Цена решения

Алексей Николаевич Кукушкин
Цена решения

Вступление.

Маркиз Ито проснулся среди ночи в холодном поту. Ему снилось, как удачный старт имперских амбиций молодой дальневосточной империи, продемонстрировавшей свое превосходство, как на холмах Аннама, так и в джунглях Сиама, надежно прикрытое морской мощью островного государства. В составе как старых кораблей, так и новейших эльсвикских1 крейсеров постройки самых лучших верфей Англии, от посягательств всевозможных региональных конкурентов.

Но первые легкие победы, в предыдущие три года, вселили опьяняющий душевный подъем, среди всей военной аристократии империи Ямато. И за это его родная империя – поплатилась! Дальнейшая экспансия, была спланирована, на императорском военном совете, и решение исходило из того, что расширение империи Ямато крайне необходимо, и могло вестись в следующих основных направлениях:

Империя Цин – захватить все острова вдоль береговой линии этого огромного государства. Как сказал император Муцухито: «Острова Хайнань, Тайвань и Чеджу-до являются жизненно необходимыми империи Ямато территориями, которые как стержень, свяжут метрополию с владениями в Индокитае, и обеспечат процветание нашей Родины!». Но, в этом направлении не пошли, так как опасались вторжения шестисоттысячной Сянской группировки империи Цин, дислоцированной на юге страны, граничащей с владениями японской империи.

Испанских владений в регионе, а это Филиппинские острова. Достаточно обширны, мало заселены, и подход к ним сможет блокировать наш военно-морской флот. Вооруженные силы империи Габсбургов представлены на островах только ополчением и милицией, флот представлен деревянными кораблями предыдущего технологического уклада, а новейшие крейсера заказанные испанским правительством «Исла де Лузон» серией в три единицы, представляют собой просто мореходные бюджетные канонерки в тысячу тонн водоизмещения и четырьмя 4,7-дюймовыми орудиями, которые могут быть по зубам, как и нашим новейшим крейсерам «Нанива» с «Такачихо», так и всем старым кораблям японского императорского флота.


Фото 1 – крейсер «Исла де Лузон».


Были планы схлестнуться с Голландцами, в их многочисленных островных и богатых индонезийских владениях, но больно уж уделены они были от ближайшей морской базы, расположенной в провинции Хюэ.

В общем под влиянием всех факторов, было решено высадиться десантом на севере Филиппин и продвигаться южнее. Операция виделась практически такой-же, как и захват султаната Джохор, на землях которого уже сейчас англичане начали строить транс – азиатскую железную дорогу, которая свяжет Бомбей и Сингапур, и на века обеспечит гегемонию Великобритании в этой части земного шара. Но, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Первоначально, нападение на Благословенные Филиппинские острова молодой империи, прошло без сучка и задоринки. Было головокружение от успехов, пароходы с добычей, победные реляции и все самое возвышенное о императоре и его армии, а также флоте. Но затем, Испанцы, и находящиеся с ними Французы, входящие с ними в латинский Союз, погрузили на транспорты свои самые отборные и отчаянные войска, и под сопровождением пусть не старых, но вооруженных, самой современной скорострельной артиллерией военных кораблей разных классов высадились не где-то либо, а прямо между Токио и Осакой! Совершенно, неожиданный и непонятных ход, этой гордой европейской державы. И военная машина, да даже не машина, а так машинка Японцев – сломалась!

Конечно, десант был атакован, всеми воинскими подразделениями, которые Ито, Ямагата и Муцухито смогли наскрести поблизости, а ими оказались: 4-я пехотная дивизия генерала Киетаки Куроды дислоцированной в Осаке, 1-я гвардейская кавалерийская дивизия, генерала Козо, с приданной ей кирасирской бригадой, наносившая удар по десанту врага из Нагойи, и 1-й драгунской дивизии барона Ямамото, построившаяся прямо у ворот императорского дворца в Эдо, и поклявшаяся победить или умереть.

Но, у испанцев был помимо отличной выучки, обмундирования и оснащения, а также просто превосходства, в физической силе, был отличный союзник в лице французских войск, которые умели драться еще лучше, чем испанцы. Понимавшие, что не окажи они помощи здесь и сейчас, то японцы оттяпают в скором времени их колонии в Индокитае, а это колоссальный удар по престижу государства, позиционирующего себя вторым номером на мировой арене, сразу после Великобритании. И завязался бой!

Маркиз Ито сперва заерзал на кровати, но не проснулся и его воображение увидело ситуацию с высоты птичьего полета, да еще и в быстром темпе, где час был равен секунде. Сперва, на высаживающихся их транспортов французских и испанских солдат обрушилась 1-я кавалерийская дивизия генерала Козо – придерживающегося в своей учебе тактики быстрого нападения, когда тебя не ожидают. Но, войска латинского союза не растерялись, поставили телеги и между ними построились в каре2. Лишая тем самым лавы3 японской кавалерии возможности маневра, и у них был путь один, на пики и штыки латинской пехоты. Испанцы использовали оправданную в веках построение терцией, и молодые японские кавалеристы ничего противопоставить этим берсеркам не смогли, а только с достоинством и героизмом погибли.



Фото 2 – Августо Феррер-Дальмау, «Последняя терция».


После фиаско кавалерийской атаки, силы десанта, которых прибыло все больше, атаковали японские драгуны4. Они не стали с ходу разворачиваться в цепь, доставать сабли и палаши, а оставив коней за холмиками под охраной, построились в цепи и открыли прицельный оружейный огонь из ружей Мурата тип 18, такие только стали поступать в войска отметил про себя Ито, и стал смотреть сон дальше. Но и французы с испанцами стали отвечать метким огнем из винтовок системы Шасспо5 и fusil mod 1871. Обе стороны понесли потери, но, японцы должны были еще и атаковать в дальнейшем в пешем строю, по мере истощения боеприпасов, что они и предприняли, но французские и испанские солдаты были крупнее и сильнее, и их количество все прибывало и прибывало, так как с гигантской транспортной эскадры все прибывали и прибывали все новые шлюпки. И драгунов латиняне съели на второе. Затем подошла, и с марша сразу устремилась в бой, под канонаду пушек Круппа 4-я пехотная дивизия японской армии ведомая Киетакой Куродой, который важно восседал на белом жеребце и наблюдал, как его доблестные солдаты атакуют. Но, и французы, наученные поражением при Седане, приняли на вооружение новое 90-милиметровое орудие де Банджа. Орудие получилось легким (1210 кг.) и дальнобойным в 6900 метров, при весе снаряда 8 килограмм. Французы вели сперва огонь гранатами, на дальние дистанции, пытаясь вести, как противобатарейную борьбу, так и поражать колонны японской пехоты на марше, так и затем, когда колонны японской пехоты приблизились и перестроились в стрелковые цепи для атаки, то перешли на картечь и шрапнель. Небо вспучилось белыми облачками шрапнельных разрывов, из которых на японских пехотинцев, ничем не защищенных летели стальные шарики, которые, как кара небесная косили все и вся. Причем огонь полевых батарей у французов корректировался с воздушных шаров, спасибо братьям Монгольфьер. За три часа все было кончено, и войска латинского союза двинулись стройными колоннами к дворцу императора. Сдержать их войск уже не было. И маркиз Ито проснулся в холодном поту.

 



Фото 3 – 90-мм орудие де Банджа.

Глава 1

На календаре был январь i885 года. Маркиз приступил к решению важных и неотложных дел в своем кабинете. Проанализировав свой сон, он решил извлечь уроки из произошедшего, и в реальной истории сделать все по-другому. Но сперва требовалось упорядочит дела, а также проверить несколько теорий которые требуют своего подтверждения или опровержения.

В казне на этот месяц находилось порядка 11167 тысяч фунтов стерлингов. Промышленность и торговля работали с профицитом в 126 тысяч фунтов стерлингов, но предполагаемых трат, было ой как много. Плюс должны прийти средства от Великобритании в размере 25 миллионов фунтов стерлингов. Маркизу Лансдауну, конечно-же, досталось в парламенте, за то соглашение, которое он снами заключил, но железную дорогу уже начали строить, и она должна принести прибыль Британской короне, прибыль в десять раз большую. Его пожурили в сенате, высмеяли в прессе, но по существу вопроса, никто, ничего не сказал, все было на грани приличия. А, маркиз начал строить шикарный дом, и заказал в него все новое, у лучших мастеров Лондона и Парижа.

Маркиз Ито рассуждал далее, куда направить инвестиции, для того чтобы раз вложившись, деньги не замерли, а крутились и приносили прибыль, все последующее время. Одной из точек вложения, Хиробуми посчитал, две новые провинции на Малаккском перешейке, которые удалось отстоять у Великобритании дипломатическим путем. Первая область называлась – Пулао. Населенная 274 тысячами тайцев. И которой суждена была роль – порта империи Микадо в Индийском океане, а также базы для крейсеров, которые могли проводить здесь свои операции и маневры. Также внимательно маркиз Ито следил за деятельностью пароходов Добровольного флота Российской империи. Количеством и качеством судов, комплектацией команд, возможным установленным вооружением, расписанием рейсов, с той целью, чтобы избежать одновременного прихода всех кораблей резерва в один порт сразу. Провинция Пулао занималась заготовкой древесины, и приносила в бюджет смешные 650 фунтов стерлингов ежедневно. Ни портов, ни дорог, в современном понимании построено не было. И маркиз Ито, скрепя сердцем выделил 1,47 миллиона фунтов стерлингов, на постройку там торговой гавани, как раз, для погрузки и разгрузки кораблей, и возможности в случае необходимости действий в Индийском океане японских рейдеров.

Вторая провинция Куеда, расположенная южнее Пулао на триста километров, была полной противоположностью предыдущей. Население составляло 1 миллион 27 тысяч человек, или в почти четыре раза больше, но добывалось в этой провинции золото, в астрономических масштабах. Драгоценный металл искали все, от мала, до велика, и в золотодобывающей отрасли занята четверть населения региона. Моют до полутоны в день, на 16,53 тысячи фунтов стерлингов ежедневно. Соответственно и доход от провинции в 25 раз выше! Здесь маркиз Ито, решил вложиться по максимуму, построив четвертую линию по добыче драгоценного металла, за 3 миллиона фунтов стерлингов, и улучшить дороги за 1,5 миллиона фунтов стерлингов. В расчете на то, что когда взаимодействие различных частей региона, и отдельных артелей улучшиться, то производительность труда повыситься. Но, вот на сколько, лишь самому Богу известно. И вообще, универсального способа не существует. Цены на все товары меняются динамически, стоит какому-либо поставщику затоварить рынок, и некогда ценный ресурс, за которым выстраивались очереди, из желающих приобрести что-либо подобное, по любой цене, превращались в отвернувших свои носы скряг, не готовых потратить, и один фунт стерлингов. Тут Ито вспомнил, что из себя представляла эта денежная единица.

Сам фунт стерлингов, представлял собой целый английский фунт – 0,4536 килограмма мелких серебряных монет – стерлингов6. Но, тут все гораздо сложнее. Раньше, вспомнил Ито, лет примерно двадцать назад, население великой империи было более разнородно, и состояло из трех видов людей. Самое явное отличие наблюдалось в росте, а затем уж и в одежде, достатке, роде занятий, знаний, привычках, повадках, манерах, и в смысле жизни в конце концов. Если сказать упрощенно, то они были ростом в один, два и три ярда7. Еще раньше жили и более высокие люди, но они все были уничтожены еще первым потопом и их развитые казуальные8 тела превратились в эрегоры9, которые живут рядом с нами и вмешиваются в наши дела как того пожелают. Но, сейчас не об этом, – подумал маркиз Ито. Дело, все в том, что серебро добывать тяжелее золота! Для добычи этого благородного металла надо построить шахту, поднять руду, раздробить ее в специальных дробилках, затем залить ртутью, в которой серебро растворяется и воздействуя температурой или электрическим током, образуются слитки серебра, и немного золота. А, золото, просто намывают из золотоносной породы. Так вот, благородные люди, высотой около трех ярдов и выше, которые правили, занимали важные посты в государстве, были тектонами10 и учеными пользовались только серебряными монетами, так как серебро, помимо эстетической роли, средства материального накопления выполняет и медицинскую функцию! Серебряное и золотое денежное обращение не пересекалось! Была в ходу двадцать лет назад свободное штампование серебряной монеты. Маркиз Ито знал, что если, например у его семьи было двадцать килограмм серебра, пожалованных за службу своей стране, что эквивалентно 44 фунтам стерлингов, то нет никакой необходимости держать это богатство в сундуках! Можно, например из четырех фунтов серебра, у мастера, за 4 процента от стоимости наштамповать 64 монеты по 28,25 грамма и поставить на них клейма русского рубля, или европейского талера, или ефимка. Не нужны монеты, можно сделать украшения. Отпадет надобность и в них, соответственно можно заказать у мастера серебряные ложки и вилки и вкушать пищу со своего богатства, не только наслаждаясь им, но испытывая эстетическое наслаждение и принося пользу своему здоровью. Благородные люди были очень мудры, но вместе с тем практичны и рациональны, им были не по душе выпендреж и излишество.

Люди, чей рост составлял два ярда, занимались более земными делами. Они трудились ремесленниками, торговцами, купцами, земледельцами, чиновниками, учителями, воинами, а также многими другими делами в империи. Для обслуживания их товарно-денежных отношений нужна была монета, не менее ценная, чем серебряная, но меньшего размера. Так как, средний диаметр серебряного рубля был 42 миллиметра и огромному благородному человеку, было удобно держать его в руках, а золотой английский соверен весил 7,97 грамма, и имел диаметр 22 миллиметра, что идеально подходило, для торговцев, ремесленников, военных, трактирщиков. И если золотое украшение из золотой монеты сделать конечно можно, то золотая посуда получалась слишком мягкой, да и золота шло несметное количество. Люди, чей рост составлял всего лишь один ярд, которые были слугами, шахтерами, матросами, истопниками, золотарями11, подмастерьями и так далее, довольствовались медной и бронзовой монетой, а также деревянными деньгами12.

Но внимание маркиза вновь переключилось на желание потратить с наибольшей пользой тридцать миллионов фунтов стерлингов или 13608 тонн серебра! От такой суммы, даже у видавшего виды маркиза захватило дух! И в его кабинет вошел, как ни странно, а маркиз не был предсказуемым человеком, министр внутренних дел японской империи Иноуэ Каору. Самурай, занимающийся вопросами безопасности, важно и тихо вошел, и стал ждать, от маркиза, как от старшего по должности, когда же он заговорит. Ито не спешил. Во-первых, он формулировал свои мысли, а во-вторых, думал: «Непрост, ох и не прост ты уроженец княжества Тёсю. Само княжество располагалось в самой западной оконечности острова Хонсю, и его жители всегда держали нос по ветру и знает откуда подует ветер. Что и позволило встать на нужную сторону в противостоянии кланов в прошедшей фактически гражданской войне».

– Приветствую Вас почтенный Иноуэ, – произнес с уважением маркиз Ито.

– И я очень рад Вас видеть. – Зачем я понадобился премьер-министру? – скромно спросил министр внутренних дел.

– Расспросить Вас о Вашей нелегкой службе, – с легким сарказмом ответил Ито.

– Когда все идет гладко, я должен оказаться в тени, – заметил Иноуэ, – Значит, случилось нечто, вызывающее Ваше неудовольствие?

– Я уважаемый министр внутренних дел, поднимаю экономику нашей империи как могу, – важно сказал премьер-министр. – И мне не нравиться, что на мелких жуликов, а также пьяных самураев Вы наказываете, а крупные преступления против особы императора не замечаете.

 

– Что Вы имеете в виду! Назовите, и я прекращу это безобразие!

– Извольте, – Ито устроился поудобнее в кресле и стал рассказывать: в провинции Нагаока, что находится на противоположной стороне острова, с населением примерно пол миллиона человек и кормящимся в основном рыбой и рисом возникли исторически – Тресты13. Предприятий поблизости всего два. Кожевенная и рыбные фабрики, видимо преступники и образовались вокруг этих предприятий, не давая им работать на полную мощность, и забирая львиную долю прибыли себе.



Фото 4 – Министр внутренних дел японской империи Иноуэ Каору.


– Но позвольте, – заметил Иноуэ, – Вы хотите сказать, поймайте предпринимателей, проведите жесткую беседу, и что, они закончат туда что-либо поставлять? Их место займут другие, их ловить и наказывать. Тресты возникли по моему мнению, как способ защиты предпринимателей от превратности рынка. А здесь мебель и кожа, самые ликвидные товары, которые находят широчайшее распространение на местном рынке. Железной дороги нет, проверкам доехать трудно, а сами морем имеют возможность доставить груз в любую точку японских островов.

– И все же, – с металлическими нотками в голосе потребовал от министра, выполнения своей воли Ито, – Я требую уничтожения преступного сговора, и тогда возможно фабрики будут создавать продукцию не на пять тысяч фунтов стерлингов, а гораздо больше.

– Возможно, еще где есть люди, вызвавшие недовольство Вашего превосходительства?

– Да, в провинции Мориока, на севере нашего острова. Население там примерно четыреста тысяч человек, добывают камень и диабаз, в дальнейшем переплавляют, в изделия, которые необходимы в народном хозяйстве и промышленности. Но, решили общины вообще налоги не платить. Вроде отправляют, но чиновники то камнями завалены, то джонка тонет, и обратно возвращается. Тихий, но саботаж. Прошу разобраться.

– Непременно разрублю этот гордиев узел из змей, – Иноуэ стал проникаться заботами премьер-министра.

– Ну еще на закуску, когда разберетесь здесь в метрополии отправляйтесь в Аннам, там две провинции сам-на-сам управляются на окраинах, Корат и Заарема. Мы там железные дороги проложили, а они чай и древесину соседям гонят и продают. Казна метрополии страдает, и все экономические преобразования под угрозой.

Благородный самурай задал еще несколько наводящих вопросов, типа кто, когда и с кем. Кому можно доверять, а кому наоборот не стоит. И также тихо как пришел, так же тихо и ретировался.

К маркизу на прием пришли другие министры, где обсуждались не столь конфиденциальные темы разговора. Министр экономики и промышленности Сято, который отлично себя зарекомендовал, при постройке судостроительных заводов. И, то, что они сейчас вообще построены, и работают, во многом его заслуга. Министр земли и транспорта Миято, подтянутый сорокапятилетний самурай, в совершенстве овладевший искусством расчистки допотопных каменных и железных дорог и запуску по ним вполне, отвечающих духу времени паровозов. Ну и, конечно, не обойтись было без министра финансов, а по совместительству и юстиции Хабаяси, ровесника маркиза Ито, i841 года рождения. В голове у маркиза сразу посчиталась сумма цифр жизни каждого господина, и суммировалась в цифру 9 – гармонию, и способность достигать самых наилучших результатов в совместном труде. Маркиз Ито начал разговор, как старший по должности и пригласивший сюда всех остальных:

– Господа, сейчас, на первом заседании i885 года, или 17 года по Мэйдзи вопрос перед нами стоит тот-же, что и четыре года назад, когда мы словно проснувшись от спячки, начали глобальное дело по восстановлению нашей империи, и соревнованию с другими промышленно развитыми странами.

– Господин премьер-министр, – важно заговорил Сято, восседая в кругу самураев на циновках, – каким количеством серебра мы располагаем, чтобы планировать постройку новых заводов, или модернизацию имеющихся.

– Тридцать миллионов фунтов стерлингов! – Ито проговорил эту цифру, и обвел присутствующих своим проницательным взглядом. Сято остался доволен, Миято задумался, а Хабаяси понял, что все полученное от Англичан сейчас будет потрачено, и в хранилищах, сейчас полных, опять придется ловить мышей.

– Локомотивом нашей экономики являются три судостроительных завода. Постройку которых предложил маркиз Ито, – сделал реверанс в сторону своего босса опытный Сято. – Они приносят сейчас прибыль, равную ста тысячам фунтов стерлингов ежедневно!

Собравшиеся даже поерзали на месте от такой цифры, и лица самураев, все принадлежащие к группе двухярдовых людей, но волею судьбы оказавшиеся у власти озарились нотками радости, на их суровых лицах. Язык обрывистый, лающий, даже приобрел, какие-то мелодичные нотки.

– Но есть и два предприятия, которые работают в убыток, и работу которых мне не остановить! Это артиллерийский завод в провинции Тохоку на севере нашего острова, с ежедневным показателем минус 6 тысяч фунтов стерлингов, и спиртзавод на Хоккайдо. Там показатель поскромнее, пропивается 2,2 тысячи фунтов стерлингов ежедневно, сырье больно далеко и накладно возить на эту окраину нашего государства, – доложил Сято.

– Кто же додумался построить спиртзавод на Хоккайдо? – поинтересовался Ито, скорее не с мыслью найти виновного, а просто обозначить нелепость ситуации и косвенно сказать министрам, что так делать не надо.

– Предлагаю завод на Хоккайдо закрыть, но людей то надо куда-либо трудоустраивать. И построить на Хоккайдо стекольный завод. Так, как все стекло, мы импортируем, или производим кустарным способом. Прошу тогда инвестиций в размере 1 миллиона 225 тысяч фунтов серебра, на постройку завода, – подытожил Сято.

Маркиз Ито, привык все делать в комплексе, и капитально. Обращаясь к министру земли и транспорта Миято: «Как наши рабочие будут во-первых строить завод, а во-вторых в дальнейшем привозить материалы на стройку, а для производства стекла, необходим песок и уголь, и вывозить готовую продукцию?»

– Необходимо строить на юге Хоккайдо железную дорогу, хотя бы до порта, прошу на эти цели полтора миллиона фунтов серебра, – Миято задумался, как он будет на скалистый и далекий Хоккайдо, туманный и ветренный все это поставлять, строить и обслуживать. И все для того, чтобы наследники Айнов где-то трудились? Вырезать их всех, как это сделали здесь тридцать лет назад, – но свои мысли оставил при себе.

– Предлагаю и с артиллерийского завода убрать людей, пока по домам и помочь им продуктами, на период, когда завод оснастят новым оборудованием купленным у Круппа, а затем он сможет выпускать хорошие, современные орудия, для армии и флота, – Ито поглядел на окружающих, но недовольства не увидел.

– Еще есть предприятия, на которых не хватает рабочих! – министр Сято сделал важный вид и стал перечислять: текстиль, пиломатериалы, цементный завод.

– Так возьмите крестьян, и отправьте их на фабрики, – распорядился Ито, – В чем здесь сложность?

– Нарушение традиционного уклада жизни? С полей люди уйдут, – Сято задумался, о земле без людей.

– Послушайте Сято. Рабочий в промышленности, в целом показывает большую производительность, нежели крестьяне на землях. Тем более, Вы знаете, какая у нас земля, и сколько требует усилий. Да и у нас не было земель в Аннаме, а сейчас есть! Смело переводите требуемое количество крестьян на заводы и поглядим, какой ежедневный доход они сгенерируют выпуском продукции. Сейчас 138,2 тысячи фунтов серебра, поглядим, что будет после Ваших перемещений людей.

– Причем наших рабочих даже на Гавайские острова приглашают! – заметил молчавший до этого момента министр финансов Хабаяси. Все хвалят их трудолюбие, усердие и честность.

– А почему у нас от провинции к провинции используются разные типы паровозов? – обратился Ито к Миято. – Предлагаю на острове (Кюсю) соединить, центральный промышленный район, где развито, большей частью судостроение, машиностроение, с северным гигантским сталелитейным заводом, и его предприятиями-дочками, а также южные провинции, производящие кожу и текстиль.

– Для выполнения данной программы, необходимо оснастить новейшими паровозами… пять наших провинций: Хага, Хиросима и Окаяма – на юге, и Фукусима и Сендай на северо-западе, и основываясь на предыдущих стройках, потребует инвестиций порядка 11 миллионов фунтов серебром, – сделал пометку в своем блокноте расторопный Миято.

Маркиз Ито поморщился, и подумал: «Десять миллионов на социальные преобразования, превращения вчерашних крестьян и рыбаков в рабочих, одиннадцать на новые паровозы, деньги как вода сквозь пальцы! Ну раз решили развивать железные дороги, а без них никуда, потратим оставшиеся средства, на расширение единственного паровозостроительного нашего завода, тем более, по прибыльности он периодически превосходит судостроительный завод в Канагаве, где строится транспорт для военно-морского флота».

И в окончании совещания, приказал построить второй цех у паровозостроительного завода, чтобы на новые пути сообщения в империи паровозы возить не из Германии, а производить здесь, тем самым сэкономив значительные финансовые средства, и придав независимость экономике молодой империи. Свернув совещание, так как распределять было на данный момент нечего. Решив кое-какие неотложные дела, премьер-министр стал готовиться к своей поездке в Аннам, для новых и важных свершений.

1Элсвикские крейсера (англ. Elswick cruisers) – распространённое в военно-морской литературе название бронепалубных и броненосных крейсеров, построенных на экспорт британской фирмой «Армстронг».
2Существовавшее до конца XIX в. боевое построение пехоты четырёхугольником для отражения атаки со всех сторон.
3В наиболее общем виде лава – это, особый боевой порядок кавалерии при атаке, характеризующийся разомкнутым строем и построением в одну шеренгу (с поддержками в глубине).
4Драгуны (от фр. dragon или от лат. draco) – воины кавалерии армий некоторых европейских государств, обученные действиям как в конном, так и пешем строю. Синонимом слову «драгуны», имевшим хождение в разных странах также является термин Конная пехота (Конные стрелки). В военно-исторических научных изданиях также встречается синоним Ездящая пехота.
5Винтовка Шасспо (фр. Fusil modèle 1866) – игольчатая однозарядная винтовка, разработанная французским оружейником Антуаном Шасспо в 1866 году. Использовалась во французской армии в 1866—1874 годах. Победа Пруссии в битва при Садове выявила преимущество современного оружия (в особенности, винтовки Дрейзе) и ускорила принятие винтовки Шасспо (фр. Chassepot modèle 1866) на вооружение армии Французский Империи.
6Стерлинг (англ. Sterling [silver]) – название сплава из 92,5 % (и выше) серебра и 7,5 % других металлов, обычно меди (серебро 925 пробы и выше). Чистое серебро 999 пробы слишком мягко для создания больших предметов, поэтому его обычно сплавляют с медью, чтобы придать прочность и при этом сохранить пластичность и красоту благородного металла.
7Ярд – 0,91 метра.
8Казуальное тело – это тело, которое имеет основу более высокочастотную, чем кармическое тело. Его центры (чакры) настроены на излучение высоких частот. Казуальное тело меньше размером, чем кармическое, но излучение, которое от него идет, распространяется на всю Вселенную.
9Эгрегор (от др.-греч. «бодрствующий») – «ментальный конденсат», порождаемый мыслями и эмоциями группы (общности) людей или животных и обретающий самостоятельное бытие.
10Слово “Тектон” в переводе с греческого означает “плотник”. В евангелии это слово упоминается без перевода. Говорится, что Христос был “Тектонов сын”. Но много ли в Греции деревянных домов? Вероятно, по утверждению Николая Морозова, перевод данного слова ближе к смыслу – архитектор! А, для этого нужны колоссальные знания.
11Тот, кто занимается очисткой выгребных ям, уборных и вывозом нечистот в бочках. «Туда идет и добродетельный человек, и злодей, и мирный земледелец, и храбрый воин, и помещик, и золотарь.»
12В Великобритании деревянные деньги ходили с 1100 по 1826 год. Их название tally stick может быть примерно переведено как "палки-бирки" или "счетные палки" (англ. tally – бирка, счёт, число, совпадать, итог; stick – палка, приклеивать, оставаться). Кстати, старое название английского Казначейства было The Tallies "Бирочная" или "Счётная". Бирки делались из орешника, длиной чуть более 20 см с отверстием для ношения на ремне. Насечки означали сумму. Толщина и ширина бирки обозначала номинал, так, например, при ширине с ладонь номинал был тысячи фунтов, а по узкой бирке счет шел на пенни. Существовал сложный свод правил о том, какова должна быть форма бирки.
13Трест – это в капиталистическом обществе – монополистическое объединение предприятий нескольких предприятий с централизованным управлением не только коммерческих, но и всех производственных операций.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru