Безымянный

Александр Олегович Анин
Безымянный

– Ну вы же, как гражданин обязаны отдавать все силы на благо защиты Родины.

– А причем тут моя машина? Как она может участвовать в защите Родины и с чего вы вообще взяли, что я гражданин СССР? Я в любой момент могу улететь в любую страну мира и весьма хорошо в ней устроится.

– Вы эгоист и буржуазный элемент! Я обязательно свяжусь с особым отделом армии, чтоб они пересмотрели свои с вами договорённости, поскольку когда весь Советский народ напрягает все свои сил, вы, как вас там, Новиков, заняты личным обогащением.

Алексей еле дождался, когда в последнем полку Сахаров выйдет отдавать переговорник. Алексей на стал ждать его возвращения и заложил в тонкие тела капитана руны на ликвидацию через инфаркт и инсульт одновременно с задержкой по времени в пять минут.

Света вышла из машины и села в кресло второго пилота.

– Удалось поспать?

– Нет.

– Все слышала? – Света кивнула.

– Весь мозг вынес, паразит…

– Что ж вы его так называете, товарищ Новиков, он ведь во многом прав.

– Светлана Анатольевна,– Алексей тоже перешёл на официальный язык.– Капитан не прав нигде и ни в чём. Если вы обратите внимание, то такие люди, как капитан к чему призывают? К тому, что тот, кто может и умеет жить хорошо лишился результатов своих усилий и передал их кому то, кто сам ничего этого не может. Ведь, если б все могли жить хорошо, то ни у кого не пришлось бы отнимать и отдавать другому. Я готов биться об заклад, что сам капитан может только речи толкать и вдохновлять других на жертвы, причем сам отсиживается в штабе, а не на передовой. И скорее всего, он чей-то родственник из тех, кто занял тёплое место в партийных кабинетах. Но это я отвлёкся. Так вот логика паразита такова, что он под красивыми лозунгами будет делать только одно- присваивать себе плоды чужого труда и усилий. В результате все будут жить плохо, а они будут возглавлять, направлять и пользоваться тем, что произвели другие. А если вы посмотрите через целительские энергии на людей такого типа, то увидите, что они питаются энергией от других людей через притягивание внимания, через внедрение чувства неполноценности и ущербности. Советский Союз сейчас держится только за счет того, что товарищ Сталин умудряется находить лучший выход во всех вызовах, которые бросает ему текущий момент времени. Если не станет Сталина, то такие как капитан быстро распродадут и развалят всё, за что сейчас умирают сейчас миллионы Советских людей. Вот товарищ Сталин стремится к тому, что б все жили хорошо. Улавливаете разницу. Два разных мира, в одном всем хорошо, в другом всем плохо.

– А вы правда не гражданин СССР?

– Правда.

– А откуда вы?

– А это относится к разряду тайны. И не потому, что я боюсь что вы кому-то расскажете, а потому, что просто не поверите в возможность такого.

– А у вас там есть семья?

– Да, есть. Жена и сын, весной родился.

– А почему вы не вернётесь к ним, если это не ваша страна и не ваша война?

– Пока это от меня не зависит. Не могу я пока делится такими откровениями, так что, прошу вас меня извинить.

Алексей замолчал и замкнулся до прилёта в полк.

В полку всё «стояли на ушах». Санбат готовился принимать раненых, и Алексей, сидя на земле и модифицируя патроны, казался самым настоящим бездельником.

– Если бы не знала , чем вы занимаетесь, то заподозрила бы вас в саботаже, – улыбнулась Светлана.

– А этот вопрос уже относится к индивидуальной эффективности каждого. Можно целый день стрелять и не убить ни одного врага, при этом громко крича и вдохновляя других личным примером, а можно тихо сделать один выстрел и взорвать склад с топливом или боеприпасами… – Алексей замер от столь простой идеи, только что озвученной им. Видя, как изменилось лицо Алексея, Светлана решила спросить:

– Как я поняла, вы сейчас решили заняться именно этим?

– Верно. Полетели.

Алексей активировал отвод глаз,и флаер улетел за линию фронта. В первую очередь нужно лишить врага господства в воздухе, и Алексей направил флаер в то место, где раньше разрушил аэродром, но немцы не стали его восстанавливать. Нужно было искать. Алексей поднял флаер на высоту около десяти тысяч метров и, перейдя на рунное зрение, внимательно осмотрел доступную местность. На пределе видимости в небе били замечены сигнатуры самолётов. Алексей направился и их сторону, снизившись тысяч до семи. Он как-то упустил оснащение флаера обогревом и сейчас было весьма холодно.

– Светлана Анатольевна, вы не принесёте из багажника несколько красных кирпичей, – не отрываясь от управления сказал Алексей.

Светлана направилась к Хорьху.

– Там в багажнике фрукты есть. Их можно принести сюда и кушать.

– Да как-то неудобно не делясь с товарищами кушать такие продукты.

– Верно, не удобно, но летать мы с вами будем очень долго, а фрукты очень быстро портятся и будет очень обидно их выкидывать.

Светлана принесла кирпичи, и Алексей быстро отвлёкся и на один из них наложил руны на обогрев. Положив этот кирпич на два других, Алексей активировал рунную цепочку, и камень начал отдавать тепло.

Света из фляги помыла над люком руки и фрукты и принесла их в кабину.

– О . А у нас тут потеплело. Это что кирпич так греет? Ух ты! И правда. И сколько он так может греть?

– Сколько будет нам необходимо. Сейчас я подаю на него энергию, которая преобразуется в тепловую. Попробуйте, Светлана Анатольевна, посмотреть через целительское зрение.

– Я как-то забываю о такой возможности.

– А зря. Потоки энергии помогают определять истину. Любая ложь искажает потоки энергии и приводит к смерти в конечном итоге.

– Это вы всё беседу с Сахаровым забыть не можете?

– Видимо, да. Хотелось бы, чтоб вы не только писали отчёты, но ещё и лучше понимали меня.

– Для чего вам это? Ну, чтоб я вас понимала?

– Для упрощения общения, а вы о чём подумали? Посягать на вас, как на женщину я не собираюсь.

– А жаль. Может быть я этого хотела.

– Увы. Поскольку я женат – это просто не возможно.

– Вы так сильно её любите?

– И это тоже, но если смотреть на это дело, то любое предательство, а измена это предательство, оставляет вкрапления, искажающие ток энергии, и эти вкрапления, требуя подпитки, будут подталкивать на повторение любого предательства. Последствия вы понимаете?

– Понимаю. Алексей Николаевич, а расскажите о своей жене. Какая она?

– Высокая, волосы светло русые, красивые сиреневые глаза с прожилками фиолетового, очень добрая и в тоже время может быть властной…

– Сиреневые глаза с фиолетовыми прожилками? Вы шутите? Таких глаз не бывает.

– Почему? – Алексей преобразовал свою радужку и посмотрел на Светлану.

– Ой. Это у неё такие глаза? Это так красиво… А как вы это делаете?

– Просто я это умею.

– А мне можете такие глаза сделать?

Алексей засмеялся.

– Чего смешного?– Для вида надулась Света.

– Просто там, где я живу такие глаза у всех. Только у меня одного стальные. Так вот десяток знакомых девушек узнав, что я могу поменять цвет сетчатки глаз тут же обратились ко мне с такой же просьбою. Вот поэтому я и смеюсь. Девушки мечтают быть неповторимыми.

– Разве это плохо?

– Нет. И я с удовольствием исполню ваше желание – Алексей тут же внес коррекцию в радужную оболочку. – Можете полюбоваться на свой новый вид.

– Как? Уже? – Светлана вскочила и начала копаться в вещь мешке.

– В машине зеркало есть?

– Точно! – Света вскочила и унеслась в автомобиль.

Алексей снова активировал рунное зрение и вынужден был прибавить скорость, поскольку догнать самолёты пока не получалось. Через несколько минут полёта Алексей заметил, что сигнатуры самолётов стали снижаться.

– Светлана Анатольевна, вы конечно красавица, но мы подлетаем к месту нашей диверсии .

– Уже иду.– Алексей завис над аэродромом по прежнему на семи тысячах и по сигнатурам определил расположение складов с бомбами и ГСМ.– Вон в той точке склад горючего, а вон там видимо бомбы.

– Где? Я только взлётную полосу вижу.

– Светлана, вы воспользуйтесь энергетическим зрением.

– А, да извините. Хм . Это так выглядит топливо в энергиях, – задумчиво проговорила Светлана.

Сейчас я спущусь на сотен пять метров и расположу платформу ближе к складу ГСМ. Первый выстрел сделайте по ящикам с бомбами, а второй в бочки с топливом. Если будет неудобно стрелять, скажете, как изменить расположение.

Светлана кивнула и пошла прикидывать удобство поражения цели.

В тишине раздался лязг затвора, и мощная волна взрыва подкинула флаер. Взлетающие самолёты кеглями посыпались на землю, а через несколько секунд взорвалось и топливо.

Счастливая Светлана плюхнулась в кресло и, достав из корзины кисточку винограда, отправила ягоду в рот и зажмурилась от удовольствия.

– Ух. Вкуснятина. Я думаю, что веточку винограда я заслужила.

Алексей кивнул, и набрав высоту направился в сторону дороги. По дороге непрерывным потоком шли колоны войск.

– Светлана Анатольевна, сейчас мы зависнем над танковой колонной и вы сделаете несколько выстрелов в моторные отсеки. Объясню почему всего несколько. При попадании в моторный отсек сверху не будет понятно от чего взорвался танк, и немцы ещё долго не поймут, что у Советского Союза появилось новое смертельное оружие с сиреневыми глазами.

Светлана никак не отреагировала на комплимент и, кивнув Алексею, пошла к люку. Алексей спустился до пяти сотен метров, и снова двойной лязг затвора, и снова сильный взрыв на дороге.

Алексей набрал высоту и отлетел в сторону.

– Там в грузовике боеприпасы к гаубицам везли, вот я и подумала…

– Очень верное решение. Алексей снова поднял флаер на большую высоту и начал всматриваться в сигнатуры.

– Алексей Николаевич, а мы можем приземлится где-нибудь. Мне очень надо.

– Светлана Анатольевна. Возьмите в корзине с фруктами салфетки и закройте дверь в кабину. Я остановлю платформу и вы спокойно всё сможете сделать в люк.

 

– А если кому на голову упадёт?

Алексей улыбнулся.

******

– Безымянный- Силаеву.

– В канале Безымянный.

– Вы куда пропали?

– Летаем по немецким тылам. Уничтожили один аэродром бомбардировочной авиации.

– Это вы молодцы. Хорошо придумали. Держите меня в курсе.

– Хорошо, товарищ подполковник, Сержант Калинина ещё спалила один танк и взорвала грузовик с гаубицей и снарядами. Мы пока работаем понемногу, чтоб немцы не поняли, что и откуда прилетело. Хуже будет если сообразят, что у Советского Союза появились новые возможности. Тогда начнут напрягать разведку…

– Кстати о разведке. Вам это как сложно делать?

– Считать сложно. Колонны войск идут постоянно и пыль над дорогой не успевает оседать. Тем более, что сейчас мы хотим более плотно очистить небо.

– Хорошо, пока действуйте по своему усмотрению.

– Конец связи?

– Да. Конец связи.

Немного смущённая Света вернулась из грузового отсека.

– Новости есть?

– Силаев выходил на связь. Я сообщил о проделанной работе. Продолжаем свободную охоту.

– Скоро солнце сядет.

– Поэтому нужно дотемна найти достойную цель.

Над дорогой показалась звено Мессершмиттов и Алексей начал отслеживать их передвижения. Мессеры покружили по окрестностям минут десять и легли на обратный курс. Аккуратно проводив мессеры до аэродрома, Алексей обнаружил склад с бомбами. Алексей почесал лоб и начал смутно припоминать, что вроде некоторые модели Мессершмиттов могли брать по одной бомбе. Тем хуже для них.

– Светлана Анатольевна, как вы смотрите, чтоб в начале стрельнуть по бомбам, а минут через пятнадцать в топливо?

– Меня такой вариант более чем устраивает.

Алексей в этот раз спустился метров до шестисот и только успел зависнуть на месте, как лязгнул затвор Светиной винтовки, и снова мощный взрыв огласил окрестности. Движения на аэродроме видно не было, и Алексей не стал долго ждать и, сказав Свете, что им пора, услышал:

– Сейчас я обычными дырок наделаю, а через минутку стрельну заговоренными

Светлана расстреляла обойму обычных и зарядив один патрон ПН( патрон Новикова) сделала выстрел. Растёкшаяся лужа топлива жарким костром пожирала всё вокруг.

– Немцы, видимо, перед наступлением очень основательно завезли бомб…– начала говорить Света.

– Но нарушение техники безопасности при хранении боеприпасов привело к печальным последствиям, – договорил Алексей.

– Безымянный вызывает Силаева.

– Слушаю вас, товарищ Безымянный.

– Немцы совершено не умеют хранить бомбы и авиационное топливо. Аэродром истребительной авиации горит большим пионерским костром. Идём домой.

– Благодарю за службу. Ждём дома.

– Конец связи.

– Безымянный- Чуйкову.

– В канале Безымянный.

– Ждём вас в штабе армии.

– В течении получаса будем.

– Конец связи.

– Ну что, товарищ сержант Калинина. У вас есть минут пятнадцать, чтоб почистить пёрышки и приготовить свои ушки к выслушиванию комплиментов по поводу красоты ваших глаз.

– Ах! Если бы вы знали, Алексей Николаевич, как не просто быть красавицей, – и Света часто-часто заморгала глазами и пошла к автомобильному зеркалу. Алексей взял за маяк переговорник командарма и испытал флаер на прочность скоростью. Через двадцать минут платформа мягко опустилась около штаба армии. К флаеру тут же подбежал позвякивая медалями старшина и, доложив, что ему приказано по прибытии проводить товарища Новикова и сержанта Калинину. Алексей кивнул и, пропустив вперёд Светлану, пристроился в фарватер её движения.

Несколько минут комплиментов в адрес сержанта Калининой, и Алексею было предложено указать на карте места расположения уничтоженных аэродромов. Завтра самолёты авиаразведки должны сделать снимки проделанной диверсии. Алексей также указал место ранее уничтоженного им аэродрома. От интервью газете «Красная звезда» Алексей отказался в категоричной форме, мотивируя секретностью высшего уровня, и пожелал чернявому корреспонденту забыть от слова совсем о их существовании, если не хочет, чтоб его жизнь была короткой и невыразительной.

Корреспондент сделал правильные выводы и очень быстро ушёл искать материалы в действующие части.

После была отдельная встреча с Шумиловым и Чуйковым. Их интересовало всё: открытие курсов по переподготовке врачей по методике Николаева, производство ЛПН1(Летающая платформа Новикова), обучение на неё пилотов, амулеты отвода глаз, модификация танковой брони, ППН(противотанковая пуля Новикова), ПН(переговорники Новикова) и возможность подготовки своих артефакторов и возможность устроить бомбёжку рейхстага. В общем, генералам поставили задачу прозондировать почву. Алексей два часа очень обстоятельно под запись стенографистки отвечал на вопросы и особенно акцентировал внимание на американских банкирах, которые и финансируют эту бойню. Обсуждалось всё, кроме вопроса откуда взялся Алексей. Чувствовалось негласное табу. Оставив озадаченных генералов осмысливать услышанное, Алексей отправился назад в расположение госпиталя. Света напросилась ночевать на заднем диване Хорьха и поскольку Алексею вполне хватало заднего дивана опеля, то возражать он не стал.

Глава 17

Артиллерийскую подготовку немцы начали в утренних сумерках. Алексей тут же вскочил и поднял платформу в небо. Пока Светлана приводила себя в порядок, Алексей разогрел консервы и, слушая доклады по переговорнику, занимался модернизацией патронов.

– Я смотрю, наши вчерашние диверсии на сроки начала немецкого наступления никак не сказались.

– Зато скажутся на наших потерях.

– С этим согласна. Какие у нас планы?

– Сейчас, пока нашу пехоту с землёй сравнивают, мы быстренько перекусим и начнём охоту.

– О, да. Я готова!

Перекус занял не больше пяти минут, и Алексей предложил:

– Артиллеристов пощипаем?

– Я только за.

Новиков начал методично подлетать к артиллерийским и миномётным батареям, и до танковой атаки Света успела расстрелять восемнадцать тяжёлых батарей вместе с орудиями. Патронов в ящике было два цинка по 440 штук, и до этого Алексей зарядил для Светы около трёх сотен. Если и этого не хватит, то был ещё Маузер Алексея и к нему патронов просто целая уйма и немецких колотушек тоже в ранце полно. Скорострельная винтовка Светы очень быстро расстреливала обойму за обоймой. Алексей только и успевал ,что модифицировать пачки патронов и перелетать по команде «Дальше» на сотню, полторы сотни метров.

Так замечательно начавшееся наступление захлёбывалось с каждой минутой. Жаркими кострами горели танки и бронемашины. Пехотные части, видя расправу над техникой, шли вперёд с огромной осторожностью. Непонятно откуда, сверху периодически падали гранаты, которые взрывались в воздухе и укрыться от них возможности не было. Алексей не хотел сильно демонстрировать возможность превращать в пепел людей и использовал этот приём только когда явно была опасность прорыва обороны. Всего за полтора часа Света расстреляла оба цинка,и Алексей направил флаер в штаб армии. Не успели Алексей с Светой выйти из флаера, как к ним подбежали оба генерала и крепко обняли Алексея и зацеловали Светлану.

– Мы за патронами. Тот ящик того – кончился.

Тут же без команды старшина организовал ещё три ящика, а генералы предлагали попить чаю, но какой чай, когда ещё не вся техника врага горит огнём. Договорились, что ближе к вечеру Алексей прилетит, и с представителем штаба слетают в танковый корпус, который будет участвовать в контрнаступлении. Есть желание сдвинуть линию фронта хотя бы на пятьдесят километров.

Алексей снова поднял платформу в небо, а Светлана с энтузиазмом взялась вскрывать цинки с снайперскими патронами, подсовывая Алексею в руку поштучно.

Подлетев на передовую – включили отработанную схему ликвидации германской техники, а потом танки резко закончились.

– Всё. Давай отдыхать. Устала так, что даже есть не хочу.

– Есть французское вино. Предлагаю по стакану для очищения крови от пороховых газов.

– Давай, Алексей Николаевич. Заслужили.

Алексей достал бутылку вина и разлил по кружкам. Пили молча и неспеша. Алексей снял с вина рунную матрицу и доработал её на сильное оздоровление. По возможности попробует превратить воду в вино. Осушив кружки, Алексей поднял флаер на восемь километров и завалился спать. Света уже видела сны в облюбованном ею Хорьхе.

Проснувшись в три часа, Алексей нарезал трофейного сала, хлеба, сыра, вскипятил в кружках чая и разбудил Светлану.

– Давай покушаем, и в штаб лететь надо.

Светлана потянулась и села на противоположный край дивана от опеля. В этот раз ели неспеша. Алексей вспомнил, что не показал Светлане, как приводить зубы в порядок после еды. Краткий курс и снова в путь.

В этот раз штаб армии, усиленно занятый подготовкой контрудара, направил в сопровождающие майора Головко.

– Григорий Тимофеевич, – пожимая руку Алексею представился майор.

Светлана в этот раз сама сразу уступила место майору и по ходу движения продолжала подавать поштучно патроны, скрадывая готовые в противогазную сумку.

Через пятнадцать минут платформа опустилась в расположении танковой бригады прорыва. Бронированные машины стояли под деревьями, и приземление необычной летающей платформы собрало всё внимание танкистов, а когда с платформы сошла Света со словами:

– Здравствуйте, товарищи танкисты!

Молодецкий свист восхищения прокатился по задним рядам, и всё внимание теперь досталось Свете. Присутствие майора из штаба армии не позволило бравым танкистам штурмовать сердце Светланы, и Алексей в сопровождении майора и командира бригады начал обход и модернизацию брони и орудий танков. В этот раз Алексей решил увеличить скорость полёта снарядов. По предложению Алексея, укрепление брони начали с самых лёгких танков, и поскольку бригаде нужно было выдвигаться в четыре утра, Алексей предложил командирам его не сопровождать. Работать предстояло всю ночь. И Алексей успел. Всё легкие и средние танки бригады получили рунную модернизацию. На КВ Новиков просто наложил руны на облегчение, помня, что из-за высокой массы у танков часто ломалась ходовая, а огонь противника доставлял меньше хлопот.

******

Выгрузив в штабе майора, Алексей вернулся в медсанбат и, отправив Свету к Силаеву, завалился спать. Проснувшись около одиннадцати, Новиков занялся увечными, которые дожидались его погруженные ученицами в сон.

Зоя Фёдоровна обрадовалась возвращению Алексея и, оставив дела, навестила палатку с тяжело ранеными.

– Здравствуйте, Алексей Николаевич.

– Здравствуйте, Зоя Фёдоровна.

– Алексей Николаевич, мы так и не отпраздновали ваше награждение.

– Да. Обстоятельства как-то не позволили. Я надеюсь сегодня нам ничего не помешает.

– Раз вы не против, то давайте обсудим возможность сделать такую же платформу для подвоза к нам тяжело раненых из других медсанбатов. Так уж получается, что вы единственный специалист, который в состоянии вернуть ранбольным руки и ноги.

– Тут, Зоя Фёдоровна, есть один вопрос, который придётся решать, через командование армии или же мне лично придётся отвлекаться на длительное время. Дело в том, что для работы летающей платформы нужны накопители, роль которых выполняют огранённые драгоценные камни. Их нужно хотя бы семь штук на одну платформу, а у меня осталось только три.

На самом деле у Алексея было ещё несколько уникальных по красоте брошек и дамских колец, но разобрать их на золото и камни он решится не мог.

– Из серёжек камушки подойдут?

– Да. Только чем больше камень, тем реже он требует подзарядки. Поэтому из кулонов и брошей предпочтительнее. Так же Новиков предпочёл, чтоб в роли пилота такой скорой помощи выступали бы обученные по новой методике девушки. Это позволит часть помощи оказать ещё при погрузке и транспортировке.

– Уж для такого святого дела пару медиков мы всегда сумеем выделить. Кстати, Митрич с двумя помощниками, уже тешут брусья.

– Знали, что не откажу? – улыбнулся Алексей.

– Знала, – в ответ улыбнулась Зоя Фёдоровна.

******

В обед Алексей выбрал время и сходил на кухню. Вытряхнув там почти все банки консерв, что остались у него в ранце, Новиков и отправился к раненым. До вечера Алексей был весьма плотно занят. Несмотря на то, что немецкое наступление захлебнулось из-за выбитой техники, раненых было очень много. Поздно вечером Алексей устало пришёл на ужин, где за отдельным столом его дожидались Зоя Фёдоровна и ученицы. Всех двести пятьдесят человек личного состава Зоя Фёдоровна посчитала излишним приглашать на данное мероприятие. Алексей попросил принести пару чистых вёдер и стал наливать в них воду из своей фляги.

– Этот фокус с вашей чудо-флягой мы уже видели, – сказала Зоя Фёдоровна.

 

– Это другой фокус,– улыбнулся Алексей. Недавно ко мне в руки попала бутылка прекрасного французского вина, и она натолкнула меня на очень интересную мысль. Алексей громко щёлкнул пальцами, для предания фокусу театральности, и вода превратилась в модифицированное лечебное вино.

-О! -громко воскликнула Зоя Фёдоровна.– Я так понимаю, что это копия того французского вина? – и начальник медсанбата выгнула домиком бровь.

– Улучшенная копия, – внес поправку Алексей.

– И, что мы, Алексей Николаевич, будем делать, когда вас от нас заберут, – печально проговорила Начсанбат.

– Я не вещь, Зоя Фёдоровна, и мне могут только предложить покинуть ваш – наш замечательный коллектив. Рычагов давления на меня нет даже у товарища Сталина, поэтому пока я с вами, а не где-то в Москве в закрытом институте. Правда, в ближайшие несколько дней, мне нужно будет отлучится , но это ненадолго.

У Алексея остро встал вопрос с одеждой и ему нужно было слетать в город, сдать золото, трофейные часы и бритвы, которых было неприлично много и купить сменную одежду и обувь.

– И куда, если не секрет?

– Мне нужно в Москву слетать на день. Совершенно нет сменной одежды.

– Я, тогда, напишу вам командировочное предписание.

– Совсем не обязательно. Я совершенно не собираюсь попадаться на глаза военным патрулям и сотрудникам НКВД.

– И всё же, хоть какая-то, но бумага.

– Хорошо.

Дальше Алексей неплохо посидел в женском обществе, так сказать, обмыли красную звезду, а на утро Алексей отправился в Москву. Дорога заняла почти три часа. Выбрав место на окраине Москвы, сильно пострадавшее при бомбёжках, Алексей опустил флаер в разрушенный дом . Собрав в вещмешок генеральские консервы, часы, вино, коньяк и прочую ценную трофейную мелочёвку, Алексей наложил на дом отвод глаз и отпугивание, и направился искать ломбард. Рынок Алексею попался раньше и он свободно выменивал необходимое на трофеи. Первым делом сбагрил вино, опасные бритвы и часы. Потом старому цыгану продал золото и ,уже заимев приличную пачку денег, отправился искать ломбард. По дороге встретил молодую женщину с двумя плачущими от голода детьми и, посадив на лавочку, накормил их германскими консервами. Несколько банок которых дал с собою и поделился деньгами. Желание съездить в гости на германские военные склады выросло многократно. По дороге попался букинист, и Новиков купил , на всякий случай, старенький русско-немецкий словарь.

Здание с гордой надписью Мосгорломбард попалось только через час и было закрыто на обед. Пришлось Алексею прождать оставшиеся полчаса, пока табличка обед не была убрана. Алексея интересовали камни, а небольшое количество изумрудов и гранатов было в наличии. Денег на всё не хватало, и Алексей начал предлагать бартер. Ящик французского коньяка, два десятка часов и десяток опасных бритв служащий ломбарда просто купил, и Алексей наконец сумел расплатится за десяток камушков. Теперь можно было возвращаться к летающей платформе. Новиков уже давно так много не ходил, и Москва лета 1942 года на него производила удручающее впечатление. Молодых мужчин на улицах практически нет, военные патрули, длинные кучи сваленных на дрова и привезённых из окрестных лесов берёзовых стволов и голодные глаза подростков и детей. Пока Алексей дошёл до своего флаера он раздал всё консервы, что у него остались. Алексей мог частично решить эту проблему. Слетать на Урал и ,найдя золотую жилу, забить флаер золотом, а дальше товарищ Сталин сумеет закупить продовольствие. Нужно бы подкинуть идею в Аргентине закупать продовольствие. С доставкой на флаерах будет дешевле, чем в штатах, да и очень хочется хоть какую-то свинью подложить банкирам.

Вернулся Алексей в медсанбат ближе к шести вечера, чем весьма удивил Зою Фёдоровну.

– Алексей Николаевич, вы уже вернулись или в Москву решили ехать не сегодня?

– Уже вернулся.

– Невероятно!

– Обыденно, – улыбнулся Алексей.

– Всё необходимое купил?

– В общем, да. На осень, на зиму, плюс обувь.

– И как вам Москва?

– Дети голодают, продукты по карточкам. В общем, нужно решать ещё массу задач.

– Вы имеете в виду, что можете решить проблему голода целой страны?

– При определённой поддержке людьми -да.

– Какой вы необычный человек, Алексей Николаевич.

– Человек-то я обычный, только с необычными возможностями.

– Нам бы хотя бы десяток таких обычных человек. Совсем бы другая жизнь в стране наступила.

Алексей крепко задумался. Действительно ли у него всё получится? Если ему предоставят взвод солдат, которых он сможет использовать как грузчиков, и переводчика с испанского, то да.

Зоя Фёдоровна, глядя на то, как Новиков резко ушёл в раздумья, не стала ему мешать и ушла по своим служебным обязанностям.

Выйдя из своих мыслей, Новиков вернулся в флаер и полетел в штаб армии.

Переговорить с Шумиловым получилось сразу. Михаил Степанович прервал свои дела и вкратце выслушал схему, благодаря которой Новиков сможет наладить дополнительный канал закупки продовольствия, что поможет улучшить продовольственную ситуацию в стране.

– Я всецело за, но мне нужно связаться с Москвой…

– С Ивановым?

– Да. С товарищем Ивановым.

– Я тогда на улице обожду.

Через несколько минут Шумилов с Чуйковым вышли на улицу.

– Что ответил Иосиф Виссарионович?

– Вы даже это знаете? – Алексей кивнул.

– Сказал, что правильные инициативы всегда нужно поддерживать. Вы получите переводчика, и из резерва будет выделена сапёрная рота, взвод НКВД и две пары пилотов.

Чуйков протянул напечатанную на машинке бумагу, подтверждающую полномочия.

– Когда мне будут выделены люди?

– Сапёры – в любой момент, взвод НКВД тоже, вот, старшина проводит. Переводчик будет через два дня.

– Хорошо. Тогда я начну претворять план в действия.

******

Старшина проводил Алексея в расположение НКВД. Взвод бойцов уже был готов. Командир- лейтенант государственной безопасности, Спицын Иван Иванович.

Лейтенант не знал как вести себя с Новиковым, поскольку Алексей не военный, но есть приказ сверху.

– Пойдёмте, товарищ лейтенант государственной безопасности. У нас с вашими бойцами сейчас вылет.

Лейтенант построил бойцов, и, загрузившись в флаер, Алексей вылетел в район Киева.

– Товарищ Новиков, поведайте, пожалуйста, куда мы сейчас летим?

– Меня зовут Алексей Николаевич. Позывной Безымянный, – Алексей протянул переговорник лейтенанту. – Сейчас мы летим в район Киева, и у меня в планах затариться на немецких складах продовольствием. Этим мы сразу выполним несколько задач. Первое – это доставим приятное себе, второе – сделаем неприятное врагу, третье – обеспечим питание вам и роте саперов. Продовольствия много не бывает, а поскольку потом мы будем базироваться на Урале, то сразу наладить обеспечение будет непросто.

– У меня два вопроса, – сказал Иван.– Первый – у нас сил хватит взводом против охраны складов? И второй. Что мы будем делать на Урале?

– Итак, Иван Иванович, на ваши вопросы я отвечу в обратном порядке. На Урале я найду золотую жилу и начну её разработку. Вы, Иван Иванович, возглавите охрану золотой жилы. Комфортные условия жизни я гарантирую. По мере выработки жилы, впоследствии, там можно будет разместить военный завод. Если у вас есть жена, то отдельное жильё для семей тоже возможно. Правда не сразу, а по мере налаживания процесса. Золото пойдёт на закупку продовольствия в Аргентине. Поэтому, иногда, можно будет слетать туда и посмотреть мир. Несколько сотрудников посменно там будут на охране складов. Желательно, чтоб хоть один из них освоил испанский.

По немецким складам. Всё, что необходимо, сделаю я, вы организуете бойцов на погрузку. Безопасность вам и вашим подчинённым я гарантирую.

– У вас там свои люди?

– Нет. У меня просто имеются возможности усыпить всю охрану. Пропажу они обнаружат только утром.

– Как-то это необычно звучит…

– Вы сейчас летите на деревянном щите со скоростью самолёта. Вас это не удивляет?

– Это правда просто деревянный щит?

– Да. Щит собран из бруса по принципу двери для бань.

– И что же заставляет его лететь?

– Мозг человека, – и Алексей постучал пальцем себя по голове.

– А гиперболоид сделать можете?

– Могу.

– Удивительно.

– Привыкайте, Иван Иванович.

******

Утро начальник охраны общевойсковых армейских продуктовых складов майор Клаус Вебер встретил в приподнятом настроении. Он прекрасно выспался и вчера получил письмо от своей супруги Греты, полное любви и обожания. Клаус рассчитывал получить большой земельный надел и построить отличную усадьбу тут, на благодатной земле бывшей Украины. Приняв отчёт дежурной смены, Клаус собирался уединится в кабинете и написать ответ супруге, но громогласный вопль- « Nein!!!» – вывел его из благостного состояния.

Рейтинг@Mail.ru