Золотая клетка с черным ходом

Индира Искендер
Золотая клетка с черным ходом

– Послушайте, – сказал Сайларов, меняя тактику. – Если девушка рада, что ее украли, это бывает видно. Кого вы обманываете? Она не хочет идти за вашего сына.

Юсов открыл было рот, но Эмран жестом остановил его и продолжал:

– Давайте все уладим по-другому. Я понимаю, что вам гордость не позволяет отпустить ее просто так. Я готов компенсировать ваши моральные страдания. Сколько?

Вконец обалдевшие Юсовы раскрыв рты смотрели на гостя. Эмран догадался, что до них дошел смысл не всех его слов, но слово «сколько» они поняли наверняка.

– Ну… Мы… Я даже не знаю… – вместе заговорили они.

– Подумайте, – спокойно давил Эмран. – Назовите сумму. Сыну найдете хорошую нестроптивую невесту. Ведь какая сноха из обиженной девушки? Нехорошо это… С родней ругаться. Зачем вам это надо?

– Мы должны посоветоваться, – быстро проговорил Юсов и потащил жену прочь из кухни.

Не выдержав, Эмран встал со своего места. Он не привык подолгу сидеть на таких жестких сиденьях. Почему-то очень захотелось в свое мягкое кожаное кресло в кабинете, подальше от этого саманного домика, от этих примитивных людей, не понимавших выражения «моральная компенсация». А потом он вспомнил Зару, и в груди защипало, а по телу прокатилась волна желания, какой он не чувствовал уже лет двадцать. Нет, он не уйдет отсюда, пока не выкупит ее!

Эмран ждал довольно долго. Наконец в кухне снова появились Юсовы.

«А теперь посмотрим, сколько стоит любовь вашего сына», – ехидно подумал Сайларов.

– Миллион, – выпалил Юсов.

Глава 5

Эмран чуть не расхохотался ему в лицо.

«Неплохо. Красивое число», – пронеслось в голове Эмрана, но вслух он лишь сказал:

– Сто тысяч.

Им хватит, чтобы купить нормальные стулья в кухню и плитку во дворе сменить.

Юсов не ожидал торга и еще больше смутился. Он явно чувствовал что-то неправильное в этом разговоре, но присутствие в скромной кухонке ходячего мешка с деньгами слепило глаза.

– Восемьсот… – сказал он осторожно. – Рамин, знаете, очень привязан к Заре. Боюсь, его непросто будет уговорить от нее отказаться…

– Вы отец или кто? – возразил Сайларов. – Он ваше слово ни во что ни ставит? Двести.

Бизнесмен заметил, как жена вцепилась в руку мужа. Хороший знак. Наверняка уже прикинула, что можно купить на пару сотен, которые случайно заработал их сынок.

– Я смогу убедить его. Но надо понимать… – противился Юсов. – Чувства и все такое… Шестьсот. Думаю, это его убедит отпустить ее. Все же мы люди небогатые, он это понимает.

– Триста. И вы даете мне слово, что ваш сын больше никогда не притронется к этой девушке, – Эмран включил пару угрожающих ноток, просчитывая все возможные варианты. – Если я узнаю, что он опять ее украл, поверьте, я найду способ сделать так, что он об этом горько пожалеет.

– Шестьсот, – опять заупрямился Юсов, видимо войдя во вкус. – Нам все-таки его женить надо будет, чтобы поскорее забыл Зару. А насчет похищения не волнуйтесь. Я их на порог дома не пущу, если еще раз так поступит.

Жена еще сильнее стиснула руку мужа, показывая, что не надо наглеть. Губы Эмрана тронула еле заметная улыбка.

– Четыреста.

Он мог бы дать и миллион. Но зачем? Его угрозы хватит, чтобы Рамин хотя бы несколько месяцев держался подальше от Зары. А там уже Эмран решит, что со всем этим делать. Быть может, наваждение спадет, едва он вернется в Москву, и он будет вспоминать об этом случае как об экстравагантном приключении.

– Ладно, – сдался Юсов. – А вам…это… номер карточки или..?

Эмран достал бумажник и отсчитал тридцать тысяч – больше он с собой не держал.

– Это аванс. Остальное переведу на карту, – он выглянул в окно кухни и убедился, что оно выходит во двор. – И я хочу удостовериться, что вы ее отпустили.

Через несколько минут Зара, поддерживаемая матерью, вышла из дома. Эмран жадно ловил взглядом каждый ее шаг. Он успел заметить ее зареванное лицо, всклокоченные волосы, смятую ткань платья. Оставалось надеяться, что он успел вовремя и придурок Рамин ее не поимел. Эмран испытывал к девушке некоторую жалость, но больше – оглушительную необходимость заполучить в свое полное распоряжение. Он начал сомневаться, что в Москве странное наваждение отпустит.

Мика так и не понял, почему отец торопится уехать из города, хотя обещал задержаться еще на пару дней. Вернувшись, Эмран занялся сделкой, пытаясь выбросить Зару из головы. В течение рабочего дня неплохо получалось, но ночью, сжимая в объятьях жену, он представлял вместо нее точеное тело девушки. С неделю он регулярно исполнял свой супружеский долг, немало удивляя Альбике, ведь прежде чаще, чем раз в месяц он к ней не прикасался. Но вскоре это прекратилось – Эмран понял, что жена слишком далека от идеала, и решил попробовать другой метод вытравить Зару из мыслей.

– Вагис, у меня к тебе дело.

– Да, брат? Всегда рад помочь.

– Найди мне девчонку. Только не болтливую. Которая ни с кем из наших не встречалась.

– Эмран, ты ли это? – засмеялся в трубку Вагис. – Я уже и забыл, когда ты в последний раз обращался ко мне с такой просьбой. Я думал, ты теперь порядочный семьянин.

Сидевший в своем офисе за надежно закрытой дверью, Сайларов улыбнуся. Он действительно уже лет семь довольствовался лишь Альбике, оставив периодические заходы налево. С возрастом мужчину перестало тянуть на приключения и поиски новых ощущений. Успешные контракты и растущий счет в банке приносили даже больше наслаждения, чем банальное ерзанье в постели с очередной самкой.

– Решил вспомнить молодость? – продолжал Вагис. – Тряхнуть стариной?

– Я тебе дам! – беззлобно отозвался Эмран. – Рано меня в старики записываешь.

– Ладно, воля твоя. Твои предпочтения как обычно? Шатенки?

– Да. И слушай… Найди помоложе.

– Ах ты озорник! Насколько моложе?

– Насколько сможешь. Только чтобы я по статье за растление несовершеннолетних не пошел.

Вагис присвистнул.

– Может тебе еще и целку, и в газетку завернуть?

– Это необязательно, – Эмран начал нервничать от шуточек друга. – Найдешь?

– Без вопросов, ты же меня знаешь, – ответили на том конце линии.

Вагис мог найти все. Он не занимал какую-то конкретную должность ни в какой компании, работая мальчиком на побегушках у влиятельных бизнесменов и политиков, которые не хотели мараться в грязи. Подогнать проститутку, достать «снег» высшего качества, нанять частного детектива или киллера – это все к Вагису. Он никогда не называл цену, потому что знал, что его не обидят. Он был нужным работником, а если хочешь, чтобы нужный человек работал хорошо, плати соответственно. Уже через час Вагис снова набрал Эмрану и сообщил, что дело сделано.

– Привезешь ее на тот же адрес, – велел Сайларов, одновременно заходя в онлайн сервис банка, чтобы выполнить перевод. – Она точно не..?

– Нет-нет, – перебил Вагис, догадавшись. – Под вашими она не была и вряд ли знает тебя в лицо.

Эмран кивнул. «Ваши» означали не земляков, на это ему было наплевать. Главное, чтобы шлюха не шастала с его коллегами и не сболтнула потом лишнего при встрече с очередным клиентом. Не высовываться, не марать свое имя скандалами – основное кредо Сайларова – Вагис не забыл. А если она еще и окажется похожей на Зару, Эмран накинет ему премию.

Тем же вечером Эмран ждал девушку в квартире в Москве. Вся его семья жила в загородном коттедже. Поближе к природе и подальше от второго места жительства Эмрана, где он иногда ночевал, если собирался рано появиться на работе или возвращался поздно. Квартира служила и для других целей, которые в семье не обсуждались.

– Я сегодня не приеду, – сообщил он Альбике по телефону. – У меня важная встреча, затянется надолго.

– Хорошо, – покорно сказала она.

Альбике знала привычки мужа, и одна из них – ненависть к поездкам на машине глубокой ночью – всегда служила отличным оправданием ночевкам в городе. Но Эмран и правда не любил ездить по темным улицам, тут он не врал.

Когда прозвенел домофон, Сайларов поспешно поднялся с дивана, но быстро взял себя в руки. Эта суетливость, появившаяся после дня свадьбы, ему совершенно не нравилась. Он уже медленнее подошел к домофону и посмотрел на экран. Серовато-белое изображение показало его гостей: долговязого парня и девушку с темными по плечи волосами, едва доходившую ему до плеча. Личико девушки было симпатичным, но даже отдаленно не напоминало Зару. Вагис не получит бонус, но и она сгодится.

Квартира Эмрана находилась на третьем этаже, и посетители добрались до нее за считанные минуты.

– Позвони, когда закончишь, – сказал парень, обращаясь к девушке. – Я буду ждать внизу.

– Мне на всю ночь, – сказал Эмран. Вот они, результаты этой суетливости: забыл сказать Вагису, что шлюха ему нужна на ночь, а не на пару часов, как обычно.

Он заметил, как девушка едва заметно вздрогнула и с беспокойством посмотрела на провожатого. Ночевка не входила в ее планы.

– Но я…

– Как хотите, – пожал плечами долговязый. – Наберешь мне.

– Но… – снова начала девушка. – Мы так не договаривались…

– Получишь как за каждый час, – бросил Эмран.

Он не впервые видел, как деньги меняют планы людей, и гостья, быстро произведя расчеты, решила, что от такого шанса отказываться не стоит. Как Юсовы. Она кивнула и прошла в квартиру. Эмран видел, что она довольно молода – не по лицу, а по скованным движениям. Обхватив себя руками, она остановилась посреди большой прихожей.

– Сколько тебе? – спросил Сайларов, желая убедиться в своих догадках.

– Семнадцать.

Чудесная дрожь пробежала по телу мужчины. Эмран подумал, не становится ли он педофилом. Однако он вряд ли занялся бы сексом с девчонкой моложе – значит, все нормально. Не задавая больше лишних вопросов, он привлек девушку к себе. Они все не любили целоваться в губы, поэтому он начал с шеи.

Эмрана не интересовало ни ее имя, ни то, как она встала на такой путь – подобные сопли его не трогали. Такие отношения он воспринимал как бизнес: он делал оферту, предложение, она его акцептовала, принимала. В другой раз он выбрал бы женщину постарше, поопытнее. Такие позволяли делать с собой все, на что способно его воображение и о чем он никогда бы не заикнулся Альбике. Эта, конечно, тоже позволяла, но не проявляла никакой инициативы. Впрочем, Эмрану так даже легче было представлять Зару. Она бы тоже поначалу была покорна и стеснительна, а уж со временем научилась бы доставлять ему удовольствие.

 

Той ночью Сайларов даже сам себя удивил. Не думал, что он еще способен на такие подвиги в сорок восемь. Когда девушка ушла, он забылся глубоким сном, совершенно измотанный и довольный собой… А через несколько дней снова звонил Вагису.

– Вагис, я по тому же вопросу.

– По тому же в принципе или конкретно по тому?

– Конкретно.

– Понравилась?

– Давай без лишних вопросов.

– Понял.

Девушка стала приходить в московскую квартиру регулярно. Возможно, она даже что-то себе навоображала – Эмрана это не волновало. Он надеялся только, что она не начнет качать права или попрошайничать подарки, считая себя его постоянной спутницей. Молодые сейчас быстро борзели.

Сайларов считал, что дело только в молодости Зары. Потянуло на юное тело, с кем не бывает. Он действительно хотел «вылечиться» и не думать больше о ней. Но не получалось. Тогда Вагис, вечный посыльный, получил новое, необычное задание. И тот самый звонок в доме Закиевых был произведен именно с его телефона.

Ожидание давалось Эмрану нелегко. В городе у него всегда находились дела, и сидеть дома и скучать было некогда. Он встретился с несколькими знакомыми, поговорил и о бизнесе, и о политике, и выслушал несколько душещипательных новостей местного масштаба, а мыслями то и дело возвращался к Заре. Ему начало казаться, что подарок был недостаточно дорогой, чтобы помочь ей быстро принять решение, что он был недостаточно убедителен с ее родителями. А может, как предлагал Вагис, надо было говорить с ними не по-хорошему, а по-плохому?

Эмран отмахнулся от этой мысли. Он не криминальный авторитет, чтобы чуть что вызывать «группу поддержки» из местных бездельников-качков. Да и по-плохому всегда успеется. Ему все же хотелось, чтобы Зара согласилась сама.

Весь день звонка не было. И следующий тоже. Эмран начал уже было сомневаться в могуществе своих финансов, как вечером телефон завибрировал сигналом – с номера Келима Закиева.

– Здравствуйте, Эмран Рауфович. Как ваши дела? – проговорил Келим.

– Все в порядке, спасибо, – ответил уже вконец потерявший терпение Сайларов. – Так что вы решили? Я просил сообщить сегодня днем.

– Простите, пожалуйста. Это не такое простое решение, чтобы принимать его быстро…

«Да бросьте!» – хотел сказать Эмран, но смолчал.

– Я… – тут голос Келима дрогнул. – Я даю согласие на брак моей дочери.

Еще чьи-то планы были изменены по желанию Эмрана. Ну как тут не почувствовать себя властителем мира? Сайларов усмехнулся и довольно сжал свободную руку в кулак. Пока Келим что-то еще бормотал в трубку, он уже планировал следующий день: с утра организовать женитьбу, взять билеты на самолет и срочно возвращаться с молодой женой в Москву. Если бы Закиевы соображали быстрее, уже сегодня ночью Зара могла разделить с ним супружеское ложе. Эмран еле сосредоточился на разговоре с отцом невесты. Как мальчишка, честное слово! Но как же хорошо – будто ты нашел под елкой подарок, о котором мечтал всю жизнь.

Глава 6

Зара никак не могла унять дрожь в руках. Едва она приподнимала руку, кисть начинало трясти так, будто ее ударило током. Тасмика, обняв ее, сидела рядом и гладила по спине. Майза вышагивала туда-сюда по комнате, а Келим пристроился в кресле в углу и смотрел в окно. Все ожидали приезда жениха.

– Приехал, кажется, – вдруг сказал отец, приподнявшись и отодвигая занавеску.

Сердце Зары сжалось в молекулу. Она готова была уже закричать и убежать прочь, но Тасмика сжала ее руку и зашептала в ухо:

– Успокойся! Все будет в порядке. Знаешь как я тебе завидую? Да все наши подруги умрут от зависти! Главное, будь с ним понежнее, и он тебя завалит баблом. У тебя будет все, что захочешь – думай об этом.

Зара кивнула и постаралась унять дрожь. В конце концов, не она первая выходит замуж за человека старше. Не она первая выходит замуж не по любви. Многие браки именно так и заключаются, и они оказываются прочнее браков по слепой страсти. Она сможет, должна справиться. Возможно, со временем она сможет полюбить Эмрана?

Родители пошли встретить гостя и через минуту вернулись вместе с Сайларовым и еще двумя мужчинами. Одного из них Зара узнала – он был местным религиозным деятелем, человеком, который должен провести обряд. Второй, по всей видимости, был знакомым и свидетелем жениха. Бракосочетание, которое в мечтах девушки всегда было длинным и пышным, заняло не больше десяти минут.

Эмран пожал руку Келиму, кивнул Майзе и вместе со своими спутниками вышел из комнаты.

– Жду тебя в машине! – донеслось из коридора. – Скоро самолет.

У Зары защипало глаза. В один момент она не просто стала частью семьи совершенно незнакомого человека, но и должна теперь покинуть родной город, где рядом были родители, сестры и подруги. Она будет жить в другом мире совсем одна.

– Дочка, не плачь, – обняла ее Майза. – Что сделано, то сделано. Чего уж реветь? Привыкнешь, ничего страшного. Я от всей души желаю тебе счастья!.. И постарайся родить поскорее, тогда привяжешь его накрепко. Идем, провожу тебя.

Майза прошла вперед, а сзади послышался голос Тасмики:

– Только сразу не рожай от него. А то знаешь, вдруг побалуется и бросит, а ты с ребенком кому потом будешь нужна? Хапай сколько можешь, чтоб запас был. Тогда, если не выгорит, спокойно второй раз замуж выйдешь.

Зару передернуло от откровенности матери и сестры. Их не волновало, счастлива ли она будет душевно, только бы была обеспечена деньгами. Ей захотелось поскорее покинуть этот дом, и она торопливо зашагала к выходу.

Сайларов уже сидел за рулем того самого «Мерседеса» и, свесив руку в раскрытое окно, нетерпеливо барабанил пальцами по двери. Он кивнул на салон, и Зара, в последний раз обняв родителей и кузину, залезла на заднее сиденье джипа.

– В следующий раз сядешь вперед, – сказал Эмран и завел мотор.

«Мерседес», шурша колесами, выехал из двора Закиевых и устремился в аэропорт. Зара сидела в том самом кожаном салоне, где когда-то хотела оказаться. Правда, за рулем должен был быть Мика, но что поделать… Возможно, мать права, и она правда сможет привыкнуть? Зара краем глаза посмотрела на водителя. Эмран поймал ее взгляд в зеркало заднего видения, и она тут же потупилась.

– Можешь смотреть, – усмехнулся он. – Мы ведь теперь друг другу не чужие.

Но Зара до самого аэропорта не поднимала на него глаза.

– Ты не голодная? – спросил Эмран, когда они проходили мимо кафе. – Хочешь зайдем?

Зара отрицательно помотала головой, боясь сказать лишнее.

– Ты так и будешь всю жизнь молчать? Тогда идем в зал ожидания.

Молчание растянулось. В самолете они едва обмолвились парой слов. Молчали и в такси по дороге из аэропорта. Когда машина заехала в черту города, у Зары сам собой рот раскрылся от изумления. Она никогда не видела таких высоких домов да еще и в таких огромных количествах. Широченные улицы были забиты машинами, и казалось, что нет им конца. Зара заметила, как Эмран наблюдает за ее реакцией, и смутилась своего удивления.

– Нравится? – спросил он.

– Да, – почти шепотом ответила она.

Квартира Эмрана располагалась в многоэтажном огороженном забором доме. Немного расслабившаяся в такси, Зара снова внутренне запаниковала. Лучше бы все это уже поскорее осталось позади. Она старалась не думать о том, что произойдет ночью, но до ночи было еще несколько часов, а значит есть время собраться с духом. Только вот у Сайларова были свои планы.

Едва они переступили порог квартиры, Эмран не мешкая заключил Зару в объятья. Его руки грубо сжали ее грудь, и ей даже послышалось, что он застонал. Зара отшатнулась, но он лишь сильнее прижал ее к себе, блуждая руками по всем изгибам ее тела, и губами приник к ее губам. Еле подавив рвотный позыв, девушка замотала головой и попыталась вырваться из цепкой хватки.

– Ну, тише ты! – хрипло проговорил Эмран. – Ты моя жена. Чего ты думала, мы в ладушки играть будем?

– Пожалуйста, – простонала Зара. Она отступала по коридору, прикрывая руками грудь. – Я не готова…

– К чему там готовиться? Замуж вышла, значит готова. Раздевайся.

– Нет…

– Раздевайся, – медленно повторил Эмран. – Я не люблю повторять дважды.

Она его жена. Она должна слушаться. Бушевавшую внутри неприязнь перекрывало впитанное с молоком матери правило, которое Зара не имела моральных сил переступить. Дрожа от стыда и напряжния, она прямо в коридоре начала стягивать с себя юбку и блузку. Она окончательно пожалела, что согласилась на этот брак, настойчивость Эмрана пугала и отталкивала. Однако отступать было поздно. Теперь Зара стояла в одном нижнем белье, прикрывая ладонями жалкие сантиметры тела, не смея встретиться взглядом с собственным мужем. Мыслей в голове не осталось никаких, только отвращение к тому, что должно было вот-вот произойти. Ком слез в горле не давал вздохнуть.

– Дальше, – потребовал Сайларов.

Зара, уже всхлипывая и умирая от смущения, расстегнула бюстгальтер и спустила трусики. Полумрак коридора немного скрывал ее тело, но тут Эмран включил свет и подошел к ней.

– Вот так. Умница, – он отвел руки, которыми она пыталась прикрыть грудь. – Тебе нечего стесняться. У тебя потрясающее тело.

Он кончиками пальцев провел по ее животу. Не отрывая их от ее кожи, он обошел Зару вокруг и медленно повел ладонь вниз. Зара зажмурилась, чувствуя только как горячие слезы сползают по щекам и капают в бездну.

– Прости. Я не хотел тебя напугать, – уже более милостиво сказал Эмран. – Но ты должна меня слушаться. Ты вышла за меня замуж, не забыла? Надеюсь, родители тебе объясняли, что жена должна слушаться мужа? Идем.

Он взял ее за руку и повел в спальню. Одежда так и осталась лежать в коридоре. Эмран уложил Зару на покрывало двуспальной кровати и принялся ласкать ее тело. Зара не могла понять, что с ней происходит. Ласки Сайларова вызывали отвращение, стоило ей вспомнить его щербатое лицо и маленькие глазки, но они же провоцировали возбуждение, словно он знал точно, где ей будет приятнее всего… Хотя наверняка он знал в этом толк.

– Ты прекрасна, – сбивчиво шептал ей на ухо Эмран. – Наконец-то ты моя… Если б ты знала, как долго я этого ждал…

Он торопливо расстегнул рубашку, обнажив поросшую седеющими волосами грудь, а потом снова попытался ее поцеловать. Зара непроизвольно стиснула губы. Она кажется могла вынести все, только не поцелуй с ним рот-в-рот.

– Опять бузишь? – в тоне Эмрана засквозили нотки раздражения. – Я тебе так неприятен?

– Я просто… Я не могу, – ответила Зара, не в силах здерживать рыдания. – Можно потом?.. Не сейчас? Пожалуйста…

Она внутренне была готова, что он все равно возьмет свое, но Эмран неожиданно отстранился. Зара приоткрыла глаза и встретилась с его напряженным взглядом.

– Не сейчас? – глухо переспросил он. – А когда?

– Не знаю… – Зара еще раз всхлипнула и случайно хрюкнула носом, от чего почувствовала себя еще хуже и скривилась в новом приступе тихого плача.

Эмран вдруг улыбнулся и привлек ее к себе.

– Хорошо, – сказал он, поглаживая ее по голове. – Я дам тебе несколько дней привыкнуть ко мне. Я не хочу, чтобы ты плакала, родная моя. Но учти, что я хочу тебя каждую секунду с тех пор, как впервые увидел, так что долго ждать не буду. Поняла меня?

Зара, насильно прижатая к его груди, с облегчением кивнула. Эмран обвил ее голову руками и начал баюкать, как куклу, а она только и думала, когда наконец сможет убрать щеку от его густой растительности и сколько дней он сможет себя сдерживать.

Ночью, как и обещал, Эмран ее не трогал, хотя лежали они в одной кровати. Всю ночь Зара то впадала в дрему, то просыпалась, широко распахнув глаза, стоило ее мужу перевернуться на другой бок. Пока он спал, она заставила себя вглядеться в его лицо, чтобы хоть как-то начать привыкать к тому, что он постоянно будет рядом.

Сайларов безмятежно похрапывал, положив руку под голову. Когда-то он наверное был симпатичным парнем, но возраст брал свое, и лицо мужчины уже начало опадать. Зару раздражали его большие губы. Не то чтобы толстые, а просто большие. Уши тоже были слишком большие, а еще большой нос… Взгляд девушки скользнул дальше, на полноватую грудь и свисавшее к матрасу пузцо. Дальше тело было прикрыто одеялом – и хорошо. Не хватало еще разглядывать его достоинство. Зару бросило в холод, и она поспешно вылезла из постели.

 

«Боже, что я наделала? – думала она, бредя по коридору в поисках ванной. – Я не смогу… Не смогу! Меня вырвет».

Зара нашла нужную дверь и, захватив телефон, вступила в роскошную ванную. Прежде чем принять душ, она набрала Тасмике.

– Алло?

– Таська, ты спишь что ли? – от голоса сестры Зара немного расслабилась, словно ниточка протянулась в ее прошлую жизнь.

– Зара? Ты на часы смотрела? – пробурчала та. – Семь утра!

– Прости. Я просто хотела услышать твой голос…

– Да брось, – Тасмика сбросила остатки сна и звучала заинтересованно. – Ну, как ты там? Рассказывай? Какой он? Опытный наверное? Больно было?

– Ты дурная, – улыбнулась Зара. – Озабоченная, как всегда! Ничего не было пока.

– Почему?!

– Он сказал, что даст мне время привыкнуть.

– Какой милашка!

– Тась… – Зара перешла на шепот, боясь, что Эмран услышит ее из спальни. – Он противный. Он весь волосатый! И старый. Я чувствую себя просто… ужасно. Я не смогу его полюбить.

– Тебе и не надо его любить, – резко ответила Тасмика. – Уважай его. Слушайся. Удовлетворяй. И живи своей жизнью.

Зара вздохнула. Как легко даются такие советы. Было бы ему хоть под сорок, а не под пятьдесят…

– Видишь, он дал тебе время. Это хороший знак, – продолжала Тасмика. – Ты для него не игрушка. Наверняка если бы захотел, он менял бы женщин каждый день. Он любит тебя, а это самое главное! Дай ему, что он хочет, и он любые твои капризы будет исполнять.

– Надо было тебя за него отдать.

– Это точно. Я бы сейчас в Москве шиковала, а ты бы тухла в нашем Крыжопинске.

Тут в дверь ванной постучали, так что Зара подпрыгнула от неожиданности.

– Зара, ты там?

– Да, – ответила она. – Сейчас выйду.

– Нет, ты не торопись. Просто думал, все ли в порядке.

– Ой, какой он заботливый, – прошипела в телефон сестра. – Да тебе повезло по-крупному. Привыкнешь, попомни мое слово. И с этим делом не затягивай. Это как зуб больной выдрать. Раз прошел, и уже не страшно.

– Ты так рассуждаешь, как будто сама замуж выходила, – прошептала в ответ Зара. – Много ты в этом понимаешь. Все, давай! Потом позвоню.

Она сбросила звонок и полезла в душ, но так как Эмран уже проснулся, расслабиться не получилось. Снова надев ночную сорочку, Зара вышла из ванной и прислушалась – откуда-то из кухни доносилось бряцание посуды.

– Зара! – Прошмыгнуть в комнату не получилось. – Иди сюда. Я приготовил чай.

– Я сейчас оденусь…

Эмран выглянул из-за угла и заметил Зару. Она автоматически прикрыла руками вырез на груди, но он подошел ближе и снова, как вчера, сильной хваткой отвел ее руки.

– Вот так, – сказал он недовольно. – Чтобы я этого больше не видел. А что это на тебе за тряпка? Я хочу, чтобы ты носила красивое белье.

Тут Эмран бесцеремонно задрал подол ее сорочки, так что Зара не успела среагировать.

– Это тоже смени, – велел он. – Я люблю красное и черное. И чем меньше ткани, тем лучше.

Он также запросто опустил сорочку и удалился на кухню, оставив сгоравшую со стыда Зару в покое.

– Я через час уезжаю на работу, – донеслось до нее. – Оставлю тебе денег, чтобы ты купила продукты и что еще тебе нужно. Сегодня не вернусь.

Зара не смогла сдержать вздох облегчения и впервые подумала об Эмране с благодарностью. Переодевшись, она вышла на кухню, где ее уже ждал налитый в чашку чай и пара бутербродов.

– Готовить я не умею, – сообщил уже сидевший за столом Эмран. – Да и не из чего. Я тут не живу… Точнее, не жил. – Он погладил Зару по руке и улыбнулся. – Теперь, конечно, буду заезжать почаще, так что все тут должно быть как дома.

– А где вы живете? – несмело спросила Зара.

– У меня дом за городом. Там живет моя семья – жена и дети. Детьми их, конечно, назвать трудно… – Эмран задумался, потом рассмеялся. – Тебе сколько? Девятнадцать? Даже мой младший сын старше тебя.

Из блога Мики Зара прекрасно знала состав семи Сайларовых. Маму парень почти не снимал, зато часто фоткался с братом Надимом и сестрами-близняшками Сати и Лаурой. Все они были погодками и, судя по сообщениям Мики, очень дружили.

Эмран допил чай и поднялся, потянулся и звучно зевнул.

– Я должен поработать, потом поеду в офис. Чувствуй себя как дома… Впрочем, это и есть твой дом.

Уходя на работу, Эмран приобнял Зару за талию и прижался губами к ее лбу, вдыхая запах еще немного влажных волос. Она напряглась, но уже не отстранялась, заставляя себя привыкать к его прикосновениям.

– Точно наваждение, – вполголоса проговорил мужчина. – Никогда бы тебя не отпускал.

Он достал бумажник и выдал ей три пятитысячные купюры.

– Возьми пока. Надо завести тебе отдельную карточку, наличность я уважаю, но не очень люблю. Купи все, что надо, и про белье не забудь. – Рука Эмрана с талии перекочевала ниже и сжала Зарину пятую точку. Девушка застыла, и рука сразу отпустила. Эмран приблизил губы к ее уху: – Я не буду ждать долго и хочу, чтобы в этот день ты была неотразима.

Закрыв за мужем дверь, Зара оперлась на нее спиной и вдохнула полной грудью. Невесомые купюры приятно жгли руку и успокаивали лучше валерьянки. Как только Сайларов исчез из поля зрения, ситуация снова показалась ей не такой уж плачевной.

Убирать в просторной трехкомнатной квартире оказалось нечего. Обстановка везде была спартанской по количеству мебели, но не по ее стоимости. Зара не без дрожи застелила супружеское ложе, протерла и без того чистые комоды в спальне и гостиной, большой письменный стол в другой комнате, везде пропылесосила мягкие ковры с толстым ворсом, потом засобиралась за покупками.

Эмран не объяснил, где находятся магазины, и выйдя на улицу, девушка немного растерялась. В итоге после некоторых поисков ей удалось найти большой супермаркет, где она потратила аж две из трех купюр. Кроме привычных продуктов в набитых пакетах у Зары покоились дорогие конфеты, швейцарское мороженое, банка красной икры, пачка маринованных морепродуктов и другие деликатесы, которые она давно мечтала попробовать.

Зара помнила, что говорил Сайларов насчет публикаций в интернете. И хотя очень хотелось похвастаться баночкой мороженого перед всем миром, она отправила фото только Тасмике.

«Началась новая жизнь, да?» – тут же написала кузина.

В ответ Зара, хихикая, послала фото бутерброда, густо намазанного красной икрой.

«Ой, да ладно. Этим не удивишь!»

За это Тасмика получила фотографию манго и питахайи.

«Слушай, ты не жри там много, а то растолстеешь! Следи за собой. Лучше бы чего из косметики купила».

«Он не показал, где тут магазины, – ответила Зара. – Я еле нашла продуктовый. Тут огромная улица, а кругом одни банки и салоны. А он велел купить красное или черное белье».

«Почему он так сказал?»

«Я же не успела ничего купить в приданое. Он видел, в чем я и сказал, что это ему не нравится».

«Чем хавать икру, ты должна была ходить салон белья искать и купить что-то бомбезное, чтобы у него крышу снесло!»

Тасмика еще поругала Зару, но та не решилась снова выходить из квартиры, боясь заблудиться в большом городе. Да и тратить последние деньги на трусы не хотелось – мало ли что. Она до сих пор до конца не могла поверить, что все это – не чья-то дурная шутка.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38 
Рейтинг@Mail.ru