Золотая клетка с черным ходом

Индира Искендер
Золотая клетка с черным ходом

Глава 16

– Я слушаю.

– Эмран Раифович? – голос Вагиса был исполнен нарочитого уважения. – Как вам отдыхается?

– С каких это пор ты со мной на «вы», Вагис?

Эмран переложил телефон в левую руку, а правой отодвинул занавеску окна. Отсюда, из номера, открывался отличный вид на внутренний двор и бассейны отеля. Среди прочих отдыхающих он без труда нашел Зару, безмятежно сидящую у воды в своем очаровательном слитном изумрудно-зеленом купальнике.

– Да я шучу, Эмран, – примирительно сказал Вагис. – Я звоню сказать, что твоя очередная необычная просьба выполнена. Знаешь, мне нравится с тобой работать. Надоели эти шлюхи и вещества. А с тобой не соскучишься.

– И когда мне стоит его ожидать?

– Думаю, в ближайшее время. Я знаю точно, что он уже на месте.

– Хорошо.

– Позволь спросить… – помешкав, спросил Вагис, и по его тону Эмран догадался, что интересует его верного помощника.

– Что будет, если ему это удастся? Ты это хотел спросить? – перебил он.

– Вообще-то да, – признался Вагис. – Не думай, что я сую нос не в свое дело, но… Я беспокоюсь лишь об одном. Я выслал одного из лучших парней. Надеюсь, ему ничего не будет угрожать в случае успешного выполнения задания?

Эмран расхохотался. Его взгляд все еще был прикован к Заре. Краем глаза он заметил, как из отеля вышел парень в красных плавках-шортах, из тех мускулистых и ладных обаятельных молодчиков, которым не нужно иметь греческий нос и пухлые губы, чтобы обольщать девушек.

– Ему не удастся.

– Так ты хочешь, чтобы удалось или нет?

– Ты знаешь ответ.

– Раз ты так уверен, зачем тогда это затевать?

– Просто так. На всякий случай.

В трубке послышался тяжелый вздох Вагиса – он явно не до конца понимал логику своего клиента. Впрочем, ему и не нужно было что-то понимать, его работа заключалась в выполнении заказов, а не анализе их логичности и разумности.

– А, чуть не забыл, – сказал он, когда Эмран собирался было попрощаться. – Ты уже читал статью?

– Какую статью? – рассеянно спросил Сайларов. Парень в плавках уже сидел рядом с его женой и мило ей улыбался. Эмран ощутил знакомый удар под дых от вскипевшей ревности, но остался недвижим.

– О. Значит, не читал? Я не люблю сообщать дурные вести, брат…

– Что за вести? – мужчина с трудом переключился на разговор. – Опять темнишь?

– Статья в «НМ», – сообщил Вагис. – «Любимые женщины российских олигархов».

– Не знал, что ты читаешь «НМ».

– Случайно попалась на глаза.

– И что там?

– Я перешлю тебе фото. Боюсь, твой тайный брак стал известен прессе. Но они, конечно же, не считаются с нашими традициями многоженства, поэтому твоя молодая женушка фигурирует там в ранге любовницы. По крайней мере, они на это намекают.

При этих словах Эмран изо всех сил стиснул телефон, боясь, что сейчас запустит им в стену. Не то чтобы он не ожидал этого, но пресса пронюхала о Заре слишком быстро. Подозрительно быстро, если учесть, что он никогда не давал журналистам повода следить за собой. Зара тем временем уже направлялась в номер. Эмран отвернулся от окна.

– Жду фото.

– Сейчас будет. Никаких связанных с этим поручений?

– Нет. Этим займется мой отдел по связям с общественностью, – резко ответил Эмран, хотя злился вовсе не на Вагиса.– Не на того напали.

– Желаю удачно все разрулить.

– Так и будет, не сомневайся.

Сайларов отключил связь и задумался. Эта новость выбила его из колеи по двум причинам. Во-первых, о статье и его женитьбе станет известно Альбике. Она не читает газет, но наверняка среди ее подруг и родственниц найдется любительница желтой прессы, которая поделится с ней «ценной» информацией. Эмран был встревожет этим, хотя и уверен, что Альбике простит ему и Зару, как всегда прощала измены. Но объясняться с ней, видеть эти глаза, будто ты не совокупился с другой женщиной, а сбросил ядерную бомбу на детский дом – хуже не придумаешь.

Вторая причина – источник утечки. Эмран многие годы выстраивал имидж добропорядочного и скромного бизнесмена, чтобы завоевать доверие газетчиков и убедить их в том, что его личность ничем не примечательна. Они не могли выследить его кроме как по чьей-то наводке, и он догадывался, чей палец указал в его сторону.

Эмран очень хорошо знал своего младшего сына и когда требовал, чтобы тот не распространялся насчет Зары, прекрасно осознавал, что болтливый Мика не сможет носить в себе такую тайну. Он слишком любил маму и был журналюгой, то есть любителем трубить обо всем всему свету, до мозга костей.

Эмран тогда прикинул, что не пройдет и пары дней, как о его второй жене станет известно Надиму. Через месяц, скорее всего, в секрет посвятят Лауру и Сати, а через два-три месяца все станет известно и Альбике. Но Сайларов и предположить не мог, что Мика сдурит настолько, чтобы «стукнуть» об этом в СМИ. Этим поступком он подставлял не только Эмрана лично – это было меньшей из проблем. Статья могла нанести урон деловой репутации и бизнесу, а это уже отразится на всей семье. Кроме того, еще были Дачиевы со своим Илезом. Захочет ли Дачиев-старший родниться с человеком, оскандалившимся сомнительной – на его взгляд – связью с молодой девушкой?

Эмран был очень зол на Мику, хотя прямых доказательств, что это сделал именно он, у него не было. Телефон взвизгнул, и Сайларов открыл сообщение от Вагиса. Мелкий текст статьи был почти неразличим, а вот фотография, на которой он стоял с Зарой, приобнимая ее одной рукой за талию, получилась достаточно четкой.

– Господи, в кого же он такой дурак? – тихо процедил Эмран, набирая новый номер. По счастью, он оказался расчетливее сына, поэтому удар в спину не удался, скорее смазанный апперкот. – Игорь Николаевич? Вы в курсе, что газета «НМ» выпустила статью, позорящую мое честное имя?

– Нет, Эмран Раифович, – пролепетал руководитель его отдела по связям с общественностью Кузовлев.

– Странно, ведь отслеживать публикации в СМИ – прямая обязанность вашего отдела.

– Простите, пожалуйста, Эмран Раифович… Упустили…

Эмрану некогда было слушать нытье Кузовлева.

– Я хочу, чтобы вы немедленно подготовили письмо с требованием принести мне публичные извинения! – велел он. – Напишите им, что они оскорбили мою жену, обозвав ее любовницей, и в опровержение их наглой лжи я по возвращении в Москву могу предоставить им свидетельство о заключении брака.

– Свидетельство? – недоуменно повторил Кузовлев.

– Да, свидетельство! – вскипел Сайларов. – Вас что-то смущает?!

– Нет, что вы, Эмран Раифович…

– Укажите, что если они не опубликуют статью с извинениями такого же формата, а не сраную заметку рядом с кроссвордом, я подам на них в суд за клевету и вмешательство в частную жизнь!

Не дожидаясь ответа Кузовлева, Эмран нажал отбой.

Он еще раздраженно мерил шагами номер, когда в номер, кутаясь в полотенце, вошла Зара. Едва заметив ее, Эмран сразу начал остывать.

– Я в душ, – сказала она, сбросив полотенце на стул, обнажая статную фигуру, которая правда начала порастать жирком от длительного сидения дома.

Эмран приблизился к ней и обнял.

– Как искупалась?

– Хорошо. Вода теплая, но хлоркой пахнет. Ты не любишь плавать?

– Нет, – ответил Эмран и на ухо шепнул. – Я предпочитаю другой вид спорта.

Зара подняла на него взор, тут же отвела и скромно улыбнулась.

«Привыкает», – с удовольствием отметил Эмран, все больше расслабляясь, и с шумом выдохнул, чтобы сбросить тошнотворный осадок от разговора с Вагисом.

– Что-то случилось? – спросила девушка, всматриваясь в его глаза.

– Ничего такого, что я не мог бы решить.

Эмран опустил руки ниже, забираясь под влажную ткань купальника. Зара обхватила его за плечи и уткнулась в плечо. Ласки становились все настойчивее, Эмран услышал сорвавшийся с ее губ легкий стон. Тело Зары подалось ему навстречу – она точно хотела его не меньше, чем он ее.

– Кажется, я еще не трахал тебя в душе? – сказал он с придыханием, вынимая руки из купальника. – Иди, я сейчас присоединюсь.

Зара ушла в ванную. Дверь осталась приоткрытой, словно приглашая Эмрана, но спешить ему было некуда. Он неторопливо расстегивал ширинку, а в голове снова прокручивал последнюю новость. С Микой и Альбике он разберется позже, сейчас главное – поскорее опубликовать опровержение статьи, чтобы спасти деловую репутацию и свадьбу Лауры.

А ведь он как чувствовал – недаром вскоре после неожиданного визита Мики он отвел Зару в местный ЗАГС, где они подали заявление о заключении брака. На всякий случай. Теперь, по истечении месяца, они могли расписаться официально – для этой везде сующей свой нос прессы.

По закону Сайларов никого не обманул, ведь он никогда не регистрировал брак с Альбике, и его паспорт в разделе «Семейное положение» был девственно чист, а все дети записаны на его фамилию через добровольное установление отцовства. Эмран понимал, что всплыви факт регистрации, и удар для Альбике будет еще более болезненным. Тем хуже для Мики, ведь это он вынудил отца его нанести.

После обеда Сайларов позвонил первой жене – прощупать почву. Голос Альбике звучал непринужденно, а это значило, что скорее всего она еще не была в курсе статьи, потому что врать и притворяться она категорически не умела. Может быть, пронесет, и она так и не узнает, подумалось Эмрану, когда он под руку с Зарой шел в ресторан отеля на ужин.

Среди гостей «Хилтона» находились в основном взрослые пары или респектабельные семьи с маленькими детьми. Совсем не молодежное место, и это было одной из причин, почему выбор Эмрана пал на всемирно известную сеть. Он не хотел, чтобы вокруг его жены крутились молодые и борзые красавчики. Кроме того, в отелях такого уровня даже персонал не позволял себе поднять на клиенток глаза второй раз – это грозило немедленным увольнением, в отличие от других отелей классом пониже, где шашни с приезжими девушками порицались лишь на словах.

 

И все же здесь находилось несколько ребят примерно возраста Зары, один из которых – тот самый Джонни Депп с бассейна – сейчас крутился у шведского стола с закусками.

Эмран оставил Зару разбираться с горячим и неспешно подошел к парню. Тот аккуратно накладывал себе греческий салат, выуживая то маленькую черри, то кусочек брынзы. Взяв тарелку, Эмран встал почти вплотную к парню и потянулся к овощной нарезке.

– Все в порядке? – спросил он вполголоса.

– Да, – беззаботно ответил парень. – Все по плану, не беспокойтесь.

– Отлично. – Эмран положил на тарелку пару оливок и оглянулся на Зару. Та все еще выбирала основное блюдо. – Завтра с утра я уеду в город. Она останется в отеле. Только веди себя естественно, не настырно.

– Обижаете. Я знаю свое дело. – Тут Джоннидепп, притворявшийся, что изучает состав на пачке масла, бросил на Эмрана быстрый, немного настороженный взгляд. – Как далеко я могу зайти?

– Насколько она тебе позволит, – ровным голосом ответил Эмран. – Для этого тебя сюда и прислали.

– Не все хотят, чтобы я дожал до постели, – сообщил парень, снова устремив глаза на еду. – Знаете, иногда хватает всяких обнимашек, пары поцелуев, чтобы…

– Я не ставлю никаких границ, – повторил Сайларов жестко. – Если она тебе отдастся, бери. Только не забудь доказательства.

– Все при мне.

– И в любом случае мне нужен отчет о каждом ее взгляде и движении в твою сторону. О каждом, ты меня понял?

– Разумеется. А… В случае, если все зайдет слишком далеко, вы можете гарантировать мне жизнь и здоровье? – с ухмылкой спросил парень.

– ТЕБЕ – да, – кивнул Эмран.

Глава 17

– Тут, оказывается, мой знакомый отдыхает в Даламане. Мы договорились о встрече в центре города.

Зара с невозмутимым видом сидела на кровати, глядя, как одевается Эмран. Он уезжает – это хорошо, с ним даже отдых на курорте не был таким уж отдыхом. Эмран надел легкие брюки и рубашку с длинным рукавом, протянул ей запястья. Зара привычным движением застегнула пугвицы на рукавах. Взяв ее лицо в ладони, муж склонился ближе.

– Чем займешься?

– Наверное, поплаваю, позагораю.

Она приложила свои ладони к его рукам и посмотрела на него из полуопущинных ресниц. Прямо в глаза. Долгим отточенным взглядом. Эмран припал к ее губам, и она спокойно раскрыла их, подавшись ему навстречу. Самая нелюбимая часть, но без нее никак не обойтись. Зара обхватила его за шею и потянула на себя – Эмран любил, если она проявляла инициативу, и иногда приходилось его баловать.

– Тише, тише, – усмехнулся Сайларов, не поддаваясь ее движению. – Помнешь рубашку.

Зара отпустила его, издав мысленный вздох облегчения, и пошла провожать к двери. На прощание Эмран опустил руки ей на попу и сильно прижал к себе.

– Вернусь и отымею тебя, моя сладкая. Не скучай тут без меня. – С этими словами он покинул номер.

Поморщившись от его сального комментария, Зара закрыла дверь и отправилась переодеваться в купальник. Ей захотелось надеть бордовый, раздельный, с топом в виде майки, державшейся на груди благодаря узелку. Сидел он идеально – несомненный плюс почти любой дорогой вещи.

Надев купальник, девушка заплела косичку и встала перед зеркалом. А теперь немного упражнений. Зара склонила голову на бок и посмотрела на отражение нежным взглядом, который пару минут назад подарила мужу. Смена наклона, взгляд тигрицы, чье тело искрит желанием в ожидании своего самца. Теперь в полоборота, кокетливый взгляд, просто дать понять, что ей приятно сказанное мужем неважно что. Зара протянула отражению руку, другую поднесла к губам, стараясь скрыть смущенную улыбку, но не опуская глаз – этот жест она использовала, когда Эмран вел ее в постель.

Разумеется, все приходилось оттачивать, добавлять что-то новое, подстраиваться – муж расстраивался, если видел ее отчужденность. Зара не была уверена, насколько Эмран покупался на ее игру, но ей ничего не оставалось делать, кроме как приучать себя строить растущую любовь. Иначе долго она не продержится и вылетит из Турции или из Москвы прямо домой к родителям.

Сложнее всего было играть желание, когда в сердце – словно выжженная пустыня. Но в этом Сайларов сам ей помогал. Одним из его любимых способов возбуждаться был просмотр фильмов глубоко за 18+. Вместе с Зарой, естественно. Мини-фильмы без особого сюжета, а порой и просто короткие видео научили ее, как надо себя вести с мужчиной, если хочешь изобразить страсть. Зара сначала недоумевала, как женщина-актриса может стонать и извиваться в объятиях постороннего мужчины, а потом, после съемок спокойно одеваться и идти пить кофе, навсегда выбросив его из своей жизни. Практика показала, что и в этом нет ничего невероятно сложного. Тем более что женщины из фильмов меняли партнеров чаще, чем нижнее белье, а у Зары был один-единственный мужчина да еще и законный муж. А если они распишутся, он будет законным во всех отношениях.

Зара еще несколько секунд стояла перед зеркалом, уже не надевая маски.

«А ты повзрослела, – мысленно сказала она самой себе, вглядевшись в глаза девятнадцатилетней девушки, источавших тоску девяностолетней старухи. – Но это того стоит. Оно того стоит».

Повторив заклинание, подхваченное от Тасмики, она попыталась вернуть себе непринужденный вид и отбросить грусть, послала отражению в зеркале воздушный поцелуй, предназначенный уже не Эмрану, а ей самой, и отправилась купаться.

Бросив пляжную сумку на свободный лежак и взяв из стопки огромное полотенце, Зара невольно осмотрелась в поисках Асвада. Он обещал, что не отстанет от нее – ну и где же он? Нет, она естественно не позволит себя кадрить. Даже близко нет! Все же замужняя женщина… Да и не хотелось Заре проверять, каков Сайларов в приступе ревности, если заподозрит, что она позволяет себе болтать с посторонним парнем. Зачем же нужен Асвад? Полюбоваться на его стать и получше запомнить внешность, движения – для личного использования, о котором он никогда не узнает.

Асвада нигде не было видно. Зара отошла на несколько шагов от бортика бассейна, а потом с разбега нырнула рыбкой в теплую воду. Этому ее научил отец Тасмики, ее дядя. Он любил летом набить свою «Газель» визжащими от радости детьми родственников и соседей и вывезти к озеру в часе езды от их города. Они брали с собой несколько бутылок воды, пару больших бутылок газировки, которые строго делили между собой десять жадных до сладостей ртов. Мамы вручали пакеты с бутербродами и печеньем. И странно, этого хватало на целый день. Они словно питались солнцем, водой, собственными воплями и шалостями.

Прыгнув с бортика, Зара ощутила сладкий прилив адреналина, будто опять нырнула в детство, где ей не приходилось никого из себя строить. Теплая вода погладила ее кожу и мягко вытолкнула на поверхность. Доплыв до середины огромного бассейна, Зара перевернулась на спину и легла на воду, представив, что плывет в открытом космосе.

Только она смогла немного расслабиться, как кто-то обхватил ее за лодыжку и дернул вниз – не слишком сильно, чтобы утопить, но достаточно резко, чтобы она испугалась и вскрикнула. Зара потеряла баланс и с головой ушла под воду, но быстро нащупала дно.

– Я тебя напугал? Извини. Не мог проплыть мимо такой изящной ножки. – В метре от нее по грудь в воде стоял Асвад и хитро улыбался.

– Кретин! – не удержалась от комментария Зара и побрела к бортику. Настроение плавать пропало, хотя в глубине души ей было приятно, что он о ней не забыл.

Девушка вылезла из воды, закуталась в полотенце и насупившись уселась на лежак. Краем глаза она наблюдала, как Асвад покинул бассейн и направился в ее сторону. Взгляд дольше положенного задержался на его гладком торсе, без этих ужасных волос, которые Зара так не любила в Эмране. Далее шли шесть кубиков пресса, по которым наверняка гораздо приятнее водить рукой, чем по дряблому брюшку. Зара быстро отвела взор, чтобы Асвад не заметил, как она его разглядыает. Он же без спроса бухнулся на ее лежак.

– Слушай, прости. Да, я кретин.

Голос парня неожиданно стал серьезным, и Зара осторожно повернула голову. Асвад смотрел на свои руки, потом зажмурился и покачал головой.

– Не знаю, что со мной. Я и правда не хотел тебя обидеть. Отец засунул меня в этот дом престарелых из-за моей депрессии… Я решил, что здесь точно наложу на себя руки, но тут увидел тебя и решил, что мы могли бы подружиться… Только я разучился знакомиться с людьми – обычно они сами лезут и набиваются в друзья.

– Ты хотел покончить с собой? – невольно вырвалось у Зары, хотя она вовсе не собиралась с ним говорить.

– Да, было дело, – с горечью сказал Асвад. – У меня была девушка… Невеста… За неделю до нашей свадьбы я узнал, что она изменяла мне. А за меня собиралась выйти только из-за того, что мой отец – «пластиковый» король.

Парень провел руками по волосам и уставился вдаль.

– Это так бесит. Ты ведь сама знаешь, как сложно в нашем положении довериться человеку и не думать постоянно, что он с тобой только из-за денег. Ведь твой отец тоже миллионер? Я навел кое-какие справки на ресепшн.

– Мой отец? – переспросила Зара, не сразу сообразив, что Асвад имеет в виду Эмрана. Пару секунд она колебалась, стоит ли признаваться ему, что она замужем, но потом уверенно сказала: – А он мне не отец. Это мой муж.

Лучше сразу отрезать все, даже самые маленькие лазейки. Только смотреть и мечтать – не больше.

– Правда? – Асвад широко распахнутыми от удивления глазами воззрился на нее. – Я бы никогда не сказал… Ой, прости, опять не то говорю. «Любви все возрасты покорны», так ведь? Я надеюсь, ты не из тех, о ком я сейчас говорил? Кто выскакивает замуж за «бабки» и плюет на любовь.

– Я люблю его, – уверенно соврала Зара. – Он хороший человек.

– Здорово… Ему повезло. В отличие от меня, – Асвад прикусил губу, и ей показалось, что он сейчас расплачется. – Видно, кроме денег во мне нет ничего хорошего.

– Не говори так, – с жалостью проговорила Зара. – В каждом что-то есть. Просто ты еще не нашел ту самую, которая оценит все твои достоинства.

Тут она резко умолкла, заметив, что слишком разговорилась с этим парнем. Но Заре хотелось как-то утешить его. В конце концов, вряд ли человек, от которого только что ушла любимая девушка, будет всерьез пытаться с ней заигрывать. Те его наглые заезды – не более чем позерство от отчаяния.

– Спасибо на добром слове, – сказал Асвад, беря себя в руки. – Только я уже никогда не буду доверять девушкам. Против тебя я ничего не имею, но в целом… Я буду также расчетлив насчет них, как они насчет меня. Это будет взаимовыгодная сделка.

Его голос зазвучал так жестко, что Заре стало еще больше жаль бедолагу.

– Я пойду еще искупаюсь, – перевел тему Асвад. – Идешь?

– Спасибо, хватило.

– Я не буду тебя трогать, обещаю.

– Нет, я лучше тут посижу, – сказала Зара, а мысленно добавила: – «И полюбуюсь с безопасного расстояния».

Ей хотелось забыть о существовании Эмрана и поближе познакомиться с этим бедным богатым парнем, но мозг так работать не умел, и Зара осталась на берегу. Она нацепила темные очки, чтобы скрыть глаза, и следила, как Асвад отточенным кролем скользит по водной глади, потом, достигнув бортика, ныряет, переворачивается под водой, и плывет обратно. Эмран был ни разу не спортивен и ничуть не комплексовал по этому поводу.

Зара с тоской отвернулась от чарующего зрелища. У нее уже никогда не будет такого парня. И дело даже не во внешности. Асвад был похож на нее – по энергетике, наверняка по увлечениям. Даже говорил он по-другому, не как Эмран. Несмотря на то, что муж страшно гордился своей потенцией, жизнь не била из него гейзером, а вытекала размеренной рекой – Заре иногда так не хватало в нем юношеской дурашливости, острот и шторма, которые мог бы предложить ее ровесник.

Асвад отмахал несколько сотен метров и повис на бортике напротив Зариного лежака.

– Вода очищает, – философски заявил он. – Не только тело, но и душу. Вот поплавал, и вроде полегчало.

Зара вежливо улыбнулась.

– Знаешь, я люблю плавать, – продолжал Асвад. – Однажды мы с отцом вышли в море на его яхте. Мне было лет тринадцать. Мы о чем-то поругались, и в знак протеста я спрыгнул с борта и поплыл к берегу.

– Далеко?

– По-моему, там было километров пять… Хотя мне казалось, что гораздо ближе… Я плыл минут сорок, а отец вел яхту в сотне метров от меня. Потом я выбился из сил, начал тонуть…

Асвад замолчал, и Заре ничего не оставалось как спросить:

– И отец спокойно за этим наблюдал?

– Он бросил мне спасательный круг. Это было унизительно, ведь я собирался гордо добраться до берега.

Зара улыбнулась.

– На следующий день я не мог пошевелить руками и ногами и передвигался, как-будто мое тело из железа, – подытожил Асвад. – Но в итоге отец мне тогда уступил. Он был поражен моей настойчивостью.

 

Он легким движением вскочил на бортик и потряс волосами, забрызгав Зару.

– Эй, перестань! – снова улыбнулась она.

– Я пойду. Не хочу себя перенапрягать, после обеда еще в зале собирался потренироваться. Увидимся!

И Асвад, подхватив чистое полотенце, укутался в мягкую ткань и покинул поле зрение Зары. Девушка откинулась на шезлонг, размышляя, стоит ли идти в зал после обеда, когда он там будет. Просто друзья, ничего большего. Эмран, конечно, не поймет, поэтому не стоит ему ничего рассказывать. Но он сам виноват, что отрезал ее от всего мира, не дав ничего взамен, разве не так? А она не виновата, что под руку попался парень, а не девушка, с которой она точно также могла бы немного поболтать о жизни.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38 
Рейтинг@Mail.ru