Будущее России

Александр Петров
Будущее России

Медсестра.

– Светлана Георгиевна, вы не заняты.

К ней в кабинет заглянула молодая сотрудница, ещё вчера интерн, теперь уже врач.

– Проходи, Катюша. В чём дело?

– Вот, пациентка.

Она взяла планшет, стала читать.

– Состояние стабильное, роста опухоли нет. Даже несколько уменьшилась. Но уплотнилась. Рост остановлен, и что?

– По методике она должна была уже рассосаться. А так, второй курс, а прогресса нет.

– На хирургию, удалять. Опухоль чётко ограничена.

– Она беременна.

– А что давали? Общий курс 17-8-5. Стандартно. И безопасно. И что думаешь?

– Базовый курс 17.

– А беременность?

– Именно поэтому я пришла к вам. Если я правильно помню, шанс выкидыша 1/3.

– В данном случае 35-40%. Направите на акушерство, там восстановят.

– Её возраст. И они 12 лет лечились от бесплодия.

– Где? Частная клиника. Ясно. Лечились у «доярок». Пойдёмте, я с ней оговорю сама.

Они встали и пошли. По коридору медицинского центра звонко раздавались их шаги. Эта часть была почти пустой. Но дальше, в поликлинике, было много народа. Они поднялись в лифте в отдел онкологии. Около приёмного кабинета их ждала семейная пара. Они пригласили их в кабинет, усадили на стулья.

– В общем, ситуация у вас весьма не простая. Вы беременны.

Семейная пара с недоверием и надеждой посмотрела на них.

– 4 недели. Индекс развития ребёнка 0,98. Но у вас опухоль матки. В обычной клинике вам рекомендовали бы удаление матки.

– Но доктор, мы так долго лечились.

– Всё знаю. У нас этого вам не предложат. Но у вас есть риск потери ребёнка. Вероятность 35-40%.

– Но доктор?!

– Для нас это просто дополнительное время пребывания в стационаре. Переведём в гинекологию, и через 1-2 месяца вы снова можете зачать. От опухоли избавитесь без сложностей. Я обязана вас предупредить. Вы можете всё обдумать. Вас уже предупредили о риске родов при наличии опухоли?

– Да, предупредили.

– Хорошо. Обдумайте моё предложение.

– А стоимость?

– Вы оплатили лечение от онкологии?

– Да, полностью.

– Всё остальное – побочные эффекты лечения. Восстановление за счёт клиники. Это прописано в договоре.

Пациенты встали и вышли в коридор. А она открыла медицинскую карту больной. Всё было верно, но по данным анализов лечение от бесплодия ей не было нужно. У неё все было в порядке.

– Катюш, направь её мужа на анализы. Скажи, что для будущего ребёнка. Кажется мне, в нём всё дело.

– Вы думаете?

– Только предполагаю. Надо рассмотреть все варианты.

– Хорошо.

– Ладно. Я пойду к себе. Готовиться к лекции надо.

Когда она вышла из двери пациенты, что сидели на диванчике, встали.

– Доктор, мы согласны.

– Хорошо. Екатерина Григорьевна, оформите их. Проходите в кабинет.

– А кто будет вести?

– Екатерина Григорьевна. Она у нас хотя и молодой, но очень перспективный врач.

– А вы?

– Я специалист клиники по этой группе лекарственных средств. Узкий специалист широкого профиля. Проходите.

Она шла по коридорам в свой кабинет. Медсестра с дополнительным образованием. Заместитель главного врача по вопросам специальной терапии. Всю жизнь она провела на этой работе. Каждый год – повышение квалификации. Она знала препарат «Изумрудка» досконально. Все рецепты, все комбинации, все экстракты из рецептов. Как они действуют на организм, и как организм сам «решает», что ему делать. Каждый месяц она проводила обучение персонала клиники по препарату. А простые консультации, типа этой, по несколько раз в день. Вот и сейчас ей не дали дойти до кабинета. Вздохнула, пошла в лифтовую. Ей в хирургию.

Рейтинг@Mail.ru