Воспоминания о будущем. Новые горизонты

Александр Петров
Воспоминания о будущем. Новые горизонты

Глава 9. Колонизация.

Всадник гнал лошадей. Одна лошадь под ним, на одной ценный груз, и две запасные. Надо было отъехать как можно дальше. За ним будут гнаться, он это знал, и надо было проехать больше как можно сейчас. Погоня может менять лошадей на станциях так часто, как сочтёт нужным. Он должен объезжать не только станции, но и придорожные трактиры. Но груз стоил того. За него обещали земли и золото. А что ещё нужно сыну крестьянина!?

Его отец переехал в Вольные Земли давно, когда он был ещё маленький. Осели в деревне, получили надел, инструменты, скот, двухлетнее освобождение от налогов. Он вырос, и его забрали в армию. Первым в семье, как старшего сына. 2 года он служил в обозе. Хотя это и не просто, но он сумел прославиться, даже участвовал в боях. Его заметили, повысили, наградили. После службы он получил надел, скот, инструменты, двухлетнее освобождение от налогов, но труд крестьянина был не интересен ему, и труден. Он вернулся в армию, и снова прославился в бою. Сейчас затишье, и его поставили в охрану лагеря, впрочем, как и остальных. Но он хотел не только славы, но и земли, на которой будут работать другие. Поэтому он украл то, за что обещали землю и золото.

Его будут искать, его же десяток, потому что даже если они докажут свою непричастность к его делам, на них падёт презрение простых солдат, а это хуже суда. Если они его найдут – наверняка убьют, а если поймают Степняки – притащат на суд, а это рудники. Так что лошадей он не жалел. Доберётся до границы. Там есть таверна недалеко от поста. Там его встретят и перевезут через границу. А там земли, золото, слава.

В походном лагере царила суета, что-то произошло. Отменены все приёмы, кроме неё. Их примут около полудня, они пришли раньше. Но переговоры с госпожой Управляющей вести именно ей. А пока инструкции: как себя вести, что говорить. Из походной палатки вышло 7 воинов охраны, и направились к конюшням. Явно с каким-то заданием. Они ждали. В палатку прошел воин со свитой, они поприветствовали друг друга. Старший сын госпожи Управляющей, командир элитных Стрелков Северной армии. Неспроста это. Но скоро полдень. В палатку занесли столы и стулья. Будет деловой обед. Госпожу Управляющую она знает давно и хорошо. Вместе нянчили детей ПОГОНЩИКА, потом она нянчила её детей и братьев. Потом работа по пошиву одежды, замужество и свои дети, но она была главная нянька, поэтому ей сильно помогали. Ряд цехов по пошиву одежды, цеха переработки шерсти и растительного волокна, продвижение на юг, снова цеха по пошиву. Теперь она приехала договариваться о новых цехах. Здесь и растительное волокно, и шерсть, много сирот, из которых вырастают хорошие рабочие. А в армии есть потребность в одежде, обуви, сбруе, сёдлах, одеялах, палатках.

Вышел денщик, пригласил их пройти. Они вошли. Дальше следовала официальная процедура приветствия, больше для порядка и её сопровождающих. Сели за стол. Обговорили предварительные условия. Всё ясно и чётко. Плотники и кузнецы у них есть, чертежи новых станков прислали. Осталось определиться с материалом и размещением. А в этом и самая большая проблема. Надо и там, и здесь, и туда. Рабочие руки есть, и много. Простые крестьяне и ремесленники бегут от Правителей Юга семьями, кого-то продают за долги. За последние пять лет цена на рабов сильно выросла. Из-за стола вышли к карте области. Определились по ней с распределением предприятий, сырьевыми базами, необходимым материалом. Приняла заказ на форму для армии. Сделает, не в первый раз.

– Что у вас за суета. – спросила Тая после завершения решения всех вопросов.

– Украли ценные вещи. – ответила Мани на языке Богинь.

Этот язык они знали хорошо. Они, кто нянчил их детей, кто рос с ними.

– А что именно? – подхватила секретность Тая.

– Священную книгу, игру, трубу.

– Книгу, что ПОГОНЩИК делал?! И игру!?

– Да, их.

– Война?

– Да. Но с кем и когда?

– Со всем Югом. Вопрос – откуда они нападут.

– Думаем.

– Это внесёт коррективы в мои планы. Я слышала, что перед очередным нападением крестьяне начинают бунтовать.

– Мы это уже решили. Священники подбивали. Мы их прогнали, или казнили.

– А материалы?

– Для тебя – всегда. И Гигантов пришлём в помощь и устрашение.

– Хорошо. Не буду задерживать.

Король смотрел из окна своего замка на озеро. Когда-то это был холм, на котором встали лагерем его неверные вассалы, потом яма, теперь озеро. Его берега поросли травой и кустарником, грунтовые воды его наполняли. По вечерам хор лягушек оглашал округу, а днём в нём плавали гуси и утки его птичника, под присмотром мальчишек из прислуги.

– Ваше величество, всё готово.

– Объявляй.

Он вошёл в Гербовый зал и сел на свой трон. Все присутствующие встали и поклонились при его появлении. Потом сели на свои места. Слева от него сидела его жена, чуть дальше – советники, герольдлорды и личные вассалы. Справа у стены послы – два монаха Ордена Единого Бога. Суть их просьбы проста – он должен выкупить пленных вассалов, по Закону Чести. С его разрешения монах начал. Он говорил о чести лорда и короля, Священном Праве, воле Единого Бога. Своей он мог бы склонить любого колеблющегося или не знающего Законы Чести. Но он закончил.

– Что скажите, господа советники.

– Ваше величество. – начал Казначей. – В казне мало средств. Сбор налогов только осенью. Много ушло на ремонт моста через Чёрный овраг, много тратится на размещение новых крестьян, что бегут от других лордов в ваши владения. А впереди ещё Праздник Урожая.

– Ваше величество. – продолжил Канцлер. – Вы не воевали, не посылали этих воинов и лордов на войну. Даже если вы и продавали им оружие и снаряжение, то делали это не сами. Продавали им свободные торговцы, которые покупают ваши излишки.

– Да, ваше величество. – поддержал Воевода. – У вас нет оснований выкупать пленных лордов. К тому же они не ваши вассалы, а вассалы ваших лордов. Но и они не посылали их против Вольных Земель. Так что и у них нет оснований платить за них выкуп.

– Господа посланники. По Законам Чести я не только не могу выкупать пленных, но и обязан от этого устраниться. Я обязан только освободить от захвата свои земли, которыми управляли пленные лорды. А это я сделаю и дипломатическим путём.

– Но кто выкупит пленных? – начали монахи.

– У них есть семьи, родственники. Если захотят, то их лорды. А должен, и может, тот, кто отправил их на эту войну, Святой Орден.

– Но казна Ордена так же пуста.

– Налоги в неё поступят осенью. Я, со своей стороны, могу поспособствовать, чтобы выкуп был передан, а лорды и воины отпущены. Это не запятнает моей чести.

– Но Вольные Земли не ведут переговоры с Орденом.

– Поэтому я буду вести переговоры, а Орден оплатит выкуп. Что скажут мои герольдлорды?

Встал один из них, самый уважаемый.

– Мы посовещались по этому вопросу, и наше мнение полностью совпадает с вашим, мой король. Вам бесчестно будит платить выкуп за пленных лордов. Вам будет бесчестно просить за них. Но если вы выступите посредником в переговорах, это не бесчестно. Платить обязан тот, кто отдал приказ о походе, или семья пленного.

– Вы слышали, господа посланники. Вот моё решение. Канцлер, оформите это, и скрепите печатью.

К королю из-за трона подошел монах Церкви Единого Бога. Он прибыл с будущей королевой, в дела не лез, даже «впадал в немилость» и отправлялся «в ссылку», в охотничий замок, «под охрану надёжных людей». Сейчас его «вернули, видя его покорность и по просьбе королевы». Он много занимался хозяйственными вопросами, обучал грамоте детей слуг и воинов, следил за хозяйством, поэтому считался удалённым от короля.

– Ваше величество. Вам необходимо съездить к Чёрному оврагу с наследником. Вопрос там серьёзный, а наследнику нужна практика.

Король непонимающе посмотрел на него, потом понял, кивнул.

– Как только закончу с делами замка.

Он поставил подпись под ответом Ордену, проводил взглядом его посланников и принялся диктовать письма своему родственнику, графу Торнрок и госпоже Вещающей, Харне. Письма простые, без витиеватых выражений и двойного смысла. Вассалы внимательно слушали, иногда предлагая свой вариант. Что-то проходило, что-то нет. Потом подпись короля и Гербовая Печать.

– Сергей Петрович. Через час эфир.

– Хорошо. Текст готов?

– Вот он. Поправки незначительные.

– Великолепно. Успею прочитать.

Губернатор, бывший генерал сидел на стуле, читал текст. Здесь, в Колумбии, он является официальным представителем властей России. Не всей, только своего района. Повод – поставка оборудования для зернового терминала с нового машиностроительного завода сельскохозяйственного машиностроения. Это первая продукция этого завода, но есть контракты в Сирию, Израиль, Йемен. Сегодня же будет и поставлено зерно. Всё это увидят его избиратели. Его срок заканчивается. Уже через 2 месяца стартует предвыборная кампания. Пока за него его помощники, а он подключается только по видеомосту. Но с активизацией предвыборной гонки придётся больше уделять внимания выборам. Отчёт за последний год уже готов, как и за 5 лет его управления. Его район расцвёл. Много новых предприятий всех размеров и форм собственности, много нового жилья. Но людей всё равно не хватает. Из Москвы едут электрички с рабочими по утрам, а вечером они везут их домой, в Москву. Первые 2-3 года много рабочих приезжало из соседних районов, но постепенно в них пришли СЕМЕЙНЫЕ главы администраций, а дальше по общей схеме. Теперь большая часть Московской области и Москвы под СЕМЬЁЙ. Да что это, половина России под СЕМЬЁЙ, так или иначе. И народ это ценит, особенно там, внизу. Но есть те, кто хочет воспользоваться его успехами. С ними тяжело. Они готовы на всё: ложь, подкуп, лесть, интриги, провокации. Его штаб там, в районе, готовит тактику действий.

 

Его обещания. Не выполнено только одно – найти директора и главбуха завода, они как сквозь землю провалились. Остальные выполнены по нескольку раз, с перекрытием планов. Хотя в последнее время рост почти незаметен, много ресурсов уходит на другие регионы. Зато развилась кооперация. В общем, народ его поддержит, он пройдёт. Но с каким «счётом»? И как на это отреагируют оппоненты? Они давно «поливают грязью» все его дела, а теперь хотят на них «погреться». Не выйдет, уже запущены соответствующие схемы, пусть они обороняются. Он генерал, инженер. Как инженер он и подготовит этот бой. Ещё детей из детдома отправлять на каникулы, договорился, Карибы. Помог договориться соседям. Нет, слабоваты конкуренты. Предателей в его среде нет, в его руках все козыри и административный ресурс.

Но всё, до эфира 5 минут, вперёд. Последние штрихи и к макияжу, и в эфир.

Сергей прижал жену к себе. Как редко он мог это сделать. То она в командировке, то он на орбите. Одна его любовница скоро родит, вторая в рейсе. За последние 5 лет в СЕМЬЕ трое новых членов. Милена стала семейным биохимиком, работает над проектами новых биохимических заводов. Её сестра Жанна стала директором мусорно-газовой компании Москвы. Родители гордятся своими дочерями. Второй стала медсестра из Хабаровска Люба. Она занялась переводам текстов по новым технологиям. Успешно, очень. Более 20 изобретений, в соавторстве. Третья – Ли, китаянка из Австралии. Под неё открыли бизнес – сеть ресторанов восточной кухни. Сначала в Геленджике, сейчас от Анапы до Адлера. Скоро сезон. Она мотается, проверяет готовность к открытию. С малышом сидит дедушка – её отец.

А у них всё как обычно. Двое новых «отмороженных» готовятся войти в семейный бизнес. Его старшего забирает Фая на практику. Он хочет стать колониальным управляющим, но это пока. Поступит на ист – фил, там определится, но пользу СЕМЬЕ приносить будет. Папа в космосе, возит ресурсы. Они построили новый грузовик. Рабочее название «Пирамида», но Алиса назвала его «Хомячок», юмористка. Вооружён как обычно, 10 000 000 тонн зерна, атомный реактор. Так что этот корабль всегда в работе. Сегодня он поставляет зерно в Колумбию, на обновлённый терминал. Потом выйдет на орбиту, его загрузят с помощью ГРУЗОВИКОВ, и он улетит. Он сам вчера прилетел из рейса с грузом, после обеда. Разгрузился, успокоил пузожителя, пообедал, и к детям, в детский сад. Хотя ему там скучно. Потом собрал старших детей, и занялись конструированием корпусов для биосистем. Этим он сегодня займётся на уроке труда в школе. Завтра опять в рейс.

Кто сказал, что под утро сон крепче? Ему не спится. Сейчас Ольга встанет, поставит на кухне чайник, а сама уйдёт в душ. Он повернётся на другой бок, успокоит пузожителя, и они втроём сядут завтракать. А как Анжела родит, попадёт в руки Наташи, будут вдвоём малышей растить. Та тоже родила, пятого. Вообще-то у них только мамы различают где – чей. Для них, отцов, все дети их, родные, особенно для папы.

Старый китаец сидел на лавочке у детской площадки. Рядом сидели бабушки, разговаривали между собой. Их внуки играли на площадке. Он не знал русского, они английского или китайского. Все ждали Лену, учителя английского в школе. Она в декретном и скоро должна выйти гулять с малышом, тогда и поговорят. Около его ног стоял термос с чаем, настоящим китайским чаем. Баба Нюра обещала вынести пирожки, а он приготовить настоящий чай.

Как он сюда попал? Приехал. После взрыва склада пиротехники в его квартале начались облавы, как и в кварталах других кланов во всех городах Австралии. Его успели предупредить. Малайзия, Сиам, Индия, Йемен, Сирия. Он сменил множество стран, городов, общин. Как только его начинали искать, он уезжал. Из Сирии он приехал в Россию. Сирийская община слишком малочисленна, и вся на виду. В России его встретила полиция, но на него ни чего не было, а власти Австралии традиционно не утруждали себя предоставлением доказательств. А договора об экстрадиции нет. В Россию он ехал к дочери, вернее бежал. Она не знала, так он думал до железнодорожного вокзала в Краснодаре. Она его встречала с мужем и сыном. Обнялись, поехали домой в Геленджик. Весь вечер проговорили. Живут скромно, много работают. Сын в детсаде, но сегодня воскресенье, детсад не работает. Дочь с мужем в поездке по кафе, проверяют. А он за старшего. Многое из его привычек управления пришлось забыть или скорректировать. У дочери сеть кафе восточной кухни, хорошие повара, новые продукты. Она рассказывала, как искала рецепты их приготовления, пробовала, ошибалась, снова пробовала. Теперь у неё масса оригинальных блюд, которые не стыдно подать и на государственном уровне. За это её заметили, сделали членом СЕМЬИ её мужа. Того изгнали за предательство, гуманисты. Он бы просто казнил. Браслет на руке его дочери – вид дешёвой безделушки, но с «начинкой», символ принадлежности к СЕМЬЕ. И она прошла посвящение полностью. Заказ платья и украшения из золота в виде лотоса. Он видел его фотографию. Шедевр, точная копия татуировки на её плече.

Из Австралии приходили плохие новости. Его квартал разорван среди группировок. Подробностей мало, и они скудны, но в квартал лезут конкуренты: латиноамериканцы, байкеры, негры. Все хотят оторвать «кусок» квартала побольше.

– Господин Ли.

– Здравствуйте Лена. Мы вас уже заждались. А вот и баба Нюра с пирожками.

– Сначала поедим, пока горячее. Потом поговорим.

Все на детской площадке жевали пирожки, запивая их чаем. Потом дети побежали играть, а взрослые сели разговаривать.

– Господин Ли. Это, пожалуй, к вам.

– Кто?

– Вон там, мужчина.

Ли было их семейным именем. Его деда звали Ли, его отца, братьев и сестёр, сына и дочь. Внук был Александром. Он сделал клановый знак рукой, человек ответил правильно. Это оказался Вон, его «правая рука» в клане.

– Кто это, господин Ли?

– Мой помощник. Приехал проконсультироваться.

– Молодые мало что умеют. – ответили бабушки.

– Да. Многому их надо учить.

Они отошли, присели.

– Господин Ли. Я по поручению общины. Вас просят вернуться, взять всё в свои руки.

– Вон. Я давно не был там, информации мало. Что там происходит?

Ли внимательно слушал рассказ. Его лицо было сосредоточено, а в груди бушевал огонь.

– Значит, «Чёрные Обезьяны» грабят людей!?

– Да. По-другому это назвать нельзя.

– А полиция?

– Бездействует.

– Донг?

– Он один ни чего не сделает. По мере возможностей.

– А почему-бы вам не объединиться вокруг него?

– Он не авторитетный, даже я. А вот вы!

– Я не смогу даже въехать. Полиция не даст. Община в таком виде не защитит. Но я подумаю, что сделать. Ты где остановился?

– Только сегодня приехал.

– Пошли, поселю у дочери. Они приедут поздно. С ней и поговорим.

– Она же сбежала от вас, от клана?

– И попала в другой клан, более могущественный. К тому же она единственный мой ребёнок, который выжил. Наследница моей власти.

– Да, господин Ли.

– Сейчас, пока внук гуляет, посидим здесь, поговорим с местными бабушками. Относись к ним уважительно, но без лишних подробностей. Они не знают, кто я.

– Да, господин Ли.

Они подсели к другим, немного поговорили через переводчика. Потом все засобирались по домам. Близился обед, и надо было кормить и укладывать детей. Втроём пошли в кафе. Там Вона удивило то, что Ли платит за заказ в своём кафе. Хотя по правилам клана высокопоставленные члены могут есть где угодно бесплатно. Но здесь свои правила.

Вечером они сидели вчетвером, когда ребёнок уснул, сидели и говорили о делах в Австралии. Его дочь наотрез отказалась перенять его «бизнес». Ей здесь спокойней. И за себя, и за сына. Но поговорит с СЕМЬЁЙ.

Граница. Его ужас. Всю дорогу от таверны до поста рядом с его телегой ехал начальник их десятка. Он, под видом немого и придурковатого помощника трактирщика, работал на него две недели, пока ждали заказ. Потом погрузили его добычу, замаскировав обычным для этих мест грузом, и неспешно поехали. Эта дорога стоила ему половину жизни. Не менее десятка раз они находились на грани разоблачения, как ему казалось. Но, пронесло. Теперь их груз досматривали таможенники. Среди них был ещё один воин его десятка, великолепный стрелок с мощным самострелом. «Этот достанет и с 200, и с 300 шагов. Их телегу досмотрели, не нашли, пропустили. Теперь на другой стороне, но он везёт знак, их осмотрят для вида. Перед ними какой-то старик с небольшим узелком для сына. Пустяки. Всё, ещё 300 шагов, и они его не достанут. Там таверна, там ждут. Старик тоже идёт к таверне. Хотя, тут только одна таверна, все останавливаются в ней.

– Ты думаешь, это он?

– Да. Я знаю эти места. Этот тавернщик – шпион. На той стороне таверну держит его брат. Два сапога – пара.

– Но мы могли его взять.

– А к кому он едет?

– Торнак?

– Уже там. Перед ним ушёл.

– Не раскроют?

– Нет, не раз так ходил. И именно здесь.

– Я к палатке, сворачиваться.

– Нет. Ещё неделю здесь побудешь. Внимательно осматривай всё.

– Слушаюсь, командир.

Ни два тавернщика, ни два десятка личной охраны Правителя Ашута не обратили внимания на старика, заказавшего кислое пиво, грубый хлеб, и старый, уже чёрствый сыр, и скромно присевшего в глубине зала, под лестницей. Он медленно жевал заказанную еду, облокотившись головой о столб, как будто сильно устал. Через столб он хорошо слышал, о чём говорили в комнате выше. Они не будут ждать, уедут сразу. Надо выйти на улицу и сесть где нибудь в тени. Он встал, и с кружкой пива в правой руке, и с хлебом в левой пошёл к выходу.

– Уже уходите, дедушка? – окрикнула его девочка-подросток, прислуживавшая в таверне.

– Нет, я на улицу. Душно здесь.

Он допил пиво и отдал ей кружку, кинув пару монет.

– Принеси ещё, пить охота.

– Да, дедушка. – обрадовалась девочка.

Вторая монета была лишней, для неё.

Он вышел на улицу и сел у стены, так, чтобы видеть двор, а самому оставаться незамеченным. Как только он сел, из дверей вышли воины и предатель, вынесли трофеи, стали седлать лошадей. Девочка принесла пиво и села рядом. Ему не надо было смотреть на происходящее, достаточно слышать, что говорят, это было важнее. Девочка сидела рядом с ним и молчала.

– У тебя нет работы?

– Всё равно все заняты этими. А других постояльцев нет.

– И часто к твоему отцу приезжают такие гости?

– Он мне не отец. Я сирота.

– А родители?

– Папа погиб на войне. Мама во время болезни.

– А как суда попала?

– Хотела уйти в Вольные Земли. Говорят, что там хорошо. Вы возьмёте меня с собой?

– А не будут искать?

– Не скоро. Пока золото пересчитают.

– Тогда отнеси кружку, и пошли.

– Я быстро.

Вскоре старик с девочкой – подростком проходил таможню в сторону Вольных Земель. Проблем не возникло, особенно на стороне Правителя Ашута. Его стражники были уже пьяны.

– А вы не старик. Рука у вас воина, а не крестьянина.

– Наблюдательная. Со мной хочешь?

– А куда?

– К госпоже Командующей Южной армии.

– Хочу. А можно?

– Вон там у нас палатка. Я переоденусь, поедим, и поедим.

Она ела вкусную кашу с рыбой, пила отвар из ягод с мёдом. Рядом сидел одетый в лёгкий доспех воин, и также ел. Потом её посадили верхом, привязав к седлу, и, в сопровождении двух воинов, она уехала по обходным путям.

Алиса готовила ШЕДЕВР II к прыжку. Забрала Юлю, привезла заказанное оборудование. Папа возит зерно. Сейчас прыжок в систему ПЛАНТАЦИИ X, с пассажиром. Немного там, забрать материал, снять репортаж, и домой.

– Командир. Датчик 7 активный.

Она посмотрела на пульт. Мигала красная лампочка. Она резко дёрнулась в кресле.

– Боевая тревога. Обзор космоса.

Пошли отчёты. Космос чист, а лампочка мигает.

– Источник сигнала?

– На планете. Стоит на месте.

Она приняла необходимые меры безопасности и подключилась к приёмно-передающему устройству, параллельно выведя картинку на экраны центрального поста. Место ей было незнакомо. Она была явно в теле аборигена из южных. Осмотрелась. «14 воинов охраны, толстый на кресле. Рядом 7 толстых, 3 тонких, аборигены. Все толстые в возрасте. Тонкие ещё молоды, при том различаются по возрасту. Фая сразу-бы определила возраст и народность этих аборигенов. Все смотрят на неё. Перед ними стол. На столе книга, шахматы, подзорная труба, странный набор. А что за книга? Подойти. Сказала, подойти. Испугались. Не лезь. Оттолкнуть стражника. Хорошо, пуганный, силы много не надо. Та-а-а-ак, папина книга. Всё на русском. Читать. Громко читать. На вступление хватит. Параллельно всё записываем на блок памяти, и к Фае за разъяснениями. Всё, хватит. Постой и помолчи, я покопаюсь в твоей памяти».

Правитель Ашут сидел на троне бледный от страха. Столь же бледными были его советники и сыновья. Около стола с трофеями лежал Прорицатель, в прошлом пастух, пришедший несколько лет назад и сказавший, что пришёл сказать Правителю слово Богов. Он прошёл все, самые сложные испытания. Через него боги обещали помочь в войне с Вольными Землями, а пока приказали торговать с ними. Его Купцы захватили всю торговлю икрой и рыбой северных морей, змеиной и крокодильей кожей, их мясом. На побережье Западного моря осталось всего два порта не в руках Вольных Земель: его, и его соседа Хтар, и врага. Но он много воевал с Вольными Землями, и из грозного соседа превратился в нищего, но с ещё небольшой армией.

 

Восточное море от Западного отделяется цепью гор, а дальше – Рифом. В них нет прохода, а южные ветра противны плаванию. Поэтому товары из порта в Восточном море караванами перевозятся в его порт на Западном море. Всего 3-4 дня пути. В горах живёт Народ Гор, дикое племя, не знающее металлов, и раскрашивающее свои тела узорами и краской, всегда готовое к войне. Именно против них и стоит основная его армия.

Тот, что привёз трофей, хочет за них земли и золото, но как ими пользоваться – не знает. Ни чего не смогли сказать и Мудрецы. Купец помог выяснить, как пользоваться Трубой, но как через неё выведывать тайны и мысли людей – не знает. А трофеи красивы. Книга написана ровным подчерком, аккуратно сшита и переплетена. Бумага просто великолепна. Игра сделана из двух разных пород ценного дерева. Представляет из себя поле, разделённое на сотню клеток, 8 на 8. Всего 32 фигуры, по два десятка из разных пород дерева. Резал великолепный мастер. Труба – деревянный резной цилиндр и два стекла. Если смотреть через неё на горы, то кажется, что проехал уже большую часть пути. В чём их волшебство, и как ими пользоваться?

Что о них говорят слухи и легенды? Книгу может читать только настоящий, великий полководец. Игра поможет выиграть любую битву. Труба поможет проникнуть в замысел врага. Но как ими пользоваться? Прорицатель смог читать эту книгу, знак богов. Он далёк от войны. За годы во дворце потолстел, обзавёлся небольшим гаремом. За это время не одного предсказания. Он был готов уже вышвырнуть его из дворца, а тут. Сейчас без сознания, тяжело говорить с богами. Надо приказать отнести, подать вина, приставить верных слуг, чтобы предупредили, когда он очнётся.

– Отец. – обратился средний из сыновей.

Он хороший интриган, при этом посредственный военачальник. Это и понятно. Наследником является старший сын. Он хороший полководец, о слишком осторожен для великого. Прямолинеен, часто бывал в Вольных Землях и у северных лордов. Сторонник мира и торговли с Вольными Землями. А ему нужны новые земли. Война с другими Правителями противна Южным богам, так говорят священники, а с Вольными Землями можно. Только война с ними – хлопотное дело. Многие Правители юга воевали с ними. Кто-то стал вассалом, другие подписали мир, третьи погибли или попали в плен, и их земли стали Вольными. Много народа убежало туда. Крестьяне, рыбаки, ремесленники. Бросают свои земли, мастерские, хижины, и семьями, а то и целыми деревнями, уезжают, особенно во время войн. Из крестьян воины никакие, сдадутся при первой возможности. Потом перевезут семью. А если их деревня отходит Вольным Землям – с места не двинутся. А ему нужна победа, и земли. Купцы говорят, и Наследник это подтверждает, что земли там богаты. Крестьяне не обременены ни налогами, ни работами, ни службой. Служат наёмники. Их поселяют на новых землях, и они их защищают. Их называют ПОГРАНИЧНИКИ.

Младший ни интриган, ни воин, ни полководец, молод ещё. Но ничего, определится.

– Отец. Я думаю, что смогу прочитать эту книгу. Это очень старый язык. Но мне надо время вспомнить его.

«Врёт всё». – подумал он. – «Но, ладно, интригуй, а меня не проведёшь». Кивком головы он дал знать, что согласен. Сын ушёл, осталось двое. Слуги выносили Прорицателя на носилках. Сыновья сидели, потупившись.

– Что скажет Наследник?

– Врёт он всё. Не может он читать.

– А если сможет?

– Я против войны с Вольными Землями. Это принесёт нам только несчастья. Скоро сбор урожая, а там сезон дождей. От Вольных Земель нас отделяет либо Ущелье, либо Сухая Степь, либо Равнина Уш. Большая часть Равнины Уш под Вольными Землями, а за ней болото. На нём можно держать любую армию силами 5-6 сотен.

– Мост через Ущелье?

– Можно оборонять имеющийся там стражей 3-4 дня. Потом подойдёт подкрепление. Я был в Индуне, путешествовал по Вольным Землям и землям северных лордов. Армию Вольных Земель невозможно уничтожить. Каждый крестьянин или ремесленник тренируется с оружием. Там нет наёмников, которых можно подкупить.

– Но Правители юга били Вольные Земли, и не раз.

– И где они? Кто в рудниках Вольных Земель, а кто-то платит дань.

– У них была эта Книга. Теперь она у нас. Они ослабли, а мы стали сильнее. И нашим соседям не надо знать, что мы её не можем прочитать. Известите соседей о том, что мы владеем этими Волшебными Вещами. Но тихо, через доверенных людей.

– Да, Правитель. – ответил Визирь.

– А что скажет мой младший Сын?

– Отец. Надо ждать воли Богов.

– Мудрый совет, подождём. А если будет война с Вольными Землями, то призовём всех соседей.

– Да, Правитель. – ответил Визирь.

– Унесите Священные Вещи в мою сокровищницу.

Все разошлись. Правитель Ашут сидел в раздумьях. «Если напасть сейчас, то в одиночку не справлюсь. Если собрать соседей, то только после сезона дождей, и то через 3-4 недели, когда дороги подсохнут. Через Болото три прохода, после дождей один. На Равнине Уш около десятка поселений Вольных Земель. Наследник был там на Праздник Урожая 2 года назад. Славная добыча будет, но Болото. Хотя, можно напасть с нескольких сторон. Но это было, без него. Результат – сосед Хтар остался без половины своих владений и без армии. Сейчас у него 1/20 часть его богатства. Другие тоже потеряли земли, но не священников. Их изгоняют из Вольных Земель. Дармоеды. Ничего не делают, но едят сладко, и спят мягко. В армию их! А это идея. Главное, чтобы Прорицатель поддержал, его они боятся.

Совет Безопасности заседал. Уже вечерело, а сели за стол с утра. Были все: Мани, Торн и Драг Мах, ПОГОНЩИК, Алиса, Фая, Бесси, Сергей, несколько высокопоставленных военачальников обеих армий. Северные Мореходы высказывались за опережающий удар, полководцы за оборону и контратаку. А остальных интересовали вопросы тактики войны. Как понести меньше потерь и получить больше трофеев. Нужен шок, внезапный приём, который ещё не применялся. Есть несколько вариантов. Но какой применить? Или скомбинировать? Нужны разведданные, как можно больше и подробнее. А что делать с этим «излучателем»? Поиграем, посбиваем ненависть к Руси со стороны Правителей юга.

Чёрный Овраг. Мост через него действительно плох. Надо делать новый, лучше каменный. А вот овраг интересен. Он лично взял двух секачей, одного самострелом, второго копьём. Его сын убил из самострела зайца, вспугнутого собаками. Ещё одного убила его жена. Охота и поездка удалась. Чёрный овраг большой, поросший лесом и кустарником, постоянная проблема окрестных крестьян. То кабаны огороды подкопают, то медведь поломает заборы, то волки порежут скот. Волки уже давно вне закона. За их голову назначена награда. А остальные – добыча короля. Их можно пугать, но не убивать. За это ждёт наказание.

Надо строить каменный мост. Это улучшит торговлю, займёт людей, позволит ему чаще бывать здесь с проверкой, даст хорошую практику наследнику. И он обновит шкуры в Гербовом Зале.

У него в замке живёт живой медведь, и совершенно ручной. Священник Церкви оставил у себя маленького медвежонка после славной охоты. Он был тогда в «ссылке» в охотничьем замке. Оставил, прикормил, вырастил. Теперь каждый вечер он читает ему Священную Книгу Единого Бога, а тот слушает. Медведя кормят мало кто из людей. Их он не трогает, остальных может и задрать. Однажды ночью загнал в свою клетку лазутчика, за что получил чашку мёда из королевских рук. Здоровый он, еле выбрался из-под него, но мёд не разлил. Теперь не может на медведей охотится. Отдохнуть, и к государственным делам. Ждать ответы на свои письма, вести переговоры о выкупе земель. И ещё лорды с запада меч на него точат, с подачи Ордена. Надо принимать меры.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru