100 великих кавалеров ордена Святого Андрея Первозванного

Алексей Шишов
100 великих кавалеров ордена Святого Андрея Первозванного

© А.В. Шишов, 2021

© ООО «Издательство «Вече», 2021

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2021


ООО «Издательство «Вече»

http://www.veche.ru

Слово от автора

Орден Святого апостола Андрея Первозванного – первый по времени учреждения российский орден и высшая государственная награда Российской империи, восстановленная в этом качестве в Российской Федерации.

Назван в честь небесного покровителя России святого апостола Андрея Первозванного. Учрежден (по одному свидетельству) 30 августа 1698 года (или, как считает ряд исследователей, в следующем году) последним русским царем и первым всероссийским императором Петром I Романовым, известным в истории как Петр Великий.

До учреждения в 1714 году ордена Святой Екатерины Андреевский орден оставался единственным орденом в старой России, в Русском царстве. Он просуществовал в российском Отечестве почти 220 лет.

Орден жаловался по усмотрению царя (императора) высочайшими указами преимущественно за воинские подвиги и заслуги, а также за государственную и придворную службу. Это касалось и иностранцев, удостоенных высшей орденской награды России, хотя многие из них награждались по случаю за свои родовые титулы и родство с династией Романовых.

Андреевский орден имел одну степень, впоследствии введена особая степень награды, украшенной алмазными (алмазными, бриллиантовыми) знаками. Девиз ордена Святого апостола Андрея Первозванного – «За веру и верность». По старшинству являлся первым среди прочих российских орденских наград.

Знак – косой (диагональный), так называемый Андреевский крест синей эмали с изображением распятого апостола. На концах креста латинские буквы: S. A. P. R. (латинское Sanctus Andreus patronus Russiae: Святой Андрей – покровитель России). Крест наложен поверх чёрного двуглавого орла, увенчанного тремя коронами. Носился на голубой муаровой ленте (шириной 10 см) через правое плечо, а в особо торжественных случаях – на груди на золотой цепи, состоящей из трёх чередующихся элементов в виде медальонов: Государственного герба, Андреевского креста и «вензелевого имени» Петра I.


Знак на орденской цепи и звезда ордена Святого апостола Андрея Первозванного


Звезда – серебряная, восьмиконечная (восьмилучевая), носилась на левой стороне груди выше других орденских звезд. В начале своего существования звезда могла быть шитой, чему есть подтверждения на многочисленных портретах адреевских кавалеров.

Цвет ленты ордена Святого апостола Андрея Первозванного изначально был голубой.

Первоначально планировалось, что число андреевских кавалеров не должно одновременно превышать 24 человек, однако этого правила не придерживались уже в петровское царствование.

Первый орденский статут (вернее, его проект) был написан рукой Петра I в 1720 году, но не утвержден документально, то есть законодательно, высочайшим указом. Статут ордена Святого апостола Андрея Первозванного был высочайше утвержден и впервые опубликован только при императоре Павле I в 1797 году.

Первым награждённым стал Ф.А. Головин (1699), вторым – гетман И.С. Мазепа (1700; в 1708 за измену лишён ордена). В ходе Северной войны ордена были удостоены: прусский посол Л. фон Принцен (1701), Б.П. Шереметев (1702), саксонский канцлер Ф.Д. Бейхлинг (1703), А.Д. Меншиков (1703), М.М. Голицын (1708), Г.Ф. Долгоруков (1709), Ф.М. Апраксин (1710) и другие. Всего при царе Петре I, затем императоре Петре Великом награждён 41 человек, в том числе пятеро за Полтавскую битву 1709 года. Но и эти цифры нуждаются в корректировке.

Сам царь Пётр I стал шестым кавалером Андреевского ордена одновременно с А.Д. Меншиковым за конкретный подвиг: в 1703 году за славный Невский бой, в ходе которого на абордаж были взяты два шведских корабля в устье Невы. Это была первая победа петровского флота. Орден вручал ему первый андреевский кавалер России дипломат Ф.А. Головин.

При императрице Екатерине I орденом Святого апостола Андрея Первозванного было пожаловано 18 человек, при императоре Петре II – 5, при императрице Анне Иоанновне (Ивановне) – 24, при императрице Елизавете Петровне – 83, при императоре Петре III – 15, при императрице Екатерине II Великой – 100 человек. Делались и тайные награждения, без официального объявления высочайших указов.

Всего до 1797 года, до вступления на престол императра Павла I Петровича, то есть почти за сто лет, было сделано 231 награждение орденом Святого апостола Андрея Первозванного. Павел I установил традицию, когда великие князья Романовы становились андреевскими кавалерами в день своего рождения.

С воцарения Павла I и до отречения императора Николая II Александровича (по разным подсчетам) было сделано от 900 до 1100 орденских награждений. То есть разнос числа Андреевских награждений достаточно большой. Точной цифры здесь, даже приблизительной, вероятнее всего, отечественные исследователи за давностью времени установить уже не смогут.

Причина в том, что самодержцы России, будучи в европейских столицах, одаривали Андреевскими орденами не только больших и малых монархов, но и их наследников и близких к ним людей из числа родовитой знати. Такие награждения фиксировались в документах далеко не всегда.

Были случаи, когда награждались не именными указами. Так, в 1807 году по случаю ратификации Тильзитского мирного договора император Александр I наградил орденами Святого апостола Андрея Первозванного своего вчерашнего противника императора французов Наполеона I, его брата Жерома Бонапарта, маршалов Франции Бертье и Мюрата, князя Талейрана.

За славную для русского оружия Отечественную войну 1812 года было всего одно орденское награждение – генерала А.П. Тормасова. Тогда как за отличия в заграничных походах 1813 и 1814 годов андреевскими кавалерами стали шесть человек.

Последним андреевским кавалером 27 января 1917 года стал король Дании Фридрих IX. К слову говоря, за годы Первой мировой войны (называвшейся тогда Великой, Отечественной) Николай II пожаловал орденом всего шесть человек, среди которых не оказалось ни одного фронтового военачальника.

А ведь были полководцы, которые блеснули своим талантом на фронтах, как, к примеру, генерал от кавалерии А.А. Брусилов, «автор» знаменитого Брусиловского прорыва Юго-Западного фронта, и генерал от инфантерии Н.Н. Юденич, большой мастер ведения горной войны на Кавказском фронте. По своим государственным заслугам вполне могли стать андреевскими кавалерами глава правительства П.А. Столыпин и министр финансов С.Ю. Витте. Но при императорском дворе вопрос о том не ставился.

Капитульным храмом с 1732 года являлся почитаемый российским воинством Андреевский собор в Санкт-Петербурге.

Знаки ордена Святого апостола Андрея Первозванного стали в России частью воинской символики, а Андреевская звезда – своеобразным символом лейб-гвардии старой России.

Орден Святого апостола Андрея Первозванного был восстановлен в 1998 году как высшая орденская награда Российской Федерации, спустя восемьдесят лет после его упразднения.

Алексей Шишов, военный историк и писатель, лауреат Международной литературной премии имени Валентина Пикуля и Всероссийской литературной премии имени Александра Невского

Головин Федор Алексеевич

Первый для государства Российского кавалер ордена Святого апостола Андрея Первозванного


В замечательной плеяде «птенцов гнезда Петрова», соратников последнего русского царя и первого всероссийского императора Петра Великого, боярин Ф.А. Головин занимает одно из «первейших мест». Судьба его в отечественной истории уникальна: он первым в истории России удостоился ее высшей орденской награды – Святого апостола Андрея Первозванного, чинов генерал-адмирала и генерал-фельдмаршала, графского титула. Доверие к нему молодого Петра I было полное.

Свой путь в петровской России Федор Головин начал еще в 1699 году. В тот год, после смерти швейцарца из города Женевы Франца Лефорта (не имевшего к флоту никакого отношения), Головин получает чин генерал-адмирала. 8 марта того же года становится первым кавалером учрежденной в тот день высшей награды старой (и современной) России – ордена Святого апостола Андрея Первозванного. Особо почитаемый святой считается небесным покровителем православной России.

Принадлежал к древнему боярскому роду, известному на Москве с конца XIV столетия, когда родоначальник Головиных, князь Василий Ховра, в 1393 году прибыл «из греков» в Москву, которая начинала свое возвышение над Русью. Его внук Григорий по прозвищу Голова дал начало известному в истории России роду Головиных. Из него вышло шесть известных бояр.

Отцом первого русского генерал-фельдмаршала был боярин Алексей Петрович, служивший одно время воеводой в сибирской глубинке – в Тобольске. С 1681 года возглавлял Ямской приказ, ведавший внутренними путями сообщения и перевозками в Московском царстве. Был близок к царю Алексею Михайловичу. Часто упоминался в летописях тех лет.


Ф.А. Головин


Его сын Федор (появился на свет в 1650 году) получил хорошее домашнее образование. Как юноша знатного рода государеву службу начал в 16 лет при дворе «царевым младшим стольником». В 1685 году стал окольничим. Был наместником в пограничном Брянске. Головин-младший имел статную и величественную внешность, своими знаниями, умом и способностями выделяясь среди лиц царского окружения.

Он оказался среди тех ближних государевых людей, которым царь всея Руси Алексей Михайлович Романов завещал беречь царевича Петра, «яко зеницу ока». Это свидетельствовало, прежде всего, о полном доверии ближнему человеку, которому доверялась жизнь наследника престола.

 

Во время Стрелецкого бунта 1682 года ближний окольничий Федор Головин оберегал 10-летнего Петра Алексеевича от мятежных сторонников его родной (по отцу) сестры царевны Софьи. Уже тогда он дал совет царевичу опереться в борьбе за высшую власть на самый влиятельный и почитаемый в Русской православной церкви Троице-Сергиев монастырь.

Правительница Софья Алексеевна, вставшая над юными государями Петром и Иваном, послала Головина на берега Амура, в Даурию. Русский городок Албазин требовалось защищать от китайцев (маньчжур), армии которых не раз подступали к его стенам. Одновременно из Москвы удалялся влиятельный боярин, сторонник Петра I.

Из Москвы дипломата Ф.А. Головина отправили со статусом наместника Сибира, уполномоченного вести переговоры с Китаем и по пути собирать царские войска для обеспечения безопасности восточных границ царства. Прибыв на место, боярин Федор Головин для начала отразил нападение монгольских князей на Селенгинск, а в августе 1689 года в Нерчинске начал трудные переговоры с китайским посольством. Они закончились подписанием Нерчинского договора, который впервые установил государственную границу между Московским царством и Циньской империей. Ею стала река Горбица, становой хребет и река Аргунь, впадавшая в Амур. Городок-крепость Албазин тогда сохранить за собой не удалось.

Дипломат Федор Головин возвратился в Москву в феврале 1681 года, когда царевна Софья уже находилась в заточении в Новодевичьем монастыре, а «на царстве» сидели братья-соправители Петр I и Иван I. Младший из них был искренне рад возвращению близкого ему человека. Ближний боярин жалуется в генерал-кригс-комиссары. Тогда это был прообраз военного министра.

Головин участвовал в удачном втором Азовском походе, начальствуя по воле царя морскими силами. Затем командовал мореходной эскадрой, построенной на верфях в Воронеже и других южных городах. За овладение Азовом был награжден, помимо драгоценностей, вотчиной под Орлом с 37 крестьянскими дворами. По тем временам это было немаленькое имение.

Федор Алексеевич в 1697 году, как ближний боярин, возглавлял Оружейную, Золотую и Серебряную палаты. То есть был главным казначеем царства. Во время Великого посольства в Европу 1697–1698 годах был вторым послом (после Франца Лефорта), именуясь «генералом и воинским комиссаром, наместником Сибирским».

После возвращения из Европы Ф.А. Головин становится обладателем родового герба с девизом: «И советом, и мужеством». Ему вверяется вновь образованный Воинский морской приказ, и одновременно руководство Монетным двором.

Когда к августу 1699 года был создан сильный парусный Азовский флот, командование им вверяется генерал-адмиралу Ф.А. Головину. Свой адмиральский флаг он держал на 30-пушечном корабле «Крепость».

Когда в ноябре 1699 года Петр I приступил к созданию регулярной армии, главным центром набора и обучения новых солдатских полков стал Генеральный двор в селе Преображенском, который возглавлял ближний боярин Федор Головин. Работали и другие комиссии. С 1700 года Федор Алексеевич возглавляет Посольский и Ямский приказы, управлял Малороссией. Отличался «умной распорядительностью». Вел обширную переписку с царем Петром I.

В августе 1700 года, 19-го числа, Федор Алексеевич Головин первым в истории России производится в чин генерал-фельдмаршала. Одновременно он становится во главе 45-тысячной новонабранной регулярной армии для войны со Швецией, которая двинулась от Новгорода к крепости Нарве. В действительности же Головин армий не командовал, а «состоял при ней» как доверенное лицо самодержца.

В неудаче под Нарвой в 1700 году вины на генерал-фельдмаршале Ф.А. Головине нет. Петр I возвращает его на дипломатическое поприще: война началась, требовалось укрепить Северный союз. Посольский приказ трудился без устали. Ко всему прочему, царь поручил Головину стать во главе основанной в Москве, в Сухаревой башне, Навигацкой школы, на базе которой позже будет открыта Морская академия, по сей день существующая в Санкт-Петербурге.

Петр I мог быть доволен Федором Алексеевичем. Только этим можно объяснить тот факт, что Головин стал в отечественной истории первым человеком, удостоенным европейского графского титула Священной Римской империи со столицей в Вене.

Он продолжал руководить внешней политикой государства в условиях идущей Северной войны. Как генерал-адмирал, занимается флотскими делами: он деятельно помогал Петру I создавать Военно-морской флот России. Оставался главным казначеем. Исполняя при этом самые различные царские поручения, поскольку с 1699 года являлся петровской «правой рукой». Среди прочего, организовал работу Нерченских серебряных рудников в Забайкалье. Теперь российские деньги чеканились из собственного металла.

За 1700–1702 годы глава трех приказов и трех палат Ф.А. Головин смог увеличить чеканку отечественной серебряной монеты более чем вдвое (!). С 1704 года начали чеканить рубли с нагрудным изображением царя Петра I Алексеевича. Доходы от Монетного двора шли в основном на строительство и содержание военного флота, прежде всего Балтийского, на возведение крепости Кронштадт.

До самой своей кончины Федор Алексеевич Головин оставался вторым человеком в России после царя. Последним делом талантливого дипломата стали приготовления к заключению дружественного договора России с Прусским королевством. Преждевременная смерть в 1706 году оборвала жизнь крупного отечественного государственного деятеля Петровской эпохи, первого кавалера ордена Святого апостола Андрея Первозванного.

Петр I был вынужден признать, что в трудах не берег близкого ему человека, сподвижника и доверенного лица. После его ухода из жизни все головинские должности были распределены между несколькими людьми и больше не объединялись под одним начальством.

Смерть графа Ф.А. Головина, генерал-адмирала и генерал-фельдмаршала, стала действительно большой утратой для реформатора Петра Великого. Головин был похоронен с воинскими почестями в родной ему Москве на кладбище Симоновского монастыря, которое до наших дней не сохранилось.

Шереметев Борис Петрович

Осторожный главнокомандующий русской армией, изменивший ход Северной войны в первые же ее годы


Северная война для России началась с Нарвской конфузии, одним из виновников которой был осторожный боярин-воевода Борис Шереметев, командовавший поместной конницей русской армии. Петр I знал об этом доподлинно, что не помешало ему назначить Шереметева главнокомандующим русской армией и одарить чином генерал-фельдмаршала. Петр Великий верил в своего соратника, который доказал ему свою верность во время борьбы с царевной Софьей.

Поэтому ближний боярин не подвергся хотя бы даже малой опале за нарвское поражение и заслуженным упрекам, продолжая оставаться во главе русской армии. Но теперь ситуация на театре Северной войны складывалась иная: король-полководец Карл XII, посчитавший молодую русскую армию совершенно разбитой и лишенной почти всей ее полевой артиллерии, пошел в поход на саксонскую армию союзника Петра I польского короля Августа II, который одновременно являлся курфюрстом Саксонии. Шведская армия ушла из прибалтийских земель (Эстляндии и Лифляндии), оставив там сильные крепостные гарнизоны и крупные отряды под начальством опытных королевских военачальников.


Б.П. Шереметев


Шереметеву на первых порах пришлось приводить в должный порядок отступившие от Нарвы войска. Уже через две недели он получил строгий царский указ: «…Итить вдаль для лучшего вреда неприятелю». Полководцу вверялось ведение войны в Ингрии, ее окрестностях и в прибалтийских провинциях Швеции.

Однако осторожность Б.П. Шереметева заботила государя. Наделяя его самостоятельностью в боевых действиях, Петр I предупреждал близкого ему человека, которому было суждено стать большим полководцем России в Северной войне:

«Если ты еще болен лихорадкою, полученной под Нарвой, знай, что я умею лечить от нее».

У государя слова с делом не расходились. Главный начальник русских войск в Лифляндии и Эстляндии с июня 1701 года в официальных документах стал именоваться генерал-фельдмаршалом. То есть главнокомандующим русской армией.

Петр I в продолжение войны близ желанных берегов Балтики решил не отсиживаться в ее начале за древними крепостными стенами Пскова и Новгорода, а действовать инициативно и наступательно. Он приказывает Б.П. Шереметеву:

«Вам повелеваем при взятом и начатом деле быть, то есть над конницею новгородскою и черкасскою, с которыми, как мы и прежде наказывали… ближних мест беречь… и итить вдаль для лучшего вреда неприятелю. Да и отговариваться нечем, понеже людей довольно, такоже реки и болота замерзли».

Получив самостоятельность и осмотревшись, Шереметев стал действовать в Прибалтике, на удивление всем, удачно. Именно он добыл русскому оружию первую большую победу в Северной войне. В декабре 1701 года при Эрестфере был разбит 7-тысячный корпус генерала Шлиппенбаха, одного из лучших королевских военачальников. Русские атаковали неприятеля превосходными силами, имея 8 тысяч пехоты, до 10 тысяч конницы при 16 орудиях.

Эрестферское сражение длилось пять часов. Шлиппенбах потерял три тысячи человек убитыми и ранеными, 366 – пленными, всю артиллерию и обозы. Потери победителей составили около тысячи человек убитыми и ранеными. Остатки разбитого шведского корпуса укрылись за крепостными стенами Дерпта (древний Юрьев, ныне Тарту). От преследования Шереметев отказался: глубокие снега и обледенелые дороги грозили лошадям большими бедами.

Недооценить моральное значение Эрестферской победы было тогда трудно. Нарвское поражение в сознании россиян начало уходить в прошлое. Обрадованный этим известием царь Петр I писал:

«Мы дошли до того, что шведов побеждать можем; пока сажались двое против одного, но скоро начнем побеждать их и равным числом».

За эту викторию генерал-фельдмаршал Борис Петрович Шереметев был высочайше пожалован орденом Святого апостола Андрея Первозванного. Награду полководцу в Псков привез царский посланец А.Д. Меншиков, будущий светлейший князь Ижорский и тоже обладатель фельдмаршальского жезла. В походном журнале главнокомандующего сохранилось описание этой орденской награды:

«…Знак золотой с алмазы, внизу того знака крест кавалерский Святого апостола Андрея с цепью золотою, ценой в 2000 рублей».

Так в петровской России, в рядах русской армии появился еще один заслуженный андреевский кавалер. К слову говоря, в то время в Европе подобные орденские награды можно было пересчитать по пальцам.

…Полководец происходил из древнего боярского рода Шереметевых, родственных Романовым, пострадавшего от Ивана Грозного. Шереметевы всегда ходили в элите московской аристократии. Возвыситься же до друзей государя удалось только одному из них – Борису Петровичу. Он стал самой большой знаменитостью в своем славном роду благодаря ратным заслугам, делам петровского государственника и дипломата.

Будущий генерал-фельдмаршал родился в 1652 году. Службу при государевом дворе начал в 13 лет комнатным стольником. Сопровождал царя Алексея Михайловича в его поездках по монастырям, стоял рындой у трона в Кремлевском дворце.

Военным начальником Борис Шереметев стал в 1679 году, когда был назначен помощником воеводы в Большой полк. Через два года уже командовал отдельными отрядами дворянской конницы. Был воеводой в Тамбове на степной границе Московского царства.

В 1682 году с восшествием на престол Иоанна и Петра Алексеевичей был пожалован в бояре. Обладал уже немалым воеводским опытом. Рано стал привлекаться к посольской работе. В 1686 году участвовал в переговорах с Речью Посполитой о заключении с ней «Вечного мира», в результате чего Московскому царству удалось сохранить за собой пограничный Киев.

В 1687 году назначается воеводой в Белгороде и Севске: эти два города-крепости преграждали кратчайший путь крымской коннице в набегах на московские земли. Иными словами стал воеводой порубежной, пограничной стражи. Белгородским воеводой оставался до 1695 года. Участвовал в 1688 году в Крымском походе князя В.В. Голицына. В борьбе за власть решительно поддержал юного Петра I.

Во время Азовских походов действовал во главе отдельного войска на берегах Нижнего Днепра. Там он взял турецкий городок-крепость Кизы-Кермень, после чего османы покинули на речных берегах три таких укрепленных городка.

В 1697–1699 годах выполнял важные царские поручения, находясь в дипломатической поездке по Европе. Им были доставлены петровские послания австрийскому императору Леопольду I, папе римскому Иннокентию XII, дожу Венеции и великому магистру (гроссмейстеру) Мальтийского ордена.

 

…С началом Северной войны ближнему боярину поручается формирование полков конного поместного (дворянского) ополчения, которое до начала Петровской эпохи являлось основой военной силы Московского государства. В сражении под Нарвой в 1700 году поместная конница себя не показала, хотя и совершила разведывательный рейд далеко в глубь Эстляндии.

…Виктория при Эрестфере резко изменила ход войны на бывших новгородских землях-пятинах и в Прибалтике. Генералу Шлиппенбаху с его 13-тысячным корпусом наносится еще одно сильное поражение при Гуммельсгофе. В том же 1702 году войска генерал-фельдмаршала Б.П. Шереметева взяли крепости Мариенбург и Нотебург. В следущем, 1703 году – Ниеншанц, древнерусские Ямбург (Ям), Копорье. Штурмом берется в Эстляндии хорошо укрепленный Везенберг. Лифляндия и Ингрия (Ингерманландия) полностью оказались в руках русских.

В 1704 году большим успехом стало взятие крепостного Дерпта. За ним последовала «вторая Нарва». В последних двух событиях Б.П. Шереметев по документам считался главнокомандующим русской армией, хотя в действительности ею командовал сам царь Петр I.

В 1705 году генерал-фельдмаршала с театра войны отправляют на подавление Астраханского восстания. Наградой ему стал (впервые в истории России) графский титул.

С началом Московского похода армии короля Карла XII полководец находится в главных силах русской армии. Участвует в сражении при Головчино. В Полтавской битве вновь значится как главнокомандующий. После Полтавы осаждал и брал город-крепость Ригу, которая капитулировала в июле 1710 года. Рига стала в полководческой биографии Бориса Петровича девятой взятой шведской крепостью.

В неудачном Прутском походе Шереметев вновь в роли главнокомандующего петровской армией. Та неудача трагичной строкой вошла в личную жизнь полководца: его сын был отдан туркам в заложники. Ему суждено было умереть на чужбине.

Показательно, что Петр I за Прутский поход, который лишил Россию Азовской крепости, Таганрогской морской гавани и Азовского флота, наградил всего трех человек. В числе их значился граф Б.П. Шереметев. После этого он вновь находится в рядах действующей армии, до последних дней жизни чувствуя к себе расположение Петра Великого. На это отношение не повлиял даже отказ Бориса Петровича в 1718 году от участия в суде над царевичем Алексеем.

Андреевский кавалер ушел из жизни в 1719 году, скончавшись в Москве. Он завещал похоронить себя рядом с сыном Михаилом в Киево-Печерской лавре. По указанию же Петра I полководец был похоронен в Северной столице России на кладбище Лазоревской церкви Александро-Невской лавры. При этом главнокомандующему русской армией в Северной войне были отданы все полагающиеся по такому случаю почести.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru