Безымянный

Александр Олегович Анин
Безымянный

Алексея отвели к летающей платформе ближе к вечеру. Капитан, который до этого очень подозрительно смотрел на «этого гражданского» увидав коробочки с наградами немного стушевался и стал вести себя более дружелюбно. Даже поинтересовался, чем наградили. После этого вспотел и всё остальное время молчал.

Наталья была вообще на седьмом небе от счастья. Её роль в скидке на приобретение товаров и продуктов в Аргентине товарищ Сталин оценил орденом «Знак почёта», и это в её двадцать два года. А её мужчина оказывается вообще герой. Сколько бойцов и командиров вылечил. Обеспечил армию новыми переговорными устройствами, создал новый патрон, которым любой солдат может взорвать танк, обеспечил поступления золота в казну государства, наладил поставки продовольствия и товаров для населения. Перечислив сама себе всё это Наталья шепнула на ухо Алексею:

– Новиков, я тебя люблю.

Алексей слегка пожал ей пальцы руки и продолжил смотреть в лобовое стекло.

Ждать окончания разгрузки пришлось до двух ночи. К этому времени сотрудники НКВД привезли двух пилотов, которые будут осваивать управление ЛПН (Летающей платформой Новикова). Вторую пару пилотов нужно будет забрать в штабе шестьдесят четвертой армии, который предстояло искать ближе к Ростову -на- Дону, так как после контрудара фронт переместился туда. А сейчас предстоял путь на объект «Высота».

Четыре часа на сон, и вылет в семь утра. За время полёта пилоты легко освоили управление и расставили себе отметки на картах.

Появление Алексея вызвало радостные улыбки у бойцов НКВД и сапёров. Сапёры уже успели обустроить обе казармы кроватями и склад стеллажами, поэтому с энтузиазмом взялись за выгрузку части продовольствия. Пока шла разгрузка, Алексей углубился в гору и пополнил запасы золота. Иван переодел половину своих бойцов в привезённую с Аргентины гражданскую одежду и с нетерпением ожидал отлёта, оставляя объект «Высота» на заместителя. Теперь нужно было наладить службу в новом поместье «Графское гнездо». Сапёры порадовали тем, что в свободное время наделали целый мешок основ на переговорники, а то Новиков малость за них забыл. Сейчас в рейс предстояло забирать и сапёров, так как на объекте " Высота" им делать было уже нечего. Гражданской одежды на всех не хватало, но имея целые склады в усадьбе, решить этот вопрос было просто.

До штаба 64 армии платформу вели уже пилоты. Выгрузив часть продовольствия, Алексей узнал место расположения своего санбата. Вылетел туда на своём флаере, оставив большой в штабе армии. За время его отсутствия пилоты длинной платформы, получившие позывной « Аист 1», должны были обучить экипаж своих коллег.

Настроившись на переговорник Силаева, Алексей практически без труда нашёл свой медсанбат. Появление Алексея в расположении вызвало просто неописуемый восторг у медицинского персонала. Пока была организована разгрузка продовольствия, Новиков выдал Зое Федоровне заготовленные подарки : ткани, нитки, швейные машины, запас иголок. Пока Зоя Фёдоровна отвлеклась на ткани, Алексея утащил Митрич, который умудрился самостоятельно собрать летающую платформу и Алексей посвятил два часа времени её доработке и обучению Екатерины основам пилотирования.

– Так вот куда вы пропали, Алексей Николаевич, – начальник санбата хищно улыбнулась.

– Зоя Фёдоровна, это всё Митрич. Это он подгадал, когда вы на ткани засмотритесь.

– Митрич, хитрый змей. Опять на женских слабостях свои корыстные задумки претворяешь в жизнь.

– Зоя Фёдоровна, – покаянно склонил голову Митрич,– я неисправим. Но полетела же платформа!

– Полетела. И за это объявляю тебе благодарность. Пока устно. Но…

Но подразумевала, что начальство всё помнит и найдёт возможность отблагодарить подчинённого при первой же возможности.

– Служу трудовому народу! – Митрич вытянулся по стойке смирно, немного театрально обыгрывая данное событие.

– Алексей Николаевич, у меня там на кухне полтора десятка новеньких ждут активации каналов.– Зоя Фёдоровна перешла к сути вопроса.

-Митрич, ты подготовил основы для переговорников? – Спросил Новиков, зная, что старый солдат держит этот пункт всегда в своей памяти.

– А как же.

– К моей платформе принеси пожалуйста, а я побежал с Зоей Фёдоровной. Времени немного, сам понимаешь.

Митрич кивнул, а Алексей развернулся в направлении кухни.

– Пойдёмте, Зоя Фёдоровна. Я в полном вашем распоряжении до глубокого вечера.

– Полностью вами распоряжаться мне не позволит одна молодая голубоглазая особа, заявившая на вас права.

– Да, девушка весьма решительная, и с ней придётся считаться.

Подойдя к столовой, Алексей удивлённо увидел выстроившихся в ряд пятнадцать девушек.

– Это что-то новое, – сказала Зоя Фёдоровна

Между тем от строя отделилась одна из барышень и, подойдя строевым шагом, громко и чётко доложила:

– Товарищ герой Советского Союза, – глаза Зои Фёдоровны начали расширятся, – сводная группа военных медиков к активации каналов готова. Доложила военврач третьего ранга Евдокимова.

– Вольно, товарищи военные медики, – мягким голосом проговорил Алексей. – Сейчас вы рассаживаетесь на лавочки и по одной будете подходить ко мне. Будем делать операцию «Ой!». Девушки недоумённо переглянулись, но когда после активации каналов каждая из них сказала :– «Ой!», при появлении энергетического зрения, и смысл шутки Алексея стал понятен всем.

Поздно вечером, когда Алексей уже собирался ложится спать, заговорил переговорник.

– Аист один вызывает Безымянного

– Слушаю тебя, Аист.

– Товарищ Новиков, это командир экипажа капитан Игнатенко.

– Слушаю вас, капитан.

– Я тут встретил сослуживца, воевали вместе, парень погорел и остался без ноги. Есть ли возможность взять его в эскадрилью Аистов. Управление тут простое и не требуется переносить перегрузки, а парень без неба…

– Понял вас, капитан, берите. Завтра в восемь утра вылет. В половину седьмого он должен быть на борту, и найдите ему новую пару сапог.

-Зачем?

-Увидите. Конец связи.

В половине седьмого утра Алексей подлетел к штабу армии. Его встретили три экипажа Аистов и молодой парень на костылях с сильными ожогами на лице, в форме старшего лейтенанта, с двумя орденами на груди. На его плече висела пара новых сапог.

– Здравствуйте, товарищи,– поздоровался с пилотами Новиков.

– Здравствуйте, товарищ Новиков,– в разнобой ответили краслёты.

– Старший лейтенант, заходите на платформу и присаживайтесь на диван.

Угрюмый старлей на костылях молча проскакал в грузовой отсек и сел на диван. Единственное, что он успел сделать-это пристроить костыли. Когда он поднял голову и посмотрел на каким-то образом успевших собраться за спиной Новикова пилотов, услышал только:

– Обувайтесь, и можете выкинуть костыли, – и человек, проговоривший это, как-то обыденно развернулся и продолжил.

– Игнатенко, у вас к вылету всё готово?

– Твою ж мать! Это как!? Старлей рассматривал свою новую ногу и не мог поверить глазам.

– Вы чудес не видали, товарищ старший лейтенант? – спросил Алексей.

– Таких- нет. Извините не сдержался.

– Добро пожаловать в команду Аистов! Вашу радость мы разделим чуть позже, а сейчас у нас вылет. Все экипажи летят на борту первого Аиста. Все возникшие вопросы обсудим по переговорнику. Игнатенко!

– Да. К вылету готовы, продуктов хватит.

– Тогда в путь!

Глава 19

Почти трое суток длился перелёт. За накопители на первом аисте Алексей был спокоен. Больше сотни человек способны зарядить накопители за три дня больше, чем на месяц полётов. Приземлившись в усадьбе, Алексей выгнал из флаера Хорьх и подъехал к дому уже на машине. Выйдя из машины с Натальей под ручку и саквояжем, Алексей поднялся по лестнице и был встречен управляющим, который был отправлен рассчитаться с временной охраной. Через час после приёмам отчёта по делам, управляющий был щедро вознаграждён наличностью и переведён на работу консультантом с сохранением 75% оклада, но проживанием вне усадьбы. Только после этого сапёры смогли выйти из платформы и приступить к срочной загрузке первого Аиста.

Алексей оставил Наталью в усадьбе и отправился в Президентский дворец. После расшаркиваний и взаимных приветствий произошла сверка документов по цифрам поставок, и Новиков поехал в банк производить расчёт и договорится на обмен золота на наличные, которые тоже требовались в огромном количестве .

У Алексея была необходимость задержаться в Аргентине. Нужно было наладить производство летающих платформ. И сапёрам разнообразие, и стране помощь. А перевозить платформу в платформе очень выгодно. Одно помещение с расширением в другом в полтора раза увеличивало объём перевозок. Позвонив бывшему управляющему, Алексей попросил его наладить поставки пиломатериалов и кожи. Также нужно было приобрести пару-тройку грузовых автомобилей.

Наталья Владимировна взяла в свои руки обучение личного состава испанскому. Ловить на себе постоянно голодные мужские взгляды было ей не очень приятно, и выгул личного состава на пляж и просто в город Алексей предусматривал. Вербовки солдат иностранной разведкой Алексей не боялся. Особых секретов никто из них не знал, а загреметь в штрафбат – дураков не было. Об этом было объявлено специально. Родине нужно, что вы тут находились и она готова предоставить вам не просто сытное питание вдали от передовой, но и отдых и денежное довольствие, но и очень строго спросит в случае измены, но лучше, пока не освоите испанский язык о отдыхе не помышлять, поскольку в Аргентине очень сильная германская община, и страна в целом сочувствует нацистам. Страна официально поддерживает нейтралитет ,но лучше не нарываться. Товарищ Новиков сейчас постарается эту ситуацию мягко изменить. Сейчас он с Натальей Владимировной действуют тут как частные лица, этакая графская чета, поставки товаров и продуктов питания уже начаты, и от действия каждого из нас зависит, как долго они продлятся.

 

******

В первый же вечер Новиков ощутил потоки внимания со стороны. Вся усадьба была накрыта отводом глаз, но внимание усилено пыталось найти брешь. Новиков проследил источник и, по уже сложившейся методике, включил излюбленную смесь, сон и паралич. Взойдя на холм, где находился источник внимания, Алексей внимательно рассмотрел двух молодых людей арийской внешности. Заглянув в карманы, Новиков извлёк два паспорта граждан Аргентины, немного наличности и два пистолета парабеллум. Хороший морской бинокль был направлен в сторону усадьбы. Алексей хорошенько продумал канву разговора, затем открыл документы и прочитал имена. Одного парня звали Карл Миллер, второго – Отто Шнайдер.

Снятие состояния сна с параличом было воспринято так же как и во всех экспериментах Новикова до этого.

– Карл, ну неужели ничего не видно?!

– Отто, я сам ничего не понимаю, но разглядеть ничего не получается.

– Может бинокль дяди Густава испортился?

– Нет, Отто. Когда я смотрю в другие стороны, то всё отлично видно.

Алексей под отводом глаз стоял за парнями и слушал их разговор. Минут через десять Карл не выдержал:

– Нет, не могу. Уже глаза устали от напряжения!

– Что же мы будем докладывать герр Шульцу?

– Так и доложим. Были, наблюдали, но все попытки не удались.

Алексей перешел на немецкий.

– А кто такой герр Шульц и почему вы пытаетесь рассмотреть территорию моей усадьбы?

От раздавшегося за спиною голоса взрослого мужчины парни вздрогнули и медленно развернулись к говорившему.

– Итак, Карл Миллер и Отто Шнайдер, я жду от вас быстрого и честного ответа.

– Откуда вам известны наши имена?

– Из ваших документов. – Алексей протянул книжечки паспортов их владельцам.

– Но как?– удивленно воскликнул Отто.

-Я задал вам вопрос. Вы вторглись своим вниманием в сферу моих интересов и ответите мне на всё мои вопросы.

– А если мы ничего не скажем? – парировал Карл.

Алексей распылил ногу Карлу ниже колена и включил обезболивание.

– Откажетесь говорить и всю оставшуюся жизнь будете жить без рук и ног. Как нога, Карл? Могу снять обезболивание… Хочешь?

Карл вначале не понял, что произошло, так как стоял всем весом на одной ноге. При вопросе про ногу он начал проносить вес тела и резко стал падать, уронив на землю Отто. Карл побледнел от испуга.

– Где моя нога?! Я не хочу быть без ноги!! -Кричал Карл, и слёзы катились по его щекам.

– А ты, Отто, хочешь остаться без ног и рук?

Лежащий на земле паренёк был бледен и не мог сказать не слова. Подождав минуту Алексей усыпил его.

– Итак Карл, я жду ответы на вопросы. Ответишь честно, а ложь я почувствую, получишь ногу назад. Будешь молчать – лишишься вначале одной ноги полностью, и я дам тебе возможность почувствовать боль…

– Я отвечу, раз вы обещаете вернуть мне ногу.

– Я внимательно слушаю.

– Нас послал герр Шульц . Господин Шульц отвечает за сбор интересующей немецкую общину информации. Нам нужно узнать, кто за золото покупает большие объёмы продовольствия , товары первой необходимости и прочее. Куда оно всё потом отправляется. Это всё. Что вы сделали с Отто?

– Отто спит. Я сейчас его разбужу.

Алексей снял сонное воздействие и, нагнувшись, потряс парня за плечо.

– Итак, Карл, я обещал тебе вернуть ногу – и я верну её тебе. В дополнение к этому я отвечу тебе на интересующие господина Шульца вопросы. Но есть одно но. Если герр Шульц ещё раз пошлёт кого-нибудь следить за мною, моей женою, моими наёмниками, то первый шпион лишится одной ноги. Второй- уже двух. Третий – ног и одной руки, и за компанию герр Шульц лишится головы. Вы запомнили?

-Да, – ответили парни.

-Тогда Карл, сядь поудобнее и закатай штанину.

Казалось, что Карл забыл, как дышать. Из рук незнакомца полились потки света и через пятнадцать минут у Карла была новая нога с немного отличным цветом кожи ниже колена.

– Всё. Можешь обувать ботинок.

Тот быстро исполнил то, что ему было сказано и встал на ноги.

– А теперь я кратко отвечу на ваши вопросы. Первое – кто я? Я действительно граф, граф Йорк. Только моё графство не на Земле.– Алексей поменял себе цвет глаз на фиолетовый. – Просто в моём мире традиция такая – все города и имена начинаются на «Й». Княжество Йотон и так далее. У нас там очень похоже на ваше средневековье. Мечи, доспехи, крепости, войны с орками и союз с эльфами. Ну и вишенкой на торте – магия. Её пример вы сейчас видели. Итак, на первый вопрос я ответил. Второй вопрос был, куда уходит то, что я покупаю? Оно идёт моему народу. Ваши местные дела мне не интересы, и помогать вам я не собираюсь. Так же я уже озвучил то, что не потерплю вмешательство в свои дела. Товары по прежнему будут закупаться в больших количествах и исчезать на территории моего поместья. И ещё. Оружие я вам не верну.

Парни сунули руки к местам, где ещё недавно за ремнями были засунуты пистолеты, но ни их, ни запасных магазинов в кармане не было .

– Это послужит вам дополнительным уроком. Бинокль дяди Густава я, пожалуй, вам оставлю. Это всё же не оружие. Можете идти.

******

Фридрих Шульц, неофициальный начальник разведки германской общины в Аргентине выслушивал бред и оправдания двух молодых парней, которые ранее подавали большие надежды. Он мог ещё поверить в существование других миров, хотя вся это мистика интересна только парням из Аненербе, но то, что Карл лишился ноги по колено, которая отросла благодаря свечению, исходящему от рук инопланетянина, меняющего цвет глаз за каких-то минут пятнадцать – двадцать. Более фантастического оправдания утери вверенного боевого оружия он ещё не слышал.

– Вы меня разочаровали.

– Но, герр Шульц, мы говорим правду. Хотите я покажу вам отращённую заново часть ноги?

Шульц поморщился.

– И как я пойму, что нога отросла заново, а не та которая была с рождения?

– Цвет кожи, герр Шульц. Он отличается.

Шульц выдохнул.

– Показывай.

Карл задрал штанину брюк. Гипсового цвета кожа явно отличалась от кожи выше колена с чёткой разделительной линией.

– Видите, герр Шульц. Ещё раз такое пережить я не готов, герр Шульц.

– Я тоже, герр Шульц, не готов, – сказал Отто. – И я думаю, что никто не будет готов, зная, что он лишится ноги или двух ног, идти на задание. Этот инопланетянин он не шутил, герр Шульц.

– Хорошо. Я вижу, что вы честны со мною. Можете быть свободны, а мне нужно подумать.

Ну что ж, раз этот безымянный граф Йорк дал мне ещё две попытки, то нужно нанять кого-нибудь из местных и проследить со стороны уже за ним. Шульц снял трубку телефона.

******

Герр Шульц работал в своём кабинете и просматривал отчёты агентов своей службы. В коридоре раздались громкие голоса, и буквально сразу постучали в двери кабинета.

– Войдите! – Громко выкрикнул Фридрих.

В кабинет вошел Ганс Грубер, который буквально на себе втащил Питера Брауна. Браун был без ноги.

– Вот дерьмо! – Выругался Шульц.– Как это произошло?

– Я не знаю, герр Шульц. Я наблюдал в бинокль за латиносом. Потом увидел, что наблюдатель упал и громко закричал. Одновременно я услышал крик Питера. Я обернулся и увидел, что Питер лежит на спине, кричит и смотрит на совершенно пустую штанину. Герр Шульц, я не знаю, что произошло и кто это сделал! – В отчаянии прокричал Ганс. – Что теперь будет с Питером?! Он так и останется калекой? У него через месяц свадьба с Мартой Фишер! – Продолжал кричать Грубер. – Скажите хоть что- нибудь, герр Шульц.

Шульц побледнел. Предупреждение Безымянного графа оказалось весьма серьёзным, и граф не собирался играться в песочнице. Он в точности исполнил обещанное.

– Это безымянный граф, который недавно стал новым владельцем того поместья, – с трудом выдавил из себя Шульц. – Прошлый раз за ним наблюдали Отто с Карлом. Тогда Карл лишился ноги по колено, но граф вырастил ему новую ногу, – Шульц сглотнул. – Я не до конца поверил в ту мистику, что они мне поведали, и нанял местного парня. Вами рисковать я не хотел, поэтому у вас был приказ наблюдать за местным наблюдателем, а не за поместьем.

Шульц устало плюхнулся в кресло и схватился за голову руками.

– Оружие… Что с вашим оружием? – Задал вопрос Шульц.

– Оно исчезло! – Ганс откинул полу пиджака и показал пустую кобуру. – Как это произошло я не знаю, но я знаю, что надо делать!

– Что ?

– Я поеду к безымянному графу и попрошу вернуть Питеру ногу.

– И ты готов так рискнуть?

– Питер мой друг, и я обязан сделать для него всё, что могу!

– Ты отличный парень Ганс. Ступай.

Ганс взвалил на себя бледного друга и потащил его к машине. Через час он подъехал к воротам поместья и, просигналив клаксоном форда, подошёл вплотную к ограде. Из домика для охраны вышел крепкий парень в гражданской одежде с пистолетом парабеллум за ремнём брюк. Плавной походкой хищника он подошёл на расстояние трёх метров от Ганса и остановился.

– Могу я видеть господина графа? – Спросил на немецком Ганс.

Охранник сверкнул глазами и, открыв калитку, подошёл к машине. Заглянув внутрь салона, охранник также молча отошёл, не поворачиваясь спиною к Гансу, метров на десять и, достав нечто из кармана, очень тихо что-то сказал. Получив ответ, охранник приблизился и начал распахивать ворота для проезда автомобиля.

Ганс вернулся за руль и, заведя автомобиль, поехал к дому графа. На высоких ступенях, ведущих к дверям дома, его уже встречал мужчина в дорогом костюме и необыкновенно красивая молодая женщина с глазами цвета неба и украшениями, подчёркивающими эту красоту. Ганс заглушил двигатель и, поднявшись по ступеням, поздоровался с хозяевами.

– Здравствуйте граф, здравствуйте графиня, – а то, что перед ним стоят граф и графиня он не на секунду не сомневался.

– Здравствуйте, молодой человек. Что привело вас?

– Я пришёл просить за друга.

– Почему вы решили, что я ему помогу?

– У него через месяц свадьба, и я должен попытаться сделать всё, что в моих силах.

– Почему?

– Я обещал его невесте присмотреть за Питером.

– Кто она вам?

Ганс покраснел и смутился.

– Понятно. Можете не отвечать. И так видно, что вы в неё влюблены и тем не менее, вместо того, чтобы воспользоваться случаем и занять его место, вы решили прийти и просить за него.

– Как ваше имя, молодой человек? – Спросила графиня.

– Моё имя Ганс. Ганс Грубер.

– Дорогой, по-моему нужно помочь такому прекрасному молодому человеку.

– Почему? Я предупреждал герр Шульца о последствиях его любопытства.

– Но ведь ты прекрасно знаешь, что молодые люди наблюдали за тем несчастным аргентинцем, а не за нашей жизнью и нашем поместьем.

– Солдаты всегда расплачиваются своим здоровьем за дурость своих вождей и командиров.

– И всё же такая преданность дружбе и бескорыстная любовь обязаны быть вознаграждены! Я просто настаиваю, дорогой.

– Вам повезло Ганс. Ваша внутренняя чистота и преданность произвели впечатление на графиню. Ведите вашего друга в дом. Я помогу вам.

– Благодарю вас, граф. Благодарю вас, графиня, – проговорил Ганс.

– Только передай герр Шульцу, что игры кончились. И следующий раз, когда я столкнусь с его любопытством, будет последним.

– Я дословно передам ваши слова, граф.

Ганс спустился к автомобилю и помог Питеру выбраться с заднего сидения, а потом, забросив себе на шею его руку, помог доскакать до дивана в холле.

– Присаживайся в кресло, Ганс, – Наталья сделала взмах рукой в направлении отведённого гостю кресла. – Мой муж сейчас окажет помощь твоему другу. Граф уникальный целитель, но не каждому выпадает честь получить его помощь. Вашему другу повезло, и в этом только ваша заслуга.

– Я думаю, что если бы не ваше доброе сердце, графиня, то я просто не смог бы найти нужных слов.

– Ваша скромность делает вам честь.

Новиков вернулся в холл в более простой одежде и пододвинул стул к дивану с Питером. Взмах руки , спящая голова Питера заваливается на плечо, и Алексей, вызвав театральное свечение, погрузился в процесс исцеления.

Чуть больше часа Новиков занимался исцелением Питера. К моменту завершения в холл вернулась Наталья со стеклянной бутылкой вина без этикетки.

– Возьмите, Ганс. Вашему другу нужно восстановить приличный объём крови. Это целебное вино, которое делает мой муж. Оно позволит вашему другу в ближайшие несколько дней привести свой организм в порядок.

– Я не нахожу слов, чтоб выразить всей полноты своей благодарности вам, графиня, и графу. Вы не сочтёте за дерзость, если я спрошу вас?

– Спрашивайте.

– Вы не планируете открывать свою клинику?

– Почему вас интересует этот вопрос?

– В мире столько людей, которые нуждаются в помощи, а умения вашего мужа настолько уникальны, – Ганс начал выписывать руками небольшие круги в воздухе, чтоб выразить то, что не мог выразить словами.

 

– Так странно слышать такие речи от немецкого юноши.

– Почему?

– Вы знаете сколько сейчас немецкие парни несут горя в мир и в свои семьи?

– Вы имеете в виду войну с Советской Россией?

– Да. Сотни тысяч каждый день платят своей жизнью и здоровьем за воплощение чужих планов и замыслов. И самое печальное, что как таковые в этой войне, независимо от её исхода, побеждает третья сторона.

-Как так? Ведь воюют две державы.

– А побеждает та, которая стоит в стороне и заставляет истекать кровью эти две.

– Если это так, то это ужасно.

– Поверьте, Ганс, это действительно так. Мой муж, – Наталье все больше нравилось называть Алексея так,– не случайно проговорил вам там, на ступенях, что за глупость руководителей своим здоровьем и жизнью платят исполнители. Я думаю, что вы ещё не раз обдумаете всё, что сегодня произошло.

Завершив сеанс, Алексей промокнул лёгкую испарину и вывел Питера из сна.

– Всё, молодой человек. Ваш друг в полном порядке. Дорогая, проводи, пожалуйста наших гостей, а мне нужно идти.

Ганс вскочил с кресла.

– Я даже не знаю как благодарить вас, граф, – с благодарностью проговорил Ганс.

– Оставайтесь всегда самим собой и не становитесь марионеткой в чужих руках. Это и будет вашей благодарностью.

– Ваш муж, графиня, очень благородный человек.

– Другой и не смог бы быть моим мужем, – улыбнулась Наталья.

Глава 20

Спустя неделю были доделаны ещё три большегрузные платформы. Можно было начинать делать маленькие? для разведки и диверсий, но Наталью Владимировну посетила очередная идея. Наладить производство лечебного вина. Бывший управляющий был озадачен приобретением разливочной и упаковочной линии и поиском поставщиков стеклянной тары. Новиков был озадачен автоматизацией процесса производства . Сложностей автоматизация процесса не вызывала, но на закупки линий нужны были средства, и Алексей со спутницей полетели в Анды, на место личной золотой шахты. Заодно Алексей доделал «тайное убежище» и завёз в него мебель, кровать, бельё, запасную одежду, оружие и консервы. Наталья разложила вещи, обустроила кухню и начала генеральный штурм крепости под названием Новиков Алексей. Естественно, крепость была взята, и Наталья Владимировна Новикова провозгласила, что ближайшие три для её драгоценный муж никуда отсюда не улетит и будет исцелять жене нервы, которые она потратила добиваясь взаимности. За эти три дня, проведённых в горах, Алексей пополнил саквояж золотом и научился делать аккуратные грани на драгоценных камнях. Графиня захотела новый флаер с туалетом, душевой и … В общем, летающий дом с нормальными удобствами, и Алексей уселся делать кристаллы накопители.

Вернувшись в поместье, Алексей выбрал себе одну из готовых основ под новый флаер и довёл его до ума с учётом пожеланий супруги. Прежний же отдал на смену обшивки, и потом он улетит в войска. Всю основную работу сделали солдаты. Парням приходилось очень много работать. Рейсы в Союз были регулярными, и погрузка – разгрузка занимала практически всё время.

Под линию розлива вина пришлось строить новое помещение. Были приглашены строители, и в течении месяца они обязались построить новый цех. Теперь на две-три недели можно лететь в Союз. Алексей договорился с президентом, что в банке ему откроют металлический счёт. Он будет вносить на него золото, и после поступления товаров на склады и заверения бумаг, средства будут списываться. Это было удобно. Привез килограммов триста и не дёргаешься с каждой партией. Как на счету становится золота около килограмма, то с банка звонят и предупреждают.

Вернувшись в Союз, Новиков передал сделанные переговорники и получил на модернизацию десяток ящиков патронов для винтовки Мосина. Ситуация на фронте выровнялась, и линия фронта стала проходить по-практически прямой линии: Ростов-на-Дону, Курск, Ленинград. Обе стороны понесли за время войны серьёзные потери и нуждались в передышке и накоплении сил.

Ещё важной новостью стало то, что по указу товарища Сталина в Куйбышеве был открыт реабилитационный центр для инвалидов войны, в котором уже работало несколько врачей из учениц Алексея. Спросив у Натальи о желании помогать ему в лечении инвалидов, Алексей услышал, что жена ему уже говорила, что готова быть помощницей и соратницей, и Алексей начал обучать её как рунного мага. Обучение при таком количестве нуждающихся происходит довольно быстро. Уже на третий день Наташа смогла вырастить первую стопу, а дальше всё больше и больше. Отработав в реабилитационном центре три недели, молодожёны вернулись в Аргентину. Необходимость постоянно привозить золото и решать текущие вопросы на месте несколько напрягала, но Алексей знал, что придётся мотаться туда-сюда и морально был к этому готов. Наталье же нельзя было надолго прерывать обучение языку охрану и сапёров.

На второй день по прибытии в Аргентину к графу с графиней в гости напросились Ганс и Питер. Приняв молодых людей, Новиковы были весьма удивлены, что Питер приглашает их на свою свадьбу, которая состоится буквально на третий день, а Ганс, переосмыслив свою жизнь, желает стать целителем и будет весьма рад, если сможет научится хоть чему-то у графа. Недолго посовещавшись, на оба предложения Новиковы ответили положительно, но с условием сохранения некоего инкогнито. Обрадованный Питер вручил конверт с официальным приглашением, а обучением Ганса решили заняться после свадьбы Питера и Марты. Наталья уточнила, какой цвет глаз у невесты и какие цвета она предпочитает в одежде и, получив ответ, начала думать о подарке молодым. Алексей тоже вспомнил, что супруге не подарил памятного подарка в связи с заключением семейного союза и, выбрав время, посетил ювелирный магазин и купил там два колье, серьги и кольцо с бриллиантом, оставив в магазине все наличные деньги. В одном колье Алексей поменял цвет камней на голубой, а остальные украшения предназначались для Лены. Брильянты для Лены обрели розовый цвет. Алексей был уверен, что с Леной обязательно встретится ещё. Он ощущал с ней связь и иногда внутренне общался.

Опустошение всех наличных счетов вынудило Алексея снова наведаться в логово в Андах хотя бы на пару часов , но пришлось задержаться немного дольше. Почему-то логово в Андах воспринималось Натальей именно как их гнездо и именно в нём супруга прилагала особенно интенсивные усилия, чтобы зачать дитя, поэтому вернутся из логова получилось только с утра. Завтра свадьба Питера и Марты, и сегодняшний день обещал быть весьма суетным.

С подарком мудрить сильно не стали. Серьги с небольшими бриллиантами под цвет глаз невесты и набор столового серебра. Всё это было упаковано в красивую картонную коробку и перетянуто лентами.

******

Хорьх подъехал к дому семейства Браун и припарковался рядом с несколькими автомобилями. Алексей открыл автомобильную дверь и вышел на брусчатку аккуратной дорожки. Потоки внимания ощущались только со стороны дома. Одновременно с тем как Новиков перевёл взгляд на дом, его дверь отворилась и из неё вышел высокий представительный мужчина.

Алексей отворил заднюю дверь и подал руку супруге, которая величественно выплыла из автомобиля. Подхватив свадебный подарок, Алексей с взявшей его под руку прошли к дому.

– Герр граф, фрау графиня, я рад приветствовать вас в своём доме. Моё имя Гельмут. Гельмут Браун. Я отец Питера.

– Здравствуйте, герр Браун. Мы с супругой предпочитаем быть, так сказать, инкогнито, по этой причине нам хотелось бы избежать огласки имен и оставаться для окружающих просто как граф и графиня.

– Не смею возражать, герр граф. Графиня, вы необыкновенно красивая женщина, – сделал комплимент Наталье Гельмут. Прошу вас, проходите в дом. Питер с невестой уделяют внимание гостям, поэтому вас я решил встретить лично.

Небольшой холл дома переходил в длинный, идущий поперёк дома, коридор, в котором на одной из сторон была открыта дверь в огромный, во всю длину дома зал. Большой стол, за которым уместилось бы около полусотни человек был накрыт торжественными блюдами. Немного в стороне стояли гости. Несколько взрослых пар, молодых парней и девушек. Алексей уже знал четверых из присутствующих : Ганса, Отто, Карла и Питера.

– Дамы и господа, разрешите представить вам наших гостей, которые в Аргентине находятся инкогнито, и по этой причине просили называть их исключительно по титулу : граф и графиня. – Гельмут представил присутствующим Алексея с Натальей.

Рейтинг@Mail.ru