Золотая клетка с черным ходом

Индира Искендер
Золотая клетка с черным ходом

Утром Зара приготовила Эмрану вкусный завтрак. Уже одетый в костюм, он попивал чай, любуясь ее плавными движениями – даже на работу идти не хотелось, что бывало крайне редко.

– Поди сюда, – велел он и, поймав ее за руку, притянул к себе и усадил на колени.

Веса девушки он почти не чувствовал, даже наверное мог бы поднять ее на руки. На всякий случай отставив подальше чашку с горячим чаем, Эмран провел рукой по ее бедру. Зара немного более смело подняла глаза. Постель сближает, что и требовалось доказать.

– Чем сегодня займешься? – спросил Эмран.

– Не знаю… – скромно ответила она. – Позвоню родителям. Что-нибудь приготовлю. Вы…

– «Ты», – перебил Эмран.

– Ты… эм… вернешься сегодня?

– А тебе хочется? – лукаво спросил он. – Будешь скучать?

– Да, – тихо сказала Зара.

– Лгунья. Не будешь ты скучать, – улыбнулся Эмран. – А вот я буду. Но сегодня не вернусь, у Лауры помолвка.

Он обвел глазами ее тело, которое еще несколько часов назад страстно сжимал в объятъях. Рука сама собой потянулась к ее аккуратной груди, едва заметной под домашней футболкой.

– Я хочу, чтобы ты выбросила ту пижаму. Оставлю тебе деньги, купишь новую. А на выходных пойдем оформим тебе карту.

– Хорошо, – с запинкой ответила Зара.

– Ты умница. Сможешь добраться до того торгового центра?

– Думаю… что да…

Сайларов улыбнулся про себя, продолжая ласкать ее грудь. Он заметил, как дыхание девушки учащается. Наверняка она даже не понимает, что с ней происходит, ведь в душе она пока не смирилась и не хочет его. Однако Эмран знал, что женщину можно возбудить и вне зависимости от ее желания – касаясь правильных мест, выбирая нужный ритм. Пусть партнерша не будет изнывать от страсти, но все же процесс будет более приятным.

Эмран бросил взгляд на часы на стене. Пора было выходить, но его никто не будет ругать за опоздание. Он поднял Заре футболку и, также мягко водя по ее телу, наслаждался зрелищем. Какое все-таки счастье, что она здесь, рядом, и он может делать с ней все, что захочет. Впрочем, не стоит пока ее пугать тайными желаниями, которые порой будоражили воображение Эмрана. Пусть привыкает отдаваться ему по первому требованию. Несколько секунд Сайларов размышлял, стоит ли снова раздеваться из-за очередного порыва или все же уйти на работу и не нарушать дисциплину.

«Один раз живем!» – подумал он в итоге и, не без труда подняв Зару на руки, понес в спальню. Никак не получалось ею насытиться.

Глава 10

В ресторане, снятом по случаю помолвки Лауры и Илеза Дачиева, было темно и шумно. Здесь присутствовали только близкие друзя и родственники обеих семей, но и тех набралось человек пятьдесят. Эмран сидел рядом с Альбике и, потягивая апельсиновый сок, любовался будущей невестой. Лаура всегда была его любимицей, и сейчас ему было больно осознавать, что через пару-тройку месяцев у нее будет своя семья, а они, Сайларовы, отойдут на второй план.

Рядом с Лаурой сидела безбашенная Сати. В детстве они были похожи как две капли воды, но со временем разница стала более заметна. Да и как ее не заметить, когда у Лауры всегда аккуратная и чистая одежда, убранные в косу длинные темные волосы, а Сати вечно одета во что попало и стрижет волосы по плечи, чтобы лишний раз не возиться с прической. Мать постоянно делала ей замечания, но бесполезно. И только строгий взгляд отца помогал справляться с шебутной девчонкой.

– Как быстро дети выросли, – склонившись к Эмрану, сказала Альбике и прикрыла ладонью его руку. – Даже не верится, что двадцать с лишним лет прошло.

– Правда? А мне кажется, что прошло целых двести, – пошутил тот.

– Как думаешь, кто будет следующим?

– Надеюсь, что Надим. Ему уже двадцать три. Можно задуматься о женитьбе.

Альбике вздохнула и покачала головой:

– После произошедшего не думаю, что мы этого скоро дождемся.

– А что такого особенного произошло? – пожал плечами Эмран. – То, что я не позволю ему жениться на девушке не из наших мест, он и так знал. Не думаю, что это для него стало сюрпризом.

– Эмран, она ведь неплохая девушка.

– Откуда ты знаешь, что она неплохая? – подозрительно спросил Эмран. – Ты что, встречалась с ней?

Альбике промолчала, отводя глаза.

– Не будет этого никогда, – отрезал Сайларов. – Я и так достаточно либерален. Пусть выбирает любую девушку, но с Кавказа. Чтобы знала наши обычаи, наш менталитет, была бы нашей веры.

– Дорогой, мальчик сильно переживает… Может…

– Нет, я сказал! – раздражаясь, оборвал разговор Эмран.

Жена покорно умолкла, а он устремил взгляд на Надима, стоявшего в углу зала с друзьями. Стройного телосложения, с аккуратной стрижкой, старший сын лицом напоминал отца. Характером, правда, более мягок – Эмран порой задумывался, не загубит ли он бизнес после его смерти. По его мнению, не хватало Надиму жесткости и деловой хватки, жизненно необходимой в этом деле. Сын тоже был гордостью и отрадой Эмрана – пока не заикнулся о том, что хочет взять в жены какую-то подружку по вузу, венгерку. Венгерку, которая, как ему объяснили, приехала по программе обмена студентов всего на полгода! И успела охмурить заканчивавшего магистратуру Надима! Воспоминания об этом инциденте заставили Эмрана скривиться от досады.

Как послушный сын, Надим не стал ругаться с отцом, но сразу отдалился от него во всех отношениях. Этот жест непокорности Эмран принял как должное и не стал обращать внимания. Побузит и образумится, главное, чтобы дурака не свалял и не женился против отцовской воли.

– Мам, па! Привет! Я ничего не упустил?

Словно ураган, возникший ниоткуда, на них налетел Мика, приобнял отца и поцеловал мать в щеку.

– Я же велел не опаздывать, – процедил Эмран. – Ты и на собственную свадьбу опоздаешь.

– Скорее ты женишься второй раз, чем меня захомутают, – беззаботно рассмеялся Мика.

От этих слов у Эмрана по спине пробежал неприятный холодок, но он как обычно мастерски скрыл эмоции.

– Ничего-ничего, – сказала Альбике, отодвигая ему стул. – Мы тебя быстренько пристроим.

– Ты имеешь в виду место рядом с тобой?

– Я имею в виду место рядом с тобой.

Альбике улыбнулась сыну и потрепала по шапочке темно-русых волос, едва не сбив пристроенные на макушке темные очки. Парню уже двадцать, а она все равно относилась к нему как к маленькому мальчику. Впрочем, зачастую Мика и вел себя как подросток, застрявший в пубертатном периоде.

– Осторожно, ма! – Мика поспешно удержал очки на месте. – Мое последнее приобретение.

– Ты скоро ослепнешь в своих очках, – с укором сказала мать.

– Это мой имидж.

Мика достал телефон и отставил руку, собираясь сделать селфи. Эмран с Альбике переглянулись и одновременно покачали головами. Сфоткавшись, парень навел камеру на Лауру и Илеза. Эмран деланно закрыл лицо руками. Надо бы запретить Мике снимать помолвку, ни к чему это, но Сайларов не хотел в такой день портить никому настроение. У него самого оно было прекрасным. Сидя в кругу семьи, он наслаждался покоем и стабильностью своей жизни. И даже Зара теперь стала частью этой стабильности. Он стабильно будет приходить к ней и стабильно заряжаться энергией ее молодости. Эмран только жалел, что не может бывать там чаще, чтобы не вызвать подозрения.

Обхватив руками колени, Зара сидела на диване в гостиной и листала Инстаграм. Асхар Гучиев снова выставил кучу фоток из тренажерного зала, где он топлесс делал становую тягу и упражнения на пресс. Султан И. поделился фоткой, на которой он держал пальцы женской руки, прилепив стикер из маленького сердечка – обсуждения под фоткой распирало от вопросов кто эта счастливица. Мика Сайларов демонстрировал присутствие собственной персоны на обручении сестры – с мамой, с братом, с другом, с тортом. Другие симпатичные и популярные ребята делились своей жизнью на зависть тем, чья жизнь была не столь богата на события.

Теперь Зара не могла пожаловаться, что живет скучно. Она просматривала соцсеть с нового дорогого ноутбука, за который этой ночью расплатилась собственным телом. Эмран был ее мужем, и они не сделали ничего противозаконного… Только почему так тошно на душе? Зара весь день собиралась позвонить то матери, то Тасмике, но потом откладывала телефон. Она не хотела никого слышать и ни с кем это обсуждать. Отставив ноутбук, она уткнулась лицом в колени и тихо заплакала.

«Ничего нетерпимого, – повторяла про себя девушка. – Ко всему можно привыкнуть».

После первого раза Зара почти себя в этом убедила. Разок за ночь, пару раз в неделю. Тем более, что все произошло довольно быстро, на ее взгляд. Ради хорошей жизни не так уж много…

Но оказалось, что она недооценивала пыл своего мужа. Он разбудил ее среди ночи, целуя своими мерзкими губами. Зара вынуждена была ответить по мере моральных сил и принять его ненасытное тело, несмотря на то, что снова ощущала боль. А потом, когда она уже почти расслабилась, провожая Сайларова на работу, он захотел ее снова. Вот этот третий раз, спонтанный, когда Эмран четко дал Заре понять, что она полностью во власти его желаний – наверное, был самым отвратительным из всех.

Зара с содроганием вспоминала, как ласки Эмрана вызывали в теле дрожь возбуждения, в то время как мозг отказывался воспринимать его как желанного мужчину. Самым надежным способом было снова закрыть глаза и ждать, так как в те два раза он делал это быстро.

– Я уже и так опоздал, – прошептал Эмран ей на ухо, снова ломая ее планы. – Не страшно, если задержусь подольше.

И это было действительно долго, хотя под конец Зара уже вопсринимала это как некую неприятную, но необходимую процедуру. Когда муж наконец удовлетворил свою страсть и начал заново одеваться, раздавленная психологически, Зара оцепенев лежала под одеялом. Даже слезы не шли.

– Отдыхай пока, моя красавица, – нагнувшись к ней, сказал Эмран и поцеловал в лоб. – В следующий раз попробуем по-другому?

 

И вышел из спальни, не дожидаясь ответа. Подразумевалось, что отказать Зара не может.

Воспоминания бесконечно прокручивались в голове девушки, даже плач не давал успокоения. И так будет всю жизнь. По крайней мере, ее лучшие годы при условии, что Сайларов протянет лет до восьмидесяти.

Глава 11

Прошло полтора месяца.

За эти полтора месяца Зара поняла, что привыкнуть можно ко всему, даже к сексу с нелюбимым мужчиной.

В какой-то мере она даже ждала возвращения мужа. Подруг в Москве у нее не было, и Эмран оставался единственным человеком, с кем Зара общалась лично, не считая продавцов в бутиках. Он не запрещал ей заводить подруг, только откуда было взяться новым подругам, а старые остались в старой жизни.

Оставалось общение по интернету, но простого человеческого присутствия порой так не хватало. Посидеть с чашкой чая, посмотреть вместе новый фильм или сериал. Вместе сходить в гости. Возможно, это был тонкий психологический ход, чтобы привязать Зару к себе, потому что на просьбы разрешить ей навестить родителей Эмран отвечал отказом.

– Я не могу тебя пока отпустить, – говорил он. – Мы едва поженились, а ты уже рвешься обратно? Может быть, зимой. Не раньше.

Подчинение не обсуждалось. Зару с детства воспитывали, что жена слушается мужа, в этом у нее не было никаких сомнений. Хотя на ее новенькой карте было достаточно денег, чтобы слетать домой и обратно, она никогда бы не посмела так сделать – не из-за боязни, что Эмран даст ей развод и лишит материальных благ. Он отныне был ее мужем, чье слово для жены – закон.

Так как Эмран много работал и редко появлялся дома раньше семи-восьми вечера, днем Зара чувствовала себя относительно свободно. От нечего делать она ежедневно до блеска вычищала квартиру, что-то готовила и шла в торговый центр или, надев наушники, гуляла по ближайшему парку. Иногда она весь день торчала дома, крутила турецкие сериалы про большую любовь или бродила по соцсетям.

А вечером Эмран возвращался. Пока его семья была в Москве, а точнее в Области, у Сайларова получалось приезжать два, иногда три раза в неделю, кроме периода, когда он на неделю выслал их всех в Ниццу и с работы направлялся прямиком к ней. Ночью свобода заканчивалась.

Эмран по счастью не был конченым извращенцем, но очень быстро начал подталкивать Зару к некоторым экспериментам, которые вгоняли ее в краску от стыда. Этот личный процесс всегда представлялся Заре более романтичным и нежным, чем оказалось на самом деле. Если Зара начинала хныкать от нежелания выполнять что-то, он никогда не пугал и не заставлял. Уговаривал, настаивал, но где-то его можно было перегнуть. Зара прибегала к этому способу в крайнем случае, когда было совсем уж тошно, по той же причине, почему не могла без его разрешения съездить к родным – ослушаться мужа не ей представлялось возможным. Легче всего было, когда во время исполнения супружеского долга она его не видела.

– Относись к этому как к неприятной, но необходимой процедуре, – наущала ее теоретик Тасмика. – Моей подруге недавно пришлось делать эту… гастроскопию. Глотать здоровенный резиновый шланг, представь! Думаю, это намного отвратительнее.

– Она не глотает шланги каждый день, – возразила тогда Зара.

– К тебе он тоже не каждый день приходит. И вроде ничего глотать не заставляет? – Тасмика хихикнула. – Просто не обращай на это внимания. Неужели так сложно привыкнуть?

Нет, к самому процессу привыкнуть было несложно… Зара даже могла уже без дрожи смотреть на лицо Эмрана, называла его на «ты», научилась кое-как отвечать на его ласки. Однако эта растительность на его теле… Большие губы… Его привычка говорить прямым текстом о своих желаниях и фантазиях и обращаться с ней как с игрушкой. Любимой игрушкой, которую боишься ненароком разбить, но все же неживым предметом… К этому привыкнуть было невозможно. Стерпелось – да, но слюбиться пока не выходило.

Зара засунула грязное постельное белье в стиральную машину, нажала «Пуск». Вернувшись в спальню, она достала из комода новый белоснежный комплект. Эмран любил простые однотонные вещи, и все простыни и пододеяльники были либо белые, либо в серых тонах. Закончив стелить постель, Зара вернулась на кухню и включила электрический чайник. Надо выбрать что посмотреть, если сегодня ночью муж не вернется.

В гостиной на журнальном столике зазвонил телефон. Эмран. На его вызов у нее был установлен особый звонок, и Зара всегда неприятно вздрагивала при его звуке. Она подошла к столику и взяла блестящий «Самсунг» последней модели – очередной подарок мужа.

– Да?

– Зара, ты дома?

– Да, я здесь.

– Никуда не уходи. Я через час приеду.

Зара вздохнула, но достаточно тихо, чтобы Эмран не услышал. Фильмов не будет.

– Хорошо. Я никуда не собиралась.

– Подготовься, – напоследок бросил Эмран. – Хочу тебя уже сейчас.

Он повесил трубку, не прощаясь – обычная манера. Заре даже не пришлось нажимать на отбой. Девушка отложила телефон и пошла «готовиться». Это означало, что к приходу Эмрана она должна была быть одета максимально откровенно.

Теперь у Зары была целая полка в шкафу, заваленная нижним бельем почти всех фасонов, в основном красных и черных тонов. Она покопалась среди своих запасов и выбрала наряд на грядущий вечер. Надев бюстгальтер из красной сетки, совершенно не скрывавший грудь, и красные стринги, Зара подошла к зеркалу накраситься. Эмран не выносил яркий макияж, но уважал неброский, подчеркивавший ее красоту. Немного теней, малиновый блеск для губ, несмываемая тушь. Зара выпрямилась, распустила хвост. Волосы водопадом заструились по плечам и спине. Вглядываясь в отражение, в привлекательную внешность и пустой взгляд, Зара подумала, что очень напоминает себе… Нет, она не хотела об этом думать. Она его жена.

Повернувшись в профиль, Зара заметила, что начала полнеть. Походы по магазинам нельзя назвать спортом, а в еде она себе последнее время не отказывала. Эта небольшая полнота делала ее формы более аппетитными и желанными, но все же ей захотелось от нее избавиться. Надо будет спросить Эмрана, можно ли ей записаться в фитнес-клуб. Наверное, он не будет против.

Чтобы не сидеть еще час в одном белье, Зара накинула на себя атласный халатик цвета чайной розы с черным кружевом, едва доходивший до середины бедра. Она прихватила края халата поясом, прикрыв дерзкий бюстгальтер, и уселась в гостиной с телефоном в руках полистать последние обновления в Инстаграме.

Внезапно из прихожей раздался звук поворачиваемого ключа в замке. Зара вздрогнула. Она не ожидала, что Эмран вернется так скоро. Уж чего-чего, а пунктуальности ему было не занимать. Входная дверь открылась и закрылась. Бряцнули ключи, брошенные на комод. С замирающим сердцем Зара встала с дивана. Через несколько секунд мимо гостиной прошел Мика Сайларов.

Глава 12

Сердце девушки метнулось ближе к пяткам. Парень, не заметив ее, удалился в одну из комнат и, судя по звукам, что-то искал в письменном столе. Еще больше запахнув халат, Зара попятилась в дальний угол комнаты. Она знала, что Эмран не собирался объявлять семье о женитьбе, пока оно само как-то не раскроется, и не представляла, куда спрятаться, чтобы не попасться Мике на глаза. Запереться в туалете или ванной? Глупо… Может, на кухню, за холодильник?..

– Да где же этот чертов учебник?! – раздался голос и затем грохот задвигаемого ящика.

Шаги из комнаты в прихожую, и вот Мика появился на пороге гостиной. В джинсах и черной футболке, с вечными темными очками почти на макушке, уперев руки в боки, он осматривал помещение. По комнате протянулся легкий аромат одеколона. Тут его взор, привлеченный цветом халата, метнулся к Заре.

Мика обвел ее глазами с ног до головы. Недоумение в глазах быстро сменилось догадкой – внешне девушка явно не походила на монашку, прибывшую отпускать Сайларову-старшему грехи.

– Ну здрасте, – протянул Мика нежнейшим тоном, от которого могло стошнить.

Зара предпочла не отвечать, максимально туго сжав края халата.

– Ты что, адресом ошиблась? – спросил Мика, подходя ближе.

– Нет… Я… Я тут живу, – пробормотала она.

– Неужели?

Теперь Мика стоял почти вплотную. Он презрительно смотрел на нее, вальяжно швыряя жвачку от щеки к щеке. Зара давно мечтала оказаться к нему так близко, но сейчас отдала бы все, чтобы оказаться на другом конце земного шара.

– И на каком же основании ты тут проживаешь? – поинтересовался Мика, как бы невзначай проведя пальцем по кружеву на халате. От этого жеста девушку бросило в дрожь. Возбуждающую. Ужас. – Может быть, ты – моя незаконнорожденная сестричка?

Зара хотела бы попятиться, но не смогла, она и так стояла вплотную к стене.

– Нет, – тихо ответила Зара, сглотнув.

– Ага… – медленно произнес Мика. – Тогда какого хрена ты тут делаешь?!

От его крика Зара аж подскочила. Презрительное спокойствие на лице парня в мгновение ока сменилось яростью.

– Шлюха! Ты ждешь моего отца?! – тут же пощеина обожгла щеку.

– Я…

– Заткнись! Я не давал тебе права голоса! – Мика снова замахнулся. Зара успела закрыть лицо, и удар пришелся на предплечье. – Быстро свалила отсюда!

– Я тут живу, – повторила она. От обиды и боли в щеке на ее глаза навернулись слезы.

– Уже нет.

Тут Мика схватил ее за руку и потащил к двери. Зара не имела сил сопротивляться его жесткой хватке, да и что она могла поделать с парнем.

– Пожалуйста, Мика…

– Черт, не произноси мое имя!

– Мне некуда идти.

– А мне насрать!

Он дотащил Зару до входной двери, открыл ее и вытолкнул девушку на лестничную клетку. За какие-то пять секунд она оказалась практически на улице лишь в тонком халатике и белье, открывавшем все, что только можно было открыть. Дверь в квартиру захлопнулась перед ее носом.

Зара в шоке оперлась на перила. Стучаться и проситься обратно она не рискнула, ключей войти обратно у нее не было, телефон остался в квартире. Эмран должен был скоро приехать, ей надо всего лишь подождать. Утирая слезы, Зара опустилась на ступеньки лестницы. Комментарий Мики был обиднее всего, ведь она не была той, за кого он ее принял, не успела ему объяснить.

Через несколько минут входная дверь снова открылась, и Мика вышел из квартиры с книгой под мышкой. Он заметил сидевшую на ступеньках Зару, но сначала демонстративно закрыл квартиру на ключ и лишь потом обернулся к ней.

– Я же сказал тебе свалить. Не поняла что ли?

– Это мой дом, – ответила Зара, на всякий случай прикрывшись руками.

– Ах ты мразь! – Мика подскочил к ней и рывком поставил на ноги. – Еще раз скажешь, что это твой дом, и я тебя по лестнице спущу! Ты, очередная мерзкая продажная тварь, на которую он запал.

– Я его жена… – пролепетала Зара, у которой от оскорблений снова из глаз брызнули слезы. Эмран не давал ей разрешения разглашать ее статус, но в этой ситуации она не видела иного выхода.

Мика от этих слов на секунду замер, словно его облили холодной водой.

– Что ты сейчас тявкнула? – пришипел он. – А ну повтори?

– Я его жена, – ответила Зара с замирающим сердцем.

Тут Мика буквально схватил ее за волосы и поволок за собой вниз по лестнице.

– Какая к чертям жена?! У него есть жена, моя мать. А ты – шлюшка, была ею и останешься!

Зара еле успевала перебирать босыми ногами, чтобы поспеть за Сайларовым-младшим. И этим милым парнем она восхищалась и готова была выйти за него замуж? В гневе Мика был страшен, и она боялась, что он сделает с ней что-то нехорошее за ее слова.

– Пожалуйста, отпусти меня, – простонала она от боли, хватаясь за его руку, хуже репейника впившуюся ей в волосы. – Я правду говорю!

Мика притормозил, но лишь для того, чтобы дать ей еще несколько подзатыльников и пощечин.

– Заглохни, пока я тебя не убил! – посоветовал он, нанося очередной удар. – Не смей, слышишь? Не смей утверждать, что ты его жена! Это бред, это твое воображение. Ты сейчас выйдешь из этого дома и больше на километр к нему не подойдешь, поняла?

– Да, – рыдая ответила Зара. – Мне больно! Не бей меня!

– А что, ты разве не привыкла к такому обращению, потаскуха? Скажешь отцу, что передумала с ним трахаться, и исчезнешь из его жизни. Все поняла?

– Да…

Выговорившись, парень за руку потащил ее дальше. Зара поняла, что спорить бесполезно, оставалось покроно следовать за ним. Во рту она почувствовала вкус крови из разбитой губы, щеки и руки полыхали от ударов, причем она не сомневалась, что это он бил еще не очень сильно.

Они вприпрыжку преодолели все три этажа, и Мика выволок ее на улицу.

– Вот он, воздух свободы! – сообщил он. – Ворота в той стороне.

– Как я пойду в таком виде? – сквозь плач спросила Зара. Она могла бы для вида отойти от дома, чтобы не провоцировать Мику еще больше, но не в домашней одежде, которую и одеждой-то назвать нельзя.

 

– Раньше надо было думать, прежде чем к чужому мужу в постель лезть, – жестко ответил Мика.

– Дай мне хоть вещи забрать…

– Нет! На хрена тебе вещи?

Новый подзатыльник.

– Мика! – раздался откуда-то другой молодой мужской голос. – Ну-ка иди сюда!

– Иду! – отозвался тот и снова повернулся к Заре. – Давай, бегом пошла.

Зара готова была провалиться сквозь землю со стыда, однако делать было нечего, и она поплелась к воротам, рукавом утирая слезы и кровь. Краем глаза она заметила, что Мика пошел в другую сторону, к массивному черному внедорожнику. Окна машины были спущены, и за рулем она увидела парня, похожего на Надима. Мика сел в машину, и Зара сбавила темп, надеясь, что он уедет раньше, чем она доберется до ворот. За спиной заурчал мотор, и внедорожник поравнялся с ней.

– Не сбавляй темпа! – крикнул Мика, высунувшись из окна. – Еще раз тебя тут увижу, не знаю что я с тобой сделаю… А впрочем знаю, но денег за это не дам!

– Успокойся уже, – донесся до Зары голос Надима, и джип рванул прочь.

Девушка дошла до угла дома и проследила, как Сайларовы выезжают за шлагбаум, а потом повернула обратно. Во дворе было пустынно, только несколько детей играли на площадке под присмотром женщины. Та окинула Зару подозрительным взглядом, но ничего не сказала. В родном городе весть о том, что какая-то девушка ходит по улице полуголой, облетела бы всех соседок еще быстрее, чем Зара добралась бы до подъезда.

Дойдя до цели, Зара вспомнила, что ключ от домофона остался на связке ключей от квартиры, и путь в подъезд ей заказан. Жгущая душу обида разгорелась с новой силой, и она, присев на скамейку рядом с подъездом, снова заплакала. Вместе с обидой и унижением Зара испытывала еще и страх – она не знала, как Эмран отреагирует на то, что она сидит на улице в таком виде, что его маленький секрет стал известен младшему сыну. А то и старшему. А то и всей семье.

Через несколько минут Зара все же успокоилась. Она подобрала под себя ноги и непрестанно рассматривала свой маникюр, делая вид, что специально так вышла и просто дышит свежим воздухом. Спадавшие на лицо волосы по идее должны были прикрывать припухшую губу и наверняка размазанный макияж.

Примерно через полчаса к дому подкатил белый «Мерседес» Эмрана. Зара никогда не думала, что будет так рада его видеть. Быстрой походкой Сайларов подошел к ней и с недоумением воззрился на ее внешний вид.

– Что все это значит?! Почему ты вышла на улицу в таком виде?! – тут он протянул руку и дотронулся до ее разбитой губы. – Что это?

Зара почувствовала, что сейчас снова расплачется.

– Быстро идем домой! – велел Эмран.

Он подал ей руку, чтобы помочь слезть со скамейки, и провел в подъезд. В лифте он не промолвил ни слова, но искоса поглядывая на мужа, Зара могла сказать, что он очень зол.

Едва они зашли в квартиру, Эмран развернул ее к себе лицом.

– А теперь объясни мне, что произошло.

Зара подняла на него испуганные глаза. Теперь она боялась, что если расскажет про Мику, тот попытается ей как-то отомстить. Однако у нее опять не было выбора – никаких толковых объяснений в голову не приходило.

– Не бойся, – Эмран положил руки ей на плечи, и Зара ощутила странное спокойствие от того, что находится под его защитой. – Скажи, кто это сделал? Кто здесь был? Кто-то из моих сыновей?

Она лишь кивнула.

– Мика? Он бил тебя? И выгнал на улицу?

– Да, – тихо ответила Зара.

– Проклятье, – процедил Эмран и, ничего больше не сказав, вышел из квартиры.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38 
Рейтинг@Mail.ru