В гостях у лета

Александр Владимирович Хвостов
В гостях у лета

1.Рассказы
«Жара, или когда я одна дома…»

Боже, какая жара! Ошалев от неё, я разделась догола, благо, родители уехали на дачу к друзьям, у которых сегодня годовщина свадьбы. И, что самое интересное, что мне нравится раздеваться, я делаю это при любой удобной возможности, при любой погоде, в любое время года, когда моих нет, и именно так чувствую себя намного лучше: тело немного хоть подышит. Главное, не прозевать время Ч, чтобы успеть одеться, иначе может быть такое… Ну, не будем о грустном! У меня в кармане часа три-четыре. Да и халат под рукой – накинуть в раз можно. Надо сказать, что я в обнажённом виде могу делать всё – от уборки квартиры и уроков до чтения книг или просмотра телевизора, и это меня никак не напрягает. Я отдаю отчёт, что родители когда-то прочитают эту запись (надеюсь, не скоро!), и испытают шок, а, может, и вовсе сочтут меня «чокнутой», но не жалею ни об одном своём слове.

С чего началось это моё пристрастие к оголению (или, если хотите, хобби)? Пожалуй, это началось после того, когда я прочитала рассказ Нагибина «Эхо», где девочка по имени Витка купалась голышом в море. Помню, меня тогда этот эпизод покорил тем, что там было всё естественно и не пошло, что я подумала: «А почему бы и мне не погулять по квартире голой, когда родителей не будет?». И однажды, придя из школы, взяла да и разделась. Сперва на десять минут, для пробы, а потом стала по часу, а то и по два так ходить (мне этого хватает за глаза!). Зачем я это делаю? Не то, чтобы я не видела своего тела, а просто иногда мне надоедает жить по правилам до такой степени, что хочется послать их к чёрту и пожить так, как я хочу, хотя бы вот так, пребывая голой, пусть и недолгое время.

Я долго не осмеливалась рассказать кому-либо про это своё хобби (ещё посмеются, как над дурой, а то и классной «настучат»…); но как-то раз рискнула открыться Светке Хомяковой, девчонке наименее болтливой, да и просто близкой моей подруге.

– Знаешь, Аля, – отозвалась Света, – я не больно и удивилась твоему признанию, так как сама часто дома голышом бегаю.

– Я надеюсь, ты одна это делаешь? – спросила я её.

– Когда одна, когда и при родителях, – ответила Света.

– И как они на это смотрят? – спросила я.

– Да нормально! – сказала Света. – Я тебе больше скажу: мы всей семьёй так делаем, и живём вполне спокойно; вместе ездим на дикий пляж, где загораем и купаемся, на даче так ковыряемся и так далее.

– Счастливая ты, – с завистью сказала я. – Мои бы мне сразу зад разорвали пополам, если б увидели меня в неглиже.

– Значит, делай, как делаешь, – вот и всё! – сказала Света. На том мы и порешили. Думаю, излишне упоминать о моей просьбе, чтобы Света держала всё между нами. Зато можно упомянуть о её приглашении на пляж поплавать в следующее воскресенье. Я обещала подумать…

26-го мая 2020г.

«Пляжный этюд»
(Из записок отдыхающего)

Было пять часов утра. Но мне уже не спалось, а валяться без толку – это не для меня. Это тоже самое, что заставить рыбу ходить на хвосте по берегу. Так что, одевшись, я подался на пляж, благо, он в двух шагах. Надо сказать, что я хожу туда не только для того, чтобы позагорать и поплавать, но и просто погулять подышать свежим морским бризом. Нынешний день был из второй категории, так как для плаванья у меня болел живот. И вот я сидел, подложив под себя сумку, без рубашки, глядя вдаль, и думая свои мысли.

Устав смотреть вдаль, я перевёл взгляд вправо, откуда пришёл, и увидел, как оттуда же идут женщина лет 30-ти и девочка лет 7-ми (как я думаю, это были мама и дочка!). Обе были хорошенькие, в легких летних цветастых сарафанах, таких же белых шляпах, из-под которых чуть выглядывали светло-рыжие волосы, и белых шлёпках. «Кому-то, как и мне, тоже не спится», – подумал я. Не знаю, зачем, я стал наблюдать за ними.

Найдя себе место, мама с дочкой постелили полотенца, разделись догола и стали играть в мяч, в нечто, похожее на волейбол. Прости, Господи, меня, грешного, но я упомяну здесь одну вещь: когда мама с дочерью разделись, я заметил, что они обе весьма хорошо сложены и подтянуты.

Признаюсь честно, женщина мне очень понравилась, начиная с весёлого, улыбчивого лица и таких же глаз, и кончая её телом, где всё было гармонично: при её высоком росте у неё были шикарные длинные ноги, красивые округлые плечи, стройная фигура, в меру пышная грудь и даже попка её была прекрасно подтянута… Видно было, что человек собой занимается. Что до дочки, то, видя, как скоро она сняла с себя одежду, и как весело и резво она бегала голенькой по берегу, я почему-то так мыслю, что она лучше себя чувствует именно так. Да и маме, очевидно, без одежды хорошо.

Шокировало ли это меня? Напротив, я, как невольный зритель и как художник, воспроизводящий эту картину, скажу, что я смотрел на неё легко и с завистью одновременно, поскольку мне никогда почему-то не хватает отваги снять с себя всё и загорать полностью, даже в компании друзей, среди которых немало нудистов. Во всём виновато хорошее воспитание.

В какой-то момент их мяч отлетел ко мне и подкатился прямо под ноги. Женщина довольно резво подбежала за мячом и, увидев меня, чуток сконфузилась.

– Простите, мы вас не смущаем? – спросила она.

– Нет-нет, что вы! – ответил я, отдавая ей мяч. – Прошу!

– Спасибо, – ответила женщина.

– Тоже решили позагорать? – спросил я.

– Да, пока не так жарко и пока людей нет, – ответила женщина.

– Хорошего вам отдыха! – сказал я.

– Спасибо, – ответила незнакомка.

Мама вернулась к дочке, а я решил уйти с пляжа, чтобы не мешать их тихой радости.

4-го сентября 2020г.

«Разговор двух подруг на берегу пруда»

П. О. Ренуару.

Воскресный день был не сказать, чтобы солнечным, хотя и тёплым: небо было обложено облаками какого-то сиреневого цвета; да и вообще вся природа уже готовилась встретиться с осенью (листья на деревьях потихоньку желтеют, трава жухнет)… И всё же мать-природа решила послать людям в прощальный подарок на память о лете ещё один тёплый день.

И вот в этот день пришли отдохнуть и искупаться на пруд пять девушек. Все они были подругами. Три из пяти девушек, обнажившись, сразу пошли в воду, а две другие, будучи тоже обнажёнными, остались лежать на берегу. Почему? Кто их знает. Может, просто решили немного полежать на берегу. Обе подруги были пышнотелые и пышногрудые; одна из них, рыжая (назовём её Жюли), лежала на спине, повернув колени вправо, заложив руки под голову и с любопытством глядя на темноволосую, темноглазую подружку (назовём её Софи), лежащую на богу, опирающуюся правой щекой о правую ладонь и задумчиво глядящую вдаль.

– О чём ты думаешь, Софи? – спросила её Жюли.

– Да так, – ответила, замявшись, подруга.

– Ну, Софи, мне интересно! – легонько нажимала Жюли.

– Да Кристиан уж сколько дней мне не пишет, – ответила, сдавшись, Софи. – Как уехал к больному дяде, так и пропал. И просто не знаю, что подумать: здоров ли он сам? Если здоров – почему не пишет, хотя бы весточку? Забыл меня? Нашёл себе другую, а то, может, и тайно женился на ней?

От последних слов Софи даже заплакала. Жюли стала её успокаивать.

– Не плачь, Софи! Наберись терпения – и, может быть, Кристиан отзовётся! Возможно, там с дядей всё плохо – вот ему пока не до тебя.

– Думаешь, мне следует ещё немного подождать? – спросила Софи.

– Конечно! – ответила Жюли. – Ведь Кристиан тебя очень любит, а значит, вряд ли смог бы в один миг взять и забыть.

– Дай бог, чтобы ты была права! – сказала Софи, успокоившись. – Идём купаться!

Девушки побежали к пруду. Получила ли Софи письмо или нет – пока неизвестно.

30 ноября 2020г.

«Новые соседи»

На моей площадке сменились соседи с квартиры справа. Лариса Антоновна, прежняя моя соседка, съехала к родным. Жаль, конечно: кому я буду сумки с продуктами подносить, с кем перебрасываться словами и так далее? С другой стороны, понятно: она пенсионерка, плюс к тому вдова – так что чего ей одной жить? Да ещё квартиру оплачивать стало дорого – проще продать. Боже, дай ей счастья!

Но вернёмся к нашим соседям (чуть не написала «баранам»)! Я, как человек коммуникабельный, очень хотела с ними познакомиться. Только как? Не вламываться же к ним! Впрочем, если уж и попытаться постучаться, то надо хоть пирожок испечь, негоже как-то с пустыми руками являться к людям. А вдруг они нелюдимы – и не захотят со мной знакомиться? «Будь, что будет!», – решила я, задумав хотя бы в пятницу вечером зайти к соседям с пирогом.

Однако повод для знакомства и сам довольно скоро нашёлся: выйдя на балкон выкурить сигарету, а заодно немного отдохнуть от домашней хлопотни, я увидела, как на бывшем балконе Ларисы Антоновны, что крайний справа от меня, лёжа на раскладушке, вроде тех, что на пляжах стоят, загорает девчушка лет девяти и играет в телефоне. Всё бы ничего, но девочка загорала голышом, лёжа на животе и ножками ко мне. На её голове были длинные и светлые волосы, завернутые и заколотые в заячий хвост. Какова была моя реакция на увиденное? Одно скажу точно: я не стала орать, как бабка-богомолка, которая чёрта увидела (хотя не скрою, лёгкий шок был), а постаралась максимально сдержано, даже ласково, чтобы не испугать девочку, заговорить с ней.

– Доброе утро, барышня! – сказала я. Тотчас ко мне повернулась хорошенькое, светлоглазое личико, на котором были пухленькие губки и носик, чем-то похожий на кнопку.

– Доброе утро! – ответила девочка, прикрывшись и добавив: – Тётенька, не ругайте меня, пожалуйста, я просто загораю.

Услышав от ребёнка эти нежные, добродушные и вежливые слова, я не то, ругать кого-либо, а просто не могла найти, что сказать, так меня они тронули. Особенно слово «тётенька» (меня даже моя племянница так никогда не зовёт). Это слово было таким мягким и тёплым, что хотелось его обнять, как плюшевого медведя.

 

– Да ради бога, загорай! – отвечаю я. – Только почему ты это делаешь голенькой?

– Меня папа и мама так приучили загорать, чтобы было красиво, – ответила девочка. – Они и сами на даче так делают. Мы даже дома так ходим, когда не ждём никого.

– Так это вы в квартиру справа въехали? – спросила я. – Да ты сядь, что стоишь, как на уроке!      – девочка села.

– Да, это мы, – ответила девочка. – Меня зовут Вероника, для домашних просто Вера.

– А меня можешь звать тётя Люба, – ответила я. – А родители пока на работе?

– Пока да, но мама к шести придёт, – ответила Вера.

– Тогда можно я к вам зайду в полвосьмого познакомиться?

– Да пожалуйста! – сказала Вера, и мы на том простились.

Не буду скрывать: готовясь к предстоящему знакомству с соседями, я подсознательно почему-то готовилась к тому, что меня встретит дружное семейство в голом виде. Почему я так думала – не знаю. «Бог с ним, пусть будут голыми, лишь они меня на ужин не съели!» – пошутила я про себя о своих соседях. Однако ничего такого не было, когда я пришла в назначенное время с пирогом. Напротив, всё семейство встретило меня нарядно одетым и вполне доброжелательно. Дверь открыл отец семейства, высокий, стройный, симпатичный мужчина лет сорока. У него были тёмные, в меру коротко подстриженные волосы, длинный, заострённый нос, карие глаза и тонкие губы.

– Добрый вечер! Меня зовут Любовь Васильевна, я ваша соседка, – сказала я мужчине.

– Добрый вечер! Я Павел Петрович, – ответил он. – Проходите, пожалуйста!

– Павлуша, кто там? – донёся женский голос, а после появилась невысокая, но стройная женщина. Я глянула на неё – это копия Вероники во всех чертах. – Добрый вечер! Вы наша соседка?

– Добрый вечер! Да, я ваша соседка, Любовь Васильевна, – отвечаю я, подавая пирог. – Прошу!

– Зачем? – сконфузилась женщина.

– В честь нашего знакомства, – легко ответила я.

– Спасибо, – виновато улыбаясь, сказала женщина. – Ах, да! Я не представилась: Ева Адамовна. Прошу в гостиную!

В бывшей гостиной Ларисы Антоновны было по-прежнему светло и светло-голубые обои в розовых розочках ещё пока были, но обстановка была уже другая: справа от входа стояли два кресла, диван между ними, а по углам два чёрных и узких стеллажа с книгами; слева в тон стеллажам были высокий шкаф для посуды, тумба для телевизора, а далее было пустое место (вероятно, для стола, стоявшего тогда в середине, и покрытый цветастой скатертью).

Итак, мы сели пить чай. Помню, Ева (мы тогда же все перешли на «ты») просила у меня извинения за то, что я увидела днём, на что я спокойно ответила, что я всё поняла, как надо, и что претензий ни к ним, ни к их дочери не имею. И я тут не лукавлю! Мы пили чай с пирогом, разговаривали. И Павел, и Ева оказались интересными, начитанными и интеллигентными людьми, и тот, и другая любили музыку, книги, хорошее кино, подвижные игры… Помню, Вера мне тогда сказала, что она больше всего любит петь с мамой под гитару, играть в волейбол и рисовать, а вот читать любит не очень. Кстати, дуэт мамы и дочки тоже был – и пели они шикарно! Вот так весело, легко, почти по-семейному и прошёл нашего знакомства. Поверите, даже расставаться не хотелось! С тех пор мы и подружились. Смущало ли меня, что Вера иногда загорала на балконе голышом? Да уже нет. Более того, скажу по секрету: я и сама думаю попробовать это дома или на даче, когда никого не жду.

7-го апреля 2021г.

Рейтинг@Mail.ru