Чёрный оракул

Алексей Леонидович FreierWolf
Чёрный оракул

Эпизод 1

Открыв глаза, я увидел, что вокруг одна темнота, все части тела сильно болели, каждое движение переходило в адскую боль. Кто я, откуда, и что вокруг – я не понимал, только через некоторое время я начал различать силуэты. Один силуэт подошёл ко мне и что-то сказал, я не смог понять и что ответить я не знал. Силуэт взял меня за руку, и я вдруг всё узнал, будто чья-то жизнь пронеслась перед глазами – садик, школа, университет, женитьба, измена, боль, оскорбление, издевательства, нервный срыв – будто это всё было со мной.

– Ну что, очнулся? – снова спросил силуэт.

На этот раз я его отчётливо услышал и понял.

– Кто я? – спросил я у него.

– Я хотел узнать то же самое, – ответил силуэт. – Меня зовут Михаил Адреич, можно просто Андреич. Я тебя нашёл полумёртвого в лесу недалеко от лесной дороги. Я ехал домой, да прижало что-то, вот я и отошёл недалече за кустик, а тут и ты лежишь. До больницы я бы тебя не довёз, пришлось домой. Не знаю, как ты остался живой – у тебя все кости переломаны, из лица вообще отбивная и голова проломлена в нескольких местах. Я сначала подумал, что труп, но тело было тёплое, и ты дышал. Я вызывал полицию – не по отпечаткам, не по фотографиям тебя не признали, решили, что бомж. Врач тоже приезжал, сказал, что когда умрешь, сразу закапывай где-нибудь – они за тобой не приедут. Ну вот, как видишь, очнулся, не зря я в университете штаны протирал. По профессии я хирург, но жизнь сложилась так, что я стал лесником.

– Знаю я про тебя всё, – с трудом сказал я.

– Откуда? – удивился Андреич.

– Не знаю откуда, просто знаю и всё.

– А жену как мою звали, знаешь? – издевательски спросил Андреич.

– Валя, – ответил я.

У Андреича выпал из рук стакан с чаем.

– Кто ты? – удивлённо спросил Андреич.

– Не знаю кто и откуда, – ответил я и потерял сознание.

Придя в сознание снова, вокруг никого не было, только через час пришёл Андреич.

– И снова здорово, – сказал он.

– Давно я у тебя здесь нахожусь? – спросил я.

– Три месяца уже, – смеясь, ответил он. – Кости срослись на удивление быстро и ровно, у меня рентгена нет, но на ощупь всё целое, как будто ничего не было, но сознание не приходило долго, глаза откроются, немного посмотрят и закроются, так же и рот – откроется, закроется. Сможешь пошевелить руками или ногами? – спросил Андреич.

Я попытался пошевелить, но мозг как будто не отправлял сигнал к конечностям. Только через несколько дней начали дёргаться руки, а затем ноги. Через месяц я уже мог вставать, а через два нормально передвигаться по комнате, выходил на улицу – была весна, снег таял, воздух был чист.

– Надо с тобой до полиции съездить, хоть какие-то бумаги получить и в больницу заехать, сказать, что ты живой.

В полиции долго отказывались что-то давать, но дали бумаги в больнице. После медосвидетельствования из-за полной амнезии будет принято решение позже.

В больнице меня долго осматривали и спрашивали, затем оставили сидеть в коридоре, ждать, пока соберется комиссия. Рядом со мной сидела молодая женщина, державшая на руках ребёнка. Это была девочка, её было годика три, она была измучена какой-то болезнью. По её виду было видно, что она устала и даже не хотела шевелить ни ручками, ни ножками, только иногда из глазок вытекали слезинки, она сидела на коленях у матери и смотрела в одну точку.

– Привет. Как тебя зовут? – спросил я у девочки.

Мне хотелось хоть как то её отвлечь. Я взял её за ручку, и вдруг сквозь меня прошла вся её боль, я неожиданно понял, что смогу ей помочь, чем она больна, я не понимал.

Достав конфету, я дал девочке.

– Возьми, это волшебная конфета, она поможет тебе вылечиться. Давай возьмем её в обе ручки и скажем «Раз, два, три – больше не боли»!

Дав конфету и подержав её за ручки, я как будто вытащил из неё болезнь в себя, и она растворилась во мне. Через пять минут девочка уже бегала по коридору больницы и весело смеялась.

– Что вы сделали? – держа меня за руку и плача, спросила мамаша. – Я никогда её такой не видела.

– Ничего я не делал, просто помог её и всё, – сказал я, улыбаясь и смотря, как веселится девочка.

– А как вас зовут? – спросила мамаша.

– Я не знаю, у меня амнезия, но Андреич зовёт меня Черным Оракулой.

– Почему чёрным? – спросила она.

– Потому что кроме чёрного цвета я ничего не вижу.

– Но вы же смотрите на мою дочь, – сказала она.

– Я вижу очертания, чувства, душу, я даже могу видеть слёзы, но не могу увидеть цвета.

Врач, пригласивший мать с девочкой, прервал наш разговор. Через несколько минут вышли женщина с девочкой и несколько врачей. Подойдя ко мне, один из них спросил, что я сделал с девочкой. Я немного испугался, но женщина упала на колени, схватив меня за ноги, говорила «спасибо».

У девочки был рак, а сейчас от него не осталось ничего и организм полностью восстановлен.

– Я не знаю, я ничего не делал, я просто дал ей конфетку и всё.

Двое врачей подняли заплаканную женщину и дали ей воды.

– Пройдёмте в кабинет, – предложил мне врач.

Меня обследовали несколько часов, но ничего не обнаружили. Слова Андреича о том, что я был весь избит и переломан, подверглись сомнениям – никаких шрамов и заросших переломов у меня не нашли. То, что я вижу только силуэты предметов, сказали, что это с детства, а амнезия была вызвана каким то стрессом. Нам дали справку о том, что у меня амнезия и слепота.

Выйдя из больницы, я увидел женщину с девочкой, с удовольствием уплетающую мороженое, рядом с ней стояла еще женщина с ребёнком. Она подошла к нам и сказала:

– Меня зовут Аня, вы спасли мою дочку, мне хотелось вас отблагодарить, – и она протянула конверт.

– Лучше купите дочке сладостей, – вдруг сказал Андреич и дёрнул меня за руку.

– Спасибо, – сказал я. – Но я ничего не сделал и не надо никаких денег.

Женщина убрала конверт.

– Простите меня, – сказала она. – Можно вас попросить, чтобы вы посмотрели еще одного ребёнка? У моей подруги у дочки паралич.

– Умоляю вас, если сможете – помогите, – взмолилась девушка, стоявшая рядом. – Муж не выдержал и ушёл от нас, нам не к кому больше обратиться, – она схватила меня за руку.

Во мне сразу отозвалась вся её боль и страдания.

Подойдя к коляску, я увидел радостное лицо девочки, ей было радостно даже от того, что на неё кто-то смотрит, ей было годика два, может, чуть больше, у неё двигалась только одна ручка, за которую я взялся. Через меня опять прошла вся её боль, к которой она уже привыкла и считала, что так и надо. Не знаю почему, но я вдруг увидел будущее этой девочки – она станет ведущим специалистом в борьбе с детским параличом. Вдруг девочка начала шевелить ножками, увидя это, женщина упала в обморок, но подбежавшие медики быстро привели её в чувство.

Пока был этот переполох, Андреич оттащил меня в сторону.

– Пошли быстрее отсюда, а то еще какие-нибудь процедуры назначат.

Мы сели в уазик Андреича и поехали домой.

После этих происшествий в городе поползли слухи, что какой то человек, зовущий себя Черный Оракулой, может вылечить любую болезнь. В больницу и полицию было подано тысяча заявлений о поиске меня, но там не могли понять, кого им искать.

Эпизод 2

Через неделю мы снова поехали в город в полицию получить справку для восстановления моих документов. Зайдя в отдел, мы увидели несколько человек, требовавших принять их заявления. Им объясняли, что нет такого человека и что это выдумки, но у людей были какие-то бумаги из больницы.

– Что у вас тут происходит? – спросил Андреич лейтенанта.

– Да все с ума посходили! Ищут какого-то Черного Оракула, типа он может все болезни исцелить.

Отойдя в сторонку, Андреич сказал:

– Вот видишь, что бывает – помоги одному, все захотят, чтобы и им помогли.

– А что здесь плохого помогать другим? Ты ведь мне тоже помог, – сказал я.

– Я не знаю что у тебя за способность, но я точно знаю, что её надо скрывать, а не то у меня очень плохие ощущения, что может произойти.

Из полиции нас отправили в паспортный стол, оттуда в ЗАГС, затем опять в полицию. Проходив по кругу целый день, мы ничего не смогли, везде нужны какие-то справки, но их нигде не дают. Из полиции нас отправили снова в больницу получить еще справку.

Подъехав к больнице, мы увидели несколько десятков людей, блуждающих около входа.

– Поехали домой, – сказал Андреич. – Пока всё не утихнет, нам здесь не нужно показываться.

Но у дома нас ждал сюрприз – несколько внедорожников перегородили дорогу. Из них вышло несколько вооружённых людей, и направились к нам.

– Похоже, нам хана, – сказал Андреич. – Это, наверно, те, кто тебя в прошлый раз уделал, – продолжал сгущать краски Андреич.

Мы вышли из машины.

– Кто из вас Черный Оракул? – спросил один из них.

– Ну, я, – ответил я.

– Шеф велел доставить тебя в целости и сохранности, а если будешь сопротивляться, велено связать.

И он достал верёвку.

– Зачем связывать, он же не отказывается, – сказал Андреич.

Открыв заднюю дверь, он сказал:

– Ну тогда садись.

И подойдя к Андреичу, сунул двести баксов.

– На, помяни братка.

И сел на заднее сидение.

У меня и у Андреича застыла в жилах кровь.

«Значит, на самом деле это были те, кто меня чуть не убил».

Три внедорожника сорвались с места, увозя меня в неизвестность от Андреича, стоявшего на дороге держа в руках двести долларов.

Меня привезли к огромному дому. Выйдя из машины, ко мне подошёл охранник и велел следовать за ним. Он завел меня в один из кабинетов, в котором сидели несколько мужчин. Он вышел.

– Значит, это ты Черный Оракул? – спросил один мужчина. – И зовут тебя как?

– Я не знаю, мне еще не придумали имя, – ответил я. – Меня нашёл лесник, когда я истекал кровью и вылечил. Больше я ничего не знаю.

 

– Нам пришлось сильно попотеть, чтобы найти тебя.

– Зачем я вам понадобился?

– До нас дошли слухи, что ты лечишь любые болезни, – сказал мужчина.

– Я просто помог двум детям, я не знаю, как это получилось, – ответил я.

– Десять лет назад моя дочь сломала ноги, катаясь с гор, и до сих пор она не может ходить. Мы ездили ко всем врачам, но никто не помог. Ты – наша последняя надежда. Не бойся, даже если у тебя не получится, я тебе ничего не сделаю.

– Спасибо, – сказал я.

В комнату снова зашёл охранник и велел проследовать за ним. Постучав в одну из комнат, ему ответил женский голос и пригласил войти.

В комнате было довольно темно, за компьютером в инвалидном кресле сидела девушка лет двадцати пяти.

– Мы нашли его, – сказал охранник и вышел.

– Здравствуйте, меня зовут Елена. Отец, наверно, вам вкратце всё рассказал. Подойдите ближе, не бойтесь, я не кусаюсь, – сказала она.

– Я не боюсь, просто я первый раз, наверное, остаюсь с девушкой один в комнате. Я стесняюсь – раньше я не испытывал такого чувства.

Лена засмеялась.

– Ты никогда не был с девушкой? – удивилась она.

– Может и был, я не помню.

– Сколько же тебе лет? – снова спросила она.

– Я не знаю, – ответил я.

– Ты выгладишь очень молодо, да ты и красавчик, по любому, у тебя не было отбоя от девушек.

– Извини, но я не вижу себя и не могу сказать, – ответил я.

– У тебя что, зеркала нет? – снова засмеялась Лена.

– Есть, конечно, я слепой наполовину.

– Извини, я не знала. Как это – наполовину? – спросила Лена.

Я снова рассказал всю свою историю.

– Интересно, кому ты перешёл дорогу, что с тобой так поступили, – заинтересовалась Лена.

Подойдя к ней, я взял её за руку, от чего она немного испугалась. Снова я почувствовал боль и все чувства, которые испытывала она.

– Почему ты не выходишь на улицу? – спросил я.

– Откуда ты знаешь?

– Я всё про тебя знаю – и то, что у тебя до сих пор нет парня, и то, что ты поссорилась с единственной подругой год назад. Кстати, это твоя вина, могла бы и извиниться. Пока я разговаривал с ней, я вытащил из нее её болезнь и снова растворил в себе, после чего, Лена встала и влепила мне пощёчину. От этого удара я потерял сознание на несколько минут, очнувшись, я увидел Лену, стоявшую на коленях, и плача умоляла меня простить.

– Ничего страшного.

Немного покачиваясь, я встал на ноги.

– Можно я пойду?

Повернувшись к дверям, я пошел к выходу из комнаты, но за дверями стоял охранник.

– Пусть идёт, – вытирая слёзы и вставая на ноги, сказала Елена.

Увидев это, охранник по рации передал, что всё получилось, и куда-то побежал.

Только никому не говори про меня и про всё, что ты во мне увидел, – сказала Лена.

Я мотнул головой.

По коридору бежала женщина, и чуть не сбив меня, вбежала в комнату, я пошёл к выходу. У выхода мне преградил путь охранник.

– Куда это ты? – спросил он.

– Мне разрешили идти домой.

– Кто разрешил? – спросил он.

– Елена – дочка босса, – ответил я.

– Тогда ступай, – открыв дверь, сказал охранник.

Выйдя из дома и пройдя охрану на воротах, я пошёл по дороге к ближайшей автобусной остановке. Денег было немного, и я решил, что доеду, докуда хватит, а там позвоню Андреичу, и он меня заберёт. Зайдя в подошедший автобус, я видел, как мимо пролетели два джипа.

Денег хватило до самого города и еще осталось немного. Устроившись поудобнее в кресле, я слегка задремал. Вдруг автобус резко остановился и в салон вбежал тот же самый парень, что и вёз меня из дома.

– Вот значит ты где, а мы тебя по всей округе ищем. Значит, соблазнил девушку и сбежал, – сказал он.

– Что? – удивился я. – Я никого не соблазнял, ты же сам меня привёз два часа назад.

– Выходи быстрее, босс очень сердит.

Я подошёл к мертвецки белому водителю.

– Можно я сдам билет?

Водитель молча вернул мне деньги, в автобусе стояла гробовая тишина.

Меня снова привезли в дом. На пороге на своих ногах стояла Лена.

– Ты что, сбежать от меня решил? – улыбаясь, спросила она.

– Вы же сами мне разрешили.

– Я разрешила выйти из комнаты, а не из дома, – смеялась Лена.

Зайдя в дом, я увидел охранника, выпустившего меня, с огромным красным пятном под глазом.

– Простите меня, я, наверно, не правильно всё понял, давайте я вам помогу, ведь вы получили из-за меня.

Взяв охранника за руку, я почувствовал, что у него не только фингал под глазом, но еще и цирроз печени. Я вытащил из него всё, пятно сразу исчезло.

– С таким даром за тобой будут охотиться, тебе нужна охрана, – сказал босс, стоявший позади Лены.

– А мне бы муженька такого заполучить, – вдруг сказала Лена.

Рейтинг@Mail.ru