Контент

Алексей Андреевич Чернявский
Контент

-Ох, Денни, малышка, ты не сечешь за стиль.

Денвила передернуло от этих слов, как и от нового облика Сюрова. Некогда адекватный мужик, теперь сам испытывал все будущие тренды, которые обсуждались на заседаниях их маркетингового отдела. Сюров был сослан несколько лет назад из отдела логистики, теперь его терпели тут, если бы его отец, по социальному контракту, не был директором отдела размещения рекламы, ах, если бы…

Денвил обвел взглядом свою команду, Сюров, одетый в строгий мужской костюм, прошлого столетия, с макияжем на лице, безуспешно пытающийся заплести сам себе косу из нарощенных волос. Лью, милая азиатская бабуля, с шикарной фигурой молодой девушки, обтянутое красным ципао, но дряблой шеей и опухшим лицом старухи. Ее внук, Григорий, человек больше похожий на медведя, бородатый, неотесанный детина, который занимался развитием новых каналов рекламы, хотя это было громко сказано.

– Сюров, ты ужасен. С таким лицом, пропитым как у тебя, тебе в эстетах делать не чего. Корпорация зря тратит деньги на твое содержание.

Лью взглянула оценивающе на Денвила, подвинула к Григорию пирожки, испеченные ей утром, и произнесла:

– Ты пытаешься вызвать в собеседнике негативные эмоции, основанные лишь на своем оценочном восприятии. А на что тратит корпорация не важно, пока мы зарабатываем для нее деньги.

– Ага, – откусывая пирожок, пробасил Григорий, которому было все равно, в чем поддакивать бабушке.

Денвил прикрыл глаза и помолился про себя о терпении. Осталось закончить всего один проект, и он свободен. Его контракт придет к концу, за тридцать лет работы, он не взял ни одного отпуска или выходного. Выходное пособие позволит лет пятнадцать жить не работая, если не шиковать. Но после того, как ты поработал в управлении Корпорации, хочется только тишины.

– Хорошо, а теперь давайте серьезно. – Денвил подошел к стене и вывел на нее изображение с облачного сервиса корпорации. – Как вы видите, за последние три года число Аскетов увеличилось в три раза.

– По одному в год. – важно кивнул Сюров, поглаживая кривую косу.

– И из-за трех граждан такой переполох? – Григорий даже прекратил жевать от удивления.

– Дебилы, вы че график не видите? – Лью, погладила по голове внука, который сел на пол рядом с ее ногами, и прошептала ему – я не про тебя.

– Денни, ну зачем так удручающе поджимать губки? – Сюров вошел в роль и не желал из нее выходить, хотя попытки изобразить женственные движения у него выходили крайне плохо. – Ну выведи ты изображение нам на чипы, ну зачем весь этот консерватизм?

– Конечно, Сюречка. – прошептал зло Денвил.

Все четверо закрыли глаза и перешли в режим общего взаимодействия. Над Сюровым весели открытые вкладки с порно и магазины вещей двадцать первого века. Над Григорием две вкладки, с новыми соц.сетями. И только над Денвилом и Лью, не было открытых окон или уведомлений, оба чуть больше полувека назад вступили в ряды корпоративных гигантов, еще до того, как был образован Конгломерат Корпораций, и помнили о технике безопасности и этикете общения в режиме общего взаимодействия.

Сюров бросился менять аватар, который остался у него с тех времен, когда в виар реальности он косил под Сигма самца, был облачен в тунику? подпоясанную веревкой и чадру. У остальных аватар отображал реальную внешность пользователя.

– Сюров, потом настроишь внешность, пожалуйста, сосредоточься. – Лью, любила Сюрова, за его умение разозлить Денвила, но еще со вчера, все знали, что он хочет уйти, а значит вакансия директора маркетингового отдела станет вакантной, надо показать себя перед отделом качества работы единиц труда с лучшей стороны. – Три процента от общей статистики граждан, это очень много. С учетом отсутствия упоминания их в доступных источниках ознакомления.

– В этом-то и проблема. – Кивнул Денвил. – До поры до времени они себя не проявляют, а потом, просто перестают продлевать подписку на цифровые услуги. Они пытаются покинуть улии в которых выдано жилье, пытаются нарушить договор о цифровой семье и нанимают на черной бирже детективов, на поиске биологических родителей. Есть даже информация о попытке создания архаичной семьи из двух партнеров, проживающих вместе. В общем, типы крайне странные, и что от них ждать в дальнейшем, неизвестно. Самая большая проблема, в том, что они перестают тратить деньги прожиточного обеспечения. А как вы понимаете, три процента в год скажутся на всем рынке. Упадок будет виден и на доходах черной бирже, детективы Корпорации просто не в силах выполнить их заказы. Просто посмотрите список запросов:

«Товары, произведенные не в Конгламерате Корпораций»

«Поиск биологических родителей»

«Операция по изъятию чипа»

«Неотредактированная история событий, происходящих на планете»

«Территория без охраны корпораций»

«Как уволиться насовсем»

И еще сто восемь запросов сомнительного содержания.

– Божечки – босоножечки, – Сюров прикрыл глаза рукой – да их же как террористов задержать могут.

– Могут, но тогда их цифровые кошельки останутся недоступны.

Григорий подергал бабушку за платье и прошептал:

– И что? – Григорий чесал голову и смотрел на бабушку, явно не видя проблемы.

Рейтинг@Mail.ru