Поцелуй солнца

Александр Владимирович Хвостов
Поцелуй солнца

От автора

Моя книга «Поцелуй солнца» – это сборник рассказов и миниатюр о лете, о долгожданном отдыхе под тёплым летним солнышком, о веселье и, конечно же, о любви. В данном сборнике я представил истории от лица разных своих героев, в том числе читатели могут встретить здесь рассказы от лица поклонников нудизма. Однако читающей публике не стоит относиться к этим историям болезненно! Никакого порно в них нет и близко! Каждый свой рассказ я неоднократно обдумывал ради того, чтобы избежать всякой гадости и пошлости. Да и цель моя – постараться показать всё лучшее, что может быть у человека, начиная с его тела и кончая его душой. Не буду скрывать, я давно уже собираю материалы о нудизме, о его поклонниках (с некоторыми я даже знаком!) и мне как-то не кажется, скажем, купание голым чем-то диким. Перечитайте наших классиков (Бунина, Нагибина или Шолохова) или посмотрите картины Ренуара – найдёте тоже самое, по сути. Собственно говоря, именно картины Ренуара и вдохновили главным образом меня на эту книгу. Да, мои герои любят отдыхать обнажёнными; но при этом многие из них стараются не терять своего воспитания, культуры и нравственности… Словом, они ведут себя, как разумные люди и никаких привилегий для себя не требуют, как, скажем, признания их прав на существование (вроде гомосексуалистов и лесбиянок, желающих иметь третий пол). В тоже время, у моих героев всё в этой жизни, как у всех у нас: они влюбляются, ссорятся, мирятся, делают какие-то глупости, за которые кому-то, может быть, бывает стыдно, и так далее.

Впрочем, если уж говорить о нудизме до конца честно – то вы можете прочитать также рассказы от лица людей и о людях, которым это дело антипатично, и они, кто-то по причине воспитания, кто-то по каким-то психологическим причинам, не принимают этого. Однако и среди них, вероятно, найдутся как те, кто может пересмотреть своё отношение, скажем, раз попробовав позагорать голышом, так и те, кто так и будет прятаться в одежде, как в футляре.

Возможно, кому-то всё написанное покажется байками; что ж, простите меня в таком случаи – я как понимаю сам человека, таким вам его и представляю. Не знаю – примут ли читатели мою книгу или нет, но желаю им приятного прочтения!

03 05 2016г.

«Поцелуй солнца»

От всей души посвящаю

Мой рассказ Юрию Нагибину.

Я часто и нежностью вспоминаю один день давным-давно ушедшего лета. С нежностью потому, что, во-первых, погода была какой-то нежной к тебе, вроде бы тепло было и солнечно, но в тоже время солнце не жгло тебя – а ласково грело. А вторая причина в том, что тот день мы провели с моей любимой мамочкой. Вероятно, кто-то, прочтя последнюю фразу, покрутит пальцем у виска и найдёт меня слегка сумасшедшей… Но для меня, можно сказать, блажен всякий день, который мы с мамой проводим вместе где-нибудь в тиши и в дали от суеты и прочей нервотрёпки, где мы можем погулять, от души «посплетничать»…

Даже сейчас, когда мне уже под 30-ть и у меня у самой дочка-малышка; а что уж про детство говорить! В детстве ожидание и наступление выходного мамы для меня были сравнимы с ожиданием и наступлением праздника. И когда этот праздник наступал, наконец, то я, как мышь, могла тихонько проникнуть в мамину спальню, заползти к ней под одеяло и оставить на её плече лёгкий, едва ощутимый поцелуй. Если мама лежала ко мне лицом, я могла на нём увидеть полусонную улыбку кошки, которая во сне налопалась сосисок и прибывает в сытом блаженстве! Я не говорю о том, что мама, улыбаясь и потягиваясь, издавала почти кошачье мурлыкание. Она не спала, а просто лежала с закрытыми глазами, ожидая моего прихода и этого лёгкого и спокойного поцелуя, чтобы потом, прижав меня к своей тёплой груди, поцеловать в ответ, погладить по спине, назвать меня котёнком или солнышком… Помню, однажды, вот так лёжа с мамой и получив от неё поцелуй, я ей сказала:

– Знаешь, мамочка, если бы было можно, я бы тебя попросила поцеловать меня с головы до ног.

– Почему? – удивлённо спросила меня мама. Я ей отвечаю:

– А потому, что каждый твой поцелуй тёплый, как лучики солнца летом – и хочется этого тепла везде!

– Фантазёрка ты моя любимая! – смеясь, сказала мама и поцеловала меня в обе щеки. – Потерпи немножко – скоро уже лето придёт и мы погреемся с тобой на солнце!

Можно сказать, что всё это было своего рода нашим ритуалом выходного дня, когда никуда не надо спешить и можно вместе понежиться в кровати, сколько влезет! А влезть в нас могло часа два свободно! Причём мы могли или просто молча лежать вместе под одеялом, или о чём-нибудь тихонечко мурлыкать. Но и в том, и в другом случаи нам было хорошо!!!

В тот день мы с мамой решили поехать на озеро, чтобы позагорать, покупаться и вообще отдохнуть. Как сейчас помню, на маме был цветастый сарафан, обнажавший её красивые, округлые плечи, и такая же косынка на голове, в то время, как я нацепила купальник и влезла в закрытое голубое платье с коротким рукавом и с золотыми рыбками, а на голову напентерила белую дырчатую шляпу с голубой лентой и голубой розой. И это платье, и эту шляпу я любила больше всего!

Вот мы приехали. На озере была тишь и благодать! Мы с мамой, найдя себе удобное место не далеко от машины, стали располагаться. Постелив любимое своё полотенце с огромным, весёлым дельфином и сдёрнув с себя платье, я повернулась к маме, чтобы попросить её приютить его у себя в большой сумке, потому что думала, что у неё ему будет лучше. И тут я обалдела: моя мама, человек интеллигентный и образованный, стояла передо мной совершенно обнажённой. Я реально была в шоке!

– Мама! – крикнула я в удивлении. – Ты что, будешь голой загорать и купаться?

– Да, буду, – сказала спокойно мама, как будто ничего и не сделалось. – А ты не хочешь раздеться?

– Нет! – резко ответила я, шлёпнулась на полотенце и, положив на ноги сложенное платье, опёрлась на него и надулась.

– Аня, зайка, что случилось? – с тревогой спросила мама.

– Я не хочу, чтобы нам с тобой было стыдно перед боженькой, – сказала я со слезами в голосе.

Мама давно стала приучать меня к той мысли, что боженька всё видит с неба, что за плохие дела он рассердится и накажет, а за хорошие и тебе что-то хорошее сделает. Вот почему и поступок мамы, и её предложение, чтобы я сделала тоже, что она, огорчили меня.

– Анечка, голубушка моя любимая, послушай меня, пожалуйста! – опустившись ко мне, попросила мама. Я повернулась к ней в слезах. – Я ни в коем случаи не хотела и не хочу тебя обидеть или сделать тебе плохое, – продолжила мама. – И, тем более, я не хочу того, чтобы и мне, и тебе перед боженькой было стыдно. В том, что я тебе предлагаю, нет ничего плохого! Наоборот – у тебя будет красивый, ровный загар. Ты же хочешь красивый и ровный загар?

– Хочу, – сказала я, ещё плача. – Только Бог всё видит.

– И пусть видит! – сказала мама. – Мы перед ним ни в чём не виноваты, поверь мне! Мы будем загорать, купаться и играть, и ничего безобразного в том, что мы это будем делать раздетыми, не будет. Да и наконец, Бог и тебя, и меня на эту землю послал голышами – так что он нас с тобой за то, что мы вот так загораем, не заругает.

– Правда? – спросила я, утирая глаза.

– Конечно! – казала мама.

Я как-то несмело сняла купальник, будто бы ещё не до конца уверена в словах мамы, отдала его и платье ей, и легла голой на полотенце. Первое время мне было неловко, будто на нас кто-то смотрит, а мы в чём нас мать родила. Помню, я, как собака, вокруг озиралась, боясь, что нас реально застукают.

– Лежи ты Христа ради спокойно! – сказала мама, поняв моё беспокойство. – Всё будет хорошо! Место тут тихое, мне его дядя Броня подсказал – он тут рыбачит. Отдыхай и не бойся ничего! В конце концов, даже если нас нечаянно кто-то увидит – так мы с тобой ничего не украли и никому плохого не делаем, а просто загораем. – рука мамы легонько проползла по моей спине. – Помнишь, ты хотела, чтобы я тебе расцеловала спинку, говоря, что мои поцелуи тёплые, как лучики солнца? Вот пусть тебя солнышко сейчас и целует, а ты отдыхай!

Надо сказать, что последняя фраза мамы мне понравилась. А верно, почему-то хочется иногда сказать про солнце, что оно тебя целует. И поцелуи эти тебе кажутся такими тёплыми и нежными, что подумаешь в какой-то миг, будто это боженька тебя, дитя неразумное, поцеловать пожелал от любви к тебе большой, потому что он, как всякий из нас к своим детям, строг, но при этом добр и нежен. Возрадуйся этой его отцовской нежности и прими её с благодарностью!

Вопреки моим ожиданиям, никого на озеро тогда не принесло – и я расслабилась так, что вообще забыла про свой вид; и вспомнила о нём, когда мама подала мне купальник. А так мы с мамочкой от души наплавались, назагорались, наигрались в разные игры – от Морского боя до Бадминтона… и наговорились. Да, нам обеим было весело и хорошо и очень не хотелось уезжать; но мама пообещала, что мы сюда ещё приедем. И мы приезжали, и приезжаем поныне, уже втроём; и хочется верить, что этот поцелуй солнца будет далеко не последний…

15 03 2016г.

Рейтинг@Mail.ru