу не пожелаешь участвовать в тех событиях и стать их очевидцем. Как же страшно жить в эпоху перемен! Люди всегда жаждут стабильности и благополучия, и тех, у кого они есть, расшевелить практически невозможно. Дворянство и бояре всем довольны, ведь они сыты и обеспечены. Но подавляющее большинство населения богатейшей страны прозябает в нищете и голоде, убегая в такие дебри, где никакая власть до них не дотянется. Русь на грани катастрофы, потому что «верхи не могут, низы не хотят». На фоне разрухи и застоя появление выдающейся личности царя Петра выглядит как восход яркой звезды после особо тёмной ночи. Своими идеями и реформами он расшевелил застоявшееся болото неповоротливой Руси, буквально насаждая прогресс и новаторские тенденции. Опять-таки, благодаря прошедшим векам, можно понять, как он был прав в своих устремлениях. Однако даже Толстой, при явном восхищении столь колоритной исторической личностью, не скрывает, сколь дорогая цена была уплачена за развитие страны в ту эпоху. Всё было построено буквально на костях и крови простого люда, жизнь которого не ценится во все времена. В масштабах страны реформы были экстренной необходимостью, но счастье и богатство они принесли скорее отдельным личностям, нежели всему народу, численность которого сократилась в разы. Оставалось только удивляться, как население не вымерло окончательно.

История Петра Первого затягивает и не отпускает до последней страницы, до такой степени погружаешься в атмосферу старины и быта, что практически ощущаешь себя частью событий. Но здесь же и был скрыт самый большой для меня подвох – стилизация языка под старину буквально вытягивала из меня все силы. Я с трудом продиралась через текст из-за непривычного, устаревшего стиля речи, особенно при чтении посланий и переписок. Физически чувствовала себя измотанной и часто откладывала книгу, чтобы отдохнуть. В результате, чтение сильно затянулось по времени.

За годы, описанные в книге, получилось сродниться с героями, увидеть их становление и взросление, и хотя ни один из них не стал традиционным положительным персонажем, все они видны как простые люди со своими грехами и недостатками. Невероятно живые образы, которые принимаешь такими, какими их видел автор. Но особенно радует, насколько далеко современные женщины ушли от того образа жизни, который был присущ слабому полу в семнадцатом веке. Больше никаких закрытых теремов и монастырей, а то даже кровожадной Софье сочувствуешь и всё прощаешь.

История великого правителя не может не вызывать споры. Но возможно точка зрения Алексея Толстого поможет чуть лучше понять действия Петра и проникнуться к нему уважением.

100из 100Lihodey

Роман «Петр Первый» – лучший образец жанра исторического романа в советской литературе.Так гласит аннотация к книге, и с этим утверждением невозможно не согласиться. Даже знаменитый Валентин Пикуль со своими очень неплохими историческими романами выглядит лишь подражателем на фоне монументального, но, к великому сожалению, незаконченного труда Алексея Толстого. Роман охватывает небольшой, по историческим меркам, период в 20 с небольшим лет, беря свое начало со времени смерти царя Федора Алексеевича в 1682 году и последующим приходом к власти царевны Софьи, и обрываясь на моменте взятия Нарвы у шведов в 1704 году. Личность Петра I, последнего царя Руси и первого императора России, является одной из самых противоречивых фигур в исторических процессах нашей страны и постоянно вызывает жаркие споры между «знатоками истории», которые сравнимы по своей лютости со спорами о Сталине. Заслуги Петра, как великого реформатора, трудно оспаривать. Человек, который перетряхнул всю Русь после почти столетнего сна под руководством первых Романовых, никогда не стоял за ценой этих перемен. Он был сторонником репрессий и никогда не боялся пустить кровь, потрепать закрома церкви, раздавить боярство или раздеть догола простой люд. Но при всем этом он имел сверхцель, достижение которой могло простить ему многое в глазах благодарных потомков.К концу 17 века научно-технический прогресс в Европе далеко шагнул вперед. Делались новые научные открытия, способствующие коренным изменениям в тех или иных областях, менялись принципы ведения войн, европейские государства вели активную колониальную политику, используя ресурсы колоний для перераспределения зон влияния в самих метрополиях. Русь же отставала и отставала серьезно, будучи практически выключенной из европейских геополитических процессов. Приход к власти Петра, всю свою юность проведшего на Немецкой слободе и с удовольствием впитавшего быт и привычки друзей-иноземцев, и видевшего в старой архаичной России угрозу своему существованию (привет отголоскам пережитых ужасов Стрелецкого бунта 1682 года), не замедлил сказаться на картине внутриполитической жизни Руси. Оглобли исторического пути России разворачиваются в сторону Запада. Азовские походы Петра в 1695 и 1696 годах выявили плачевное состояние русской армии, а также невозможность ее быстрой и спонтанной реорганизации в армию, отвечающую требованиям своего времени. Петр вместе с Великим посольством отправляется в Европу – впитывать новые знания. Именно после этой поездки по Европе, продлившейся больше года, и подавления очередного стрелецкого бунта, реформы, в корне меняющие жизнь на Руси, посыпались как из рога изобилия. Петр сильно торопится и допускает немало ошибок. Не готовый к новой большой войне, он, тем не менее, жаждет выхода на Балтийское море и оказывается втянут в борьбу со Швецией в составе крайне слабого союза России, Польши, Саксонии и Дании. Тяжелое поражение русских по Нарвой сводит на нет многолетнюю подготовку армии, и Петр вынужден аврально реорганизовывать ее наново. «За одного битого двух небитых дают» – эту поговорку всецело можно отнести к Петру во всем ее положительном смысле. Уже через год русские войска начинают одерживать победы в мелких сражениях, а в 1704 году берут крепость Нарву – ключ для входа в Прибалтику. На этом месте, без сомнения, великий исторический роман о великом историческом персонаже обрывается…Алексей Толстой представляет читателю не историю отдельной исторической личности, но цельное историческое полотно эпохи. У романа множество действующих лиц, привносящих свою долю «правды» в весьма подробное повествование. От простолюдинов, умывающихся горькими слезами от тяжелой мужицкой жизни, до наемных иноземных военачальников высокого ранга, паразитирующих на бедах чужой страны. Толстой старается представить каждого персонажа непредвзято – Петр и его сподвижники не выглядят идеализированными фигурами. Так, к примеру, Петру ни чужды ни животный страх за свою жизнь, ни крайняя жестокость, позволяющая с легкостью отправлять людей на смерть, ни детская импульсивность в принятии важных решений. Его фаворит и ближайший сподвижник Александр Меньшиков – лихой и безбашенный рубака, готовый в любой момент умереть во славу царя, но при этом жуткий мот и казнокрад. Екатерина I, будущая жена Петра, плененная при взятии Мариенбурга эстонка Марта Скавронская, которой чудом посчастливилось вознестись с удела добычи простого солдата до любовницы царя.Роман «Петр Первый» Алексея Толстого не просто лучший образец исторической литературы, а ее эталон, обладающий высокой степенью отражения исторической действительности (одни сцены баталий чего только стоят!!!), который можно смело рекомендовать каждому неравнодушному к истории России читателю.

Оставить отзыв

Рейтинг@Mail.ru