Три дьявола для наследницы

Александра Черчень
Три дьявола для наследницы

Глава 3

Я аккуратно надела капельки, слегка помучившись, потому что отверстия в ушах почти совсем заросли. В результате мочки оказались красными, зато я блестела, как только что отчеканенный серебряк: в платье, с пышной косой, сережками, красными, как…

– Глаза василиска, – зачем-то прошептала вслух.

«Тук-тук-тук».

Внизу дома раздался громкий стук в дверь, от которого я подпрыгнула так, словно стучали мне по голове, несмотря на то что звук доносился приглушенно.

Руки дрогнули.

«Тук-тук-тук».

Синтар не открывал.

А мое сердце иррационально бешено забилось, словно прекрасно знало, кто стоит на пороге.

Когда грохот раздался в третий раз, я пошла открывать.

Сердце не обмануло. Едва дверь распахнулась, я увидела на пороге главного следователя Службы Особых Поручений его величества короля Таредина Пятого – лорда Рейялара Фарриса.

Василиска, цвет глаз которого я с какой-то стати видела даже в собственных сережках.

– Доброго дня, Матильда, – проговорил он, не моргая глядя на меня.

– Не поминай лихо, как говорится, – недовольно пробубнила я в ответ, собираясь захлопнуть дверь.

– Что?..

Но несмотря на ошеломление у господина следователя были отличные реакции! Сунуть носок сапога в исчезающий проем он успел. Очень хотелось открыть дверь повторно и с размаху ее закрыть, от души надеясь, что красноволосый поганец не успеет убрать свои загребущие конечности.

– Матильда, нам нужно поговорить!

А уж сколько серьезности в голосе, сколько едва уловимого осуждения моей безответственности! Полно, лорд Фаррис, я уже сдуру была умницей, что думает о судьбах других, и мне это совсем не понравилось. Лучше сидеть в подвалах с психом-начальником, чем проявлять с вами гражданскую сознательность!

В общем, у нас сложилась патовая ситуация. Василиск ногу не убирал, а я по-прежнему давила на створку, испытывая прямо-таки садистское удовольствие.

– Матильда, не дури, – попробовал договориться Рейялар. – Мы все равно побеседуем. И от тебя зависит, где это будет происходить, в участке или на твоей территории.

– С козырей идем, да? – злобно пыхтя, но не сдаваясь, осведомилась я.

Сдаваться не хотелось. А отступление сейчас почему-то воспринималось именно так. Словно капитуляция! И он снова сможет делать все, что заблагорассудится.

При воспоминаниях о том, что именно его светлости заблагорассудилось делать в последний раз, мои щеки вспыхнули пламенем. Именно в этот момент подлый стратег Фаррис нажал на дверь обеими руками и оказался в холле.

– А вот теперь мы все же поговорим, моя дорогая.

– А если я не хочу? – Я уперла руки в бока, чувствуя полную и окончательную свободу. Все же я искренне считала, что после всего, что между нами было, я имею полное моральное право демонстрировать великолепному лорду свое мнение. А оно заключалось в том, что оный лорд являлся первостатейнейшим козлом! Пусть скажет спасибо, что не кричу и не пытаюсь дать по морде!

– Даже если ты не хочешь, то уже поздно. – Он выпрямился, коснулся рукой тугого узла шейного платка и внимательно огляделся. – А где твой… эксцентричный начальник?

– В неизвестном направлении, – мрачно ответила я и сразу перешла к делу. – Что вам нужно, лорд Рейялар Фаррис?

Судя по выражению лица мужчины, было очень неприятно думать о том, что конкретно ему тут надо.

– Мы можем где-то присесть?

Знаю я вас. Сначала присесть, потом прилечь, а в заключение, конечно же, Матильда тебя грязно домогалась, а ты не виноват!

– Нет.

И руки на груди скрестила.

– Как нет? – проявлял чудеса тупоумия василиск. – Там же кухня, например, и я отчетливо вижу несколько свободных стульев.

Судя по иронии в красных глазах, кое-кто беззастенчиво намекал, что чудеса тупоумия тут проявляет Матильда.

– Вам кажется, лорд Фаррис. В доме много оптических иллюзий.

– Я сейчас вместе с тобой тот стол пойду проверять на предмет оптических иллюзий, зараза! – внезапно взорвался Рейялар. Но не успела я безвозвратно потерять челюсть в Синтаровых подвалах, как следователь достал коробку пирожных и, ехидно улыбнувшись, добавил. – Вообще-то я не с пустыми руками.

Неужели опять напрямую придется говорить? Он же аристократ, должен прекрасно понимать намеки и послушно скрываться с горизонта дамы, повинуясь взмахам веера! Может, дело в том, что веера нет?

– А я не хочу пить с вами чай. И вообще общаться.

Возможно, стоило бы сделать над собой усилие и провести какое-то подобие конструктивного диалога… но я не хотела. Не хотела его видеть, не хотела дышать одним с ним воздухом, не желала находиться в одном пространстве!

Слишком все было остро и свежо. Слишком больно мне сделал этот мужчина, спросив, сколько я возьму за интимную близость.

Рейялар тем временем сделал несколько шагов, приближаясь ко мне. Пришлось задрать голову, когда он оказался совсем близко. А это очень сложно – качать права с оппонентом настолько более внушительным, чем ты!

– Матильда, дело в том, что я хотел… – василиск запнулся, а после с видимым усилием закончил: – Я хотел извиниться. Мое поведение было совершенно возмутительным и… животным. Оно не делало мне чести.

Судя по тому, как перекосило несчастного, ему нечасто доводилось извиняться и вообще признавать собственное несовершенство.

Между нами повисла неловкая пауза.

Притом чем дольше она длилась, тем сильнее начинали сверкать красные глазищи василиска. Кажется, он был уверен, что стоит такое сказать, как я разом растаю, возьму его под локоток и мы вприпрыжку отправимся на кухню пить чай.

Помотала головой, стараясь выкинуть эту слишком яркую картинку.

Вприпрыжку… василиск и вприпрыжку. Придумаю тоже!

А тишина все висела и висела. Длилась и длилась.

– Ну и?

Судя по надменной морде, в данный момент его светлость был возмущен тем, что столь героический с его стороны поступок остался без ответа.

Но это достаточно легко исправить!

– И чего ты от меня ждешь? – несколько устало осведомилась я, бросая все эти «выканья», которые на него уже перестали действовать, а меня начали раздражать. – Радости, закидывания тебя лепестками роз и немедленного стягивания платья?

– Матильда, ты в курсе, что с тобой совершенно невозможно разговаривать? – мрачно осведомился Рей.

В курсе. Но не стоило меня тогда на столе в тренировочном зале раскладывать и в белье лезть!

– Твои поступки не компенсируются словами, Рейялар Фаррис, – горько усмехнулась я.

А в багровых глазах мужчины сначала плеснулось удивление, а после горькой полынью разлилось разочарование.

– Не компенсируются словами, говоришь… Хорошо, я тебя понял. Сколько?

У меня похолодели руки. И всю меня, казалось, выморозило, словно вновь, как тогда зимой, выкинули на мороз в одной сорочке. Это у нас так в монастыре, бывало, шутили, да…

– Неужели там, на вершине общества, среди древней и великой аристократии, действительно все решается деньгами? – тихо спросила я, стискивая кулаки. – Неужели у вас нет поступков, которые смываются кровью? Неужели нет того, что не продается, того, что, как говорится… дело чести? Ты унизил меня. Что бы там ни говорил твой кристалл, что бы я ни испытывала к тебе раньше, ты не должен был так поступать! Это мерзко! Я не рабыня, я не животное, я всего лишь человек, который ниже тебя по сословию, но ничем не хуже по сути! А ты…

– Матильда… – Он вновь дернул за узел на шее так, словно платок душил. – Все… демоны, все безумно сложно.

Я остановилась и поняла, что задыхаюсь от эмоций, а по щекам покатились крупные, горячие капли. Весь гнев словно испарился, забрав с собой силы, и я устало закончила:

– А ты просто уйди, Рейалар. Это будет самой лучшей компенсацией.

– Не могу, – тихо признался василиск. – И не хочу…

– А быть может, в нашем общении хотя бы раз сыграет свою роль то, что хочу я, а не ты?

– Матильда, я действительно не умею извиняться. Мне сложно. Сложно с тобой, с собой… и из-за того, что все это настолько не вовремя случилось. Я даже не имею возможности сесть и разобраться со своими чувствами, я спать не успеваю из-за этого неизвестного маньяка. Потому и срываюсь, быть может…

Выяснять отношения, оказывается, безумно утомительное занятие!

– Хорошо, я поняла мотивы. Теперь-то ты уйдешь? И давай, ради исключения, на этот раз я тебе за это денег дам? Ты свалишь, а я тебе заплачу? Заодно посмотрим, понравится ли тебе, когда мы поменяемся ролями.

Я сложила руки на груди и выжидательно приподняла бровь. Если прежде от моих слов Рейялар каменел, то теперь он, казалось, вот-вот взорвется. Он стиснул зубы настолько, что лицо побледнело, а не покраснело от бешенства, как обычно.

– Ну что, нравится?.. Уйдешь по-хорошему? – уточнила я, когда пауза затянулась, а следователь проявлял чудеса выдержки, продолжая молчать.

– Нет. Кроме личных целей, конкретно сегодня у меня есть и рабочие.

Я лишь молча махнула в сторону кухни и даже первая туда пошла, рассудив, что лорд Фаррис точно не уберется, а в ногах все же правды нет. Ее, конечно, и выше не наблюдается, но там я смогу заняться, например, приготовлением чая и чуть разрядить эту безмерно гнетущую обстановку.

Пока я ставила чайник, бесшумно последовавший за мной василиск положил коробку с гостинцами на стол и осторожно присел на свободный стул.

– Рабочие цели, – напомнила я, и, не глядя на мужчину, насыпала травяной сбор в заварник.

– Может, присядешь?

– Обязательно. Но пока я все готовлю, будет замечательно, если ты начнешь.

Подняла закипевший чайник, с тоской вспоминая, как обещала асуру надеть его ему на голову. Жаль, что с этим так не получится. Все же Алиас не настолько грозный и непредсказуемый.

– Хорошо, – так резко и отрывисто согласился со мной Рей, что разом стало понятно: злится! – Я хочу проверить твой плекс. Есть некоторые предположения и опасения…

 

От таких дивных новостей у меня дрогнули руки, и кипяток полился мимо заварника. В том числе и на свободные пальцы другой руки.

А дальше… дальше случился локальный конец света. От неожиданности я выронила чайник, и он с грохотом покатился по полу, с шипением разливая воду, а пар взметнулся под самый потолок.

И было больно… больно-больно-больно! Так, что ревела я теперь совсем не из-за мук душевных, а очень даже из-за физических.

Рейалар оказался рядом так быстро, что я даже не успела заметить, как он это сделал. Просто возник, обнял, прижимая к себе, и прошептал:

– Вдох и вы-ы-ыдох. Все хорошо, пальчики не сжимай так, повредишь еще больше. Дай мне руку, я вылечу.

И действительно вылечил. Ладони василиска полыхнули янтарным светом, который перетек на мою кожу, и боль начала медленно отступать. Спустя буквально десяток секунд я, смаргивая слезы, изумленно наблюдала за тем, как краснота уходит.

– У тебя же четвертый, – пробормотала я и невольно шмыгнула носом. Стало почему-то стыдно, словно в такой ситуации какая-нибудь аристократка смогла бы повести себя иначе. Не шмыгать, например…

– А я и не лечил в классическом смысле слова, – тихо проговорил василиск, по-прежнему не выпуская моих рук и легонько поглаживая пальцы. – Скорее передал свою силу, и она запустила ускоренную регенерацию тканей. Очень, очень много своих сил… хватило бы на разрушение пары кварталов, к примеру. Лечить, если у тебя более высокий плекс, очень энергозатратно.

Я разом насторожилась. А точнее, вспомнила, что однажды лорд Фаррис лицезрел лечение в моем исполнении, а сразу после этого скрылся в туман, так сказать.

И сейчас плекс пришел тестировать…

Подозрительно!

– Ты думаешь, что меня протестировали неправильно? – осторожно спросила я, отнимая все еще плененную ладошку.

Вернее, пытаясь это сделать! То, что василиск не захочет меня отпускать, было открытием!

А он действительно сжимал мои пальцы и пристально смотрел в глаза. Не так высокомерно, как у себя в кабинете и тогда в подвалах, что вот буквально сразу становилось понятно, где я и где ОН. И не так огненно, как в зале, когда казалось, что еще чуточку – и на мне начнет гореть одежда, расползаясь истлевшими кусочками, обнажая тело… которого теперь можно настолько легко коснуться.

Сейчас он глядел задумчиво. Изучающе. И в багровых глазах светилось что-то настолько новое, настолько теплое, что я боялась даже подумать о том, чтобы дать этому название.

– Я думаю, что тебя стоит протестировать повторно. Понимаешь, если ты носитель более высокого плекса, например четвертого… может оказаться, что заклинание, примененное убийцей, такое странное как раз потому, что это стихийное переплетение нитей, а не намеренное преступление.

– Ты на что намекаешь?

– Я прямым текстом говорю, что активация четвертого плекса во взрослом возрасте может натворить очень больших бед.

– Мамочки…

– Не переживай, вероятность минимальна. Вдобавок не вписывается в то, что ты нашла молочницу. А я четко видел, что она уже была под заклятием на момент твоего прихода.

То есть четвертый плекс такого не может? А пятый?.. Что вообще умеет пятый?!

Интересно, и что будет, если этот пятый сейчас подтвердится? Не то чтобы я безоглядно верила асуру, но… страшновато, если честно. Что там, говорите, с носителями этой силы делали?

Пока я таким образом про себя рассуждала и впадала в панику, следователь увлек меня к столу, усадил на стульчик и сел рядом. Ласково улыбнулся.

Мне поплохело окончательно.

Все же человек ко всему привыкает, а Матильда тоже человек, несмотря на то, что женщина! И я уже привыкла и считаю нормой, когда красноглазый смотрит волком и вообще бука букой. Нежный василиск – это подозрительно! И хочется дать деру! Жаль, что с ним эта тактика никогда не работала.

Потому включилась другая защитная реакция! Я начала болтать. Вот неистово болтать!

– А ты умеешь проводить тесты? Для этого же специализация нужна, а также склонности, – хлопнула я ресничками и защебетала дальше: – Я слышала, что тестировщиков учат отдельно и их плекс в основном третий. А у тебя четвертый, и это как-то не очень вписывается в данную схему, а потому…

– Матильда, помолчи, пожалуйста.

Меня еще никогда не просили заткнуться таким нежным голосом. Стало еще жутче.

Верните мне Синтара, катакомбы и кладбище! Там хоть все понятно было. В худшем случае меня бы по-быстрому тюкнули по головушке и там прикопали. Раз – и все!

А тут столько неведомого и непознанного впереди. Я сомневаюсь, что Райялар, как доверенное лицо короля, скроет от его величества такой занимательный факт, как обнаружение носительницы запретного уровня силы.

В общем, молчать я никак не могла в такой ситуации!

– Слушай, а разве проверяют не на специальном камне, в особом помещении и так далее?

– Матильда, еще пара слов – и я действительно утащу тебя в специальное помещение, но нет никакой гарантии, что я там стану проверять именно плексы! А не другие интересующие меня вещи!

Вот! Мой родименький, злобный василиск. Прелесть какая. Надо продолжать диалог!

– А что тогда?

Мою ладонь осторожно, но с демонстративным хлопком положили на стол. А после запустили обе ручищи в мои аккуратно заплетенные волосы, начисто портя всю прическу, и притянули к узкому, застывшему от напряжения лицу.

– Совершенно невозможно нормально с тобой общаться, – проведя носом по моему виску, прошептал Рей, а после коснулся губами кончика уха и жарко выдохнул: – Дорогая моя, в планах на изучение у меня, например, упругость твоей груди, гладкость твоих бедер и ценный опыт на тему того, насколько хорошо твои длинные ножки станут смотреться на моих плечах. И опережая скандал и истерику – это ты сейчас мешаешь мне работать и всячески отвлекаешь вопросами.

– Шикарно, опять я виновата! – пискнула я, упираясь руками в широкую грудь василиска и очень стараясь не сгореть от смущения.

– Все, будь умницей, – цыкнул на меня красноволосый, отстраняясь с самым невозмутимым выражением лица и даже ладони вытирая о штаны. Словно запачкался!

Начать наши замечательные опыты мы не успели. С плексами опыты, с плексами!

В открытую форточку внезапно залетела странная белая птичка и, шелестя бумажными крыльями, спикировала перед лордом Фаррисом. Он коснулся заискрившегося серебром послания и развернул бумагу.

Вчитался, нахмурился и быстро встал.

– Матильда, меня вызывают, так что наше дело закончим чуть позже. Жду тебя завтра в двенадцать дня в моем кабинете.

И, не дожидаясь ответа, ушел!

А может, я бы не согласилась?!

Угу… не согласилась и дождалась повестки. Как гордая, но глупая девушка.

Глава 4

Рейалар Фаррис ушел, а тревога осталась.

Она ходила за мной по пятам остаток дня, не отступала ни на шаг, следуя вечером в булочную. Обнимала за плечи поздно вечером, когда я сидела на окне в своей комнате и любовалась видом. Целовала в лоб вместе с первыми лучами солнца и поселялась в сознании сразу же после того, как я открывала глаза.

Не отступила даже за завтраком, хотя мне искренне казалось, что Синтаровы блинчики с вареньем способны справиться с любой напастью.

– Говорят, что у нас вчера был гость, – плавно опустился напротив начальник и положил подбородок на сомкнутые в замок руки.

Я едва не подавилась блином. Интересно, кто ему говорил? Памятники, покойнички?..

– Да, заходил следователь из департамента. Настаивал на том, чтобы я пришла на дополнительное освидетельствование.

– Как странно, что посланниками у нас работает высокое начальство, – негромко, словно сам себе, проговорил Синтар, наливая в свою чашку незнакомый темный напиток. По кухне поплыл горьковатый, ни на что не похожий аромат. Начальник заметил мой интерес и предложил: – Хочешь?

– Нет, спасибо.

– А на тему чего тебя там хотят свидетельствовать? – В хрустальную розетку заботливо добавили еще варенья.

– На плекс.

Мне показалось или белые пальцы Синтара на мгновение сильнее сжались вокруг расписного фарфора?

– Занятно, – улыбнулся блондин и вернулся к своему утреннему кофе. – Матильда, по возвращении, пожалуйста, подними архивные документы за прошлый год и поищи, где именно у нас похоронен Харсиг Жоркей. Приходили его дальние родственники, а я, признаться, запамятовал, совсем запамятовал, где именно его закопал…

– Хорошо, как скажешь, – с готовностью кивнула я, а после начала собираться.

Уже по дороге в участок меня посетила запоздалая дельная мысль о том, что, возможно, стоило сбегать к Алиасу и спросить: а что, собственно, теперь делать?

Но, как говорится, все мы хороши задним умом, а потому придется идти на разборки к Рейялару без интеллектуальной поддержки асура.

Что я, собственно, и сделала!

На пропускном пункте меня уже встретили как родную. Не спрашивая имени, радушно улыбнулись и, махнув рукой, сообщили, что лорд Фаррис с нетерпением меня ожидает. А потом крайне похабно подмигнули. Вот настолько похабно, что сразу стало понятно, что это не заигрывания, а намек на крайнюю осведомленность о моей личной жизни.

Я смутилась, потом разозлилась и в заключение смирилась с неизбежным.

Неизбежное сидело за массивным столом и в момент открывания двери как раз неторопливо наливало в бокал нечто несомненно алкогольное. Во-первых, порция маленькая, а во-вторых, я глубоко сомневаюсь, что следователь тут хранит в хрустальном графине ягодный компот и настолько им дорожит, что позволяет себе буквально чуточку.

А вообще, интересно, это нормально – пить на рабочем месте? Или василискам и главным следователям у нас все позволено?..

Собственно, вопрос не нуждался в ответе, потому что как раз в этот момент Фаррис сделал глоток.

– Здравствуй, Матильда, – поприветствовал меня василиск.

– Здравствуйте, лорд Фаррис, – в том же тоне откликнулась я и, повинуясь жесту хозяина кабинета, опустилась в самое дальнее от него кресло.

Такое откровенное дистанцирование василиску явно не понравилось. Но мне тоже много чего не нравится! Но все терпим… стоически.

– Итак, для начала подпиши, пожалуйста, согласие на сканирование, а после приступим. – Мне в очередной раз подсунули бумажку.

Я, как могла, ее изучила, но мозги завязались в веревочку еще на первых пунктах, которые были написаны невыносимо канцелярским языком.

Вот интересно, если учесть, под сколькими документами я тут уже ставила свою закорючку, не окажется ли рано или поздно, что я не учла какой-то пункт договора и теперь должна по гроб жизни родному государству вообще и Рейялару в частности?

Но вскоре вся бумажная волокита была окончена и мы перешли непосредственно к тестированию. Я уже знала, как оно проходит, и особо не боялась.

– Итак… – Василиск несколькими пассами создал большую разноцветную сферу, что висела прямо в воздухе и периодически искрила молниями. Пахнуло озоном.

А еще я невольно испытала восхищение. Потому что объем знаний и умений этого мужчины просто поражал воображение. А еще заставлял задаться вопросом о возрасте лорда Фарриса. Василиски не люди. Даже не обладающие магическими способностями представители этой расы живут дольше человеческого мага. Тогда сколько же лет Рейялару и насколько он старше… меня?..

– Матильда, тебе нужно будет положить не одну руку на шар, а сразу обе и сделать это несколько раз.

Пожала плечами, подошла к созданному заклинанию и, глубоко вздохнув, положила ладони на сферу. Она немедленно окрасилась синим цветом и начала наполняться. Первый уровень… треть, половина, целиком. Первый уровень пройден.

Сфера окрасилась в зеленый и вновь начала наполняться, но уже гораздо медленнее, чем в прошлый раз. Уровень волшебства остановился на трех четвертях.

– М-да… – нахмурился василиск. – Наивно было бы ожидать настолько легкого решения вопроса.

– Того, что всех поубивала я и дело закрыто?!

– Не ты, а вырвавшаяся из под контроля магия… – Он задумчиво куснул нижнюю губу, быстро сплел какие-то чары и швырнул их в тестировщик. Тот немедленно выцвел-побледнел, становясь прозрачным, как мыльный пузырь, и лишь на самом донышке виднелись желтые блики. Цвет третьего плекса.

И еще одно заклинание, после которого сфера все еще прозрачная, но донышко ее теперь едва заметно окрашено черным. Похоже, это четвертый.

– Никакого активированного плекса за пределами второго, – озвучила я очевидное.

И молясь про себя, чтобы василиску не пришла в голову идея посмотреть дальше. На пятый. Ведь совсем неизвестно, как поведет себя сфера!

Хотя тут тоже вопрос: если асур прав и у меня именно запретный плекс, то почему сфера показывает, что у меня второй?

 

– Я могу идти? – спросила, как только василиск развеял заклинание.

– Можешь, но со мной, – спокойно кивнул красноволосый гад, убирая какие-то бумаги в разные ящики стола. – Я закончу через несколько минут, и пойдем.

– Куда? – от таких новостей я даже ругаться сразу не смогла.

Ну и вдруг рано? Мало ли я плохо про сиятельного думаю и он хочет всего лишь пригласить меня на внеочередной осмотр трупов?

– Обедать. Время к часу.

Нет, все же правильно я про него думала!

– Мне на работу нужно.

– Если не ошибаюсь, то у тебя законодательно предусмотрен перерыв на обед, чем мы и воспользуемся. Хочу даже отметить, что воспользуемся по прямой надобности!

– А я могу не хотеть идти с тобой обедать?

К этому моменту мужчина закончил, закрыл последний ящичек на ключ, опустил его в нагрудный карман и неторопливо двинулся ко мне.

Остановился и с самым нейтральным выражением лица заправил мне за ухо выбившуюся прядь. А потом сообщил:

– Можешь, конечно. Но все равно пойдешь, так как иначе не узнаешь, что же нам можно сделать с этой ситуацией.

Он вообще непробиваемый?

– Я хочу, чтобы ситуации просто не было!

– Малыш, вынужден тебя разочаровать. Она уже есть – раз. И я не согласен молча исчезать по первому щелчку твоих прекрасных пальчиков. Потому нам с тобой придется подумать и прийти к компромиссу. Ты же знаешь, что такое компромисс?

– Знаю, – сквозь зубы выплюнула я, снова злясь на то, что василиск уже все решил и сейчас, похоже, весь диалог будет крутиться вокруг того, чтобы уломать меня на удобный ему вариант.

– Прекрасно, я рад.

Но что-то подсказывало, что если я не пойду сейчас с ним трапезничать, то повторится уже пройденный опыт. Меня закинут на плечо, прикроются невидимостью и отнесут.

Потому, Матильда, сходим и поедим.

А потом уже наедине с собой станем думать, как избавиться от слишком авторитарного поклонника.

– Тогда если уж ты вспомнил про такое замечательное понятие, то хорошо бы ему следовать. Я не хочу снова идти в пафосный ресторан, уверяю, он произвел на меня в первый раз такое большое впечатление, что хватит на пару лет вперед.

Ну действительно, несмотря на то, что персонал действительно был идеально вежлив, мне все равно было дико неуютно.

– Хорошо, я понял примерный уровень твоих запросов.

Я подозрительно покосилась на следователя. Он может вести лекции на тему «Как одной нейтральной фразой можно оскорбить человека и самому этого не заметить».

Потому что мне в «примерном уровне твоих запросов» почудился намек на все на свете, начиная с воспитания и заканчивая сословной принадлежностью. Мотенька, девочка моя, да у тебя комплексы!

Но с красноглазым я послушно отправилась в указанном им направлении. И в этот раз, идя по улице, заметила странное… а именно то, что на нас обращали внимание.

Косые взгляды от хорошо одетых господ, удивленные от рабочих и завистливые от дев всех мастей.

– Почему они так смотрят? – на очередном изумленно-брезгливом взгляде какой-то хорошо одетой красивой барышни, что прошла мимо, я невольно прижалась к локтю идущего рядом василиска.

– Потому что видят, – спокойно отозвался он.

– В смысле?..

– В прямом.

Краткость – сестра таланта. Лаконичность – брат одаренности. Сокращение – родственник…

В общем, можно понять, что у меня так себе получаются метафоры, а у красноглазого так себе выходит диалог, да?

– А до этого они нас, что ли, не видели? – я решила быть терпеливой девочкой и задать еще один наводящий вопрос.

– Да.

– Как так вообще?

– Я накладывал на нас невидимость. Все время за пределами ресторана, к примеру. Там не болтливый персонал.

Нет, я предполагала, что целоваться он лез замаскировавшись, а не при всем честном народе, но тот факт, что его светлость даже гулять со мной рядом только под невидимостью изволил…

В общем, разом стало неприятно.

– Ты недовольна, – покосившись на меня, вдруг коротко резюмировал Рейялар. – Почему?

– Это нужно объяснять? – неприязненно глянув на него, спросила я.

– Мне было бы приятно, – спокойно кивнул василиск и придержал меня за локоток, останавливая у поворота в незаметный, но чистый переулок. – Но чуточку позже, мы практически пришли. Слушать про хитросплетения женского разума мне бы хотелось за бокалом вина. Чувствую, без него разобраться будет сложно.

Надо и мне попросить налить. Потому что даже я там не особо разбираюсь!

Так как просто так в запутанных лабиринтах дамского мозга и сам демон ногу сломит.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru