Личный враг человечества. Книга 2. Операция «Сны цивилизации»

Алексей Имп
Личный враг человечества. Книга 2. Операция «Сны цивилизации»

Глава 1

Шел бой за Мадрид. Интернациональный пехотный батальон штурмовал площадь генерала Франко. Войска противника заняли все имеющиеся на противоположной стороне полуразрушенные здания и с остервенением огрызались огнем.

Марик вместе с другими бойцами батальона ожидал на соседней площади Республики, когда командир скомандует: «В атаку!». Но комбат медлил, нельзя было вслепую выпускать своих солдат под перекрестный огонь немцев, без донесения разведчиков. Однако откладывать штурм и дальше – тоже чревато. Того и гляди, изнервничавшийся личный состав, не дожидаясь команды, либо сам бросится на врага, либо свинтит под шумок из расположения подразделения, пополнив многочисленные ряды неорганизованных дезертиров.

Дисциплина в батальоне итак прихрамывала. Буквально четверть часа назад несколько сорвиголов без приказа рванули вперед через площадь, их тут же перехватили силы Вермахта и блокировали путь к отступлению. В течение нескольких минут засада расправилась с нетерпеливыми красноармейцами, напичкав их свинцом на глазах всего батальона.

Добив последнего раненого, фрицы громким смехом и улюлюканьем, выразили одобрение тактики ведения уличных боев подразделениями РККА и оптимистично прокричали на эту сторону фронта:

– Рюсский Иван! Не слушать свой начальник, идти сюда. У нас тебе пудет карашо! Мы есть вернуть тебя обратно томой. Спасипо за доблесть!

Лица боевых товарищей побелели от злости – эти проклятые немчики еще издеваются.

Марик в батальоне был старшим стрелком в звании ефрейтор. Он решил не спускать подобную дерзость и дал очередь из своего «Максима» по «Гансам». Но противник оказался не робкого десятка, обнаружив, откуда ведется огонь, он не стал прятаться, а массировано контратаковал. Завязался бой, в который втянулись все силы с обеих сторон.

Комбат сквозь шум стрельбы прокричал Марику:

– Ефрейтор! Кто тебе дал приказ стрелять? Ты понимаешь, что наделал? Вот вернемся обратно, я с тобой разберусь!

Пулеметчик уже не обращал внимания на негодование командира. Отхлебнув для храбрости из фляги сто грамм, он принялся длинными очередями укладывать на разбитую мостовую наступающие шеренги.

Враг отреагировал молниеносно, закрыв видимость дымовыми гранатами. Под покровом клубов дыма, немцы подобрались в упор к позициям РККА. По рядам красноармейцев пробежала легкая паника.

Со всех укрытий бойцы стали выкрикивать командиру:

– Куда стрелять? Никого не видно! Отступаем? Укажите ориентиры!

Комбат опустил бесполезный бинокль, сплюнул недокуренную папиросу «Беломор канал» и прокричал:

– Ни шагу назад! Сдохни, враг, – но в этот момент рядом с командиром упала и разорвалась отравляющая граната, окутав его зеленоватым облаком нервнопаралитического вещества. Он рухнул на карачки и закашлялся, теряя последние силы прямо на глазах. Его стало рвать кровью.

Выскочивший поблизости из дымовой завесы молодцеватый оберефрейтор парой очередей с МР-38, походя, закончил мучения затравленного. А воины бригады, увидев гибель своего комбата, поднялись во весь рост и яростно открыли огонь по зарвавшемуся немцу, изрешетив его насквозь, не дав даже развернуться обратно.

На шум стрельбы с вражеской стороны из дыма стали прилетать связки из осколочных гранат. Вмиг место, где была организована оборона батальона, превратилось в кровавое месиво.

Марика от ближайшего разрыва сильно контузило. Куда-то улетучились все силы, выпущенный из рук пулемет уткнулся носом в небо, из многочисленных, нанесенных осколками ран, хлынула кровь. А вокруг слышались стоны бойцов, звавших на помощь врача. Однако на этом мучения солдат не закончились. Опытный противник, перед тем как показаться из дыма на глаза, решил прожечь атакуемую позицию напалмом и огненные струи огнеметов залили деморализованные силы РККА пылающей рекой.

Перед негодующим взором Марика от наступления такого быстрого и несправедливого конца вспыхнула табличка:

– «Бой закончен поражением, вы получили травму, сломан пулемет».

– Что, опять продули? Небось, снова танковал1 без головы? – рядом присела на стул жена и, отодвинув пустую бутылку из-под пива, заглянула в экран монитора.

– Да, что я, Карина? В первый раз играю что ли? Как обычно – перевес Вермахта на лицо! Опять наш командир подразделения, размазня, упустил нужный момент. Надо было толпой, по-быстренькому, завязать бой на Франко. Пока немцы отвлеклись на ловлю бойцов десятого уровня, пробирающихся через линию фронта к ним в штаб за флагом. Вот тогда бы у нас было явное преимущество! А так только лечки2 зря потратил.

– Ишь расхрабрился! Иди уже на работу, крутой Уокер, а то на смену опоздаешь! Завтра, не забудь, нам в деревню в гости к деду еще ехать. Поэтому после работы не пей, как обычно пиво с товарищами, тебе еще за руль садиться.

– Не волнуйся, Кариночка, я все помню. Все сделаю: отстою смену, откажусь от пива, заеду утром в гараж, заберу машину и заскочу за тобой. А ты зайди в «Передовую», поделай пока патронов на заводе, хорошо?

– Ладно, после ужина загляну туда. Здорово, что вам на дежурство не разрешают приносить ноутбук. А то бы всю ночь вместо работы резались по интернету!

Обменявшись поцелуями, Карина выпроводила своего супруга в дверь, опасаясь, что он передумает и опять устроится за компьютером, наплевав на свою трудовую обязанность – охранять круглосуточный супермаркет.

– Лучше бы готовились к предстоящей сдаче нормативов по периодической служебно-спортивной подготовке у себя в ЧОПе. Отжаться от пола уже не можете! Одно пиво да интернет на уме! – выкрикнула она вдогонку. – «А то снова тебе категорию охранника не повысят и надбавку не получим…», – грустно добавила девушка уже про себя.

Молодая семейная пара – двадцатичетырехлетние Карина и Марик Донниковы, проживали в Нижнем Новгороде, в двухкомнатной квартире на улице Ванеева, 28.

Карина работала инспектором в райсобесе, а Марик охранником-контролером в торговом центре. Детей у них пока не было, ждали удачного жизненного периода, когда у мужа будет получше с зарплатой.

Оба супруга по темпераменту были полными противоположностями друг другу. По характеру русоволосая, стройная, невысокая Карина отождествлялась как подвижная, веселая, деятельная. Иногда из-за ее непоседливости и общительности казалось, что она до безобразия легкомысленная и непостоянная девушка. А высокий, коренастый, слегка полноватый, чернявый Марик, скорее наоборот, представлял собой флегматичного, неторопливого, ленивого, спокойного парня. Но, несмотря на разность характеров, их объединяла общая любовь к времяпрепровождению за компьютером.

Уже около года они в свое свободное время играли в онлайн интернет-проекте «Передовая», посвященном Второй Мировой Войне. Первым эту игру обнаружил в сети Марик, когда засиживался в другом проекте о средневековых битвах – «Война кланов». Кто-то из игроков тогда ему в сообщении скинул адресную ссылку на нее.

Супругам новая браузерная игрушка очень понравилась. Тут не требовалось круглосуточно, как «царь-кощей» чахнуть над златом или другим недвижимым имуществом, чтобы его не разграбили в отсутствие хозяина другие геймеры. Создал своего персонажа, распределил параметры по характеристикам и заходи – играй им в любое время суток. Он всегда к твоим услугам. Такой режим был очень удобен с различных сторон.

Персонаж Карины, пока был невысокого 3 уровня, со слабенькими характеристиками:

Параметры:

Сила     6

Сноровка 4

Телосложение 3

Удача 1

Интеллект 3

Доблесть 0

Военные навыки:

Рукопашный бой 2,23%

Стрелковое оружие 3%

Снайпер 0%

Метательное оружие 1%

Холодное оружие 10,33%

Профессиональные навыки:

Разнорабочий 54,05% 3 разряд

Взрывотехник 0% 1 разряд

Медик 68,07% 4 разряд

Но девушку особенно привлекала интерактивность взаимодействия со своей героиней, с которой можно было делать все, в том числе даже одевать как куклу в военную форму.

Поначалу ее экипировка была простенький, как у скромного рядового солдата-новобранца. Но по мере развития и получения новых уровней виртуального персонажа, менялся и ее внешний облик, приобретая черты опытного бойца. Она в выборе модных нарядов, как и в жизни, не слушала никаких «умных» советов, руководствуясь исключительно своей логикой, понятной только ей одной.

Например, для выхода на городскую свалку для сбора дропа3 Карина примеряла на свою виртуальную «Я» брюки-галифе цвета картофельной ботвы.

 

– Это, чтобы бездомные озверелые собаки не смогли прокусить штаны, застревая зубами в складках мотни между ног в военной имитации модных шаровар. Пока эти дикие «хот-доги» будут заняты пережевыванием, их так легче нокаутировать кастетом по голове. И потом, прокачав навык владения холодным оружием, прирезать перочинным ножичком, – делилась любительница животных опытом с новичками в подразделении.

При посещении тренировочного лагеря, чтобы поучаствовать в хаотических боях4, надевалась парадная форма с короткой юбкой.

– Там же будет полно мальчиков! Должна же я от них отличаться, чтобы в меня поменьше стреляли! – возмущалась она на замечание мужа о фривольности ее гардероба.

На выезды же в Мадрид, поверх всего наряда, в довершение гламурной коллекции, поперек через грудь надевалась скатанная плащ-палатка.

– Это на случай пасмурной погоды! А еще она мне напоминает почетную ленту свидетельницы на свадьбе, – заявляла девушка, не обращая внимания на прокручивания указательного пальца у виска супруга, не понимавшего ее логики, что общего между свадьбой и войной.

В игре присутствовало две противоположных фракции: РККА и Вермахт. По известным причинам, между ними существовало непримиримое соперничество, скорее даже кровавая вражда. Иногда боевые страсти так накалялись, что люди уже не могли сдерживать свои эмоции и выплескивали их друг на друга в чат, не стесняясь в выражениях. Хорошо, что эта негативная перепалка происходила только в игре и не попадала в реал, иначе недалеко было бы на этой почве и до смертоубийства. Но, несмотря на некоторую напряженность в общении между противниками, отбоя от желающих повоевать не находилось.

Марик с Кариной, не задумываясь, выбрали службу в РККА. Все-таки русскому человеку больше импонирует выступать за свою родную армию в борьбе за победу во Второй Мировой Войне. Хотя среди других участников проекта находилось много добровольцев идти и за Вермахт. Вероятно, у этих людей был больше развит дух противоречия, бунтарства и независимости. Чем еще можно объяснить их тягу к немецкой атрибутике?

Вот и воевали супруги за мир во всем мире в свободное от работы время. И для них еженедельная битва в испанской компании 1936-1939 годов за Мадрид была важнее и интереснее, чем любой сериал по телевизору про тех же Хулио и Кончиту в мирное время. Любая война требует на себя немалые затраты ресурсов. Для этого в игре за оружие, униформу и боеприпасы расплачивались двумя игровыми валютами: золотым и обычным рублем. «Золото» можно было ввести себе на персональный счет через электронную платежную систему в виде реальных денег, что иногда Марик и делал, перечисляя свои заначки тайком от жены. Обычный же рубль приобретали, имитируя предпринимательскую деятельность уже непосредственно в игре. Одним из самых простых и распространенных способов заработка являлось изготовление патронов на заводе.

Наскоро поужинав и убрав со стола, девушка включила свой ноутбук с целью приступить, как и обещала мужу, к пополнению игрового семейного бюджета. Запустив на компьютере «Передовую», она первым делом, на всякий случай, сняла обувь с виртуального персонажа. Чтобы, по ее мнению, не представлять лакомую цель для вездесущего противника, которому ничегошеньки не перепадет, в случае нападения на неполностью экипированного солдата, разгуливающего по улицам города среди разгара битвы. Администрация игры специально пофиксила это безобразие, когда лоуливел начал заваливать ее жалобами из-за постоянного нападения «гопиников»-охотников за доблестью. Затем персонаж хозяйки был отправлен босиком на улицу Хенераль-Ягве в Мадриде, где располагался оружейный завод РККА. Вокруг происходили сражения, люди общались, здоровались, ругались, хвастались. Но Карина твердо решила сегодня этим не заморачиваться, а спокойно доделать положенную на сутки норму патронов и пораньше лечь спать.

На заводе, кроме неё, оказалось еще несколько человек, накануне поискавших деньги в своих карманах и не обнаруживших таковых. Большинство же станков пустовало.

И ведь не удивительно! В день битвы за Мадрид все старались повоевать, чтобы в случае удачи в бою, добыть самый ценный дроп в игре – «доблесть». Желание побольше «настрелять» единиц этой «доблести», заставляло людей изворачиваться и выдумывать различные способы легкой победы над врагом. Это и караулить в засаде, приманивая соперников на живца, и нападать на более слабого, объединившись в команды и подразделения, и приобретать за «золото» лучшую экипировку и оружие, пользоваться различными игровыми медицинскими допингами и микстурами. И прочее, и прочее…

Как говорится, цель оправдывала средства! Счастливцы, обладатели множества доблести, автоматически повышались в звании, раскрывая перед собой новые горизонты игровых возможностей своих персонажей.

Изготовление же патронов было скорее неинтересным, рутинным, но необходимым процессом. Кликаешь мышкой на станок, набираешь на экране появившийся набор цифр и ожидаешь несколько минут, пока изготовится патрон. Затем, готовая продукция проходит ОТК в виде мастера цеха, который придирчиво оценивает качество. И снова по новой. За этим занятием Карина не заметила, как задремала и…очутилась в очень реалистичном с виду цеху.

Это произошло незаметно для сознания. Только была дома и вот – раз, и уже идешь по бетонному полу завода, а под ногами шуршит какой-то мусор. Все кажется таким реальным! Уловить эту невидимую грань, при переходе в царство сна не удается порой, даже когда этого ожидаешь.

Девушка спокойно огляделась по сторонам, без какой-либо душевной тревоги или волнения. Вы же тоже, наверное, не каждый раз, как только оказываетесь во сне, кричите: – «Мама! Как я сюда попала?» – или, – «Спасите! Убивают!».

И зря! Как показало дальнейшее развитие нашей истории, лучше бы ей было сразу проснуться от испуга, чем с любопытством кошки оказаться втянутой в дальнейшие события.

Окружающая обстановка, конечно, особо глаз не радовала и состояла из огромного ветхого производственного помещения. Его потрескавшиеся серые стены из заштукатуренного кирпича кое-где закрывали плакаты, призывающие к ударному труду. Судя по ряду, выделяющихся на сером фоне красных кирпичных закладок в стене, можно было догадаться, что там когда-то располагались окна. Свет попадал сюда только от ограниченного количества электрических лампочек, висевших под потолком. Их уровень яркости постоянно менялся, то заливая цех ослепительным светом, то создавая легкий полумрак, отбрасывая длинные тени от предметов на бетонный пол. Здание завода насквозь пронизывал и опоясывал стальной каркас из сваренных между собой швеллеров. Вероятно, это было сделано во избежание обрушения от старости, или случайного попадания снаряда или бомбы. В цеху кругом стояли металлические шкафы, ящики, бочки, ну и, конечно же, различные станки.

Рядом с токарным станком, где очутилась Карина, висела доска, напоминавшая школьную, на ней мелом выведен заголовок «Статистика за день» и столбик цифр, обозначающих на каком этапе находится выполнение нормы производства.

В голову девушки пришла мысль, что время идет, а работа стоит! Нужно до полуночной заводской сирены успеть закончить изготовление еще трех коробок патронов калибра 7,62. Руки сами по себе потянулись к шпинделю станка. Но тут же и остановились на полпути. Она внезапно забыла, что требовалось делать! Как управляться со станком? За всю жизнь молодая женщина ни разу к ним не подходила.

Здесь потихоньку ее стал пробирать испуг. В голове не укладывалась абсурдная ситуация – нужно работать на станке, но она не помнит, как. А собственно, почему? Чем она в жизни занималась до этого дня?

– Училась, работала… – стала сама себе отвечать на мысли вслух.

– Уже лучше, что-то смогла припомнить. А чему училась, кем работала? – продолжал допрос внутренний следователь.

– Делопроизводству, инспектором в райсобесе.

– Хорошо, но, если я не рабочий завода, а инспектор службы социального обеспечения, то, что я здесь делаю и зачем мне нужны эти патроны?

После этого она все вспомнила, что села играть в «Передовую». И, вероятно, заснула за компьютером. Теперь нужно только захотеть проснуться – и ты снова дома!

«Сейчас я сосредоточусь и проснусь, мне не нравится этот сон! Я не хочу и не умею работать с этими железяками! Мне пора отсюда уходить», – отчаянно думала девушка. Но вокруг в качестве дополнительного подтверждения несостоятельности ее желания покинуть окружающий мир – появились звуки работающих механизмов, шум вентиляции, лязг металла и разговоры других рабочих.

– Альбертыч! Проверь эту партию, а то мне еще надо успеть на сегодняшнюю зарплату пополнить экипировку в армейском магазине и повоевать за Мадрид.

Усатый рабочий в морской форме и бескозырке за соседним станком пытался привлечь внимание пожилого человека в очках, одетого в черный халат и берет, важно расхаживающего между агрегатами.

Мастер цеха, по всей видимости, это был он, подошел к моряку-фрезеровщику 3-го разряда и стал досконально, с помощью увеличительного стекла и штангенциркуля, изучать готовую продукцию.

– Вот эти – нормально, эти тоже, а вот эти никуда не годятся! Сегодня «Черноморец», ты запорол двадцать семь заготовок! Из какого места у тебя руки растут, вредитель? Наверное, из того же, откуда и ноги? За такое на Родине тебя бы отправили под трибунал, а затем в штрафбат! Радуйся, что сейчас все представители НКВД заняты боями на улицах города, а то бы поехал в лагеря. Стоимость брака я удержу с твоего сегодняшнего заработка.

Мастер закончил отчитывать бракодела и бросил нестандартные гильзы в отдельный ящик.

– Ну, ты, Альбертыч, и кровопийца! Тебя самого к стенке надо поставить. Ты разуй глаза, старый хрыч. Тебе лишь бы облапошить сознательный рабочий класс, контра! Все патроны хорошо обработаны. Ты, наверное, их потом себе припишешь как готовые и мои денежки кровно заработанные в свой карман положишь. Больше четверти суточной нормы коту под хвост. Знамо дело, какому коту. Правду люди говорят, это твой брат работает мастером на заводе у немцев! У своего брательника–фашиста ты понабрался этих хитростей!

Матросик вышел из себя и начал рвать на себе тельняшку, доказывая мастеру свою профпригодность, как разнорабочего.

Карина невольно прислушалась к их разговору, хоть она и не любила скандалы, особенно с употреблением «всякими тружениками» ненормативной лексики, но ей все тут почему-то стало интересным. Тем более, не каждый день в сновидениях можно побывать и поучаствовать в таком точном, ярко воссозданном историческом прошлом, украшенным правдоподобными выражениями участников реконструкции.

«Ладно, досмотрим этот сон до конца, надеюсь, он будет не очень долгим», – сказала она сама себе.

Тут ей показалось, что при очередном усилении освещения на нее упала тень. Обернувшись, девушка увидела перед собой чрезмерно высокий силуэт мужчины в военной форме. Только когда яркость чуть снизилась, и глаза адаптировались, она смогла разглядеть стоявшего рядом.

Он был в коричневом полевом маскировочном халате поверх черной формы, на ногах высокие ботинки на шнуровке. На поясе закреплено множество брезентовых подсумков, а также,снятая с головы каска, покрытая сеткой в мелкую ячейку. Через плечо пропущен ремень, на котором за спиной висел автомат. Коротко стриженый ежик темных с проседью волос венчал голову странного человека.

Его мудрые зеленоватые глаза некоторое время внимательно изучали ее, а затем незнакомец шепотом спросил:

– Фройлян, почему Вы стоите на бетонном полу босиком? Вот Ваши сапоги, наденьте, а то поранитесь или простудитесь ненароком.

И протянул на встречу руку с зажатой обувью в огромном кулачище в черной кожаной перчатке.

«И как я могла забыть, что хожу без сапог! Вот ведь конфуз какой!» – пришла запоздалая мысль покрасневшей от стыда Карине. – А какой он вежливый и внимательный, хотя с виду по нему не скажешь, скорее наоборот, кажется немного страшноватым и грубым».

Она взяла у него сапоги и быстро надела, при этом все время отворачиваясь, стесняясь встретится с мужчиной глазами.

– Извините меня за назойливость, – напомнил о себе шепотом громила, высотой в два холодильника, поставленных друг на друга. – Вы ведь собирались завтра….

    В этот момент незнакомца увидели скандалившие – матрос и мастер. Моментально забыв про обсуждение производственных вопросов, они заорали во все горло:

 

– Немцы! Тревога! Диверсанты пробрались на завод!

От этого крика встрепенулись все, кто засиделся возле своих рабочих мест в цеху. Моряк моментально схватил прислоненный к станине свой ППД. Направил его на собеседника Карины и передернул затвор. А мастер же с истеричными криками рванул к выходу так, что его мелькающие ноги превратились в два вращающихся колеса.

– Получи, гад! – прокричал «усатый-полосатый» и открыл огонь длинными очередями из автомата в сторону девушки, стоявшей на линии стрельбы. Нисколько не заботясь, в кого попадут его пули.

Ошеломленная Карина, не успевшая ничего понять и среагировать, так бы и осталась стоять, поймав в себя все выстрелы. Но на счастье великан ловким движением уложил ее на пол и откатился за станок. Очередь со свистом прошла верхом, отскакивая от препятствий, поражая других, менее ловких подрабатывающих на заводе солдат. Послышались ругательства и вскрики раненых.

Матрос с перепугу так бы и выпустил весь магазин в белый свет как в копеечку. Но тут едва уловимая тень метнулась к нему сбоку. Все ее движения были настолько размытыми от высокой скорости, что было очень сложно определить в ней – человек это или демон. Буквально мгновение спустя автомат отлетел в сторону. А сам нерадивый стрелок с размаху приложен «фэйсом» об суппорт станка, спутав там настройки всех нониусов и лимбов на поворотных рукоятках.

Тут девушка, вскочив на ноги, увидела, что этим «быстрым» оказался тот самый громила, что спас ее. Он повернулся к ней, держа в руках пистолет с привернутым глушителем, направленным в ее сторону и сказал неожиданно громким низким голосом:

– Что ж, видно поговорить нам не удастся, придется Вас… – затем быстро прицелился и выстрелил.

***

Проснувшись утром на полу возле компьютера среди пустых бутылок из-под водки, Дмитрий тут же ухватился руками за височные области. Голова нещадно болела и требовала опохмелиться.

Пошарив взглядом вокруг, он заметил початую на половину поллитровку, стоявшую на тумбочке в противоположном углу комнаты. Однако при попытке встать и переместиться в ту сторону, боль тут же отозвалась во всем теле и по нервам, как по проводнику, троекратно усиленной возвратилась в голову.

В этот момент на кухне включилось радио, своей громкой болтовней добавив экзекуции и шум в мозги. Диктор сообщил о наступлении восьми часов утра и стал беззаботно вещать, что нового за последние сутки произошло в Орле. Больной и страждущий в одном лице надрывно застонал.

– «Что же делать? Начальник автосервиса, грозился меня уволить, если еще хоть раз приду с опозданием на работу! И чего это накануне, мне в голову пришло так напиться? Помню только, что в «Передовой» собирался повоевать за флаги в Мадриде, я как раз заканчивал на оружейном заводе».

Тут память дала сбой, сопровождаясь новой непосильной болью.

«Необходимо во что бы то ни стал добраться до «лекарства»! – Подбодренный этой мыслью, без пяти минут уволенный автослесарь пополз по-пластунски, издавая «ойки», «бляхи», «твоюматери» и стоны, как тяжелораненый боец по полю боя.

Несколько раз останавливаясь для пополнения сил, он все же одолел расстояние, равное длине большой комнаты и ухватился за «пузырек». Но глотать водку в горизонтальном положении, ему показалось неподобающе унизительным для гордого звания Человек. Пришлось подняться, облокачиваясь на тумбочку.

Внезапно он увидел свое лицо в зеркале напротив. И на него беспощадно обрушилась память, даря «удовольствие» осознать всю остроту выступающих углов и «приятные» ощущения от столкновения со станком.

«Впоследствии он даже сам себе не мог объяснить и не только врачу в травмпункте, правда ли было это на самом деле или нет».

Глава 2

Отработав кое-как смену, Марик первым делом направился в гараж, где томилась в ожидании поездки их кофейная ВАЗ – «шестерка». Немного покапризничав для виду, как истинная женщина, она все же смилостивилась над хозяином и завелась.

Двигатель слегка дымил и кушал масло, намекая на необходимость скорой переборки. На кузове местами через лакокрасочное покрытие проглядывали коррозийные пятна. Как владелец не пытался их закрасить, все равно они выскакивали на поверхность. Но, несмотря на имеющиеся недостатки, супруги в своей машине души не чаяли. До настоящего времени она поводов для сомнений не давала, работала исправно и не подводила.

Карина, тоже иногда «любила покататься» за рулем. Особенно, если ее к этому принуждал Марик, приходя накануне домой под назойливым насекомым. В этом случае он потом еще долго добивался прощения у жены. Так что в очередности управления транспортным средством между ними складывался некий паритет.

Подъехав к подъезду, парень посигналил. Как и делал каждый раз, чтобы жена, пока он поднимается наверх, надевала уличную одежду. Обычно Карина в ответ тоже выглядывала в окно, чтобы приветливо помахать рукой и удостовериться, что бибикает именно муж. Но тут почему-то она в оконном проеме не появилась.

Всегда деловая и беспокойная хозяйка заранее вставала и готовила вещи к поездке. Выставляя пакеты, корзины и свертки в коридор перед дверью, пройти мимо которых, не запнувшись, было немыслимо. Но коридор оказался пуст. Да и в квартире царила странная тишина. Как будто жена на что-то обиделась и, передумав ехать, решила не вставать. Но постель в спальне оказалась заправленной, словно никто на нее и не ложился.

Марика окатил легкий озноб. От предчувствия недоброго у него стали подрагивать руки. Сердце сжималось и ныло, заранее предполагая и готовясь к плохой вести, чтобы, сразу не мешкая, выскочить из груди и разорваться на кусочки. Тут что-то произошло! Привычный семейный уклад и режим был нарушен, а это может привести только к проблемам.

Уже не надеясь застать ее дома, супруг вбежал в гостиную и увидел жену, лежащую на полу в неестественной позе возле компьютерного столика. Ему пришлось на несколько секунд замереть, чтобы восстановить дыхание. Но это слабо получалось, оно все равно перехватывало.

«Она не шевелится! Она мертва!», – он хотел закричать, но слова застряли в горле, глаза увлажнились, мешая как следует разглядеть обстановку в комнате.

Марик опустился рядом с ее телом на колени и осторожно взял запястье жены в свои руки. Оно почти уже остыло, но все еще было мягким наощупь. Муж одной рукой потянул за предплечье к себе супругу, а другой приподнял голову, чтобы заглянуть ей в лицо…

И тут, она открыла глаза и удивленно на него уставилась. От неожиданности парень резко отпрянул в сторону, и Карина стукнулась головой о пол.

– Ты, что, очумел, меня об пол кидать? – возмутилась она, потирая ушибленный затылок.

– Ты…ты…ты… – попытался ответить супруг, указывая на нее указательным пальцем, но закончить фразу не получалось, слова путались, а язык заплетался.

– Да, это я, чего это ты заикаешься? Все-таки не удержался и набрался с утра пораньше со своими дружками? – вскипела она.

– Я… я… я… – снова попытался ответить он.

– Я же вчера тебя предупреждала, что мы утром поедем в деревню! И зачем ты меня сюда перенес с кровати? Тебе, что ли, заняться было нечем? Да еще на пол ронять! Ох, как я замерзла! Еще раз так пошутишь – получишь сковородкой в лоб.

Наконец, Марик совладал со своим речевым аппаратом и, шлепнув жену по мягкому месту, высказал все, что он о ней думает. Описав в красках, как это выглядело и свои ощущения, когда он вернулся домой.

Карина была удивлена не меньше супруга и честно пыталась вспомнить вчерашние причины, побудившие ее пренебречь уютом двуспальной кровати.

– Помню, что сидела вечером за ноутбуком и делала перед сном патроны в «Передовой». Да вот она, игра. Кстати, и включена, на экране – все та же локация завода в Мадриде. Задремала, проснулась от того, что ты меня дергаешь за руку. Правда, сон какой-то страшный снился, может, потом смогу его вспомнить.

Девушка пожала плечами и недоуменно уставилась на мужа.

– Карина, ты меня пугаешь! Если бы я тебя не знал, то подумал, что ты вчера перебрала. Ладно, собирайся, по дороге поговорим.

Потратив около часа на сборы, супруги отправились за город, в гости к дедушке Карины, Василию Николаевичу.

Выехав из Нижнего Новгорода по трассе Р-159, они неспешно преодолели более ста километров до поселка Боковая, затем свернули вправо, на дорогу в Воскресенский район. А там еще немного и въехали в село Владимирское.

Как обычно, по выходным, дачники своими «тачками», набитыми всяким хламом, заполняют загородные шоссе, чтобы провести уикенд на своем участке. В этот раз, всегда высказывающий свое недовольство и раздражение пробками, «персональный семейный водитель» даже не проронил ни слова. Весь путь в автомобиле царило молчание, каждый думал о случившемся и не мог понять, что же произошло.

Марик сосредоточился на управлении, отгоняя от себя мысли, упорно стучавшие в его мозг: «От нее не пахло алкоголем. А вдруг Карина подсела на наркотики? Что же делать? Как это проверить? Может, прямо спросить об этом? А, если она не сознается? Чем же еще можно объяснить случившееся? Ладно, поживем, увидим. А пока буду присматривать за ней. Надо, кстати, почаще проверять ее сумочку», – подвел свой мысленный вердикт муж.

Карине тоже разговаривать не хотелось. Она все еще не могла поверить, что сама разлеглась на полу посреди комнаты.

«Как Марик мог так глупо пошутить надо мной? Я для него готовлю, стираю, убираю, ухаживаю, пока благоверный под пиво развлекается в интернете. А он так поступил! Стоп, а он ли так поступил? Хотя мне даже в голову не придет там уснуть. Все, что я помню, так это сидела в игре… Что было потом – как в тумане», – девушка вновь и вновь напрягала память, и общая картинка начала прорисовываться более отчетливо. – И сон, вроде, про войну ночью снился, такой яркий, цветной. Как будто, все было наяву, какие-то образы солдат или убийц. Вроде кто-то гнался за мной страшный, огромный как чудовище, или стрелял в меня, желая убить.…Переиграла я в военную игру, наверное, вот и снятся мне ужасы на этой почве. Полный бред! Все равно не ясно, почему я лежала возле компьютера? Если это мой «толстик» прикололся, он за это поплатится! Рано или поздно проговорится и тогда сковородки ему не миновать! «Тефаль» и тут думает о нас!».

1Танковать – на жаргоне игроков подразумевается агрессивная тактика ведения боя, не обращая внимания на получаемый урон.
2Лечки – подразумевается медицинский перевязочный комплект, используя который, восстанавливается здоровье игрового персонажа.
3Дроп – полезные игровые предметы, обнаруживаемые на поле боя, после победы над противником.
4Хаот – хаотический бой, в котором подавшие на него заявку участники, случайным образом распределяются в две противоположные команды независимо от принадлежности к фракции.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru