Колебания

Александр Вавилов
Колебания

– Поздравляю, ты с нами…

После он пожал ему руку, и со словами «Знакомься», отошел в сторону к двум важным, как показалась Лаву, людям. Один из них был старик, от которого веяло чем-то гадким и злодейским, а вторая – симпатичная дама в возрасте, с манерами как у королевы. Павел заметил, что они пристально наблюдают за ним, особенно женщина, чью улыбку можно было охарактеризовать скорее не как приветливую, а как надменно-пошлую. Но его взгляд долго не задержался на этой причудливой парочке, так как его обступили другие члены общества.

Глава 2. Катарина

Кто же такой человек и существует ли ему однозначное определение? Кто это – царь природы, сложный организм, эволюционировавший на протяжении миллионов лет из простейшего одноклеточного, или, быть может, это сгусток энергии, дыхание Бога или биоробот, эксперимент более высоких и развитых цивилизаций? Дано ли ему когда-нибудь узнать самую главную тайну Вселенной, раскрывающую глубинный замысел мирового создателя и понимание цели его существования в бесконечной карусели галактик?

Учёные, философы и религиозные деятели пытаются объяснить человеку загадку его происхождения, прибегая порой к спорным и неубедительным доказательствам и эксплуатируя при этом невежество масс. Используя эти теории, политики формируют государственные институты, призванные помочь людям обрести смысл своего существования в этом бренном изменчивом мире. Но человек до сих пор остаётся только искрой в этом великом костре, разожжённом нашим Творцом. Звёздная пыль и космический ветер разносят его пепел по бескрайним просторам Вселенной. И поэтому каждый здравомыслящий индивидуум рано или поздно задаётся вопросом: ради чего он сгорает в этом необъятном безразмерном огне?

У каждого – свой путь, своя ноша и своя миссия. И каждому предначертано выполнить задуманное Всевышним. Бог – это откровение, и каждый волен по-своему воспринимать его. Невзирая на то, принимает ли человек данное откровение или отвергает, – он продолжает выполнять единый Вселенский план, ибо гениальность мироздания заключена в беспроигрышности ситуаций. Принимая это, человек осознаёт собственный потенциал и укрепляет веру – тонкую нить, связывающую его с мировым Абсолютом.

И неважно, в какую словесную форму облекает он своё происхождение и выводит из этого своё предназначение. Молекулярная эволюция или инопланетный эксперимент, прах земной или чистая единая энергия, у каждого, не смотря на его веру и убеждения, наступает момент, когда он принимает решение о том, как жить дальше? Каждый встречал на распутье знаменитый вещий камень из русских народных сказок:

«Направо пойдёшь – коня потеряешь, себя спасёшь;

налево пойдёшь – себя потеряешь, коня спасёшь;

прямо пойдёшь – и себя и коня потеряешь».

И каждый в этот самый момент делал свой выбор; каждый шёл туда, куда желал и куда был готов идти.

* * *

Лав ехал к Михаэлю в его загородный особняк, окружённый таинственным ореолом слухов. Его наполняли мысли о беспечной жизни и роскошном будущем. То, что он увидел на церемонии вступления в Общество, поразило его до глубины молодой избалованной любовными утехами души. Он понял, насколько привилегированная публика составляет этот тайный и загадочный союз, именуемый себя «Колебания». Финансовые акулы, крупные воротилы и верхушка государственной власти. Очень много иностранцев: арабы, японцы немцы и американцы. Лучшие особи женского пола, стройные изящные балерины и шикарные дорогие модели. И теперь он стал частью этого с виду слащавого и приторного Общества, хищного на всё, что усиливает власть и величие.

Трасса, ведущая к особняку Михаэля, была на удивление ровной и спокойной. Относительно узкая дорога петляла среди дремучих тёмных лесов, преимущественно хвойных пород, пересекала несколько мелких речек и уводила машину в какое-то таинственное тёмное царство. Дорожные знаки постоянно предупреждали Лава о наличие поблизости диких животных, способных неожиданно выбежать из густых кустарников перед машиной. В одном месте Лаву действительно пришлось притормозить, потому что на дороге стоял большой лохматый волк и пристально смотрел ему в глаза. Может это была дикая серая собака, похожая на волка, трудно было сказать точно. Лав остановил свою белоснежную BMW и тоже уставился на опасного хищника. Волк или пёс, похожий на волка, не отводил своего тяжёлого взгляда. Лав нажал на сигнал. Это не произвело никакого эффекта – тот продолжал холодно смотреть ему в глаза. В этот момент из-за верхушек деревьев в лобовое стекло машины выстрелил яркий солнечный луч и ослепил его своим светом. Лав поморщился и прикрыл ладонью глаза. Хищник медленно повернул голову в тёмную чащу леса и неспешно начал уходить с дороги. Лаву стало жутко. Словно он добровольно ехал в логово к большому лесному зверю, неспособному на пощаду и безжалостному к своим жертвам. Думающий расчётливый Михаэль производил на Лава именно такое впечатление.

Наконец, он подъехал к КПП и остановился перед шлагбаумом. До особняка оставалось проехать последний километр пути. К машине подошёл здоровый охранник в тёмной робе без опознавательных знаков и автоматом Калашникова через плечо. Лав открыл боковое стекло и протянул ему документы. Охранник смерил его пронзительным взглядом и махнул рукой второму такому же увальню в небольшой будке из серого кирпича. Тот нажал на кнопку, запустив автоматическую систему, и красно-белая преграда поползла вверх, освобождая Лаву дорогу.

– Проезжайте, – стальным голосом сказал охранник, возвращая паспорт.

Лав въехал на территорию особняка и почувствовал некое облегчение. Хвойные деревья сменились лиственными, их количество значительно уменьшилось, отчего стало светлее. С дороги исчезла разметка, и через 300 метров справа Лав увидел огромный пруд с большим сверкающим в солнечных лучах причалом. Несколько катеров стояло в тишине у его подножия. Недалеко от берега он так же успел заметить элегантную современную лодку с изящным high-tech мотором сзади, раскрашенную в бело-голубые цвета. На лодке стояла девушка в розовом купальнике и смотрела на его машину. Лав издалека оценил её тонкую точёную фигурку и белокурые густые локоны. Она стояла на лодке лицом к солнцу, подняв руки к голове, и внимательно следила за ним. Лав уловил какой-то непонятный сигнал, исходящий от этого милого создания в розовом купальнике. И как это бывало в его студенческие годы, когда он замечал симпатичную стройную красавицу из ВУЗа, сердце его забилось чаще, и лёгкая приятная волна пробежала по паху. Лав улыбнулся, почувствовав прилив свежих сил. На ум ему пришёл мотив песни группы «Мальчишник»:

«Она была лучше всех, она была хороша,

При взгляде на неё поднималась душа…»

* * *

Вскоре показался и величественный особняк хозяина. Он занимал огромную территорию, равную по площади четырём футбольным полям и представлял собой сложную композицию из построек в форме геометрического прямоугольника с широким вырезом по одной из длинных сторон, внутри которого параллельно узким сторонам были вписаны ещё две дуги архитектурных изысков. На одной из длинных сторон также располагалось центральное трёхэтажное строение ступенчатой пирамидальной формы с тремя вершинами. Две нижние вершины были высокой треугольной формы. Верхняя центральная вершина представляла собой круглый золотой купал, который сверху украшал огромный государственный флаг. От главного здания по периметру расходились равномерная двухэтажная вереница корпусов, выкрашенных в бежевый цвет. Углы прямоугольника венчали собой трёхэтажные круговые башни, выпирающие наружу за стены прямоугольника. Третий этаж каждой из этих башен представлял собой площадку, на которой были размещены длинные ряды колоколов различной величины. Вторая длинная сторона особняка имела большой, примерно, в треть всей стороны вырез, который был своего рода воротами в этот удивительный мини-кремль. Мощённая каменная дорога вела к крыльцу в головное пирамидальное здание. По сторонам её росли грациозные высокие березы сорта «Эрмана», высота и пышность ветвей которых завораживала одним своим видом.

Медленно проезжая по этой тенистой дороге из мощёного камня, Лав невольно почувствовал себя футболистом, выходящим на поле, на финальную игру, главный приз которой – золотая медаль и трофейный кубок мира тонкой ювелирной работы. Центр этой дороги украшал круглый бассейн диаметром около 10 метров. Бассейн был разветвлён многоступенчатой системой фонтанов, выбивающих струи воды, каждая из которых была уникальной формы, из статуй людей и животных, позавидовать которым могли бы знаменитые древнегреческие скульпторы Фидий и Скопас, чьи бессмертные творения пережили тысячелетия, восхищая различные народы своей красотой и грацией. Не уступая по красоте знаменитому на весь мир Петергофу, данный бассейн, окружённый стеной крепких душистых берёз, производил на посетителей особняка неизгладимое впечатление. Лав, словно завороженный, объехал его и припарковался на специальной площадке у крыльца этого величественного архитектурного храма.

* * *

Его встретила молодая приветливая девушка Франческа, секретарь Безицера. Она была недурна собой, в меру обаятельна, но при этом достаточно серьёзна. Её родословная тянулась корнями к Итальянскому правительству времён Бенито Муссолини. Прадедом Франчески был начальник штаба добровольной милиции национальной безопасности Италии Луиджи Россо. В свои лучшие годы, когда солдаты дуче гордо несли знамя Итальянского фашизма, Луиджи соблазнил юную черноволосую медсестру с острова Сицилия по имени Карлота. Свою жизнь он закончил в концентрационном лагере, не дождавшись освобождения союзнической армией. Но его недолгий военный роман с Карлотой успел подарить этому свету чудного малыша Эмилио, которому суждено было в составе других итальянских детей оказаться в России после исхода второй мировой войны. Франческа была уже ребёнком второго поколения, рождённым на территории Советского государства. Её кровь была разбавлена кровью русских дворян, оставшихся жить в России и переживших смутное революционное время. Она выросла на литературных произведениях Александра Пушкина и Льва Толстого. От итальянского прошлого ей досталось лишь красивое имя Франческа и острая огненная страсть во время сексуальных забав. Во всём остальном она была пунктуальной, исполнительной и добросовестно выполняла работу секретаря подобно другим русоволосым русским девушкам, которых повседневно встречаешь на своём пути.

 

Франческа проводила Лава в библиотеку и пригласила присесть на диван:

– Господин Безицер сейчас подойдёт к Вам, – по-домашнему деловито, но не без оттенка лёгкого флирта произнесла она. – Может быть, пока принести Вам чай или кофе?

– Я бы не отказался от чашки горячего крепкого чая, – ответил Лав со всей присущей ему сексуальностью.

Франческа обольстительно улыбнулась и покинула библиотеку, оставив Лава среди значительной и солидной коллекции книг. Он начал осматриваться по сторонам, и сразу же его взор упал на большой портрет Михаэля, высоко висящий на стене посреди громадного числа резных шкафов с редкими экземплярами бесценных рукописей. Изображение Безицера излучало величие, силу и власть в буквальном смысле этих слов.

Михаэль принадлежал к славной плеяде российских немцев, вынужденных на протяжении последнего столетия испытать на себе все тяготы непростых российско-германских отношений. Две мировые войны, в ходе которых русские и немцы оказывались кровными врагами, заставили немецкие общины в прямом смысле выживать на территории, население которой оказалось непримиримо настроено против них. Когда человека готовы убить просто за то, что он немец, этот человек вынужден жить в максимально напряжённом для него режиме, что делает его закалённым к жизненным трудностям. Пока одни едут к своей цели на средней скорости, наслаждаясь мелькающим пейзажем за окнами автомобиля, другие вынуждены гнать свой болид на предельной скорости, полностью сосредоточившись на конечном результате. Иначе их просто вытеснят с трассы в кювет. Но именно это и делает таких гонщиков жизнеспособными. Когда напряжение спадает, они становятся победителями. Годы испытаний сторицей возвращаются им успехами, наградами и признанием тех, кто в своё время предпочитал скоростной гонке расслабленную поездку.

Первый известный договор между восточными славянами и готскими племенами был заключён князем Мстиславом в 1229 году. Он позволял свободно торговать немцам в Смоленской области, создавая для них атмосферу «добросердия». Однако за насилие над русской девкой иностранных купцов наказывали финансово, установив немалый размер платы за «бесчестье». С тех самых времён и тянулась ниточка семени Михаэля Безицера по земле русской. При Иване IV Грозном были немецкие слободы в московском княжестве. При Романовых – лютеранские колонии, Волынь и Бессарабия, швабы и меннониты. Инженерное и военное дело при Петре I. Брак цесаревны Анны Петровны и герцога Гольштейн-Готторпского Карла Фридриха. «Канцелярия опекунства иностранных», учреждённая Екатериной II. Субсидирование немецких колоний царским правительством в первой половине XIX века. Коммерческие дела первых эмигрантов капиталистов, создавших в России миллионные состояния в начале XX века. «Ликвидационные законы» об экспроприации земель немецкого населения, санкционированные Николаем II. Автономная Советская Социалистическая республика немцев Поволжья со столицей в городе Покровск. «Немецкая операция» НКВД 1937 года. Спецпоселения в западной Сибири в 1953 году. Московский договор между ФРГ и СССР о взаимном отказе от применения насилия 1970 года. Российско-немецкие программы «Брайтенарбайт» и «Нойдорф-Стрельна» 1990-х годов. Через столетия пролегла нить родословной Михаэля. Сменялись правители Российской Империи, коммунистические вожди Советской Республики, президенты Российской Федерации, а семья влиятельного немца лавировала между режимами через время войн, бунтов и переворотов.

* * *

Пока Лав смотрел на портрет Михаэля, тот зашёл в библиотеку. Лав встал и пожал протянутую ему руку. Безицер пригласил его присесть за стол, взял пульт от аудиосистемы и включил народную немецкую песню «Schön Ist Die Jugend». Франческа принесла чай.

– Мне нравиться здесь бывать, – наконец, сказал Михаэль. – Это моя любимая комната в этом доме. Здесь всегда спокойно.

«Denn jung sein,

das kostet kein Geld!», -

раздались слова песни, и Безицер задумался.

– Потому что быть молодым, не стоит никаких денег, – задумчиво перевёл он, и посмотрел на Лава. После обвёл рукой библиотеку и заметил, – знания, вот что действительно не может измеряться деньгами. Здесь собраны лучшие собрания величайших умов человечества: мыслителей, учёных и полководцев. Читая эти книги, ты можешь прикоснуться к прошлому и заглянуть в будущее. Эти произведения – достояния вечности, а вечность– это один из символов Бога.

Лав стал внимательно разглядывать библиотеку. Бесчисленные ряды книжек, словно кирпичики в стене, аккуратно стояли на полках. Помимо стола, за которым они сидели, в библиотеке стояли ещё несколько низких журнальных столиков фабрики «Cappellini Intagli», выполненных в дворцовом стиле. На них лежали несколько десятков толстых увесистых книг, заложенных разноцветными закладками. К высоким резным шкафам в трёх местах были приставлены лакированные деревянные лестницы. Библиотека имела 2 небольших окна с одной стороны, которые располагались под самым сводом комнаты и оттого мало освещали её. Свет излучали массивные золотые светильники, расставленные по всей площади библиотеки.

– Здесь всегда царит полумрак, – продолжал говорить Михаэль, – но стоит лишь открыть любую из этих книг, как ты увидишь свет, который будет наполнять тебя по мере её прочтения, страница за страницей. Грамотных людей всегда называли просветлёнными, или начитанными, что по сути своей есть одно и то же. Никогда не нужно пренебрегать знакомством с новой книгой, и погружать тем самым своё бытиё в невежество. Знание – это сила, поэтому эти книги – бесценны, ибо сила – это состояние вершителей мира и судьб человечества. Ты меня понимаешь?

– Конечно, – ответил Лав, – только одним просветлением вершители человеческих душ не ограничиваются. Мало получить откровение, необходима воля, для того чтобы материализовать это откровение. Воля – вот, что приводит в движение знания, без неё они мертвы и проку в них никакого.

Безицер улыбнулся.

– Максимализм – привилегия молодости. Кинуться в битву без оглядки, заменив рассудок жаждой желания, могут лишь молодые, полные сил, и уверенные в своей непобедимости. Но что будут делать они со своей победой? Ведь мало взойти на трон, необходимо на нём удержаться, – Михаэль лукаво посмотрел на Лава. – Власть требует плана! Без плана король – это всего лишь будущая жертва голодной толпы, не имеющей сострадания и безмерно жестокой к своим правителям.

Михаэль сделал паузу для того, чтобы убедиться, что Лав его внимательно слушает.

– Общество, членом которого ты стал, не является публичным формированием и оттого избавлено от пристального внимания народных масс. Наши люди есть повсюду, они скрыты для глаз обывателя и ничем не отличаются от них. Они ходят на работу и имеют семьи. Единственное, что их отличает от других – это осознание грядущих перемен, которые в скором времени изменят наш мир до неузнаваемости. Законы старого света и стереотипы мышления, основанные на ложных знаниях, больше не властны над ними. Общество сформировало высшую цель, ради которой человечеству требуется разрушить свой старый дом, чтобы возвести на его месте фундамент нового, в котором будут жить наши потомки. Как ты наверно заметил на церемонии инициализации, среди членов Общества много влиятельных и богатых людей. Они финансируют наши исследования и помогают принимать решения, которые ускорят процесс изменения мира.

Безицер встал со стула и начал медленно прохаживаться по библиотеке, скрепив за спиной руки.

– Ты говорил о воле, которая приводит в движение знания, – продолжал он свою речь, делая размеренные небольшие шаги по комнате. – Но знания есть не что иное, как информация, а воля – это энергия. Энергия, приложенная к информации, запускает процесс преобразования. Преобразование порождает новое творение, новую информацию, которая ожидает своего часа в будущем. И, таким образом, цикл замыкается, продолжая функционировать дальше и выполняя главное условие мироздания – вечность бытия!

Применительно к окружающему нас миру, мы можем сказать, что всё, что мы видим, слышим и чувствуем, это и есть информация. А человек – это не что иное, как энергия в своём первозданном виде. Соприкасаясь с действительностью, мы формирует новые события и образы. Другими словами, человек изменяет реальность, и в этом заключена главная цель его существования, по отношению к которой все остальные цели вторичны.

В масштабе человечества, каждое новое поколение – это не что иное, как величайшая биоэнергетическая сущность, призванная изменить действующий мировой порядок, дав ему толчок к технологическим улучшениям. Словно игла на граммофоне, двигающаяся по спирали диска, человечество двигается от поколения к поколению, исполняя свою песню в бесконечном пространстве времени. И не смотря на кажущиеся круговые повторы иголки граммофона, посредством пружинного механизма она двигается по спирали, не повторяя пройденные участки, от края пластинке к её центру.

Переставая изменять мир, человек, как составляющий элемент поколения, сбивается подобно иголке этого граммофона и начинает двигаться по одному и тому же витку спирали. Иголка перескакивает, всякий раз, когда возвращается к исходному месту, и чудесный аппарат заедает. Песня прекращает литься, становясь однообразным огрызком некогда красивого музыкального произведения. Я надеюсь, ты понимаешь меня, Павел?

– Конечно, – ответил Лав. – Но ведь любой винил можно поправить вручную, возобновив прослушивание любимой мелодии. Необходимо лишь обойти участок пластинки, на котором иголка даёт сбой.

– Вот именно, мой друг, – ответил Безицер, – любой процесс управляем! И в этом заключена наша главная сила – мы способны изменять мир в соответствии с нашими желаниями! Наше влияние в силу наших намерений творит чудеса. Нам лишь нужно систематизировать этот процесс для того, чтобы ускорить и увеличить его эффективность.

Для этого мы организовали сотни институтов и лабораторий. В них мы проводим генетические исследования, пытаясь на молекулярном уровне перестраивать биологический организм. Расшифровывая геном человека, мы формируем его плоть по-новому, убирая недостатки, вызванные болезнями и экологическими мутациями. Исправляя вредоносные участки хромосом, мы улучшаем человеческую породу, приближая век вселенского благоденствия.

В ближайшее время мои люди познакомят тебя с нашей главной секретной лабораторией, в которой мы творим будущее человечества. Я хочу, чтобы ты собственными глазами увидел наш основной проект, который мы назвали «Потомок». Это новый виток в круговом вихре млечного пути, новое колебание нашей планеты, более сильное и совершенное!

* * *

– Папа! – капризный женский возглас прервал его речь.

Безицер повернул голову к двери в библиотеку. В проходе стояла та самая девушка с бело-голубой лодки, которую видел Лав, проезжая мимо пруда. Она успела надеть жёлтую обтягивающую майку поверх своего розового купальника и не менее обтягивающие попу джинсовые короткие шорты.

– Мы с мамой собираемся в город, ты обещал составить нам компанию!

Она уверенно подошла к Михаэлю, приобняла его за талию и поцеловала в щёку.

– Я знаю, дочка, – заботливо ответил Безицер, – раз обещал, значит составлю. Обещания для того и нужны, чтобы их выполнять.

– Значит, едем?! – обрадованно воскликнула она.

– Ну конечно, – улыбнулся отец. – Мне необходимо закончить разговор, после чего я весь в твоей с мамой власти.

Девушка перевела недоумённый и немного возвышенный взгляд на Лава. Она как будто заметила его только что. Но Лав был бы не Лавом, если бы сразу не прочитал все её деланные жесты и интонации. Для него она была словно открытая книга, эдакий лёгкий женский роман с незатейливым сюжетом, который так одурманивает молодых впечатлительных девушек.

– Познакомься, Павел, – представил её Михаэль, – это моя дочь Катарина. А это Павел, – продолжил он, обращаясь к дочери, – мой новый знакомый, талантливый музыкант, Ди джей и ко всему прочему хороший молодой бизнесмен.

Девушка протянула Лаву свою руку, и в этот момент волнение выдало её. Она покраснела и отвела взгляд. Наигранная напыщенность, с которой она вошла в библиотеку, исчезла без следа. Лав твёрдо смотрел в её большие голубые глаза, сохраняя на лице едва заметную дружескую улыбку. Он взял её слегка дрожащую руку и, поймав её избегающий взгляд, ответил:

 

– Очень приятно, Катарина.

Она не смогла теперь отвести от него свои взволнованные глаза. Смотрела словно кролик на удава, выдавая своё полное поражение. И в этот самый момент Лав понял, что она невинна. Он почувствовал это всеми фибрами своей искусной в соблазнении души. Запах её девственной плоти, свежего и нетронутого мужчинами молодого тела окутал его жадную до любовных утех сущность. А она словно пойманная в сети экзотическая птица смиренно смотрела на своего охотника, тяжело дыша и изредка моргая красивыми глазами. Её упругая грудь натянула майку, соски напряглись. В голове Лава возник образ, как он облизывает её горячее тело, сжимает грудь и чуть ли не в кровь кусает её возбуждённые губы. Эту картинку он успел вложить в голову Катарины, пока их руки касались друг друга, а глаза смотрели в глаза.

Безицер не мог не заметить эту сцену, волнительную для его дочери и вдохновляющую для Лава.

– Катарина, – отвлёк Михаэль молодых друг от друга, – я думаю, ты можешь пойти и начать собираться вместе с матерью. Я вскоре к вам подойду.

Девушка отдёрнула свою руку, посмотрела на отца, стыдливо улыбнулась и чуть ли не бегом поторопилась из комнаты. Безицер посмотрел на горящие глаза Лава.

– К сожалению, у меня не так много свободного времени, Павел. Я думаю, мы с тобой поговорим позже и уже более обстоятельно. А сейчас я должен извиниться, мне необходимо провести время с семьёй.

– Конечно, – Лав встал и вновь пожал протянутую ему руку. – У вас очень красивый дом, Михаэль. Мне было приятно посетить его.

* * *

«Какая удивительная девочка», – подумал Лав, вспоминая о юной Катарине.

«Какой наглый, но в то же время какой приятный парень», – подумала дочь Безицера. «Смотрел на меня так уверенно и так нахально! Но почему-то это было так волнительно и чертовски возбуждающе! Смутил меня перед отцом, козёл! Бесцеремонный мерзавец! Кто он такой, интересно? Отец сказал, что он бизнесмен и музыкант. Зачем он так смотрел на меня? Надо будет снова с ним встретиться. Хотя, вот ещё! Зачем? Возомнит о себе больше положенного! Сейчас спрошу у отца, чем это он занимается? А, впрочем, стоит ли? Папа чего доброго подумает обо мне, что я в него влюбилась! Блин!!! Он наверняка уже так подумал! Чёртов мерзавец! И как я так опрофанилась! Хотя, чего это я, всё было как обычно! Но, блин! Надо признать, он очень красив…»

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru