По ту сторону

Александр Петрович Загуменов
По ту сторону

Москва. Парк Культуры. Выдался шикарный июльский вечер. Город сиял своим великолепием. По реке не спеша проплывал теплоход, уходя дальше в центр города. На его палубе развлекался народ, у них было какое-то мероприятие, кто-то хлопнул пробкой из-под шампанского. Вдоль берега гуляли молодые пары, туда-сюда сновали велосипедисты. На набережной грянула музыка, все желающие пары высыпали танцевать. Остальные столпились у парапета и наблюдали за происходящим.

На фоне всего этого выделялся своим видом молодой человек, лет двадцати шести. Он неспешно шел, засунув руки в карманы и опустошенно глядя на землю. Его переполняли мысли, он был целиком в них погружен, не замечая ничего вокруг. Кто-то может и обратил на него внимание, но буквально ненадолго, чтобы потом повернуться к своей половинке, улыбнуться, перехватить стакан с кофе и дальше наслаждаться пейзажем города в заходящих лучах солнца.

Молодой человек не замечал всей этой суеты вокруг, он отсутствовал для этого мира. Он был всего лишь фоном, а реальность сидела в его голове, его мыслях. Он пытался понять, откуда же пошло его начало, и в голову не шло ничего. Все было смазано, как будто его вырвали и бросили сюда, к определенному моменту времени, чтобы с ним начали происходить все эти странные события.

Он пытался вспомнить, с чего все началось… Он еще тогда влип в какую-то неприятную историю…

Ах да, точно, он начал припоминать. Уходя из дома, он умудрился запереть дверь, оставив ключи внутри. Дома, конечно, была мама, но она не могла ему ничем помочь, и он в отчаянии тогда вышел на улицу.

Кажется, это было в марте…

– Все хорошее закончится в понедельник…

– Но ведь сегодня пятница! А это значит, что у нас еще есть суббота и воскресенье

– Я – хороший, ты – хороший, он – хороший, а вон тот – плохой…

– Но почему тот – плохой?

– Не спрашивай почему, чтобы не стать плохим, как тот…

Эта сторона

«Черт! Ну как можно быть таким беспечным рассеянным идиотом? Ну и что теперь делать? Попросить открыть маму? Да легче вызвать какого-нибудь духа из параллельных миров!»

Молодой человек судорожно дергал ручку, будто бы верил, что она от этого откроется.

«Вот влип! А так хочется есть и потом прилечь, вытянуть ноги и нормально расслабиться, а теперь… Что же теперь?»

С этими мыслями он незаметно вышел на улицу и продолжал идти, перебирая в голове варианты последствий.

– Курить есть? – перед ним стоял массивный здоровый парень, может быть на пару лет старше его. Не дожидаясь ответа, он продолжил:

– Что и ты не куришь? Слушай, вы как все сговорились улучшать статистику населения по состоянию здоровья. Ну что ты неразговорчивый какой-то? Высокомерный, наверное.

Концовка фразы оказалась неожиданной для молодого человека. Он улыбнулся и смущенно произнес:

– Да нет, вовсе нет.

И неожиданно для себя продолжил:

– Просто влип в одну неприятную историю. Домой не могу попасть.

– Жена из дома выгнала? Ну пойдем попробуем с ней вдвоем побороться. Если нас и двоих вынесут, то у меня еще сосед на подмогу есть.

– Да нет…

– Что, хочешь сказать, что соседа лучше сразу с собой брать?

– Нет, – засмеялся молодой человек, – я живу один, точнее с мамой.

– Мать не скоро домой вернется?

– Она дома.

Незнакомец вопросительно посмотрел на него.

– Ну мамку ты зря разгневал.

– Да нет, она у меня парализованная лежит.

– Блин, сочувствую тебе… Но тогда у нас есть только один вариант.

«У нас?» – промелькнуло в голове у молодого человека. Его немного удивляло такое поведение незнакомца на фоне других. Но он ему нравился. Ей богу, от него веяло какой-то легкостью.

– Балкон, – продолжал незнакомец.

– А?

– У тебя же есть пожарный балкон?

– Пожарный?

– Ну да, там обычно стоит пожарная машина и пара пожарников, которые приветливо машут тебе в окно.

В этот раз молодой человек вопросительно посмотрел на незнакомца, ничего не понимая.

– Что? Ты их даже не замечал? Ну ты и надменный тип. Нельзя же так. Я вот, например, по пятницам захожу на балкон к своим, пивка попить… Ладно, у тебя же есть на балконе лестница с люком. Она ведет на верхний балкон и еще снизу так же можно попасть к тебе… Ну чего ты застыл? Пошли знакомиться с твоими соседями.

Молодой человек не успел ничего ответить, как они уже вышагивали к его подъезду. Он же не сказал, где живет.

– Так, ну где твое обиталище? А то я машинально пошел, как обычно хожу за сигаретами.

– Да, мы идем правильно, вот мой подъезд. Но что Вы собираетесь делать?

– Ты забыл добавить «мистер Лавринский».

– Что?

– Ну раз сказал – «Вы», значит надо как-то достойно закончить свою фразу, чтобы повысить мою значимость. Вообще ты очень странный. Я не твой директор и не твоя теща, которая тебя прессует каждый день, и вроде бы возрастом недалеко от тебя, а ты «выкаешь» тут.

Незнакомец продолжал.

– Давай, приходи в себя. Начни с соседей. Сейчас постучишься. Он такой – Кто там? А ты ему – Открывай, морда! Папочка пришел расшевелить твою толстую задницу.

Молодой человек рассмеялся.

– Хотя, вероятно, он сразу начнет открывать дверь, а ты в этот момент убегаешь с криками.

Смеясь, они с незнакомцем поднялись этажом выше, где жил молодой человек. Незнакомец позвонил в дверь. Спустя время послышался сонный голос:

– Кто?

– Добрый день! Это Ваш персональный менеджер Антон. Принес Вам чудесный пылесос, который вычистит всю Вашу квартиру.

– Пошел в задницу!

Молодой человек уже забыл про свою проблему, ему было весело и легко. Да-да, именно легко.

– Простите за глупые шутки. Иногда меня угораздит что-нибудь ляпнуть. Нам очень нужна Ваша помощь…

– Ты что, не слышал?! Или мне может выйти и врезать тебе как следует!

– Пошли отсюда скорее, пока нас не убили к чертовой матери, – прошептал незнакомец молодому человеку.

На этот раз они спустились к соседям, которые жили под молодым человеком.

– Язык мой – враг мой. Теперь будем очень надеяться, что кто-нибудь есть дома и впустит нас.

Молодой человек уже ни о чем не беспокоился, он был уверен в успехе. Незнакомец вселял в нем эту уверенность.

И все оказалось действительно так. Им открыли, незнакомец вошел внутрь, дав указание молодому человеку направляться к своей двери и ждать, попутно выразив надежду, что люк на балконе не проржавел до безобразия и не нагроможден всяким барахлом. Молодой человек ждал у двери, мысли крутились у него в голове.

Послышался знакомый щелчок открываемого замка, его спаситель стоял на пороге. У него в этот момент возникло странное ощущение, что он знает этого человека уже давно.

– Ты уж извини, балкон-то у тебя закрыт. Пришлось бить стекло. Проходить сквозь я пока не умею. Но ты не переживай, я выбрал что поменьше, форточку.

«Форточку?» – изумленно подумал молодой человек. «Как он в нее умудрился пролезть? Она же где-то полметра на полметра»

– Слушай, я даже не знаю, как тебя благодарить.

– А я тоже понятия не имею. Был бы ты женщиной, вопросов не возникло. А так ты своей половой принадлежностью загнал меня в тупик. Ну давай, «повыкай» тогда еще сегодня, чтобы я почувствовал себя важным человеком.

Незнакомец еще думал некоторое время.

– Слушай, от всех этих балконных дел чертовски хочется пить. Может это, я сбегаю в магазинчик, пивка возьму. Ты как?

Молодой человек открыл было рот сказать, что не пьет, но он не знал этого точно. С ума сойти! Он не помнил себя пьющим, но и табу на это дело у него вроде тоже никакого не было.

– Ты как будто квартиру покупаешь. Я тебя конкретно подвесил этим вопросом. В общем, я пойду возьму, а ты тогда сам решишь. Кстати, меня Данила зовут, – произнес незнакомец, протягивая руку.

Молодой человек на мгновение снова задумался.

– Имя вспомнить пытаешься? Бывает. Помню я один раз так поднабрался, что весь полицейский отдел заставил играть в детективов. А ты уже в начале своего пути мозгами барахлишь. Это если мы сейчас напьемся и, не дай бог, попадем к нашим друзьям, у них будет катастрофа. Ну давай, пока не вспомнишь свое имя, будем звать тебя Вильгельм, как моего бывшего кота.

– Да нет, меня Иван зовут.

– Вань, ну тогда я тебя поздравляю, ты прошел испытание в наш клуб. В общем, я за пивом, а ты пока можешь переделать свои дела.

Дела у Ивана действительно были. Нужно покормить свою мать и проверить, не сходила ли она в туалет. Мать была полностью парализована, даже не шевелила головой, только моргала, глаза устремлены в потолок. Нижняя челюсть зачастую отвисала вниз, весь подбородок постоянно был в слюнях. Но это была его мать, и он безропотно за ней ухаживал. Еще окно в форточку было разбито, нужно было что-то придумать, чтобы мама, не дай бог, не простыла. Но Иван не учел одного факта, что стекло было двойное, и Данила разбил стекло только с наружной стороны, а второе просто снял и потом аккуратно приладил обратно. Этот факт невероятно обрадовал нашего героя, сегодня можно было не заморачиваться с этим.

Он уже успел покормить мать и сделать остальные дела, а Данилы все не было. Иван уже начал беспокоиться, неужели тот не вернется. Он уже сложно представлял свой вечер в одиночестве.

Послышался стук в дверь, Иван вскочил открывать. На пороге стоял Данила с грузным пакетом.

– Ты представляешь, в коем веке в нашем магазине образовалась очередь, а еще бабка передо мной способствовала ее увеличению. Что-то там расспрашивает у кассира, консультируется, как будто инвестирует в облигации, а у самой в корзине зеленый лук и пара редисок. И она такая кассирше – Вот, мол, хочу окрошку замутить, как думаете… и пошло бла-бла-бла. Я ей говорю – Вы знаете, тут еще за Вами люди стоят. А она мне в ответ – Да пошел ты на хрен, мать твою!

 

Иван рассмеялся:

– А дальше что было?

– Дальше, я, как настоящий мужчина, полез с ней драться. А поддержка-то была на ее стороне, остальные бабки взялись откуда ни возьмись. Они образовали кольцо вокруг нас и давай орать – Мань, наваляй ему, надери его наглую задницу! А мой соперник-то с тростью, типа ходит с ней. Начала ей крутить, как монах Шаолиня. Ну, думаю, плохи мои дела. И тут в конфликт вмешалась наш кассир.

– Что, пришла тебе на выручку? – давясь от смеха, выговорил Иван.

– Да куда там, раскидала нас по разным углам. У нее же высший сан и пятый дан по айкидо. Прям выпрыгнула из-под кассового аппарата, как в старых гонконгских боевиках и давай нас с бабкой приходовать. Ее швырнула в сторону группы поддержки и выбила Страйк, а меня с пакетами – в другую сторону. Вот сейчас надо проверять, все ли бутылки целы… Ну давай наверно на кухне сядем.

Иван все никак не мог остановиться смеяться. Данила начал небрежно извлекать содержимое из пакета на стол. Пиво, семь бутылок Старого мельника, копченый сыр и сухарики.

– У нас сегодня вечеринка… Ну давай, рассказывай свои умопомрачительные истории.

И сам сразу же продолжал:

– Ох, что-то я устал, и все эти долбаные козлы достали меня за неделю.

Данила открыл бутылку и сделал несколько больших глотков.

– Вань, бери тоже, не стесняйся.

– Спасибо, – смущенно пробормотал Иван. Он открыл банку и сделал небольшой глоток. Данила удивленно поднял брови.

– Слушай, мой кот, Вильгельм, который, и то больше глоток делал.

Данила поставил пустую банку под стол и открыл вторую.

– Извини за несимпатичный вопрос, а что у тебя с мамкой случилось?

В душе у Ивана немного похолодело. Из-за того, что он не знал ответа на этот вопрос. Он кормил ее, ухаживал за ней, но и на работу тоже приходилось ходить. Откуда она взялась, опять провал, но он работал на ней, знал ее. А с чего все началось? Чертовщина какая-то!

– Она попала в аварию, – пробормотал Иван, пытаясь добавить еще что-то, но получилось невнятно.

– Прости, больше не буду лезть к тебе с этой темой, правда.

– Да все нормально.

– Нет, я просто к тому, что ты живешь вдвоем с ней, и тебе особо некогда вырваться. Вот черт! А я думал, что я – самый пострадавший в этой жизни со своей работой в такси.

– В такси?

– Ну да, вожу всяких идиотов. За деньги, конечно, но это не отменяет суть идиотизма данной работы. Да-да, не спрашивай, почему я выбрал эту профессию. Просто дурак. Но я верю, что в один прекрасный день я наберусь ума, оторву свою задницу с этого чертового автомобильного кресла и освою что-то такое, что мне позволит сидеть в каком-нибудь стеклянном здании с умным видом, лупиться в компьютер и получать за это хорошие деньги. Ну а пока… Добро пожаловать в мир всяких уродов и козлов.

Вторая банка подошла к концу. Иван все сидел с первой, он слушал.

– Вот садится ко мне одна такая. Едем… Встали в пробку. И начинается… «А нельзя ее как-то объехать?» Конечно, можно, просто я и все, кто стоит в ней, дебилы. Нам это просто нравится, мы получаем от этого эстетическое удовольствие. Я вот всегда езжу в поисках какой-нибудь «жопы». И как вижу пробку, прям со всех колес туда, чтобы встрять подольше. Не нравятся им пробки… Скоты! А я прям обожаю! Любимое мое дело, после секса и алкоголя.

Данила сделал большой глоток.

– Ну так вот, она мне начала по мозгам ездить, мол, лучше бы я поехала на метро, я опаздываю. А, ну раз опаздываете, что же Вы сразу молчали. Сейчас мы тогда с разгона снесем ограждение эстакады, слетим с нее к херам и, если останемся живы, продолжим наш маршрут. Или она наверно думает, что я для нее трансформирую машину в самолет. Ты когда-нибудь видел тринадцатую с крыльями?

Иван отрицательно помотал головой.

– И я нет. И не дай бог, с ее-то надежностью не хватало того, чтобы она еще летала. Быстрее, по-моему, мой жирный котяра бы взлетел, чем она.

Данила продолжал:

– А еще знаешь, садится клиент, я начинаю вбивать маршрут. «Пффф! И Вы пользуетесь навигатором. Ну и таксисты пошли. Первый день, наверно». Вот так вот, провели оценку моей профессиональной деятельности. Ну все, завтра же увольняюсь! Да пошел ты к черту! Сам небось от силы ездишь на работу и в Ашан по выходным по пинку своей жены. Конечно, я бы тоже без навигатора поездил. А это Москва. Тебя могут закталить в такие дебри, о существовании которых ты даже и не подозревал. Это тебе не деревня с парой-тройкой улиц.

Данила опорожнил последнюю банку.

– Так что если тебе в Москве попался таксист без навигатора, то либо он с пеленок маршруты Москвы изучал, либо, скорее всего, такой таксист отвезет Вас в ближайший лес. Ну ладно, пора мне в люльку, завтра заниматься своей ублюдской деятельностью.

Данила с Иваном поднялись из-за стола.

– Давай махнемся номерами. Станет скучно и одиноко, звони.

Иван, почти допивший свою банку, улыбнулся и достал телефон.

– Да ты алкоголик просто от бога, настоящий талант! Ты всегда так в слюни напиваешься? Ну ничего. Правильно. Экономишь семейный бюджет.

Данила ушел. Иван пошел в ванную чистить зубы и готовиться ко сну. Ему тоже нужно было завтра идти на работу. Сейчас посмотреть, как там мама и «в люльку», как выразился Данила.

Как же плохо, что все это закончилось, и начиналась ночь. Для Ивана начиналось испытание, ему постоянно снились кошмары, большинство из которых он, к счастью, не помнил. А еще мать ночью издавала какие-то звуки. Они вызывали в его душе ужас, и он попросту боялся подходить к ней туда в эти моменты. Но с трудом пересиливая себя и подойдя туда, он видел, что все было как обычно. Мать либо спала, либо лежала с открытыми глазами, которые как всегда были устремлены в потолок. Она издавала эти звуки, когда он был в другой комнате, словно издевалась над ним. И только по ночам.

***

Иван улегся. Он пытался заснуть, поворачивая в голове мысли за сегодняшний день. А лежал бы он сейчас так беззаботно, если бы не Данила. Все-таки он отличный парень, хоть и с долей цинизма. Но за его чувство юмора можно было простить ему это. И за то, что ворвался в его повседневную жизнь и разбавил ее своей неординарностью, сам при этом живя обычной жизнью. Иван очень надеялся, что их общение не закончится на этом дне, что будут еще другие, не менее хорошие. Все-таки здорово, что так получилось. Захлопнув входную дверь, он открыл другую…

***

Да, дверь была действительно открыта, и он сидел спиной к дверному проему и видел его через зеркало, стоящее перед ним.

В комнате было темно, но его глаза привыкли, и он мог различать очертания. В ней не было ничего кроме зеркала и открытой двери. По крайней мере он видел ее петли, белые. Но эти петли располагались странно. С внешней стороны д…

Внезапно у него внутри похолодело, петли шевелились. Да это не петли, это чьи-то руки, которые ухватились за дверной проем, словно кто-то, сидя с другой стороны, подсматривал за ним. Иван сидел, уставившись в зеркало, не в силах оторваться.

Вдруг между петель (рук) начало появляться что-то…

О боже! Это… Это чья-то голова, круглая, но не человеческая, белая, без волос. На моменте, когда вслед за лбом показались глаза, Иван резко обернулся, не успев разглядеть, но поняв, что это было что-то жуткое. Там ничего не было, только проем (без петель), который поглощала тьма.

Иван зачем-то снова повернулся к зеркалу. Он весь трясся, но не предпринимал никаких других действий, словно играя по чьему-то сценарию.

На проеме вновь появились руки, напряглись, подтягивая за собой что-то… Что-то страшное…

Иван вскочил на своей кровати. Сердце колотилось в его груди. Вот оно! Из комнаты матери опять доносились эти неприятные звуки. Ему не хотелось идти туда, он только сильнее сжался в своей кровати и пытался не обращать внимания на них.

И вроде как их уже не слышно… Да и вообще что-то произошло. Рядом с ним лежала девушка. Ее голова лежала у него на груди, он гладил ее длинные волосы. Из-за них он не видел ее лица.

Она произнесла ласковым голосом:

– Не стоит беспокоиться о Фестильде.

– Фестильда? – удивленно переспросил Иван. – Кто такая Фестильда?

В этот момент девушка резко отстранилась от него, сев на кровати. Она сжала его руку, смотря прямо на него. Боже, какая она была красивая! Но несмотря на это он перевел внимание на свою руку, которую она крепко сжимала. Затем его взгляд вернулся к ней, и он побелел. Лицо ее начало стремительно меняться. То, что происходит с людьми годами, с ней происходило за секунды. Волосы выпадали, вся ее кожа покрывалась пигментными пятнами, она как будто иссыхала.

Боже! Она не просто стремительно старела, она разлагалась как труп. Ее глаза, казалось, вылезли из глазниц, обнажились зубы. Но она по-прежнему смотрела на него и крепко сжимала его руку. Он в панике пытался ее высвободить, как опять все затихло, но его руку по-прежнему что-то сжимало. Иван бросил туда взгляд, это накрутилось одеяло.

Но все равно, что-то было не так. Вроде это была его комната, а вроде бы и нет. Он с ужасом почувствовал присутствие в комнате чего-то… Или кого-то. Ему стало страшно, очень страшно. Он повернулся к стене и зажмурился. Вдруг кто-то или что-то начало прижимать его к стене. Иван совершенно ясно ощущал влияние некой физической силы, но совершенно ничего не мог сделать. Его тело как будто отказало. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой и не мог выронить ни звука. Он только в панике повторял про себя:

– Хоть бы это кончилось, хоть бы это кончилось, ХОТЬ БЫ ЭТО КОНЧИЛОСЬ, ХОТЬ БЫ!

Иван не помнил, открывал ли он снова глаза. Он не понял, сон ли это был или нет, но его комната вновь предстала перед ним в привычных очертаниях.

Иван взглянул на часы – полшестого утра. Через час вставать на работу. Оставшееся время он пролежал с открытыми глазами.

***

Иван работал в типографии за городом, в отделе допечатной подготовки. Ничего особенного он в этой работе не видел, как и в остальной своей жизни. Все дни проходили практически одинаково. Когда все это началось, Иван не помнил. Главное, что он помнил, как делать свою работу, чтобы можно было существовать.

На работе Иван пытался восстановить в памяти свою прошедшую ночь. Его все не отпускала мысль, что же это такое могло быть в его комнате. Может это все-таки был сон. Иван все никак не мог переварить произошедшее с ним, но взял себя в руки. Покормил с утра мать, поменял постельное белье. Все это он проделывал с хирургической ловкостью и быстротой, что еще раз заставило его задуматься, а как давно все это началось?

Иван сидел на своем рабочем месте и никак не мог сосредоточиться на работе. Зазвонил телефон, заставив его подскочить на месте. В трубке раздался голос Данилы:

– Алле! Ну давай, рассказывай, что там творится в мире больших денег!

Рот Ивана растянулся в улыбке.

– Привет. Рад тебя слышать.

– Ты представляешь, подвозил сейчас одного дурака. Просил меня кондиционер включить. Ты, придурок, когда садился. не видел, какая марка машины. Может тебе еще массажик сделать, урологический.

Данила продолжал рассказывать.

– Я приоткрыл окно. Он опять начинает – Меня сдувает. Жаль, думаю, что ты мне врешь, а то я бы уже не слышал твоего мерзкого голоса… В общем, снимаю сейчас стресс, пью каффэ с ля папирос. Думаю, дай позвоню.

– Слушай, Дань, ты если хочешь, заходи сегодня.

– Не, сегодня буду пахать как проклятый, до ночи, денежку зарабатывать. Но ты сильно скучашки не включай, загляну на днях. Ладно, давай, я тут заказ поймал.

Данила положил трубку. Иван остался сидеть в расстроенных чувствах. Сейчас он, как никогда, ощущал, как течение распорядка жизни давит на него. Ему нужен был Данила.

***

Иван ехал домой. Возвращаясь на электричке, он стоял в тамбуре у дверей и, как обычно, был погружен в свои раздумья.

Вдруг он услышал какой-то шум. Чья-то рука плотно легла на стекло… С той стороны, снаружи. Следом появилось окровавленное лицо. Страшный незнакомец яростно хлопал ладонью по стеклу, как будто что-то хотел от Ивана, который в ужасе попятился от двери, сталкиваясь с другими людьми. Они изумленно глядели на него, но не на двери. Неужели они не видели?

Между тем незнакомец продолжал смотреть на него, волосы развевались от потока ветра. Струйки крови растекались по всему лицу. Иван быстро зашел в вагон. Он чувствовал на себе взгляды людей, но никто ничего не сказал. Вскоре все снова вернулись к своим делам.

***

Дома, покормив свою мать и поменяв ей простыни, он просто сидел возле нее, как всегда задумавшись. Вдруг он услышал этот неприятный звук, который раздавался по ночам, почему-то сейчас, вечером. Он перевел взгляд на мать, и сердце его подпрыгнуло в груди. Ее голова была повернута в его сторону, с устремленными прямо на него глазами. На сколько он помнил, она вообще никак не могла пошевелиться раньше. Голова уткнута в подушку, а пустой безжизненный взгляд устремлен в потолок. А теперь она смотрела на него гневным и, как ему показалось, ненавидящем его взглядом.

 

Иван выскочил из квартиры и мчался вниз по лестнице, даже не став вызывать лифт, словно кто-то гнался за ним. Не кто-то, а его мать. Ему представлялось, что если он обернется назад, то увидит ее в лестничном пролете, преследующую его. Голова ее таки останется повернутой в сторону. Получается, что она как будто смотрит на стену, но преследует его. От этой жуткой картины в голове Иван припустил еще быстрее. На улице он уже бежал не так быстро, а вскоре перешел на нормальный шаг.

Иван бродил по ночному городу и понимал, что всю ночь это продолжаться не может. Он дьявольски устал и ему сильно хотелось спать. Он с ужасом понимал, что ему придется вернуться туда. В этот момент ему не пришло в голову позвонить Даниле. Он поплелся домой. Зайдя на порог, он быстро юркнул в свою комнату и завалился на диван, даже не почистив зубы. Вроде было тихо.

***

Да, было тихо, и перед ним стоял дом. Обычный такой деревенский, одноэтажный, но добротный, из кирпича, дом. Иван зачем-то потянул на себя дверную ручку, дверь оказалась не заперта. Он стоял на террасе, до него доносились какие-то приглушенные звуки, похожие на крики. Перед ним возвышалась еще одна дверь, большая, грузная. Дверь, откуда, как показалось Ивану, и доносились эти крики. Он потянул ее на себя, она со скрипом отворилась, приглашая его войти в свой мир.

Если бы Иван как следует осмотрелся, то он увидел, что стоит в коридоре. Слева находилась дверь, чуть далее справа находилась дверь. Но его взгляд сразу устремился прямо, так как оттуда раздавались эти душераздирающие крики горя и отчаяния. В глубине коридора находилась комната, дверь в которую была открыта. Иван разглядел холодильник, это была кухня. Его взгляду бросились тени, мечущиеся по потолку. Источник этих жутких криков находился в глубине кухни, вне зоны его видимости. Судя по жутким теням, пляшущим по потолку, женщина, как он понял, судя по крикам, стояла на коленях, вздымая руки и голову к потолку. Пальцы ее были растопырены. Наряду с нечеловеческими воплями все это выглядело жутко устрашающе.

Вместо того, чтобы выбежать из этого проклятого дома и бежать куда угодно, лишь бы подальше отсюда, Иван медленно двинулся вперед, к кухне. Не сводя с нее глаз, но проходя мимо двери слева, он вдруг краем глаза уловил что-то, какое-то движение. Дверь была со стеклянными вставками и вела в ванную. Там, напротив двери было окно, в котором проглядывался соседний дом. И вот в окне того дома он увидел что-то… Кого-то, кто спрятался за занавесками и следил за ним. Иван даже, казалось, видел его темный силуэт, который едва вырисовывался из-за гардин. Он медленно попятился назад, и его внимание вновь переключилось на кухню.

В дверном проеме на мгновение показалась женщина, которая… О БОЖЕ! С разбегу вмазалась головой о стену, словно бык, желающий насадить кого-нибудь на рога. От такого удара ее отнесло назад, она потеряла равновесие и упала где-то в глубине кухни.

Иван очень боялся, что она увидит его. Ему не хотелось думать о том, что произойдет после этого. Он заметил кровавое пятно на стене, с которого растекались струйки. По ходу это был не первый ее наезд на стену.

Вопли не прекратились. Иван медленно продолжил свое движение по направлению к кухне. Снова переключив свой взгляд налево, через отрытую дверь в ванной, он увидел, как тот кто-то тоже начал идти. Он видел это через окно соседнего дома, какое-то движение. Но разглядеть ему удалось только… Ему не показалось. У существа в окне были длинные когти, которые заканчивались где-то за пределами окна.

Он сейчас находится в незнакомом доме, в котором беснуется некая сумасшедшая, а в доме по соседству за ним наблюдает какое-то непонятное существо.

«Нужно убираться отсюда!»

Иван поравнялся с дверью, находящейся справа, и какое-то странное чувство охватило его, словно Ивана тянуло туда неким невидимым магнитом. Он вошел. Его взору предстала гостиная, диван, старый сервант, телевизор.

«Какого черта меня сюда тянет»

Здесь было еще что-то… Что-то такое, о чем он не знал. Иван и думать забыл про ту женщину, которая не переставала кричать. Слева гостиной была еще одна открытая дверь, которая вела в небольшую спальню. Та в свою очередь соседствовала с кухней, у них была общая стена, у которой стояла кровать. Он подошел к ней и лег. В этот самый момент послышался удар такой силы, что с потолка посыпалась штукатурка.

«Неужели она проделала это головой?»

Эта женщина была за стеной. Ее с ним разделяло только пара метров и сама стена. Она могла заявиться сюда, наверняка это ее спальня. Ведь рано или поздно она устанет проверять свою голову на прочность и придет сюда. А тут он…

Иван не сводил взгляда с прохода, ведущего в гостиную, откуда он собственно и зашел. Он все смотрел, смотрел, смотрел…

Смотрел, пока все не оказалось в плотном тумане. Откуда он взялся, Иван не знал. Он уже не слышал криков. Вероятно, та женщина уже стояла на пороге, сейчас туман рассеется, и он увидит ее. Только чуть позже Иван понял, что находится в каком-то автомобиле, на заднем сиденье. В машине никого не было, кругом расстилался туман, и ничего не было видно.

Вдруг из глубины тумана начал проявляться чей-то скрючившийся силуэт. Оно быстро приближалось к машине. Из-за сильной сгорбленности этого существа Иван не мог его как следует рассмотреть. Что-то серое с огненно-рыжими волосами. Он почти успел отвернуться, прежде чем существо успело добежать до задней двери и резко с воплем вынырнуть оттуда. Слава богу, что он не успел разглядеть его в окне. Иван увидел его буквально мельком.

Все снова затихло, но он еще какое-то время не решался открыть глаза. Наконец, он открыл их, осмотрелся. Опять комната, но уже не та. А он ведь успел соскучиться по гостиной.

Иван медленно встал и вышел из комнаты. Дом был внушительных размеров, в два этажа. Снаружи бушевала гроза, да такая, что дом содрогался от грома. Он оказался на ступеньках, ведущих на первый этаж. Откуда-то снизу раздавался стук. Да-да, сквозь шум дождя и грома он расслышал, как будто кто-то активно тарабанил по стеклу. И что он сделает? Конечно же направится на звук, какие могут быть сомнения.

Иван медленно спустился со ступенек. Опять его охватило это ощущение неспешности, постепенности. Он прошел в большую комнату. В ней было пусто, только несколько окон, в одно из которых как раз активно стучали… Иван подошел ближе. Там, за окном, в ночной мгле, на фоне сверкающих молний и льющего града, стоял насквозь промокший человек. Его лицо было бледным, глаза расширены. Человек был в ужасе. Завидя Ивана, он еще сильней забарабанил по стеклу.

– Прошу Вас! Умоляю! Помогите мне! Пожалуйста!

Иван резко отпрянул от окна, как ошпаренный, развернулся и побежал обратно к лестнице. За спиной он услышал дикий крик ужаса того человека. Что-то там произошло… Подбежав к лестнице, он услышал, как с грохотом вышибло входную дверь. Иван побежал наверх по ступенькам. Послышался страшный рев, от которого все внутри переворачивалось.

«Боже! Скорее! Скорее бежать! Лишь бы не видеть того, что сейчас, вероятно, позади меня»

Ни за какие сокровища мира он бы сейчас не оглянулся назад. Иван споткнулся на одной из ступенек и растянулся на лестнице. Он в панике пытался подняться, но не мог, просто не мог по непонятным причинам. Рев сзади нарастал. Иван крепко зажмурился, стиснув зубы, и начал молиться про себя, просто молиться…

Он лежал в своей комнате, из глаз струились слезы.

«Что это такое было? Что это, мать его, такое было?»

Иван лежал так еще какое-то время. Потом только встал и пошел в ванную.

***

Время шло, жизнь продолжалась. До изменений привычного уклада жизни оставалось пара месяцев. А до этого времени все шло своим чередом. Работа, уход за матерью… Тот ужасный случай с ней понемногу стал стираться из его памяти. И конечно же, кошмары по ночам, большую часть из которых Иван не помнил, но некоторые из них острым клином врезались в память.

Один сон запомнился ему особняком, а запомнился тем, что не был кошмарным. Это был прекрасный сон с толикой волнения вперемешку с радостью. Все это создавало внутри него необычное ощущение, которое как нельзя дополняло сон.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru