Золотая клетка с черным ходом

Индира Искендер
Золотая клетка с черным ходом

Глава 13

Забравшись на сиденье рядом с братом, Мика швырнул учебник назад и шарахнул дверью. Если бы не окрик Надима, он бы еще хорошенько приложил эту деваху, чтобы она точно уяснила себе, куда можно соваться, а куда нельзя. Их Тойота покинула территорию жилого комплекса и, набирая скорость, устремилась прочь.

Если бы жвачку можно было истереть в порошок, Мика бы давно это сделал, настолько усиленно он работал челюстью, переваривая произошедшее. Сидевший рядом Надим некоторое время хранил молчание, но потом не выдержал.

– И что это было? – поинтересовался он.

– Показательное изгнание очередной шлюхи из отцовской квартиры, – отозвался Мика.

– Она была там?

– Да. При полном параде. Наверняка ждала его.

– И ты ее выгнал в таком виде на улицу? – Надим покачал головой.

– А что я должен был делать? – изумился Мика. – Может, трахнуть ее?

– Отцу это не понравится…

– Знаешь, мне как-то плевать. – Мика выплюнул жвачку в окно и обернулся к Надиму. – Я думал, он перестал изменять маме. Но нет же! Опять водит этих телок!

– Все равно, тебе не следовало так поступать, – миролюбиво заметил брат.

– О, Господи, Мистер Справедливость, да ты знаешь, что она сказала?! Она сказала, что она его жена, представь!

Надим с недоверием покосился на Мику.

– Серьезно?

– Ага. Блин… До сих пор не могу поверить, до чего же наглая эта сука! Жена она, понимаешь? И как было не вышвырнуть ее на хрен?

Мика сложил руки на груди и уставился вперед, закусив губу.

– А вдруг это правда? – предположил Надим. – Тогда ты огребешь по полной программе.

– Я тебя умоляю! – парень закатил глаза к потолку. – Зачем ему жениться? Он столько лет ходил налево и ничего, его это не парило. Я до сих пор помню, сколько нервов она маме потрепал, сколько она плакала из-за него. Но не женился же ни разу.

– Да что ты помнишь? – беззлобно спросил старший брат. – Тебе было-то лет десять-двенадцать.

– Все помню! – зло отозвался Мика. – И как она находила использованные презики у него в машине, и трусы в его карманах. И как ей какие-то бабы звонили. И как он говорил, что улетает на конференцию в Швецию, а сам приезжал загорелый, как будто неделю провел на Бали!

На это Надиму нечего было ответить, и он просто покачал головой, вспоминая, через что прошла их семья.

– А знаешь, что обиднее всего? – продолжил Мика. – Я ведь искренне думал, что он изменился. Ведь в какой-то момент все стало хорошо, помнишь? Мама перестала нервничать, у них все наладилось… И вот на тебе! Снова пошло-поехало!.. Или он просто хорошо скрывался.

– Ясно, – ответил Надим. – И что ты будешь делать? Надеюсь, ты не собираешься ей это рассказывать?

Мика ошарашенно уставился на брата. У него уже язык горел от желания рассказать матери о своей находке.

– Она должна знать правду!

– Зачем ей правда? Чтобы опять изводить себя и его? – Надим притормозил на светофоре и посмотрел на него. – Мой тебе совет: не лезь в это дело. Мама любит отца. Не делай ей больно. Ты ничего этим не изменишь. Он как был бабником, так и остался. Но если он хорошо скрывается, твое какое дело? Он наш отец, не забывай.

– Знаю я, – Мика вздохнул и потер руками лицо. – Мне за маму обидно, что он ее снова предал. Тем более если эта сучка говорит, что она его «жена», значит она у него на постоянке.

– Была, – улыбнулся Надим. – Думаю, после твоих мер воздействия она с ним разбежится.

Вернувшись домой, Мика занялся подготовкой очередного поста в Инстаграм, но дело не шло. Его мысли то и дело возвращались к новому развлечению отца, и тогда парень презрительно морщился и тряс головой, пытаясь унять гнев. Надо было проследить, что девушка таки вышла за территорию дома и прошагала в полуголом виде метров пятьсот. Заслужила!

Мика слышал, как вернулся отец, но не стал выходить, тошно было смотреть ему в глаза после того, что узнал. Наконец он бросил бороться со смысловым текстом, сделал обычное селфи, наложил мрачный черно-белый фильтр и опубликовал, прилепив какую-то заезженную банальность. Фото сразу начало набирать лайки и комментарии, но Мика их уже не увидел. Он отложил трубку и уставился в потолок, гадая, узнал ли отец о его выходке или та шлюха все-таки убралась из дома и промолчала.

Его так и подмывало раскрыть маме глаза, но слова Надима не давали немедленно пойти к ней и сообщить о новой пассии Сайларова-старшего. Ведь и правда, к чему? Сколько Мика себя помнил, у отца то и дело случались «заносы». Пока он был маленьким, особо не вникал в их ругань. Из детства в голове всплывали обрывки фраз «Опять ты…», «Я устала это терпеть…», «Но я же до сих пор с тобой…», «Это все мелочи…»

Что такое «это», Мика тогда не понимал. Чуть позже, когда он видел заплаканную мать в окружении сестер и пытался выяснить что произошло, Сати шикала на него и прогоняла из комнаты, приговаривая: «Не твоего ума дело! Маленький еще». Маленький! Она была старше Мики всего на год, а уже мнила себя супер-взрослой из-за того, что мать поделилась с ней своим секретом. Правда однажды, когда Сати посчитала брата уже достаточно большим, тихо шепнула ему на ухо: «Папа опять встречается с другой тетей».

– Идем ужинать, бро, – раздался из-за двери голос Надима.

– Иду! – отозвался Мика и встал с постели.

Надим ждал его у двери.

– Отец ничего не говорил? – спросил Мика.

– Думаешь, я спускался? – усмехнулся Надим. – Я тоже в комнате отсиживался. Что, стремно?

– Неохота ругаться из-за какой-то шалавы.

Оба брата спустились в просторную гостиную. Мама уже накрыла на стол, за которым сидели их сестры и отец. Мика долго не решался встретиться взглядом с Эмраном Сайларовым, но чувствовал кожей, как отец буквально прожигает его. Так бывает в семье – не нужны слова, ты все понимаешь по изменившейся атмосфере, по атомам напряжения, витающим в воздухе. В итоге Мика все же поднял на отца глаза. Тут же ему стало так тяжело, словно тот мысленно вручил ему штангу в пятьдесят килограмм. Однако парень придал лицу максимально невозмутимый вид и уселся на свое место. В груди зародилось неприятное ощущение, появлявшееся каждый раз, когда Мика делал что-то не так и ждал неизбежной выволочки.

За ужином все обсуждали предстоящую свадьбу Лауры, причем без участия виновницы торжества. Сама Лаура с легкой улыбкой гоняла по тарелке зеленый горошек и на все вопросы и предложения задумчиво отвечала «Ага». Мика был рад за сестру и втайне надеялся, что Илез не окажется таким же, как его отец, и никогда не заставит ее плакать.

Едва все поднялись из-за стола, Эмран быстро подошел к Мике и положил руку на плечо.

– Идем, поговорить надо, – коротко велел он.

Не сопротивляясь, Мика вслед за отцом направился в кабинет. По пути он перехватил взгляд Надима, и тот поднял в воздух кулаки, призывая брата держаться.

Глава 14

Эмран, зайдя в кабинет, закрыл за сыном дверь и уставился на него. Мика несколько секунд выдерживал его пристальный взгляд, но потом потупился. Он не чувствовал угрызений совести за свой поступок и сделал бы тоже самое, попадись та девица ему под руку снова.

– Доволен собой? – наконец спросил Эмран с еле сдерживаемым раздражением.

– Вполне, – Мика снова поднял взор. Отец не заставит его стыдиться за то, что он выкинул ту телку из его квартиры.

Эмран медленно прошел к своему письменному столу и отодвинул один из ящиков. Именно оттуда утром Мика взял запасные ключи от московской квартиры, чтобы поискать там учебник, который он забыл сдать в библиотеку после сессии. Вернувшись, он положил их на место, впрочем теперь это уже не имело значения.

– Кто позволил тебе взять ключи от квартиры?

– Прости. Я не знал, что там скрывается страшная тайна, – не сдержался Мика.

Эмран предупреждающе поднял вверх указательный палец. Он достал из ящика связку ключей и убрал в небольшой стенной сейф, потом снова подошел к сыну.

– Я запретил совать нос в мой кабинет, едва ты научился понимать человеческую речь. Ты избил девушку. Я от тебя этого не ожидал, я тебя не так воспитывал.

«Она еще девушка?» – хотел было переспросить Мика, но вовремя прикусил язык. Сейчас желание острить было явно не к месту. Теперь все ясно. Эта коза вернулась и нажаловалась папочке, что плохой Мика ее отлупил.

– Какой там избил? – ответил он, отводя глаза. – Толкнул разок…

– Я видел, как ты «толкнул». Запомни раз и навсегда: ты больше пальцем не притронешься к Заре. Ты не посмеешь даже посмотреть косо в ее сторону, если вдруг еще раз с ней столкнешься.

– У шлюхи появилось имя? – ляпнул Мика и тут же пожалел о сказанном.

Эмран внезапно схватил его за грудки и припечатал к двери.

– Не смей ее так называть! – чеканя слова, сказал он. – Зара – моя жена. Я требую к ней уважения, и ты будешь его проявлять!

Мику словно выбросили из машины на полном ходу. Он попытался вдохнуть и не мог, так все сжало внутри от услышанного. Эмран уже отпустил его, но парень все еще стоял, прижавшись к двери и тупо глядя на отца. Боль, обида и ярость сплелись воедино, но он не смел ничего сказать, лишь буравил Сайларова-старшего взглядом, пытаясь через него донести свое отношение к ситуации.

– Кто еще знает про это?

– Никто, – тихо ответил Мика, не хотел выдавать Надима.

– Пусть так и будет, – успокаиваясь, сказал Эмран. – Ты никому об этом не расскажешь, ясно?

– А как же мама?..

– Что «мама»? Я не собираюсь ее бросать. Я имею право взять вторую жену, вот и все. Для всех будет лучше, если ты не станешь об этом распространяться.

– Но зачем? – Мика с недоумением смотрел на отца. Теперь он начал понимать, что заходы налево были цветочками, а вот теперь пошли ягодки. – Тебе было мало?..

– Я не собираюсь с тобой обсуждать свою личную жизнь! – прикрикнул на него Эмран. – Не забывайся, Мика. Я захотел и я женился. Это все, что тебе нужно знать. Я не буду приводить Зару сюда, знакомить вас и все такое. Она – моя отдельная семья, которая вас не касается и никак не повлияет на мое отношение к вам и вашей маме. Ты все понял?

 

– Да, – процедил Мика. Он знал, что пререкаться с отцом и что-то доказывать не имеет смысла.

– Вот и отлично, – кивнул Эмран. – Можешь идти. И помни наш уговор: никому ни слова.

Мика вздохнул и собирался было выйти из кабинета, как отец добавил:

– Кстати, отдай ключи от машины Надиму. Теперь он будет возить Лауру и Сати в институт.

– Что? Почему?!

– В следующий раз ты хорошо подумаешь, прежде чем начнешь нарушать мои запреты и размахивать кулаками.

– А мне как прикажешь до института добираться?!

– В километре от нашего поселка есть станция электрички, – бесстрастно сообщил Эмран. – До холодов походишь пешком.

Мика рассерженно выскочил из кабинета и лишь нечеловеческим усилием воли удержался от порыва хлопнуть дверью. Не хватало еще лишиться карты и телефона – отец знал, куда бить больнее всего.

Рядом с дверью его поджидал брат.

– Ну что?

– Он сказал, чтобы я ездил в институт на электричке! – возмущенно сообщил Мика, который еще не мог до конца поверить, что это правда.

– Так а что девчонка? – напомнил Надим. – Ты выяснил, кто она?

– Он действительно женился, Надим, – упавшим голосом сказал тот. – Это была его вторая жена.

Оба парня несколько секунд стояли молча, переваривая информацию.

– Отец велел никому не рассказывать, – продолжил Мика. – Но я не могу об этом молчать. Это же предательство, это…

– О чем шушукаетесь, мальчики? – спросила Альбике, выходя из кухни.

– Ни о чем, мам, – ровным голосом сказал Надим. – Идем, братуха, искупнемся, пока еще тепло.

– Какой «искупнемся»? Начало сентября!

– Мы на минутку, – подхватил Мика, и они с Надимом быстрым шагом направились к бассейну.

Несмотря на теплую погоду, вода обдавала неприятной прохладой, но братья самоотверженно залезли в нее, пока мать, качая головой, наблюдала за ними через огромное окно гостиной, выходившее прямо на бассейн. Стоило ей скрыться, они поскорее вылезли и, замотавшись в полотенца, уселись на лежаки.

– Думаешь, стоит ей рассказывать? – снова задался вопросом Надим, просушивая волосы полотенцем. – Может, оставить все как есть?

– Я не могу смотреть в глаза маме, – ответил Мика. – Но сказать ей тоже язык не поворачивается.

– Отец тебя по головке не погладит.

– Знаю… Может, пойти еще раз наподдать той крале, чтобы развелась с ним?

– Ага. Только завещание не забудь составить.

– Да ладно, я шучу, – махнул рукой Мика. – А в ЛС, думаешь, стоит сообщать?

ЛС ребята еще в подростковом возрасте прозвали Лауру и Сати. Мика подумал, что сейчас бы им не помешал женский совет. Надим, почесывая подбородок, покачал головой.

– Не стоит пока. Давай выждем некоторое время, чтобы не принимать спонтанных решений.

Хранить тайну, о которой так и хочется рассказать, оказалось тяжело.

Мика стал обращать внимание на мелкие детали отношений между родителями, пытаясь выяснить, все ли у них в порядке. Он не мог поверить, что ни с того ни с сего отец решил связать свою жизнь еще с одной женщиной, даже девушкой – его ровесницей. Может быть, между Альбике и Эмраном давно наметился разрыв, а он и не заметил? Парень не ожидал наблюдать между ними страсть, но считал, что сможет почувствовать любое напряжение.

Каждый день Мика наблюдал, как мама с утра хлопочет на кухне, чтобы приготовить для семьи завтрак. Они все рассаживались вокруг стола, и она непременно занимала место рядом с отцом. Когда они выходили из дома, Альбике приобнимала Эмрана, а он с улыбкой целовал ее в щеку или в макушку. С виду все было как обычно, ничто указывало на угасшую любовь. Значит, кто-то из них хорошо скрывает истинные чувства и этот кто-то – наверняка отец.

Мика с отвращением смотрел на лживую, как он считал, маску, которую надевал Сайларов-старший, чтобы не вызывать подозрений. Он бросал на Эмрана гневные взгляды, но тот предпочитал не обращать на сына внимания.

День ото дня сдерживаться становилось все труднее. Умение держать язык за зубами не входило в число добродетелей разговорчивого Мики. Особенно припирало, когда он узнавал, что по той или иной причине отец оставался в Москве. Парень хмурился, качал головой, закатывал глаза к потолку, но нарушить запрет опасался и с болью в сердце наблюдал, как мама уходит в пустую спальню, пока ее дорогой муж «работает» в другом месте.

В один из таких дней, когда все они поднялись после завтрака из-за стола, Альбике сказала:

– Отец сегодня не вернется. Мика, свозишь меня после учебы в магазин?

Сжав губы, тот процедил:

– Конечно мам. Ведь папа так сильно ЗАНЯТ.

Интонация не осталась незамеченной. Стоявший рядом Надим ткнул его в спину, сестры с подозрением посмотрели на него и переглянулись. Только мама безмятежно кивнула:

– Да. Опять какие-то переговоры с Америкой. Разница в часовых поясах или что-то такое.

– Или что-то такое, – с сарказмом повторил Мика.

– Идем, мы опаздываем! – громко сказал Надим и подтолкнул брата к двери.

Мика покорно поплелся за ним. Он хотел как-то намекнуть матери, что стоит задуматься об участившихся переговорах с Америкой. Возможно, она сама догадается и разоблачит Эмрана. Тогда он будет как бы ни при чем. Но получилось не очень – в сердце женщины не было ни капли подозрений.

Лаура и Сати забрались на заднее сиденье, Надим на переднее, а Мика сел за руль. Отец запретил ему пользоваться машиной, но когда его не было, парень со злорадством нарушал запрет. А если Эмран был дома, Надим просто выезжал пораньше и поджидал брата в сотне метров от выезда из поселка. Кроме того, довезти сестер до института – еще пол-дела. Кто-то должен был привозить их обратно, ведь затем старший брат, оставив машину, отправлялся на работу.

Раздраженный недогадливостью Альбике, Мика дернул ключ зажигания и резко подал назад, выезжая с парковки.

– Мика! Осторожно! – недовольно воскликнула Сати.

– Пристегнись, – ответил тот.

– Может, я поведу? – предложил Надим.

– Я умею водить!

Тойота взвизгнула шинами по асфальту и рванула к выезду из поселка. На пересечении дорог их джип подрезала другая машина, и Мика матернулся, хотя обычно при сестрах себе этого не позволял.

– С тобой все в порядке? – с беспокойством спросила Лаура, пытаясь поймать взгляд брата в зеркале заднего видения.

Мика промолчал. Он понимал, что если сейчас откроет рот, то выложит все. И все же ему хотелось, чтобы Лаура настояла на своем и он был бы вынужден поведать ей отцовский секрет.

– Надим, что с ним?

Братья также молча быстро переглянулись. Эту тайну невозможно было хранить вечно, но Мика понял, что если рассказать девчонкам, они наверняка все доложат маме. Он и хотел и не хотел этого одновременно.

– Они что-то скрывают, – сказала Сати Лауре. – Ну, что там у вас за страшная тайна?

Молчание.

– Надим! Что вы скрываете? – повысила голос Лаура.

– Мика не сдал учебник в библиотеку, – ответил старший брат.

– И что с того?

– Мы обыскались его дома, но не могли найти…

– Ну?

– Тогда мы поехали в нашу московскую квартиру, потому что он мог там его оставить. Помнишь, во время сессии к нам приезжали двоюродные братья, и мы жили там несколько дней?

– К чему ты мне все это говоришь?! – теряя терпение, воскликнула Лаура. – Его же не исключат из института из-за учебника!

– Тебе надо было учиться на дипломата, – пробормотал Мика, обращаясь к Надиму.

– Ну и мы там кое-что обнаружили…

– Что? – встряла Сати. – Труп? Наркотики?

– Вторую жену, – подытожил Надим.

Глава 15

Теперь молчание повисло и на заднем сидении. Мика бросил взгляд в зеркало – Сати и Лаура, открыв рты, смотрели в затылок старшего брата.

– Не смешно, братик, – наконец сказала Сати.

– Это не шутка. Мика собственноручно спустил ее с лестницы.

– Что?!

– Правда, это было до того, как мы узнали, что она – его жена.

– Вы издеваетесь?

– Нет, – подал голос Мика. – Я же говорю, она была там! И потом отец наехал на меня и сказал не лезть в это дело и не говорить маме, потому что он, видите ли, имеет право брать вторую жену. И именно из-за этой козы я теперь вынужден каждое утро топать сотню метров пешком.

Лаура и Сати снова умолкли. Мика сделал еще пару резких поворотов.

– И какая она? – спросила Сати.

– Да девчонка. Лет двадцать на вид, не больше.

– А ты уверен, что она не… Ну, понимаешь?..

– Говорю же, он сам сказал, что она его жена и что я должен проявлять уважение и не бить ее! – рявкнул Мика, поражаясь недоверчивости сестер. Он не так уж много врал, чтобы теперь они ставили под сомнение его слова.

– И сильно ты ее побил? – поинтересовалась Сати со злорадной усмешкой.

– Ну так… – Мика поймал в зеркале ее взгляд и также довольно ухмыльнулся. – Несколько затрещин дал и губу разбил, кажется.

– Ты забыл упомянуть, что вытащил ее на улицу в трусах и халате, – напомнил Надим.

Лаура и Сати расхохотались, и Мика улыбнулся вслед за ними – напряжение немного отпустило. Теперь, когда все старшие знают о появившейся проблеме, они наверняка придумают, как ее решить.

– Правильно, Мика! – воскликнула Сати. – А я тоже приеду и еще добавлю.

– Даже не думай! – сказал Надим. – Отец запретил ее трогать и рассказывать о ней. Так ты выдашь Мику.

– Но вы же расскажете маме?

– Эм… Мы не решили, – Надим покачал головой. – И мое мнение – не стоит ничего говорить.

– Да как ты можешь так думать?! – возмутилась Лаура. – Мама должна знать об этом.

– Она всю жизнь знала, что отец изменяет, но не ушла, – возразил Надим. – Какая тогда разница, знает она или нет.

– Любовница – это не жена! Это предательство не только физическое, но и духовное!

– Как ты красиво заговорила. Это с тех пор, как ты обручилась с Дачиевым?

Лаура вспыхнула и сложила руки на груди.

– Все равно вы должны все рассказать, – подытожила она. – Если вы этого не сделаете, мы с Сати сами расскажем.

– Ага! – поддакнула Сати. – И на разборки к ней тоже съездим. Наверняка она – какая-нибудь стерва, которая охмурила его своей молодостью. И хочет от него только денег!

Мика притормозил у входа в одно из зданий «Москва-Сити», где располагался головной офис компании Сайларова. Он был рад, что не ему придется весь день наблюдать довольное лицо отца. Непробиваемый старший брат, казалось, мог бесконечно строить хорошую мину при плохой игре. Если бы он пошел за учебником, Мика был уверен, что никто никогда ничего бы не узнал.

– Давайте не торопить события, – предложил Надим, отстегивая ремень безопасности.

– Я это слышу уже почти месяц, – пробурчал Мика.

Надим, ничего больше не говоря, вылез из машины.

– Он не хочет рассказывать маме? – спросила Лаура.

– Да, – ответил Мика, отъезжая от здания. – Считает, что лучше сладкая ложь. Точнее, неведение.

– Мы не согласны. Да, Сати? Не обращай на него внимания, мы за тебя!

– А знаете, надо придумать вариант сделать так, чтобы мама сама об этом узнала, – сказала Сати. – Тогда отец не сможет тебе ничего сделать.

Мика задумался над предложением сестры. Внезапно его лицо посветлело.

– Да… Кажется, я знаю, как это устроить.

Зара сидела на берегу бассейна, опустив ноги в теплую воду. По левую руку от нее –безалкогольный мохито, в правой телефон, в телефоне – Тасмика. В загранпаспорте туристическая виза, свидетельствующая о пересечении границы с Турцией.

Зара никогда прежде не была за границей. Да что там, не выезжала за пределы родного края. Эмран предложил слетать куда-нибудь подальше, но она испугалась долгого перелета, поэтому было выбрано самое популярное у российских туристов направление. Правда, в «Хилтоне», пятизвездочном отеле в окрестностях Даламана, тоже было неплохо.

Девушка потянулась к освещающему напитку, параллельно описывая кузине, что она сегодня ела на завтрак.

– Ладно, я поняла, что жрачка там отпад, – сказала Тасмика в трубку. – Слушай, я давно хотела тебя спросить: а ты с его детьми-то познакомилась? Мику видела?

Зара невольно поднесла руку к скуле. Синяк, оставленный мощной Микиной пощечиной, давно сошел, но боль унижения осталась до сих пор. Она не рассказывала Тасмике о том случае в Москве и вообще начинала больше скрывать от нее. Делиться личной жизнью Зара не собиралась, душевные волнения сестра пыталась купировать аргументами о деньгах и хорошем положении мужа, а это все было не то, что Зара хотела бы услышать от подруги. Впрочем, иногда желание выговориться все же брало верх.

 

– Видела мельком, – уклончиво ответила Зара на вопрос. – И знаешь, он не такой няшка, как кажется.

– Да брось! Ты видела его новое видео? Смешное, правда?

– Не видела. Я не захожу в соцсети.

– Ой да ладно! Я знаю, что ты там сидишь с пустых аккаунтов.

Зара скривилась. Тасмика знала ее слишком хорошо. Несмотря на запрет мужа, девушка не могла устоять и продолжала лазать в Инстаграме, ВК и паре других сетей с профилей no name без фото и какой-либо дополнительной информации. Она не считала это преступлением, ведь она ничего не выкладывала и ни с кем не общалась. А сидеть дома и куковать в одиночестве в девятнадцать лет просто невозможно. В общем-то, поэтому, видя, как молодая жена засыхает в четырех стенах, Сайларов и решил вывезти ее развеяться за границу.

– А где ты его видела? – принялась допрашивать Тасмика. – Какой он? Расскажи! А девушка у него есть?

– Да просто видела, как в машине проезжал у нашего дома, – соврала Зара. – Насчет девушки не знаю, но не думай, у тебя нет шансов.

– Почему это?

– Потому что Эмран никогда не разрешит ему жениться на девушке не из его круга. Он мне говорил, что есть некоторые рамки, за которые он им не позволит выходить. Вот, например, старшему сыну он запретил жениться на какой-то девушке, потому что она не нашей веры и вообще иностранка.

– Ну, он сам-то же женился на тебе, а ты не из их круга, – обидевшись, напомнила Тасмика.

Зара улыбнулась. Она сама задавала Эмрану такой же вопрос.

– Он сказал, что это потому, что у него достаточно жизненного опыта, чтобы принимать такие решения. И что когда его сыновья сами станут взрослыми состоявшимися людьми, пусть делают что хотят.

Зара потянула из трубочки освежающий напиток с кислинкой от лайма и расслабленно поводила ногами в теплой воде. После вчерашнего посещения хаммама ее кожа будто стала более чувствительной и нежной. Солнышко не жарило, но по-осеннему пригревало, и она не боялась обгореть. То и дело мимо проходили официанты и служители отеля – симпатичные темноволосые ребята-турки. Зара втайне выделила парочку особо привекательных парней и пустила их в свои фантазии, чтобы приятнее было коротать ночи в объятиях мужа. Ей не нужно было на них таращиться днями напролет, да она и не смела, даже когда Эмрана не было рядом. Она замужем, навсегда запретна для других мужчин… Но фантазии – это ведь не измена?

– Слушай, Тась, я все хотела спросить… А как там у нас в городе? Про меня что-нибудь говорят?

– Ты хочешь, чтобы все обсуждали, как удачно ты вышла замуж? – поддела ее Тасмика. – Увы, должна тебя разочаровать. Пока все верят, что ты уехала учиться в Москву и живешь с двоюродной тетей. Шушукаются, конечно, ведь ты уехала после похищения, а у нас, знаешь, это прямо сигнал, что ты хочешь что-то скрыть. Кое-что! Кто-то пускал слух, что тебя хотят сватать за Мику Сайларова. Уж не знаю, кто такой умный. Но это все быстро завяло, так как сама понимаешь, все в курсе, что он до сих пор не женат.

– А что Рамин?

– Не волнуйся, не пропал. Я слышала, что ему ищут невесту, но пока ничего конкретного.

Зара задумалась о бывшем женихе. Он-то не должен жениться на старушке, чтобы обеспечить себе достойную жизнь. Любви к нему она давно не испытывала, а вот зависть – да.

– Здравствуйте, девушка, – раздался сзади незнакомый мужской голос.

Зара вздрогнула от неожиданности, едва не уронив трубку в бассейн, и обернулась. Перед ней стоял молодой парень в ярко-красных плавках-шортах с телом человека, уважающего тренажерный зал, но не обитающего в нем 24/7. Он был не то чтобы обалденно красив, но достаточно привлекателен, а скорее обладал внутренним притяжением, благодаря которому и не самые удачные особи мужского пола бывают окружены толпами поклонниц. В груди у Зары что-то екнуло, и она поспешно потупила взгляд, не отвечая на приветствие.

– А можно с вами познакомиться? – незнакомый парень уселся рядом и также свесил ноги в бассейн.

– Я потом позвоню, – коротко сказала Зара в трубку и сбросила вызов.

– Меня зовут Асвад, – широко улыбаясь, представился незнакомец и протянул ей руку.

Зара покраснела и все также молча отодвинулась от него на безопасное расстояние. Ей польстило, что на нее обратил внимание такой симпатяга, но максимум, на что она была готова – пустить Асвада в очередную фантазию.

– А ты неразговорчива.

Асвад, ничуть не смущаясь, убрал руку, но лишь затем, чтобы в шутку легонько брызнуть в Зару водой. В другом месте и в другое время девушка бы улыбнулась и брызнула в ответ… Зара поднялась и поспешно зашагала к лежаку, на котором оставила свои вещи.

– Подожди! Куда же ты? – Парень вскочил и устремился за ней. – Скажи хоть свое имя, чтобы я мог спеть тебе вечером серенаду под окном!

Подавив улыбку, Зара бросила в сумку телефон, бутылку воды и темные очки. Да этот Асвад упорный перчик! Интересно, кто он и что делает в этом далеко не самом молодежном фешенебельном отеле? Наверное, чей-то сынок. Выпрямившись, Зара все также храня молчание и глядя в пол, направилась в свой номер.

– Мы с тобой в одном отеле живем, учти! – донесся до нее окрик Асвада. – Я все равно узнаю, кто ты.

«Ты узнаешь, что я замужем, и отвянешь», – подумала Зара.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38 
Рейтинг@Mail.ru